КАРФАГЕН ДОЛЖЕН БЫТЬ ПОСТРОЕН

7 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 7 марта-16 марта

«И ты, Яныч…», — вправе сказать украинский «цезарь» верховному мытарю государства. Леонид Кучма н...

Николай Азаров
Николай Азаров

«И ты, Яныч…», — вправе сказать украинский «цезарь» верховному мытарю государства. Леонид Кучма никогда не скрывал ни скепсиса по отношению к отечественным «диванным» партиям, ни неприязни к госслужащим, увлекающимся публичной политикой. Но Николай Азаров (вставший у руля очередной политической организации с довольно туманными перспективами и абсолютно ясными целями), кажется, не боится высочайшего гнева. Меж тем глава Государственной налоговой администрации страны, не смахивает на безрассудного смельчака. Так зачем Азарову партия? Достаточно распространенный вариант ответа — «У него и так уже есть все. Нет только собственной партии», — удовлетворяет лишь отчасти.

 

Во-первых, о том, что за объединением пяти политорганизаций (Партии регионального возрождения, Партии труда, Партии солидарности, Всеукраинской партии пенсионеров и партии «За красивую Украину») стоит Николай Янович, «ЗН» писало еще осенью прошлого года. Но обладание партией и руководство ею — понятия отнюдь не тождественные. Политологами (не без интереса созерцавшими процесс слияния столь не похожих друг на друга структур) неоднократно высказывалось мнение: оптимальной кандидатурой на пост главы нового «партгибрида» мог бы стать Петр Порошенко. Так как Петр Алексеевич не столь одиозен и не обременен званием высокопоставленного государственного чиновника. В то же время приход к рулю партии человека, откровенно заангажированного властью, моментально делает организацию уязвимой для критики и снижает степень доверия населения.

Во-вторых, Азаров пользуется репутацией одного из самых прагматичных представителей отечественного политикума. И поверить в то, что глава налогового ведомства просто решил потешить собственное самолюбие, было бы смешно. Стало быть след искать политические резоны. Резон первый, как по мне, имеет донецкую прописку. Всякий знает, что нынешняя гроза налогонеплательщиков непосредственно связан с Донбассом, откуда семь лет назад он и взял старт в большую политику. Думается, будет резонным допущение: у автора бестселлера «Геологические модели золоторудных месторождений Украинского щита и Донбасса» до сих пор есть свои интересы в регионе, являющемся настоящим Клондайком, с точки зрения экономических и электоральных возможностей. Нет тайны в том, что верховного сборщика податей связывают личные и деловые отношения с другими известными донетчанами, в частности Владимиром Рыбаком, Валентином Ландиком и Ефимом Звягильским. И, наконец, едва ли является секретом то, что указанные господа сейчас чувствуют себя в Донбассе не так уверенно, как хотели бы. Во всяком случае их возможности и степень их влияния на область не сопоставима с возможностями и влиянием Рината Ахметова и Виктора Януковича. Можно предположить, что назрела необходимость формализовать некую силу. Которой предстояло бы стать если и не региональной оппозицией, стремительно набирающей силу группе, во главе с известным бизнесменом и футбольным меценатом, то во всяком случае альтернативным центром политического влияния. То, что легальным лидером этой политической силы становится один из наиболее значительных людей государства, разумеется, повышает вес структуры.

Отношения Рината Леонидовича и Николая Яновича, насколько можно судить, достаточно запутаны. Можно предположить, что самый влиятельный человек в Донбассе и один из самых влиятельных людей в Киеве вынуждены считаться друг с другом. Первый не может не принимать в расчет возможности второго, а тот, в свою очередь, воспринимает как объективную реальность капиталы визави. То есть нельзя сказать, что Ахметов и Азаров враги, но было бы глубоким заблуждением считать их друзьями. Примем в качестве теоремы (для которой, впрочем, можно найти некоторые доказательства, например, интенсивные налоговые проверки структур индустриального союза Донбасса) утверждение, что верных друзей и публичных врагов в мире больших денег у Азарова не может быть по определению. В силу его служебного положения.

«Донецкий резон» можно считать тактическим соображением, заставившим главу ГНАУ сделать обсуждаемый нами политический ход. Но можно расценивать его как составную часть стратегического, «киевского» замысла.

Оценим политическую ситуацию. Президент временами теряет контроль над ситуацией, что дает основания усомниться в устойчивости его власти. «Кассетный скандал» неизвестно когда и чем закончится. Глава налоговой службы уже стал одним из героев «аудиооперы», а «трек» с записью разговора человека, похожего на Кучму, с человеком, похожим на Азарова, по поводу человека, похожего на Бакая, прочно удерживает одно из верхних мест в «хит-параде» от DJ Мельниченко. Западная пресса, с завидной регулярностью «прохаживающаяся» по нынешней украинской власти, не обходит своим вниманием и Николая Яновича. Известный своим прагматизмом Азаров обязан позаботиться о своем политическом будущем. Если власть завалится, то он должен иметь прикрытие в виде политической силы, с которой не стыдно было бы идти на выборы. Если власть устоит, он должен оказаться одним из первых (желательно, самым первым) в очереди за наградами. Медаль «За спасение Президента» будет на парадном мундире достойной соседкой ордену Святого Владимира и ордену «За заслуги».

Что делает Азаров? Он все делает правильно. Он становится во главе нового «конструктивного» политического движения всего за несколько дней до того, как Президент недвусмысленно предложит госчиновникам (независимо от ранга) сделать выбор между холодной палаткой и теплым креслом. Он неожиданно для многих защищает правительство. Это удивляет тех, кто осведомлен о весьма специфических отношениях между главой Кабинета министров и руководителем налоговой администрации. Но это не удивляет никого, после того как верховный гарант 6 марта объявляет о необходимости «обеспечения стабильности работы правительства» и требует «прекратить разговоры о каких-то новых принципах формирования правительства». «Я поддерживаю премьер-министра», — выносит вердикт глава государства. И это заявление наносит существенный удар по имиджу достаточно давно функционирующей «партии власти» Виктора Медведчука и добавляет очков только зарождающейся «партии власти» Николая Азарова.

Можно предположить, что чрезвычайная предусмотрительность главы ГНАУ напрямую связана с чрезвычайной осведомленностью. А осведомленность о настроениях и планах «верхних верхов» всегда была одной из главных характеристик влиятельности.

Нечеловечески трудно поверить, что Николай Азаров рискнул бы сделать шаг в сторону публичной политики, не вооружившись одобрением Президента. Подчеркнуто проникновенный рассказ новоявленного лидера новообразованного объединения граждан о серьезном разговоре с Леонидом Кучмой, в ходе которого последний якобы настоятельно не рекомендовал вождю налоговых органов увлекаться партийным строительством, лишь усилил сомнения. То есть можно предположить, что разговор был. Можно предположить, что Президент сомневался. Но можно предположить и то, что главу государства было кому убедить и помимо Азарова. Слишком много очевидных выгод сулила раскрутка подобной политической силы для тех, кто в той или иной степени, по той или иной причине заинтересован в сохранении этой власти. По крайней мере, на некоторое время.

Начнем с того, что Партия регионов рассматривает в качестве основной электоральной опоры Донбасс. А это регион и густонаселенный, и влиятельный, к тому же издавна считающийся вотчиной левых. «Овладевший массами» на Донетчине и Луганщине, вправе говорить о сдаче экзамена на политическую состоятельность. Но как на подобные планы посмотрят истинные хозяева края? А вы попробуйте поставить себя на их место. Создана структура, во главе которой не просто мегавлиятельный управленец, но и один из наиболее приближенных к Президенту людей. И эта структура намерена слегка «попастись» в вашем регионе. Вы поверите, что этот человек пошел рулить партией, не получив «добро» от власти? Вы-то, может, и поверите, а люди, с этой властью знакомые, нет. И что остается делать? Правильно, поддержать. На взаимовыгодных условиях.

А точки соприкосновения есть. И Ахметова, и Азарова объединяет, например, отсутствие искренней и глубокой привязанности к холдингу Суркиса—Медведчука. Так что «подружиться против» они вполне могут. Бизнес-интересы Ахметова и бизнес-интересы лидеров эсдеков (по утверждениям лиц, близких к руководству ФК «Динамо» (Киев) и руководству ФК «Шахтер» (Донецк) слишком часто и слишком явно вступают в противоречия. Стороны соблюдают политкорректность: президент федерации футбола Григорий Суркис даже поддержал назначение Равиля Сафиуллина (друга и соратника Рината Ахметова) на пост главы Профессиональной футбольной лиги. Но отношения двух групп сходны с отношениями между Южной Кореей и КНДР — не воюют, но находятся в состоянии войны. Союзник в лице Азарова для Ахметова очень кстати. Особенно если учесть, что союзник еще и контролирует собираемость налогов.

Неприязнь Азарова к руководству эсдеков не так ярко выражена и не столь эмоционально окрашена, как его нелюбовь к Игорю Бакаю. Между тем сдается, что опасается он их куда больше, чем экс-главу «Нефтегаза». Особенно после того, как по коридорам администрации Президента начали интенсивно циркулировать слухи о том, что кто-то настойчиво лоббирует на пост руководителя ГНАУ человека по имени Сергей Медведчук…

Если Азарову удастся склонить Ахметова сотоварищи к продуктивному сотрудничеству, это не только повысит ставки самого Николая Яновича и его объединения. Это способно резко повысить сопротивляемость власти. Людьми из окружения Президента неоднократно высказывалась мысль о том, что наиболее эффективной формой борьбы с оппозицией явились бы не репрессивные, а созидательные действия. Речь шла, в частности, о создании «партии регионов», инициаторами которой выступили бы губернаторы. Реализация подобной схемы позволила бы свести к минимуму активность оппозиции на местах, во-первых. Во-вторых, послужила бы формальным свидетельством, что Украина с Президентом, а оппозиция — лишь «горстка столичных политических банкротов», не имеющая электоральной опоры в регионах. Это был бы существенный аргумент в не слишком приятных диалогах с Западом.

Можно предположить, что пока губернаторы размышляли, известный своей решительностью Азаров мог попытаться завладеть инициативой. Если инициативу Азарова поддержит донецкий губернатор Янукович, то это способно послужить сигналом для других глав ОГА. То есть власть получит теоретический шанс создать эдакий отечественный аналог российского «Медведя». Сравнение, разумеется, хромает, но авторов идеи это, кажется, не очень смущает. И популярность Кучмы-2001 несравнима с популярностью Путина-2000, и Азаров — не Шойгу, да и животинки соответствующей для партийного знамени у нас нет. Разве что синичку «канонизировать» — и окрас вполне патриотичный, и сало уважает.

Шутки шутками, но ведь и Государственная налоговая администрация Украины будет покруче, чем Министерство по чрезвычайным ситуациям Российской Федерации. Глава фискального ведомства во главе политической партии — это чисто украинское «ноу-хау»… «Моя должность никоим образом не будет использоваться для реализации целей строительства и укрепления нашей партии», — во всеуслышанье объявил председатель ПРУ. И, разумеется, у нас нет ни малейших оснований заподозрить его в лукавстве. Но ведь могут найтись и такие, кто поспешит выразить свою готовность сотрудничать с партией Азарова в надежде на послабления и льготы, на которые Николай Янович, вне всякого сомнения, конечно же, не пойдет…

Словом, стартовые условия у ПРУ и ее лидера неплохие. При разумной раскрутке его «партия власти» вполне может потеснить в предвыборных раскладах «партию власти» Медведчука—Суркиса—Волкова. Во всяком случае, потенциальные админвозможности у нее, мягко говоря, не слабые. И спутать карты СДПУ(о), ДС, «зеленым» и прочим ПРУ в состоянии.

Кроме того, можно прогнозировать, что Азаров попытается использовать остатки организационного ресурса НДП. Еще летом ходили слухи о том, что в будущую объединенную партию может войти изрядно поредевшая Народно-демократическая партия. Но этому помешали два обстоятельства. Во-первых, НДП, невзирая на все пертурбации, по-прежнему имеет высокий рейтинг, а значит «оставить ее в живых» – в общих интересах. Во-вторых, г-н Пустовойтенко, кажется, очень хотел остаться лидером партии, а Валерий Павлович — один из немногих политиков, поддерживающих приязненные отношения с Николаем Яновичем. Примечательная деталь — размышляя о возможном блокировании с иными политическими силами, лидер новой партии объявил об идейной близости с СДПУ(о) и «Трудовой Украиной». Тонко. Учитывая, что и Виктора Медведчука, и Григория Суркиса, и Игоря Шарова, и Андрея Деркача трудно записать в ранг друзей г-на Азарова. А близкие к перечисленным гражданам бизнес-структуры, кажется, не всегда находили общий язык с возглавляемой Николаем Яновичем госструктурой.

Меж тем НДП не была помянута всуе. Что, зная довольно скрытный характер претендента на роль главного «регионала» страны, позволяет с высокой степенью вероятности прогнозировать возможность блокирования ПРУ и НДП на будущих парламентских выборах.

Словом, Азаров сделал свой выбор. Насколько верным он был, покажет ближайшее время. Учитывая нынешнюю степень административной влиятельности Азарова, его предводительство в ПРУ может сослужить партии добрую службу. Учитывая нынешнюю степень доверия к институтам власти, — худую...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно