КАРЛОС ПАСКУАЛЬ: «УКРАИНСКАЯ ЭЛИТА ДОЛЖНА СДЕЛАТЬ ВЫБОР МЕЖДУ ВЕРХОВЕНСТВОМ ПРАВА И ВЕРХОВЕНСТВОМ СИЛЫ»

8 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 8 августа-15 августа

Демократ Карлос Паскуаль приступил к исполнению обязанностей Чрезвычайного и Полномочного Посла США в Украине как раз в тот момент, когда в Вашингтоне к власти пришли республиканцы...

Демократ Карлос Паскуаль приступил к исполнению обязанностей Чрезвычайного и Полномочного Посла США в Украине как раз в тот момент, когда в Вашингтоне к власти пришли республиканцы. В то же время в Украине разгорелся кассетный скандал, и глава государства, раненный происходящим, круто взял курс на Россию, сочтя организаторами скандала американцев. Иными словами, условия, в которых пришлось работать Карлосу Паскуалю, тепличными не назовешь при всем желании. Без малого три насыщенных года он провел в Украине в борьбе за прозрачность действий Нацсовета по телевидению и радиовещанию, в препирательствах с парламентом по поводу закона о защите интеллектуальной собственности и решения вопроса пиратских компактов; он реализовывал Харьковскую инициативу по созданию новых рабочих мест, компенсирующую потери Украины от отказа в участии в Бушерском проекте; способствовал приближению Украины к созданию эффективной системы экспортного контроля; активно принимал участие в поддержке развития институтов гражданского общества; помогал пробиваться в ВТО; лоббировал европейское направление транспортировки нефти по трубопроводу Одесса—Броды; он выучил украинский и абсолютно не понимал тех, кто изъяснялся суржиком, а также Президента Украины, говорившего с ним на русском; спокойно относился к множественным хамским статьям в свой адрес и публично поддерживал независимые СМИ; он по многу часов проводил в беседах с представителями президентского окружения и оппозиции; он выслушивал упреки тех, кто считал, что Америка мало вмешивается в происходящее в Украине и недостаточно эффективно отстаивает принципы демократии, а с другой стороны, постоянно сталкивался с упреками и демаршами представителей власти, считающих, что он выходит далеко за рамки своих полномочий, рассказывая о том, что должна делать украинская власть и что она делает не так; он помог понять оппозиции, что рассчитывать надо только на свои силы, и помог власти понять, что есть рамки, выход за которые чреват последствиями. Пережив на посту посла период самых сложных украино-американских отношений, Карлос Паскуаль отбыл на родину. Перед этим он дважды встретился с Президентом в семейном кругу: в Киеве и в Крыму. На прощальную вечеринку, куда господин Паскуаль пригласил своих друзей, пришли и Александр Зинченко, и Виктор Пинчук, и депутаты от «Нашей Украины», и оппозиционные журналисты. Республиканское правительство США доверило ему серьезный и ответственный участок работы. И если мы вспомним, что было вначале и чем все закончилось, то четко увидим, что Карлос Паскуаль не революционер, не враг и не брат, он — дипломат в самом широком понимании этого слова. Это доказывает и его интервью, данное перед самым отлетом «Зеркалу недели».

— Господин посол, ваше пребывание в Украине длилось почти три года. На это время пришлись, пожалуй, самые трагические события за всю историю независимости. Один кассетный скандал чего стоит! В нестандартной ситуации человек и страна открываются наилучшим образом и дают возможность себя узнать. У вас, несомненно, сложилось свое мнение о нашей стране, и теперь, когда скажут «Украина», какая ассоциация у вас возникнет?

— Надежда. Надежда, которая потенциально может реализоваться. Пребывая здесь, я получал все больше доказательств тому, что украинцы способны построить для своей страны лучшее будущее. У вас есть люди с аналитическим умом, искренне преданные делу. Есть компетентные специалисты. Я вижу, как одержимые в хорошем смысле этого слова люди свою приверженность делу небезуспешно пытаются подкрепить организационно. Это происходит и в бизнесе, и в сфере защиты прав человека, и в сфере защиты окружающей среды, и в независимой прессе. Создаются условия, которые заставляют политиков нести ответственность и отчитываться за свои действия, с одной стороны, а с другой — принимать во внимание потребности социума. Это процесс непростой и непрямолинейный. Есть люди, которые еще не определились, как относиться к гражданскому обществу: как к союзнику и другу или как к врагу. Когда поиск этой определенности будет завершен, у Украины появится реальный шанс доказать, что она превратилась в истинную европейскую демократию.

Украина — это страна, где чувствуется игра иронии. История вашего народа седовласа. История государственности — чрезвычайно молода. Перед Украиной стоят два базовых вызова, которые в значительной степени определят ее характер как государства и способность утвердиться в качестве европейской демократии.

Во-первых, чрезвычайно важно, каким будет политический процесс следующего года. Окажется ли он открытым и прозрачным, как пройдут выборы и будет ли позволено прессе и гражданскому обществу сыграть должную роль в этом процессе. Президент Кучма заявил, что президентские выборы пройдут в 2004 году. Если так — это будет шагом вперед.

Во-вторых, очень важно, на что сделает ставку украинская элита: на верховенство права или верховенство силы. Система, которая избирает для себя путь централизованного контроля, обычно отдает приоритет силе, поскольку это увеличивает власть индивидуумов и их личное богатство. Мы прошли через подобные процессы в США: в определенный момент наши олигархи, которых называли «бандитобароны», пришли к выводу, что в их интересах сделать ставку на верховенство права, которое более эффективно поможет им защитить их интересы и капиталы. В Украине период осмысления роли силы права уже начался. Но не везде он идет одинаково успешно. От того, как в вашей стране будет решена эта дилемма, ключевым образом зависит, придут ли в Украину инвестиции, сможет ли она реализовать полностью свой потенциал.

— С марта 2002 года — выборов в Верховную Раду — у нас прошел целый ряд избирательных кампаний, связанных с выборами мэров, довыборами в Верховную Раду. Власть продемонстрировала беспрецедентный цинизм и наплевательское отношение к верховенству права: грубое вмешательство админресурса, заказные суды, снятие кандидатов от оппозиции с пробега, тотальный подкуп избирателей— все это присутствовало и в Днепропетровской области, и в Сумах, в Мукачеве. Кроме ощущения процесса разноскоростной интеграции олигархов в правовую зону, какие еще действия власти дают вам основание надеяться на то, что выборы-2004 пройдут демократично?

— Больше всего мне дает надежду то, что люди будут требовать демократичных выборов. Опыт выборов 2002 года наглядно демонстрирует, что люди, принимая участие в голосовании, руководствуются собственными интересами и убеждениями и совсем не обязательно делают выбор на основании того, что может считаться намеком сверху. Отсутствие прозрачности и нарушения во время выборов являются не чем иным, как отказом гражданам в их неотъемлемом праве свободно выразить свой выбор в отношении лидеров страны.

— Знаете ли, до сего момента это никого особенно не смущало…

— Здоровый избирательный процесс нельзя навязать стране извне. Граждане страны должны это сделать самостоятельно. Мы можем говорить о том, что зависит от соответствующего проведения выборов. Мы можем предлагать помощь. В данной ситуации ставки вполне понятны: речь идет об интеграции Украины в европейские сообщества и в НАТО. Если Украина хочет воспользоваться новыми волнами расширения, то должна продемонстрировать, что она конкретно делает для того, чтобы считаться европейской демократией. И если в Украине есть заинтересованность в проведении свободных и честных выборов, международное сообщество может предоставить помощь как в организации избирательного процесса, так и в увеличении значения общественных объединений и роли независимой прессы.

— Для нынешней власти приз в виде интеграции в европейское сообщество и евроатлантическую систему безопасности — награда весьма абстрактная. С моей точки зрения, более важными и актуальными для представителей высшей власти являются такие призы, как предоставление гарантий личной свободы и неприкосновенности капитала. Речь идет о предоставлении таких гарантий Президенту и ближайшим членам его окружения в обмен на относительное невмешательство в процесс всенародного волеизъявления. Готовы ли Соединенные Штаты рассматривать данную формулу?

— Я бы не согласился с тем, что евроинтеграция — это абстрактность. В вашем обществе есть достаточно людей, работающих в сфере политики, бизнеса, которые понимают: для того чтобы продвигать страну вперед, а также обеспечивать свои собственные интересы, необходимо интегрироваться с региональными и глобальными рынками, а не оставаться в замкнутом пространстве Украина—Россия. Диспут по поводу интеграции во многом созвучен диспуту вокруг эффективности верховенства права и верховенства силы. Украинцы, имеющие власть и деньги, рано или поздно поймут, что интеграция в глобальный рынок выгодна, равно как и верховенство права. И если они начнут осознанно стремиться к этой интеграции и поймут, чего они лишатся, если ее не будет, то сделают для демократизации украинского общества гораздо больше, чем можем сделать мы.

По поводу гарантий я ничего не скажу, поскольку этот вопрос не обсуждался правительством нашей страны. Однако высказаться на эту тему в более широком контексте могу. Страны, переживающие переходные этапы, неизбежно в ходе своей трансформации сталкиваются со сложными проблемами, которые им необходимо преодолеть. Наиболее красноречивый пример, наверное, ЮАР. Аналогичный процесс пережила и Чили, которой необходимо было разобраться самой с тем, что произошло во время режима Пиночета. В определенном смысле странам, ищущим свой путь в демократию, нужно примириться с проблемами, имевшими место в прошлом. Это сопряжено и с экономическими, и с политическими вопросами. Ключевым моментом является то, как сделать этот процесс законным, приемлемым и, самое главное, вызывающим доверие у населения. Если народ не приемлет предложенную формулу, то она не сработает. Как бы Украина ни подошла к решению этого вопроса, я надеюсь, ей удастся избежать обмена ударами, цикла акций возмездия между экономическими и политическими группами. Подобный сценарий, на мой взгляд, будет деструктивен для всей страны.

— Допустим, что процесс выбора между властью силы и властью права у олигархов и властной элиты не завершится к 2004 году. И выборы пройдут с применением тех же схем, что, например, в 1999-м или 2002-м. Что дальше? Угрозой обрезания европейских перспектив украинскую власть сложно напугать хотя бы потому, что в октябре Леонид Кучма пообещал Михаилу Касьянову подписать все необходимые документы по ЕЭПу, включая рублевую зону.

— Не стану высказывать предположение о том, как пройдут выборы в 2004 году. Думаю, украинская власть хорошо понимает, что такое свободные и честные выборы. Стандарты проведения выборов с учетом всех замечаний ОБСЕ прошлых лет должны быть такими, которые бы признавались как демократичные всеми партнерами Украины по евроатлантической интеграции.

Что касается экономических решений или выдачи обещаний России, то Украина сама должна решать, что для нее выгоднее. У нас, конечно же, есть свои взгляды, и это не секрет: мы живем в условиях глобального рынка, и если кто-то хочет быть его участником, нужно жить по его правилам и придерживаться норм, сформулированных международными структурами по вопросам торговли и инвестиций. В Украине несомненно есть бизнес-структуры, которые смотрят на это иначе. Эти деловые круги слишком сильно завязаны на традиционные контакты с Россией, берущие начало из советских времен. Этих людей пугает столкновение с глобальным рынком. Другие бизнес-круги пришли к выводу, что их интересам отвечает выход за рамки украино-российского пространства, и они готовы конкурировать на региональных и глобальных рынках. Я вижу, как эти разные подходы сталкиваются между собой. Общение с членами украинского правительства и деловыми кругами заставило меня удивиться тому, насколько они сами активно задействованы в дискуссии на тему, что лучше для реализации их интересов и интересов страны. Могу лишь выразить надежду, что в Украине будет продемонстрирован внимательный подход к таким вопросам, как дотации в энергетике России и вопрос распространения цен на энергоносители на все единое экономическое пространство. Все страны, которые организовывают зоны свободной торговли или общеэкономические зоны, всегда должны найти ответ на вопрос: как согласовать стандарты в сфере защиты окружающей среды, политику в сфере труда, субсидии сельскохозяйственному сектору. Мне бы хотелось, чтобы решения, которые принимает Украина, в том числе отвечающие ее тактическим интересам, не исключили возможности стратегической интеграции Украины с глобальными рынками, предоставляющими наилучшие возможности для украинской экономики и в плане экспорта, и в плане привлечения инвестиций в свою экономику.

— Господин посол, а что вы чувствовали, когда получали из рук Президента Леонида Кучмы орден «За заслуги»?

— Я гордился тем, что, несмотря на сложности, возникавшие между правительствами США и Украины, украинский Президент и украинское правительство решили сделать жест, который засвидетельствовал их заинтересованность и готовность поддерживать добрые отношения с США. Я не рассматриваю это как свою личную награду, а как жест в отношении моей страны. Во время работы в Украине я последовательно отстаивал ценности и принципы, которые защищает повсюду моя страна, — это демократия, свобода слова, прозрачность, открытость и верховенство права. Нам довелось иметь дело с очень сложными вопросами, и мы подходили к их решению таким образом, чтобы отстаивать интересы Соединенных Штатов, и если Украина посредством врученной мне награды дает понять, что она заинтересована в активных и серьезных отношениях с США, признавая, что их глубина может быть основана лишь на вышеупомянутых принципах, то это, безусловно, позитивно.

— Золотые слова. Действительно, можно простить все еще живущие и здравствующие «темники» в СМИ, уродливые выборы, проходившие в стране за последний год, можно забыть нерешенный вопрос с «ножками Буша», а также с компакт-дисками. Понимаю: можно отставить в сторону проблемы с демократией и даже с лоббированием экономических интересов США в Украине, поскольку власть страны сделала еще один красноречивый жест, поддержав претензии США на мировую гегемонию вступлением в антииракскую коалицию. Трудно не согласиться с журналистом из «Вашингтон пост», констатировавшим, что украинскому Президенту простили все из-за участия Украины в антисаддамовской операции.

— Внешняя политика — это не вопрос прощения или искупления грехов. Это вопрос защиты и продвижения интересов страны на основе фундаментальных принципов, ведущих к глобальной безопасности и процветанию. Я на самом деле верю в то, что две страны могут находить общий язык и подходы в решениях глобальных целей, сохраняя в то же время несогласие по ряду конкретных вопросов. Необходимо на основе достигнутого согласия в главном работать над конкретными путями преодоления непонимания в деталях. Наши отношения должны определяться общей целью — интеграцией Украины в демократические и рыночные европейские процессы. Мы не должны позволять прошлым кризисным ситуациям манипулировать нашими отношениями. Возникающие проблемы должны решаться на основе уважения к более широким и глобальным целям. В то время как мы искренне благодарны Украине за ее решение о направлении своих сил в Ирак, мы ни в коей мере не утратили нашей заинтересованности в демократическом развитии Украины. Ваша страна четко заявила о желании присоединиться к европейскому сообществу, и это возможно лишь при условии, если Украина станет демократической страной. Игнорировать уважение к демократическим процессам и ценностям будет не только контрпродуктивно для наших двусторонних отношений, но и для целей, которые поставила перед собой сама Украина.

— Господин посол, а «Кольчуги» где?

— Соединенные Штаты не знают, есть ли «Кольчуги» в Ираке. Но мы, кстати, никогда и не утверждали, что они там есть. Мы всегда говорили о том, что есть два отдельных вопроса. Первый — давалось ли Президентом разрешение на трансфер, второй — состоялся ли он. В отношении второго вопроса мы утверждали четко, что не знаем, и говорили, что будем работать с украинской властью для того, чтобы установить истину. Этот вопрос так и остался открытым, но мы благодарны украинской стороне за предоставленную информацию, которая позволила нам соответственно проинструктировать наших пилотов на случай, если бы «Кольчуги» все-таки оказались в Ираке.

Мы определились с Украиной, что можем так и не найти общего знаменателя в вопросе предоставления разрешения на поставку «Кольчуг» в Ирак. Мы должны извлечь из происшедшего конкретные конструктивные уроки, позволяющие избежать подобных проблем в будущем. Мы сосредоточили внимание на укреплении режима экспортного контроля в Украине, в последние месяцы Верховной Радой принят соответствующий закон, были увеличены полномочия и штат Комитета по вопросам военно-технического сотрудничества и политики экспортного контроля. Удалось реализовать мероприятия по укреплению защиты объектов, где находятся бактериологические, химические и радиоактивные вещества.

Как ни сложно было переживать этот период в наших отношениях, нам все-таки удалось найти подход, который оказался логичным и конструктивным. Это не значит, что мы забыли или простили, это значит, что мы нашли подход, который является полезным для обеих стран.

— Мне приходилось общаться с представителями СБУ, и они высказывали опасения по поводу того, что в случае если будут организованы теракты на территории стран—участниц антииракской коалиции, то они могут произойти и в Украине. Насколько серьезной может быть, по вашему мнению, такая опасность?

— Я считаю необходимым серьезно относиться к террористическим нападениям во всем мире. Теракты, происшедшие в 1998 году в Кении и Танзании, абсолютно четко это доказывают. Эти страны не были радикальными, и там подобных ударов никто не ждал. Именно потому посольства США в них рассматривались террористами как легкодоступные цели. Это позволило террористам причинить ущерб американцам и американской собственности. В этом контексте ни одна страна не может считать, что находится в полной безопасности. По определению террористы действуют неожиданно и не колеблются, когда нужно нанести удар по невинным людям.

Что касается стратегической перспективы, то считаю необходимым создание широкой коалиции держав, отстаивающих общие ценности и демонстрирующих готовность совместно сражаться с терроризмом. Эта коалиция должна защищать глобальную стабильность. Участие украинских военных в стабилизационных силах в Ираке — демонстрация готовности сделать взнос в будущую глобальную коалицию сил, противостоящих терроризму. Принимая участие в этом, Украина может рассчитывать на помощь своих единомышленников, которые всегда придут на выручку, если вам придется столкнуться с чем-то подобным.

— Циничными бывают не только террористы, но и политические технологи от спецслужб. Известны случаи, когда именно эти люди закладывали взрывчатку в многоэтажных жилых домах, что позволяло начать войну, под грохот которой конкретного человека избирали президентом. Исключаете ли вы возможность, что в Украине гипотетически существующей угрозой терактов могут воспользоваться люди, имеющие цели, очень далекие от возмездия за вторжение в Ирак?

— Я надеюсь, что власть и спецслужбы страны достаточно уважают свой народ, чтобы даже задумываться о чем-то подобном.

— В последнее время трое украинских политиков, они же потенциальные кандидаты в президенты, вели состязание за право встретиться с вице-президентом США Диком Чейни. Среди соискателей был Сергей Тигипко, а ныне остаются Владимир Литвин и Виктор Янукович. С кем встретится вице-президент? И если встретится, то на каких условиях?

— Политическое соревнование внутри Украины — это проблема, которую нужно решать здесь. Если должна состояться встреча на высоком политическом уровне между Соединенными Штатами и Украиной, то это будет встреча между вице-президентом Чейни и Виктором Януковичем. Это не вопрос политики, а вопрос протокола: вице-президент, согласно должности, встречается с тремя группами лиц — президентами, премьер-министрами и лидерами оппозиции. Мы обсуждали возможность такой встречи с представителями украинского правительства и сошлись на том, что эта встреча, если она произойдет, должна быть конструктивной для двусторонних отношений. Мы наметили шаги, которые отвечали бы развитию украинской экономической реформы, укрепляли позиции Украины как европейской демократии и расширяли бы наше сотрудничество в сфере безопасности. Обе стороны согласились, что встреча должна произойти в тот момент, когда будут сделаны достаточные наработки, позволяющие и Украине, и США завершить встречу с успехом и пользой для реализации интересов двух стран.

Господин Тигипко был в Вашингтоне две недели назад, встречался с представителями Международного валютного фонда и Всемирного банка, а также с некоторыми членами правительства США. Сергей Тигипко имеет непосредственное отношение к реализации экономической политики в Украине, мы всегда приветствовали контакты такого уровня в прошлом и будем поддерживать в будущем.

Мы приветствуем и визит в США председателя украинского парламента Владимира Литвина. Владимир Литвин стал символом сильного и независимого парламента, и мы ценим ту роль, которую он сыграл за прошедшие месяцы в продвижении Верховной Рады к такому статусу. Мы надеемся, что во время его предстоящего визита в США он будет иметь тесные и полезные контакты с коллегами из законодательной ветви власти, и думаем, что с представителями исполнительной ветви власти он также сможет обстоятельно пообщаться.

— На праздновании Дня независимости США в посольстве вы напомнили о том, что исполняемые Марийкой Бурмакой гимны США и Украины в свое время были революционными песнями. Более того, в своем, не побоюсь этого слова, взволнованном прощальном выступлении вы сказали о том, что власть, которая не прислушивается к интересам народа, будет сметена волной народного гнева. Вы действительно, после того, чему стали свидетелем в течение трех лет, считаете, что украинское общество в состоянии сформулировать и отстоять гражданскую позицию, в частности нетрадиционными способами?

— Тот факт, что вы задаете мне эти вопросы и сможете опубликовать ответы на них, свидетельствует о том, что гражданское общество в Украине становится все более сильным. За время, проведенное в Украине, меня более всего поразили темпы эволюции гражданского общества. И это не киевский феномен — подтверждение я наблюдал в других городах, городках и селах. Это может быть Ассоциация бизнеса во Львове, которая разрабатывает вопросы изменения подходов к налогообложению, это журналистские клубы в Крыму и Полтаве, которые пытаются повышать профессиональный уровень журналистов и отстаивать свободу прессы, это ищущие способы защиты от сезонных наводнений природоохранные организации Закарпатья. Все больше тех, кто понимает: изменений можно достичь, если что-то делать не в одиночку. Все больше понимающих, что изменения, идущие снизу вверх, — это фундаментальные условия развития страны. Это совсем не значит, что все удовлетворены состоянием дел, очень многие гневятся. Но другие не просто гневятся, а что-то конкретное делают для изменения ситуации, вызывающей гнев.

— В Украине вы общались не только с политиками, но и много времени посвящали контактам с людьми искусства, культуры, встречались с религиозными лидерами. Можете ли вы кого-то назвать совестью нации? Попутно замечу, что 72 процента населения не смогли дать ответ на этот вопрос. Остальные предпочтения были настолько распорошены (от 1 до 0,5%), что о них не имеет смысла говорить.

— Наверное, мне не уместно отвечать на этот вопрос. Могу вам сказать, кто, по моему мнению, символизирует все лучшее и красивое, что есть в вашем народе, а также мощь его потенциала. Это мой большой друг художник Юрий Химич. Ему было 75. Он умер на прошлой неделе. Всю свою жизнь он путешествовал по бывшему Союзу. Ему известен каждый уголок не только России, Украины, Прибалтики, но и Чехии. Химич писал пейзажи, урбанистические сюжеты. Но сказать, что Химич пейзажист, это все равно что назвать Ван Гога портретистом. Его работы презентовали жизнь и творчество, хотя его мировоззрение могло быть задушено в советские времена. В его картинах естественная красота, красноречиво говорящая о том, какой может быть Украина. Мне кажется, что он обязательно будет признан в Украине не только как великий художник вашей страны, но и нашего времени.

— Первый посол США в Украине Роман Попадюк свое первое выступление начал словами: «Украина переживает очень ответственный период, находясь на распутье». То же самое вы сказали в интервью «ЗН» в разгар кассетного скандала и опять же повторили эту фразу 4 июля 2003 года…

— Переходные процессы очень непросты. Они намного сложнее, чем можно прогнозировать. В определенное время существовали романтические представления о том, что стоит только разрушить старую систему, и на ее руинах расцветут цветы. Все оказалось не совсем так. Что-то было сделать просто, например, отпустить контроль за ценами. Но разрушение старого автоматически не означает появление нового. И это касается не только написания новых законов. Очень часто это вопрос фундаментальных психологических изменений во всем обществе. Концепция порядка. В тоталитарном обществе она навязывалась сверху. Сейчас же она должна определяться понятиями открытости, конкурентности и свободы при наличии вереницы законов, определяющих жизнь общества. Судебная система должна решать возникающие конфликты. Это коренное изменение, которое меняет восприятие действительности самими людьми. Его должна претерпеть психология как руководства страны, так и самих граждан. Эти процессы требуют времени, и в этом временном отрезке будет много моментов, которые можно обозначить как раздорожье. Удачное решение одной проблемы совсем не будет означать, что успех будет вас сопровождать в дальнейшем. Этот процесс касается вопроса смены поколений. Успех в руках вашего поколения, конкретно у тех людей, которые знают, что именно нужно вашей стране и как этого достичь.

— Состоится ли встреча президентов США и Украины во время каденции Леонида Кучмы?

— Мы этот вопрос не обсуждали.

— Кто мы?

— Правительства двух стран.

— Известно, что у вас было несколько предложений по окончании работы в Украине. Некоторые из ваших критиков утверждали, что вас отзывают из страны за неуспешную работу. Скажите, пожалуйста, господин посол, ваше новое назначение — это повышение или понижение и чем теперь вы будете заниматься?

— В мире дипломатии мы постоянно сосуществуем в рамках своеобразной игры, вы ее знаете: по кругу ставятся стулья, музыка играет, все участники игры ходят вокруг стульев. Музыка замолкла — и все должны успеть отвоевать себе место с учетом того, что игроков на один больше, чем стульев. В какой-то момент дипломатической карьеры обязательно случается так, что группа старших дипломатов практически ходит по кругу, занимая позиции одного уровня. Такие дипломаты, как Стивен Пайфер, Джон Хербст, Ник Бернс, Сэнди Вэшбоу и я, на определенном этапе карьеры рассматривают изменение постов как занятие позиции одного уровня. Поэтому новые назначения, находящиеся примерно в одной плоскости, мы оцениваем не как повышение или понижение, а как предоставление возможности для оптимальной реализации своих способностей. Президент Буш доверил мне очень ответственный пост, и для меня большая честь принять это назначение. С нетерпением ожидаю возможности поработать на этой должности с этим кругом вопросов. Я буду занимать должность координатора американской помощи Европе и Евразии. Моя миссия — обеспечивать рациональное использование ресурсов, которые правительство Соединенных Штатов выделяет через сеть своих структур, таких, как Агентство международного развития, министерство энергетики, министерство финансов. Финансируемые программы должны соответствовать приоритетам внешней политики США.

— Вы оставляете в Украине много друзей. Чем вы сможете помочь Украине и чем она вам?

—У меня будет возможность приезжать сюда достаточно часто для того, чтобы убеждаться, что помощь, которую мы предоставляем, достигает означенных целей.

Я действительно оставляю здесь очень много друзей и буду очень ждать встреч с ними.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно