КОМНАТА С БЕЛЫМ ПОТОЛКОМ. С ПРАВОМ НА МЕЧТУ

20 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 20 октября-27 октября

А я все пью и мучаюсь от жажды Вы не знаете, почему депутатские лица светлеют, когда речь заходит о выборах?..

А я все пью и мучаюсь от жажды

Вы не знаете, почему депутатские лица светлеют, когда речь заходит о выборах? Заведите, к примеру, разговор о бюджете — и в лучшем случае вас ожидают остановившийся взгляд, ритуальный набор бессмысленно заумных фраз, безвольно подергивающиеся плечи. В худшем — вы получите зубовный скрежет, бегающие желваки, судорожно сжимающиеся кулаки. Подавляющее большинство народных избранников на подавляющее большинство обсуждаемых вопросов реагирует именно так — либо сомнамбулически безразлично, либо маниакально агрессивно. Но вот слово «выборы» практически на всех воздействует аки заклинание. Взор приобретает осмысленность, речь — стройность, аргументация — логику, сгорбленная от трудов законодательных спина — вертикальность строительного отвеса.

В конце концов это логично. Каждому человеку требуется мечта. Всякий представитель сильного пола испытывает мужицкую потребность проверить себя на прочность. Любая представительница прекрасной половины человечества чувствует нужду убедиться в действенности личного обаяния. Для людей, к политике неравнодушных, подобным испытанием является избирательная кампания, а мечтой — желание эту кампанию выиграть.

Настоящие выборы, как правило, разительно контрастируют с выборами «книжными», увлекательно описанными разномастными политологами и технологами. Сей контраст необыкновенно остро и довольно быстро ощущают дебютанты-«мажоритарщики», настраивающиеся на партикулярные дуэли, но оказывающиеся в эпицентре брутального толковища. Многие счастливые обладатели депутатских значков сегодня невольно содрогаются, вспоминая события двухлетней давности — подметные листовки, расквашенные физиономии своих доверенных лиц, суммы (порою астрономические и порою неизвестно на что потраченные), валидол, истерики жен. А еще — бегающие глазки лжесвидетелей, рассказывающих о том, как кандидат N в день голосования лично раздавал на городской толкучке мешки с гречкой, и каменные лица судей, внемлющих этой лжи. Причем, освежая в памяти избирательную хронику, содрогаются все — от бывших сцепщиков вагонов до действующих олигархов. На выборах как в бане — не все и не во всем равны, но все голые.

Но удивительное дело — кажется, ни у кого испытание токсичной грязью отечественных избирательных кампаний не отбило стремления окунуться в эту грязь еще раз. Точнее, не так: практически всякий сохранил надежду, что когда-нибудь все изменится. Выборы — едва ли не единственная тема, в ходе обсуждения которой даже люди, окончательно уверовавшие во всепобеждающую силу дензнаков, почти искренно размышляют о равных правах, о свободе и прозрачности. И эти мечты — едва ли не единственная победа демократии за почти десять лет демократических реформ. По крайней мере, в сфере публичной политики.

В конце концов каждый нуждается в отдушине. В эпоху великой украинской депрессии каждый снимает напряг по-своему — в строгой зависимости от пола, возраста, состояния здоровья, уровня интеллекта и категории достатка. Когда тебе плохо, когда ты устал от тупой безысходности происходящего вокруг, рука непроизвольно тянется к гранчаку или сигарете. К любимой с детства книжке или пульту телевизора. К фотографии матери или ребенка. К телефонной трубке, в которой через мгновение можно услышать голос первой любви или первой учительницы. Надежного друга или близкой подруги. Любовника или любовницы.

Для публичных политиков, запутавшихся в макропоказателях национальной экономики и микропоказателях личного бизнеса, в чужой лжи и в собственном лукавстве своеобразной отдушиной является утопичная мечта о справедливых выборах. И чем чернее действительность, тем больше хочется добавить розовых красок в эту мечту. Чем апокалиптичнее воспоминания о выборах-98, тем яростнее хочется честной борьбы если не в 2002-м, то уж, во всяком случае, в 2006-м.

Эти мечты их объединяют. Как детей — в разной степени талантливых, но одинаково стремящихся стать взрослыми.

В конце концов они такие же как мы. Они тоже когда-то были просто избирателями.

Мы наш, мы старый дом построим

Новый избирательный закон, внесенный коммунистами Георгием Пономаренко и Анатолием Пейгалайненом еще в мае 99-го и благополучно миновавший первое чтение, ныне покоится в комитете по вопросам государственного строительства и местного самоуправления, «приваленный» несколькими тысячами поправок, замечаний и предложений. Когда его «откопают», кажется, не знает никто, включая руководителя вышеозначенного комитета Юлия Иоффе. Причин, ввергших документ (являющийся, кстати, одним из основополагающих в системе строительства власти) в состояние летаргического сна, множество. Скажем, при всем уважении к уровню юридических познаний членов комитета по госстроительству, следует отметить: в комитете по вопросам правовой политики специалистов в области избирательного права, все же поболее будет. Но главным тормозом на светлом пути проекта являются причины политические. Закон о выборах народных депутатов позволяет (пускай, вчерне) смоделировать будущий высший законодательный орган. А что, позвольте, можно моделировать, если персоны, олицетворяющие центры политического влияния, еще толком не определились, какая избирательная схема им милее (сиречь выгоднее). Если в подвешенном состоянии пресловутые имплементационные решения, теоретически способные сократить численность парламента на треть и обогатить его архитектуру лишней палатой? Если неясна судьба закона о политических партиях, дважды отвергнутого главой государства? Если неясны планы Президента, который якобы приглушил стремление провести досрочные выборы на жесткой мажоритарной основе, но при этом вроде не расстался с этим желанием окончательно?

Тем не менее уже сегодня позволительно говорить о том, что именно станет предметом наиживейшего обсуждения, когда бесхозный законопроект неизбежно уткнется в процедурное второе чтение.

Итак, тема номер один — схема. С подачи самой крупной и самой дисциплинированной фракции в первое чтение заложили пропорциональную модель — то есть, если данный проект станет законом, попадание в парламент станет возможным только через список партии или блока. Кстати, поборниками «чистой беспроцентной пропорционалки» является, например, идеологический противник коммунистов — НРУ. С определенной симпатией к партийной структуризации Верховной Рады относятся также объединенные социал-демократы, народные демократы и зеленые, хотя их позиция еще не определена окончательно и внутри самих партий есть различные мнения на этот счет.

Сегодня с большей или меньшей степенью уверенности можно говорить о том, что скорее всего при втором чтении законодатели избавятся от опасного новшества и вернутся к апробированной, надежной «смешанной» схеме с 4%–ным «порогом». Это предположение «ЗН» подтвердили представители фракций КПУ, НРУ, «Трудовой Украины», «Солидарности» и НДП. Перелом, надо полагать, наступил после того, как пересмотрели свои взгляды на проблему руководящие лица «ТУ» и «Солидарности». Лидер последних, Петр Порошенко честно признался, что «солидаристов» (а основу фракции составляют как раз «одномандатники») больше, конечно, устроила бы «мажоритарка», но в этом случае демократические выборы вырисовываются с большим трудом.

Примерно те же самые слова несколько месяцев назад довелось слышать от одного из руководителей парламентских «трудовиков» Андрея Деркача. Тем не менее другие члены «ТУ» (в подавляющем большинстве самодостаточные и небедные) в неофициальных разговорах говорили о том, что все-таки склоняются к мажоритарной схеме. Однако, если верить имеющимся сведениям, «трудовики» в последнее время стали неистовыми агитаторами классической пропорциональной модели. Ходили даже слухи, что с подачи Виктора Пинчука к Президенту отправился выстраданный трудовиками альтернативный проект избирательного закона, в котором нет ни слова о «мажоритарщиках». Найти подтверждения этой информации не удалось.

Да и трудно поверить, что «трудовики» настолько уверены в своих местных оргструктурах и настолько «подперты» админресурсом, что готовы бросить перчатку коммунистам. Ваш покорный слуга более склонен доверять другой информации — о том, что Деркач, Пинчук, Шаров и компания решили, что для них наименьшим злом будет все-таки смешанная система, позволяющая подраскрутить свою партию, с одной стороны, и подстраховаться «мажоритарками», с другой. Если информация верна, и «ТУ» готова восстановить избирательный статус-кво (т.е. половина парламента избирается списками — половина по одномандатным округам), то скорее всего схема выборов будет та же, что и два года назад. Тем более что самый стойкий и яростный сторонник «мажоритарки» Александр Волков на всякий случай регулярно рекламирует свой «Демсоюз».

«Законные» споры — последнее дело?

Пардон, а если схема выборов останется прежней, чего ж тогда огород городить, и что еще нового можно вписать в проект закона? Попробуем перечислить все теоретически возможные новшества и взвесить все «за» и «против» предлагаемых «ноу-хау».

Одна из самых оригинальных идей — расширить список субъектов избирательного процесса. Согласно старому закону и в соответствии с новым законопроектом коллективными участниками «гонок» могут быть только партии либо блоки, на базе партий сформированные. Есть мнение, что следует подправить 4-ю статью проекта и наделить правом формировать списки не только политические организации, зарегистрированные Минюстом, а… вообще всех. То есть — собирается группа избирателей, проводит в установленном законом порядке собрание и выдвигает свой список. Скажем, жильцам какого-нибудь микрорайона осточертело, что (несмотря на то, что у них каждую каденцию новый депутат) мусор не вывозится, горячая вода отключается каждый месяц, детская площадка не строится, а дороги не ремонтируются. И вот они решают делегировать в парламент группу граждан, которые будут на законодательном уровне отстаивать право всех аналогичных микрорайонов на самоопределение и право граждан на нормальную жизнь. Если граждане смогут материально подкрепить свои претензии на участие в выборах (то есть внесут определенный денежный залог) то их допускает к участию в шоу на общих основаниях. Смогут раскрутиться при помощи какого-нибудь ролика на тему «Политики занимаются демагогией», найдут родственные души в объеме 4% — извольте, получайте причитающиеся вам мандаты.

Аргументы «за» подобного новшества — в стране резко снижается интерес к политике и доверие к представительской власти. Количество не желающих идти на избирательные участки (либо страждущих повычеркивать всех, кого видят) приближается к критической отметке. Подобный нестандартный ход, по логике его авторов, способен активизировать население. Если избиратель не испытывает симпатий ни к одной из партий, то что помешает ему пойти проголосовать за «такого же, как я». Помимо всего прочего это позволит депутатскому корпусу частично избавиться от лоббистской зашоренности и частично снять вопросы, связанные с местным самоуправлением. Кроме того, творцы этой любопытной идеи полагают, что ее реализация благотворно скажется на партийном строительстве. Многие политические организации для того и создают, чтобы выгодно продать их перед выборами. Если партии лишить статуса «избирательных монополистов», то значительная часть их вроде как должна исчезнуть.

Есть и еще один аргумент «за» — существуют политики, придерживающиеся различных идеологий и состоящих в различных партиях (либо не состоящих ни в одной), но объединенных общей идеей (мечтой). Почему бы им не собраться вместе и не пойти общей командой, но без партийного знамени?

Аргументы «за» высказанной выше идеи витиеваты, аргументы «против» — просты. Можно с достаточно высокой степенью вероятности утверждать, что ни один такой список не доживет до решения избирательной комиссии. Еще с большей степенью вероятности можно утверждать, что никогда подобное предложение не проголосуется в стенах ВР. За каким тогда, простите, чертом, половина депкорпуса столько лет строила собственные партии? В парламенте все понемногу мечтатели, но абстрактных мечтателей там немного. И для них с лихвой хватит одномандатных округов. При условии, что у мечтателей есть немножко денег.

Другие предложения менее экзотические. Скажем, множество «мажоритарщиков» прошло через суды — если проигравшим оказывался какой-нибудь региональный начальник, не сумевший толком воспользоваться админресурсом, то «вето» на решение местной избирательной комиссии почти всегда было обеспечено. Посему некоторое количество «одномандатников» намерены настаивать на том, чтобы вопрос о законности выборов решался только Верховным судом. Тем более, что, как правило, каждое дело туда в итоге и добирается, заставляя несчастных победителей-«мажоритарщиков» ждать подтверждения своих полномочий по нескольку месяцев.

Аргумент «против» — подобная поправка изменит процедуру, но не снимет проблему. А как решать проблему, не знает никто.

Еще одно предложение, поддержанное многими, — четче выписать полномочия наблюдателей, расширить круг их прав. Несметному числу депутатов, независимо от партийной ориентации, зело не нравится озвученная некоторыми представителями ЦИК идея отлучить от избирательных комиссий представителей партий — участниц выборов. Кроме того предполагается расширить 46 статью законопроекта, касающуюся ответственности избирательного законодательства. Формулировка «несут ответственность, установленную законом» очень многим кажется слишком размытой. Вот если бы подробно расписать — за какие конкретно нарушения сколько конкретно полагается — в минимальных окладах и в годах лишения свободы.

Тоже верно. И тоже бессмысленно. Потому что не столько важен сам закон, сколько его применение. Впиши в закон хоть двадцать лет с конфискацией за физическое удаление наблюдателя с избирательного участка, но если за это никто никого никогда не посадит, то к чему расходовать чернила?

Что остается? Мечтать. Мечтать о том, что в стране переведутся мастера по изготовлению урн с двойным дном и должностные лица, не стесняющиеся брать на лапу. Что уровень жизни будет таким, что у граждан отпадет нужда в «кандидатских» гречке и водке, а уровень политической сознательности заставит этих же граждан голосовать по велению совести, а не по приказу начальника. Мечтать, что наши публичные политики будут не только мечтать о свободных выборах. И не всегда будут корректировать свои мечты с планами Банковой.

Помечтаем. В этой стране избиратель богатеет только мечтой.

Сергей РАХМАНИН

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно