«Интер»–скандал: трудовой спор как опасный прецедент

2 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 2 февраля-9 февраля

Всю прошлую неделю на «Интере» было неспокойно. Ведущий канал страны оказался в центре скандала. И...

Всю прошлую неделю на «Интере» было неспокойно. Ведущий канал страны оказался в центре скандала. И хотя во многом поводом для напряжения в коллективе послужили экономические мотивы, все же эта ситуация обнажила серьезные проблемы, которые существуют в журналистской среде. И показала те болевые точки, надавив на которые можно без труда управлять журналистами и добиваться нужного результата.

Сначала немного предыстории. Общеизвестно, что «Интер» наиболее рейтинговый и наиболее прибыльный украинский телеканал. До лета 2005 года канал находился под жестким контролем СДПУ(о) и контрольный пакет его акций находился у Игоря Плужникова. Сразу после оранжевой революции каналом заинтересовался Петр Порошенко, который, по нашим данным, при посредничестве бизнесмена Константина Григоришина вел переговоры с Плужниковым о покупке акций. Но в результате этот пакет перешел в собственность российского «Евразхолдинга», менеджером и одним из акционеров которого являлся Валерий Хорошковский. Именно Хорошковский после смерти Плужникова вел переговоры с вдовой, и именно он стал руководителем канала после смены собственников и позиционировал себя как держатель пакета акций.

Хорошковский привел на канал новый менеджмент — политтехнолога Владимира Грановского, информационно-аналитическую службу канала возглавил же его помощник Максим Карижский. Главой правления был Сергей Старицкий, но Владимир Грановский имел большее влияние на канале и, как поговаривают журналисты, иногда спускался в информационно-аналитический отдел для вычитки наиболее серьезных политических материалов. Результаты 2006 года показали, что менеджмент оказался — «не фонтан»: доля аудитории канала снижалась практически весь год.

После назначения Валерия Хорошковского первым заместителем главы СНБО часть этих людей ушла с ним. Сам же Хорошковский заявил, что передал свои акции в управление, так как перешел на госслужбу. Но контроль над каналом он, естественно, оставил, что и доказали последние события.

Новый менеджмент, придя на «Интер», позиционировал себя как антикризисный. Главой правления был назначен известный адвокат Сергей Сазоновский, генпродюсером — Анна Безлюдная. До этого она руководила каналами Дмитрия Фирташа К1 и К2, но еще ранее успела поработать и в менеджменте «Интера».

Многие из тех, кто помнит методы работы Анны Безлюдной, были, мягко говоря, не в восторге от ее возвращения. Тем более что новый генпродюсер не скрывала своих планов «оптимизировать состав коллектива», при всех огласив некоторым людям, что в их услугах канал больше не нуждается. Возможно, этот момент был не последним среди причин, приведших к последовавшему скандалу.

24 января Сергей Сазоновский издал приказ (его копия есть в распоряжении редакции «ЗН»), в котором речь шла о сокращении вдвое от максимального размера дополнительной заработной платы всем сотрудникам. Полную дополнительную зарплату предлагалось выплачивать по представлению руководства канала. Дело в том, что коллективный договор, составленный в свое время тем же Сергеем Сазоновским, предусматривал фиксированную зарплату (60%) и дополнительную (40%), которую руководство могло выплачивать по своему усмотрению. Но, как правило, выплачивалась вся сумма денег.

Новый же менеджмент решил, что зарплаты на «Интере» слишком большие и не соответствуют рыночным. «На вашу зарплату мы можем взять пять человек с других каналов» — отвечали новоназначенные менеджеры отдельным журналистам. Но официально такое решение объяснялось снижением рейтингов канала: мол, это результат работы коллектива. Правда, при этом речь о результатах работы предыдущих менеджеров не шла.

Также на канале распространялись слухи о планах руководства отказаться от целого ряд программ, которые делали «продакшн-студии», а это могло означать увольнение большого количества людей, задействованных в «продакшнах».

Логика нового менеджмента следующая: штат канала слишком раздут, технику необходимо обновлять, сетку нужно менять, уходя от малоприбыльных проектов. И на все это нужны деньги. В целом подход понятен и в принципе он является рыночным подходом к решению проблем в телебизнесе. Но методы, к которым прибегла новая команда топ-менеджеров, у многих вызвали полное недоумение.

В этой ситуации главным бунтовщиком выступила информационно-аналитическая служба «Интера», которая предложила другим подразделениям провести собрание коллектива и определиться со стратегией поведения. Как говорят сами журналисты, вопрос оплаты, конечно, важен, но главная причина беспокойства — непонимание, что на самом деле делает новое руководство. Поэтому для многих сотрудников главным требованием к собственникам канала было требование об отставке Анны Безлюдной с поста генпродюсера.

За этим последовало несколько раундов переговоров и попыток коллектива обратиться в трудовой арбитраж с помощью независимого медиапрофсоюза, но окончательная точка была поставлена 31 января на собрании, в котором принял участие Валерий Хорошковский. Он четко дал понять, что доверяет Безлюдной, и предложил конфликтующим сторонам «начать все с чистого листа», попутно пообещав таки выплатить всю зарплату. Незаконных увольнений не будет — это еще одно обещание акционера. После этого пресс-служба канала распространила заявление о том, что конфликт на «Интере» исчерпан.

На самом деле это не совсем так. По нашим данным, некоторые ведущие политические журналисты пока написали заявление об отпуске, но открыто говорят о возможности перехода на другие каналы. А старожилы «Интера», которые работают там с первого дня, поговаривают о том, что коллектива «Интера» на самом деле уже не существует. Передышка, объявленная до 15 марта, вряд ли изменит тенденции и направления, в которых работает новое руководство, и главные «бунтовщики» будут вынуждены уйти сами, или их просто «уйдут». А вот зарплату в полном объеме сотрудники канала получили на следующий же день.

Почему мы так подробно описываем этот, обычный на первый взгляд, трудовой спор? На самом деле эта ситуация весьма показательна, более того, она неизбежно будет иметь последствия не только для «Интера», до и для других каналов и редакций.

Практически на примере «Интера» продемонстрировали, как за считанные дни можно развалить слаженный и профессиональный журналистский коллектив. В этом случае причина таких действий менеджмента была далека от политики. Но кто даст гарантию, что именно к таким методам не прибегнут, если коллектив или его часть попробует сопротивляться попыткам цензуры в какой-либо другой редакции. О фактах давления журналисты говорят уже публично. Пример — статья журналиста НТН Тараса Ратушного в «УП», недвузначно раскрывающая рецепты цензуры НТНовской редакционной кухни.

Журналисты с других каналов также говорят о том, что их руководство, наблюдая за событиями на «Интере», тонко намекает: если будете возмущаться (по любому поводу), то помните о том, что журналистский рынок сейчас перенасыщен и зарплаты вам могут сократить в любой момент.

Показала эта ситуация еще один важный момент: за эти два года передышки (отсутствия системной цензуры) мы, журналисты, так и не смогли выработать действенную систему защиты своих прав — как профессиональных, так и трудовых. Ситуация, когда профсоюзные ячейки на «Интере» создавались уже в разгар скандала, свидетельствует о том, что журналисты очень слабы в вопросах саморегуляции и солидарности. А это значит, что в случае возникновения подобных проблем коллективы рискуют остаться с ними один на один.

Кстати, вы заметили, что большинство телеканалов просто проигнорировали в новостях то, что происходило на «Интере»? Журналисты называли это обычным трудовым спором, а менеджеры говорили, что в этих событиях они не усмотрели новости. Но позвольте, почему же тогда новостью является вопрос о невыплате денег на какой-то шахте или трудовой спор на металлургических заводах, о чем часто рассказывают центральные телеканалы. Позиция менеджеров каналов в этом вопросе понятна: вряд ли они заинтересованы в создании прецедента успешного решения трудового спора в пользу коллектива. Но вот для журналистов это точно была важная тема: ведь речь шла о самом рейтинговом, а значит и самом влиятельном массмедиа страны, работа которого едва не оказалась парализованной. Многие коллеги до сих пор так и не поняли, в чем причина конфликта и какие последствия он может иметь. А между тем на «Интере» очень четко показали, кто в доме хозяин, и после этого вряд ли у многих возникнет желание устраивать акции протеста, если для этого будут причины уже и не экономического толка.

Этот скандал лишний раз обнажил и проблему прозрачности собственников массмедиа. Ведь коллектив, апеллирующий к Валерию Хорошковскому, до конца не был уверен, является ли он тем человеком, который принимает окончательные решения. Сам Хорошковский на собрании открыто говорил о том, что речь идет не только о трансформации канала «Интер», но и о создании очень мощного информационного холдинга из семи (!) каналов, куда кроме сателлитов «Интера» войдет К1, К2 и «Мегаспорт». В этом контексте появление Анны Безлюдной на «Интере» не кажется случайным. Но главные вопросы — под чьим контролем окажется эта мощнейшая медийная структура и в каких целях ее будут использовать. Некоторые же действия Валерия Хорошковского после назначения замом секретаря СНБО позволяют сомневаться, что «Интер» для него исключительно бизнес, о чем часто говорил Валерий Иванович.

Кстати, не так давно о планах создать медиахолдинг заявили и социалисты. Все четче выкристаллизовываются политические симпатии телеканалов, собственниками которых являются представители Партии регионов, хотя там эти симпатии никогда особо и не скрывались. То есть «партизация» СМИ становится все более заметной.

Политическая нестабильность, жесткое противостояние ветвей власти — все это лишь усиливает желание «сильных мира сего» использовать в жесткой политической борьбе такие мощные инструменты, как СМИ. Каких-либо законодательных или институциональных предохранителей для этого за два последних года так и не было создано. Разговоры о создании независимого общественного вещания остались разговорами; никаких поправок, четко определяющих наказание за цензуру, не было принято; успешных прецедентов расследования преступлений против журналистов и наказания виновных практически нет.

Вся эта ситуация лишний раз демонстрирует, какими хрупкими были наши достижения в сфере свободы слова и как сложно будет их удерживать в дальнейшем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно