ПОЕХАЛИ

29 января, 1999, 00:00 Распечатать

Как и следовало ожидать, очередная госпитализация президента Бориса Ельцина привела к очередному началу предвыборной кампании в России...

Как и следовало ожидать, очередная госпитализация президента Бориса Ельцина привела к очередному началу предвыборной кампании в России. Пусть Ельцин и не собирается передавать никому своих полномочий, пусть глава его администрации Николай Бордюжа вполне уверенно чувствует себя в Кремле, тем не менее скорее даже не возможные претенденты спешат заявить о себе, а общество присматривается к шагам этих претендентов, пытаясь увидеть в них начало президентского марафона и сопоставить шансы потенциальных лидеров России.

Миротворец

Наиболее интересный шаг на этой неделе сделал премьер-министр Российской Федерации Евгений Примаков - человек, от которого, казалось бы, не следовало ожидать каких-либо действий, нелояльных по отношению к президенту. Евгений Максимович обратился к руководителям палат Федерального собрания с предложением подписать заявление президента, Федерального собрания и правительства Российской Федерации об обеспечении политической стабильности. Согласно этому проекту, договаривающиеся стороны не будут в предвыборный период использовать своих конституционных полномочий, которые могли бы привести к осложнению отношений между ними. В частности, президент не будет использовать права на роспуск Думы, правительство не будет ставить вопрос о доверии к себе, что также может привести к роспуску Думы, Дума не будет выражать недоверия правительству и приостановит процедуру импичмента президента, президент не будет отправлять правительство в отставку, Федеральное собрание принимает закон о политических и социальных гарантиях экс-президенту России, конституция не изменяется ни одной из ветвей власти в одностороннем порядке, принимается закон о моратории на изменение границ и правового статуса субъектов федерации. Заявление принимается как федеральный закон и действует до вступления в должность нового президента России.

О гарантиях экс-президенту хочу сказать особо. В Думу направлен проект закона «О реализации статьи 91 Конституции РФ и политических, социальных и иных гарантиях лицам, занимавших должность президента РФ». Согласно этому законопроекту, экс-президент получает статус пожизненного члена Совета Федерации - пожизненного сенатора, участвует в работе верхней палаты российского парламента и пользуется всеми правами члена СФ, в том числе и неприкосновенностью. Пожизненно получает пенсию в размере 80 процентов оклада действующего президента, обеспечивается государственной резиденцией и охраной. Кстати, если президент отрешается от должности в результате импичмента, он теряет право на неприкосновенность и пожизненное сенаторство.

Но вернусь к заявлению Примакова. Наблюдателей более всего заинтересовала даже не суть предложений главы правительства, а фраза, что в случае их одобрения руководством Федерального собрания Примаков готов согласовать текст документа с президентом Российской Федерации. По всему выходило, что о своей инициативе премьер президента даже и не информировал. Впрочем, сам глава правительства с негодованием отверг подобные домыслы, заявив, что он лишь выполняет поручение президента. Пресс-служба Ельцина также заявила, что инициатива Примакова согласована с главой государства - но заявила лишь спустя несколько часов после обнародования премьерского письма. К тому же одобрение получилось какое-то странное. Во-первых, от имени пресс-службы, а не от имени администрации. Во-вторых, указывалось, что Ельцин поддерживает усилия Примакова, но выступает против каких бы то ни было ограничений конституционных полномочий ветвей власти. Но суть-то примаковских предложений как раз в этих ограничениях! Таким образом, нетрудно сделать вывод, что глава государства все же не столь удовлетворен заявлениями главы правительства, сколь это хочет продемонстрировать. Получилась некая демонстрация наоборот…

Еще один вопрос: почему со своими миротворческими заявлениями Евгений Примаков выступил именно сейчас, когда ни о каком обострении политического кризиса в России говорить не приходится. Предыдущая инициатива о заключении политического соглашения, исходившая от Ельцина - как и вообще все предложения о политическом перемирии до сих пор - появилась на свет в августе прошлого года, после начала финансового кризиса в России. Но тогда уступки, на которые соглашался Ельцин, были обусловлены, во-первых, сложной ситуацией, в которой оказалась исполнительная власть, а во-вторых, желанием обменять на эти уступки назначение премьер-министром страны Виктора Черномырдина. Сегодня никакого реального повода для подписания соглашения о политическом перемирии нет. Бюджет-99 утвердят и без лишних документов. Дума не очень-то боится роспуска: до выборов нового парламента осталось несколько месяцев. Президент не очень-то боится импичмента: он хорошо знает, что у парламента нет шансов протащить дело сквозь все суды, к тому же с теми нелепыми обвинениями, которые сделали краеугольным камнем этого дела думские коммунисты. Возможно, отставки следует опасаться правительству, но тут мы вновь сталкиваемся не столько с политическим кризисом, сколько с личными интересами самого Примакова. Премьер-министр, все чаще называемый вице-президентом, хочет этим вице-президентом оставаться до конца срока полномочий действующего главы государства. И к тому же реагирует на ожидания целого ряда ведущих политиков - прежде всего региональных лидеров - которые видят именно Примакова реальным преемником Ельцина. Пусть временным, но реальным.

Выступив со своей миротворческой инициативой, Евгений Максимович оказывается в центре политического процесса и может наблюдать за реакцией элиты. А заодно и осторожно расставлять на ключевых местах своих людей. Напомню только несколько фамилий. Шеф аппарата правительства - бывший разведчик Юрий Зубаков. Заместитель секретаря Совета безопасности РФ - бывший разведчик Олег Чернов. Руководитель компании «Росвооружение» - бывший разведчик Григорий Рапота. Заместитель председателя и руководитель службы информации российского телевидения и радио - бывший разведчик Лев Кошляков. Заместитель генерального директора агентства ИТАР-ТАСС - бывший разведчик Юрий Кобаладзе… И это далеко не полный список людей второго эшелона, которые - в отличие от хорошо известных, но экономически несостоятельных мастодонтов-вице-премьеров типа Юрия Маслюкова или Геннадия Кулика не покинут своих постов в случае отставки правительства. Эти люди способны провести предвыборную кампанию Примакова - но не так, как проводили Чубайс, Березовский и Малашенко предвыборную кампанию Ельцина. Без фейерверков, без концертов, без миллионов в коробке из-под ксерокса. Тихо, спокойно, уверенно.

Защитник

Еще один человек, не желающий сидеть спокойно в дни президентского недомогания - московский мэр Юрий Лужков. Настоящий бенефис градоначальника состоялся во время обсуждения вопроса о ратификации российско-украинского договора о дружбе в Совете Федерации. И дело даже не в самом этом документе, используемом в последнее время сторонами скорее как повод к дальнейшему неразвитию особо дружественных отношений, чем как причина их недоразвитости, а в амбициях мэра, уверенного, что именно он - с помощью таких высококвалифицированных и объективных экспертов, как завязший у Украины в зубах Константин Затулин - способен определять внешнюю политику своего государства. Когда маленький, прыгающий Лужков оппонирует в Совете Федерации сдержанному и элегантному министру иностранных дел Игорю Иванову - это даже не комично. Это жуткое будущее России.

Но, во всяком случае, обозначилось предвыборное амплуа мэра. Он - защитник. Защитник земли русской. Защитник обездоленных неправедными реформами. Он не собирается поступаться принципами и в случае чего готов бросить вызов самому президенту, рискуя добрыми отношениями с ним. Или премьер-министру. Или министру иностранных дел. Голосование в Совете Федерации могло бы стать проверкой влияния Лужкова среди региональных лидеров, но даже тот факт, что московскому мэру удалось добиться отмены голосования по, в общем-то, вполне протокольному вопросу, превратить декларативный договор - и сторонники, и противники иначе как «рамочный» его не называют - в принципиальную проблему, несколько часов обсуждавшуюся сенаторами - уже говорит о том, что с Лужковым в среде региональных лидеров считаются. Хотя не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что в кулуарах Совета Федерации во время сессии говорили не о Лужкове и не о российско-украинском договоре, а о возможной встрече ряда региональных руководителей, собирающихся создать движение в поддержку Примакова. А на следующий день после заседания Совета Федерации еще одна группа региональных лидеров появилась не в приемной Лужкова, а в кабинете главы президентской администрации генерала Николая Бордюжи - чтобы обсудить с ним проблемы подготовки к выборам 1999 года.

Тем не менее уже нет сомнений, что мэр будет продолжать действовать. Он подбирает в свою команду людей, уволенных Ельциным - здесь и бывший пресс-секретарь президента Сергей Ястржембский, назначенный вице-премьером московского правительства, и бывший секретарь Совета безопасности Андрей Кокошин, который должен занять один из ведущих постов в иерархии лужковского движения «Отечество». Весьма любопытно, впрочем, что в команде Лужкова эти известные своими либеральными взглядами люди будут соседствовать с такими фигурами, как Константин Затулин или лидер Конгресса русских общин Дмитрий Рогозин - обоих называют чуть ли не ведущими идеологами московского мэра. И в то же время этим группам придется делить влияние с «крепкими хозяйственниками» из московского правительства Валерием Шанцевым, Борисом Никольским, Иосифом Орджоникидзе и Валерием Ресиным. А хозяйственникам придется все время оглядываться на создаваемые под Лужкова партийно-общественные структуры и их лидеров - например, бывшего главу Федеральной пограничной службы Андрея Николаева или бывшего министра внутренних дел Анатолия Куликова. У Лужкова получается какое-то слишком разношерстное окружение, но на данном этапе это может оказаться даже удобным: каждый из приближенных обладает совершенно исключительными связями и может говорить о мэре «он с вами» во взаимоисключающих слоях общества и властной элиты.

Борец

Когда-то подобную роль готовили красноярскому губернатору Александру Лебедю. Впрочем, в то время генерал еще не был губернатором, а баллотировался на пост президента России и заказывал свою экономическую предвыборную программу в либеральном и консервативном лагерях одновременно. Политическая и человеческая невыдержанность Лебедя, как и его неразборчивость в связях, стали понятны уже в период работы генерала в Кремле. Однако в тот период Лебедь не был человеком № 1 и не мог развернуться во всю ширь своей некомпетентности. Уже когда генерал выдвинул свою кандидатуру на пост губернатора Красноярского края, многие наблюдатели предсказывали ему крах прежде всего президентской карьеры из-за неминуемо проигрышной ситуации, в которой он рано или поздно окажется.

На победу на губернаторских выборах Лебедь был обречен. И не столько из-за своего громкого имени, президентских амбиций и связей в Москве, сколько из-за недовольства красноярских авторитетов тогдашним губернатором края Валерием Зубовым. Председатель совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолий Быков - о его деятельности «Известия» опубликовали несколько напоминающих захватывающий детектив статей - решил поставить на Лебедя. Неутомимый борец за порядок и против коррупции легко пошел на новый союз - и не прогадал: первые месяцы его губернаторства были ничем не омрачены. Молчала покорная Быкову и его коллегам пресса, содействовало близкое к Быкову краевое законодательное собрание, помогали дружные с Быковым промышленники.

Все бы ничего, да только Лебедю захотелось власти. Вполне естественно, что генерала перестала устраивать роль, которую он играл в крае. Вполне естественно, что Анатолия Быкова Лебедь устраивал исключительно в этой роли.

Генерал и промышленник поссорились. Быков заявил о том, что прекращает поддерживать Лебедя. На следующий день губернатор не узнал избравший его край: пресса стала критиковать Лебедя, не стесняясь, законодательное собрание приняло решение о формировании краевого правительства и ограничении полномочий губернатора, промышленники стали отказывать Лебедю в поддержке.

И тут с Лебедем происходит форменная истерика. Он посылает раздражившего его промышленника матом и требует от телевизионщиков продемонстрировать эти ругательства, а когда брань Лебедя становится достоянием телезрителей, собирает митинг и обвиняет во всех смертных грехах прессу. Но даже в этой ситуации, говоря о том, что наведя порядок и обвиняя «хозяев жизни» в ситуации, сложившейся в Красноярском крае, боевой генерал не называет ни одной фамилии своих оппонентов!

Потенциальный электорат Лебедя хотел видеть в генерале «сильную руку», российского Пиночета, диктатора с человеческим - уж извините - лицом. Российские телеканалы с удовольствием демонстрируют этому электорату растерявшегося истерика в штатском, не способного навести порядок даже в отдельно взятом регионе - не то что во всей России. То, что предсказывали Лебедю наблюдатели, начинает сбываться: Красноярский край становится для генерала политической могилой.

Актер

Одним из самых интригующих вопросов будущей предвыборной кампании остается проблема выдвижения кандидата от клана Ельцина, от семьи и ближайшего окружения президента. Когда Ельцин в августе 1998 года назвал своим преемником Виктора Черномырдина, он мало того, что уничтожил шансы Виктора Степановича, так еще и никогда не считал его собственным выдвиженцем на самом деле. Но уже в то время поговаривали о том, что семья президента всерьез подумывает о выдвижении неполитического кандидата - известного кинорежиссера и актера Никиты Михалкова. И что пост председателя Союза кинематографистов России для Михалкова - только трамплин к активной политической деятельности.

Хотя разговоры о президентских амбициях Михалкова давно уже стали общим местом, сам кинорежиссер гласно никогда их не обнаруживал. Но не выдержал и он: в интервью английской газете «Санди Таймс» Михалков заявил, что в случае, если его призовет русский народ, то он - выдвинется в президенты. Уже одной этой фразы было бы достаточно, чтобы кинорежиссера зачислили в список претендентов. Но находившийся в Ташкенте Борис Березовский счел нужным отреагировать на это заявление одобрительными восклицаниями и подчеркнул, что если Михалков будет баллотироваться в президенты, он его обязательно поддержит. Так что матерью там будет Новосельцев - в том смысле, что Никите Сергеевичу придется позабыть на какое-то время о своих кинорежиссерских талантах и вспомнить об актерских. А Борис Абрамович со товарищи все, что нужно, срежиссируют.

* * *

На фоне всех этих неожиданно активных передвижений и телодвижений кандидатов в президенты, конечно же, важно понять, каким будет ответ президента действующего. О том, что Борис Ельцин даже в ЦКБ не собирается утрачивать инициативы, стало ясно после неожиданного свидания главы государства и главы правительства. Ельцин вызвал Примакова к себе и поручил ему подготовить заседание Совета безопасности, на котором будут рассмотрены вопросы обеспечения политической стабильности в стране. На этом заседании, как полагают, будет похоронена миротворческая инициатива премьера…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно