Переписывая «Библию»

9 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 9 июня-16 июня

Устав от бесплодных переговоров по делимитации Азовского и Черного морей и Керченского пролива, к...

Устав от бесплодных переговоров по делимитации Азовского и Черного морей и Керченского пролива, когда дипломаты заучено повторяют от раунда к раунду одни и те же аргументы, а позиция сторон годами не сближается ни на йоту, на Михайловской решили творчески подойти к решению проблемы и применить радикальные средства для стимуляции процесса. На юбилейном, 25-ом, раунде украинско-российских переговоров глава украинской делегации Антон Бутейко среди прочего предложил пересмотреть некоторые положения украинско-российского договора о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, подписанного в декабре 2003 года Леонидом Кучмой и Владимиром Путиным. Речь идет о статье 1, в которой за морем и проливом закреплен статус внутренних вод Украины и России: украинская дипломатия предложила в Москве, чтобы в договоре Азов рассматривался не как внутренние воды, а как акватория, к делимитации которой будут применяться международное право и международная практика. При этом украинские дипломаты апеллируют к пункту 2 статьи 5 Керченского договора, предусматривающему внесение в него изменений и дополнений.

Предложение украинской стороны шокировало россиян, не раз повторявших, что Керченский договор — «Библия переговорного процесса». Причем настолько остро, что они не просто отказались подписывать протокол 25-го раунда, но и взяли паузу в переговорах, ожидая от наших дипломатов официального разъяснения по поводу внесения изменений в договор. Очевидно, что в российской столице, хотя и прогнозировали подобной поворот событий, не ожидали, что он наступит так скоро. В адрес украинской делегации прозвучали возмущенные обвинения в том, что их предложения «могут существенно осложнить переговорный процесс и завести его в тупик». Да и вообще, по мнению главы российской делегации, посла по особым поручениям Валерия Кеняйкина, изменение статуса Азовского моря — это не технический вопрос, а политический. «Поиски взаимоприемлемых компромиссов должны идти не на основе ревизии фундаментального соглашения, а на основе политической воли», — заявил высокопоставленный российский дипломат.

Подобная реакция россиян не случайна. И не только потому, что ныне отношения Киева и Москвы особенно накалены. Для последней закрепленный в договоре за Азовским морем и Керченским проливом статус внутренних вод — одно из самых важных достижений на украинско-российском переговорном фронте по разграничению этих пространств. Зафиксировав его в украинско-российском договоре о сухопутной границе и подтвердив в Керченском договоре, Киев не просто связал себе руки, а лишился главного и действенного козыря на переговорах, способного заставить россиян поскорее провести границу в Азове и проливе. Дело в том, что статус внутренних вод дает прибрежным странам очень серьезные преимущества перед прочими государствами. В частности, позволяет контролировать прохождение кораблей. И главное, фактически ставит запрет на появлении военных кораблей третьих стран. На это как раз и делали ставку в Киеве до 2003 г., когда стало очевидным желание россиян затянуть переговоры. Ведь в Москве, несмотря на тесное сотрудничество с Североатлантическим альянсом в антитеррористической борьбе, очень не хотят появления в Азовском море натовского корабля.

В силу этой и ряда других причин в украинской экспертной среде Керченский договор считают серьезным проигрышем нашей дипломатии. Впрочем, если вспомнить историю этого документа, в авральном режиме готовившегося в течение двух-трех суток, то он не так уж и плох. Поскольку на тех немногочисленных дипломатов, которые от украинской стороны принимали участие в переговорах в Керчи, оказывали давление не только их российские коллеги, но и сопровождавшие Леонида Кучму высокопоставленные чиновники, требовавшие от членов украинской делегации быть посговорчивее. Один из дипломатов даже вынужден был напомнить тогдашнему главе администрации президента Виктору Медведчуку о букве Конституции: «Вы можете переступить через нее? Я — нет». Так что в той ситуации успехом можно было считать уже то, что в статье 1 Керченского договора хотя бы было зафиксировано, что «Азовское море разграничивается линией государственной границы в соответствии с соглашением между Сторонами».

Несмотря на существующее в Киеве недовольство этим документом, связывающим украинских переговорщиков по рукам, все же пересмотр положений межгосударственных договоров — вещь серьезная, и часто само только озвучивание подобной идеи приводит к ухудшению двусторонних отношений. Потому к этому аргументу дипломаты прибегают крайне редко и только при согласии высшего политического руководства своей страны. По информации «ЗН», украинская делегация имела полномочия делать подобное заявление. А для ее озвучивания были веские причины. Так, уже десятилетие российская сторона отказывается подтвердить украинско-российскую границу, существующую в Керченском проливе еще с советских времен. Вместо этого представители Кремля предлагают провести вдоль берегов «морские прибрежные пояса» шириной в 0,5—0,3 морские мили, в пределах которых стороны будут осуществлять свой суверенитет, а остальную часть акватории оставить в совместном пользовании. Россияне увиливают от применения международных норм при проведении государственной границы в Азовском море и ведут странную дискуссию о «методике разграничения Черного моря», хотя координаты этой линии хорошо известны, кроме, разумеется, начальной точки. То, что сейчас происходит в переговорном процессе по делимитации Азовского и Черного морей и Керченского пролива, в Киеве характеризуют просто — это порочный круг, не имеющий выхода. И подобное в Украине мало кому нравится.

Комментируя предложения, озвученные в Москве, украинские дипломаты обращают особое внимание на то, что их инициатива вызвана исключительно желанием вывести переговоры из тупика, и ничем более. Ведь опираясь на концепцию внутренних вод, утверждает Антон Бутейко, российская сторона «практически блокировала (выделено нами. — Ред.) поиск путей для нормального урегулирования вопроса делимитации Азовского моря». Более того: россияне, несмотря на декларативную приверженность нормам международного права, которые применяются в мировой практике для делимитации морских пространств, во время переговоров отбрасывают их, аргументируя это тем, что Азов имеет статус внутренних вод Украины и Российской Федерации. Примечательно, что на одном из заседаний экспертных групп глава российских экспертов, видимо, памятуя о варианте раздела Каспийского моря, высказался в том смысле, что «мы сами сейчас творим международное право».

Так, ранее украинская и российская делегации согласились на комбинированный метод раздела Азовского моря, включающий методы срединной линии и пропорциональности, а также принцип справедливости. Теперь россияне разработали уже новое решение, предлагая в азовской акватории провести границу по другой комбинации методов: здесь — по параллелям, а там — по меридианам. Но, как замечают эксперты по морскому праву, подобный способ используется для делимитации морских пространств сопредельных государств, а не для разграничения акватории государств с противоположными берегами, как это имеется в случае с Украиной и Россией. (Попутно заметим, что при предложенном россиянами варианте разграничения Азова РФ получает около 60% акватории моря, в то время как Украина — 40%. Если же соблюдать нормы международного морского права, то соотношение было бы 60:40 в пользу нашей страны.)

Естественно, что подобная позиция вызвана желанием российских дипломатов максимально обеспечить геополитические и экономические интересы своей страны в этом регионе. Последние связаны не только с рыболовецким промыслом. В Азовском море и Керченском проливе, как уверяют геологи, находятся перспективные залежи нефти и газа. И для Киева, и для Москвы немаловажно, на чьей территории и чьи национальные компании будут их разрабатывать. Особенно это стало важно в последнее время, когда Россия начала активно использовать энергетический шантаж для достижения своих внешнеполитических целей.

А поскольку на нынешнем этапе зафиксировать свои интересы Москве не удается — идет затягивание переговоров по проблематике акваторий Азовского моря и Керченского пролива. Неурегулированность вопроса правового оформления украинско-российских морских границ также выгодна России: имея более мощный экономический потенциал, она доминирует в азово-керченской акватории. И отказываясь согласовывать с украинской стороной любые свои действия, россияне проводят дноуглубительные работы в Керченском проливе, вылавливают рыбу в зоне ответственности Украины, свободно бросают якорь в украинских водах…

Это все понуждает украинскую власть действовать более активно по защите национальных интересов страны. Потому украинские дипломаты и предлагают пригласить на двусторонние встречи в качестве наблюдателей экспертов третьей стороны, которые выскажут в рабочем порядке свое мнение по проблемам украинско-российского переговорного процесса по вопросам размежевания Азовского и Черного морей и Керченского пролива. И, наконец, изменить статью 1 Керченского договора. Правда, если принять к сведению общий характер нынешнего этапа двусторонних отношений, кажется маловероятным, что Киев сможет уже в ближайшее время достичь успеха в размежевании и моря, и пролива.

Сегодня одним из ключевых является вопрос: как далее поведут себя россияне по поводу размежевания Азовского и Черного морей и Керченского пролива? Какие будут контрдействия Кремля? И что может предпринять далее украинская сторона? Ведь кажется более чем очевидным, что украинские предложения не пройдут, и Россия подтвердит свою позицию по замораживанию переговоров, одновременно пытаясь на практике продемонстрировать украинскому руководству, кто в Азове и проливе хозяин.

Существует несколько вариантов дальнейших шагов Украины. Первый вариант: Украина предпринимает односторонние действия. Напомним, что в Верховной Раде лежит принятый в первом чтении законопроект «О внутренних водах, территориальном море и прилегающей зоне Украины». В свое время работа над ним была приостановлена. Теперь украинские парламентарии могут вновь вернуться к его рассмотрению и наконец-то принять.

Следующий этап после принятия закона — проведение границы по методу срединной линии в Азовском море и информирование генсека ООН о координатах линии границы в море и проливе. Далее: украинская сторона вводит в действие правила судоходства в украинской части пролива, в частности, в Керчь-Еникальском канале. Причем для россиян вместо уведомительного будет введен разрешительный режим судоходства в украинских частях Азова и Керчи. И, наконец, пограничники будут жестче действовать в отношении нарушителей наших территориальных вод, задерживая и выдворяя за пределы Украины.

Есть и второй вариант развития событий — решение вопроса делимитации пролива на президентском уровне, когда Виктор Ющенко и Владимир Путин принимают политическое решение и разблокируют переговорный процесс. Какому из двух вариантов будет отдано предпочтение, зависит как от российского высшего политического руководства, так и украинского. Главное, чтобы в Киеве было желание до конца оставаться настойчивыми и принципиальными в решении проблемы разграничения Азовского моря и Керченского пролива, а у Москвы — политическая воля искать компромиссы, а не затягивать переговоры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1287, 21 марта-27 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно