ГОЛОСА В НАПЕРСТКАХ - Архив - zn.ua

ГОЛОСА В НАПЕРСТКАХ

1 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Боевики учат насилию, фильмы с эротическими сценами развращают, а детективы провоцируют на реализацию преступных схем в жизнь – такое мнение является достаточно распространенным...

Боевики учат насилию, фильмы с эротическими сценами развращают, а детективы провоцируют на реализацию преступных схем в жизнь – такое мнение является достаточно распространенным. Данный материал, посвященный способам фальсификации результатов выборов, кто-то сможет посчитать пособием по обучению противозаконным действиям во время всенародного волеизъявления. С прискорбием можем сообщить бдительным гражданам, что изложенные в тексте технологии, это не теоретические разработки «Зеркала недели», а собранные знания различных практикующих технологов, не первый год участвующих в избирательных кампаниях. И мы не зря публикуем этот материал под рубрикой «Памятка наблюдателю».

Нарушения в ходе голосования и подсчета голосов можно разделить условно на две категории: одноклеточные — простейшие и грубые, и многоклеточные — требующие серьезной координации, подготовки и расчета. Для начала приведем собранные нами примеры одноклеточных нарушений, которые, кстати, ответственно подходящему к своим обязанностям наблюдателю несложно выявить. Итак.

Выдача нескольких бюллетеней одному человеку.

Выдача бюллетеней без предъявления документов, удостоверяющих личность.

Намеренная порча бюллетеней для того, чтобы их не хватило избирателям, которые в данном регионе большинством поддерживают (или не поддерживают, в зависимости от ориентации членов комиссии) конкретного кандидата или политическую партию.

Вмешательство в ход голосования на закрытых участках (воинских частях, исправительно-трудовых учреждениях, больницах и т.д.).

Изъятие из избирательных урн при подсчете бюллетеней, в которых отдается предпочтение политическим оппонентам.

Замена бюллетеней, в которых преимущество отдается оппоненту на бюллетени, в которые внесены отметки в пользу нужного кандидата или политической силы.

Вписывание результата подсчета голосов одних субъектов выборов в графы других.

Порча бюллетеней, заполненных в пользу одного кандидата, путем внесения нескольких отметок. В результате этого бюллетени признаются недействительными.

Замена урн, перевозимых из участковых комиссий в окружную, в момент транспортировки. Милиция, сопровождающая урны, не обязательно может эту попытку пресечь.

На прошлых парламентских и президентских выборах неоднократно обнаруживалось несоответствие между данными окружных комиссий и протоколами, имеющимися на руках у наблюдателей, присутствовавших при подсчете голосов на участках. Однако судебные процессы ни к чему не приводили: различие данных списывалось на ошибки технического свойства.

Не широко, но использовалась и почти шпионская технология с двусторонними столами. По некоторым данным их изготавливали в Западной Украине. Бюллетени, которые председатель комиссии складывал в тумбу стола, подменялись бюллетенями с нужным результатом, находящимися в том же столе, но в замаскированной сплошной доской тумбе. Улучая момент, стол переворачивали, доску открепляли и устанавливали со стороны тумбы, куда были положены настоящие бюллетени. В ход, соответственно, шли бюллетени из «нужной» тумбочки.

Несложной, но очень дорогой является технология уплаты членам комиссии, например, по доллару за один голос в пользу партии или кандидата. Расчет на страсть к корысти старухи из сказки про Золотую рыбку, поскольку разбогатеть можно не только на голосах, пришедших самотеком, но и на приписанных. Чем больше щедрой партии или кандидату будет приписано голосов, тем больше будет гонорар. Если 4% — это приблизительно 1 100 000 — 1 200 000 голосов, то состоятельным партиям, в случае хорошей организации, несложно будет потратить на будущую фракцию даже несколько миллионов.

Существуют также множественные технологии, позволяющие «если не съесть, то понадкусывать», а именно навредить оппоненту. Среди таких:

Размещение на избирательных участках агитационных материалов конкурентов с целью обвинения их же в нарушении избирательного законодательства.

Ведение агитации от имени конкурента в день голосования, что также запрещено законом и является причиной для признания выборов недействительными.

Намеренные многочисленные нарушения избирательного законодательства в тех округах, где нужный кандидат будет явно проигрывать своему конкуренту. Цель та же — признание выборов в округе недействительными.

Того же результата можно достичь и при вбрасывании в урны фальшивых бюллетеней.

Говорят, хорошо действует такая технология как «ночной звонок». Группа сторонников одного кандидата начинает целенаправленно обзванивать избирателей и часа в три ночи напоминать, что завтра избиратель обязательно должен прийти и проголосовать «за Иванова» — конкурента человека, оплатившего работу звонящих. В ночные часы потревожить можно от пяти до десяти тысяч граждан в зависимости от количества «звонарей» и наличия телефонных линий. Впрочем, на порядок увеличить число разбуженных можно применяя специально разработанную для такого случая программу, где абоненты набираются автоматически и модулятор голоса сонному хозяину телефона сообщает запрограммированный текст. Говорят, это злит еще больше. Ведь автомат не пошлешь куда подальше. Подобная технология эффективно влияет на изменение мнения избирателя о кандидате, в пользу которого призывали голосовать.

«Неплохо» работают и наклеенные на лобовое стекло частных автомобилей плакаты конкурента, посаженные на суперклей. Мало того, что сам владелец авто озвереет, так еще и группу сочувствующих соберет.

Многоклеточные и более сложные технологии, как правило, держатся в секрете. Это ноу-хау каждого субъекта избирательной кампании. Точнее не каждого, а того, кто считает для себя возможным вмешательство в тайный ход мастей.

«Цепочка» или «Круг Островского» — эта технология используется лучше всего при привлечении студенческого электората. Суть ее заключается в следующем. Первый человек из подготовленной и оплачиваемой группы заходит на избирательный участок с белыми листами за пазухой. Он получает бюллетень, заходит в кабинку для голосования. Бюллетень прячет, листы достает. С ними выходит из кабинки и бросает бумажки в урну. Бюллетень выносится из участка и сдается организаторам цепочки, работающим на конкретного кандидата или партию. Организаторы нужным образом заполняют бюллетень. Его берет следующий член группы. Прячет за пазухой, заходит на участок, получает свой бюллетень, в кабинке соответственно чистый прячет, а заполненный достает и бросает в урну. Чистый бюллетень выносится для «правильного заполнения». И так, как в анекдоте, все двести раз. Вынос бюллетеня осуществляется для контроля за его заполнением. Да и вознаграждение выдается по факту вынесенного бюллетеня.

Достаточно широко на этих выборах попытаются использовать открепительные свидетельства. Суть состоит в том, что многочисленная группа за плату или же по административному принуждению берет открепительные свидетельства в своих участковых комиссиях и едет голосовать в округ за конкретного кандидата с целью повлиять на результат выборов. Известно, что подобной технологией намерен воспользоваться один бывший министр. Близость к киевской администрации может дать ему возможность привлечь в качестве «открепленных поклонников» множество работающих в столице иногородних строителей.

Шумной толпой в один из округов, находящийся даже не в Киевской области, веселого ректора поедет поддерживать практически весь студенческий и профессорско-преподавательский состав одного из университетов. И если в первом случае о символическом соблюдении законности еще можно говорить (ну не успевают строители вернуться в Мукачево и проголосовать), то во втором весьма сложно, поскольку закон четко оговаривает ситуации, при которых может быть выдан открепительный талон: для этого нужна серьезная причина.

Не исключено, что один из блоков, принимающих участие в выборах, для получения дополнительных голосов станет использовать закрытые избирательные участки в больницах и других медицинских учреждениях, медперсоналу которых будет дано распоряжение провести соответствующую работу среди больных и обеспечить максимальное заполнение койкомест на период голосования. Что будет достигнуто путем задержки на стационарном лечении на пять-десять дней больных, подлежащих выписке.

Кстати, о больных и немощных. Известно, что некоторые кандидаты в депутаты на прошлых выборах пользовались тем, что на каждом участке наличествует от 50 до 300 граждан, которых на дому посещают с выездной урной для голосования. Бывали случаи подмены урн, однако зачастую лежачим больным и бессильным старикам просто говорили за кого голосовать, а то и, спрашивая, делали в бюллетенях нужные для организаторов отметки. При циничном кандидате, минимальное количество сфальсифицированных таким образом голосов может достигать полутора тысяч в округе.

Элементом нескольких технологий является так называемый «платочек». Как известно, на нынешних выборах комиссии состоят из представителей ряда партий. По идее члены комиссии должны следить друг за другом, обеспечивая прозрачность процесса голосования и подсчета голосов. Вместе с тем даже в случае отношений между членами комиссии, как между Лебедем, Раком и Щукой, выход из ситуации может быть найден следующий. Например, мажоритарщик, имеющий бизнес в одном районе округа, договаривается с членами участковых комиссий в тех районах, где его позиции не так сильны. От милиции, либо по каким-то другим каналам, он получает список находящихся на специальном учете граждан — трудовых эмигрантов, бомжей и отошедших в мир иной. В разных регионах количество людей, однозначно не принимающих участия в выборах по выше указанным причинам, колеблется от 3—4% в Киеве до 12—15% в Закарпатье и Галичине. Соответственно верные люди, уже проголосовавшие на своих участках, приезжают в соседние районы и подходят к члену комиссии, выдающему бюллетени, в чьем кармашке торчит, например, красный платочек (значок, брошка, заколка, зеленый цвет волос, черная маска — любой оговоренный заранее опознавательный знак). За этим следует ритуальная демонстрация паспорта, выдача бюллетеня и роспись в книге напротив чужой фамилии, обладатель которой в данный момент собирает апельсины в Испании. Технология практически безотказная и очень хорошо действует в крупных и средних населенных пунктах, потому что своих соседей из другого парадного вы в лучшем случае знаете в лицо. Наблюдатель же, находящийся на определенном расстоянии, а то и вовсе вышедший по нужде, вряд ли сможет подобную ситуацию проконтролировать.

Тот же самый «платочек» действует и при партийном голосовании. Правда, тут обходятся без любительства. Тут масштаб другой. Списки установленно-отсутствующих готовятся во всегосударственном масштабе. Бюллетени заполняются за них, и для этого есть масса способов, равно как и приведение количества бюллетеней в соответствие с количеством проголосовавших. «Платочек» — это лишь один из способов лакировки ситуации. Кстати, широко используется еще один метод. Весьма активно к нему прибегали при выборах мэра одного очень крупного города: нужное количество бюллетеней с отметками напротив соответствующей фамилии просто вбрасываются в избирательную урну до ее опечатывания. А поскольку наблюдатели в лучшем случае на выборы приходят к восьми часам утра, то заметить подобный гешефт большинство из них просто не может. Подойти же к опечатанной урне и вытряхнуть ее наблюдатели не имеют права..

Правда, в любом случае некоторые вопросы порождает количество избирателей, зафиксированное ЦИК во время различных выборов, проводимых в Украине. Известно, что население страны с 52 млн. у нас уменьшилось до 48 млн. — по одним данным и до 47 млн. — по другим. Принципиальна не цифра, а тенденция. А она налицо — нас становится меньше.

Однако эта тенденция достаточно странным образом отражается на том, что принято называть реестром избирателей. Судите сами. Во время парламентских выборов 1998 года в список избирателей (не путать с количеством граждан, принявших участие в голосовании) было зачислено
37 540 092 человека. Через год, судя по данным официального сайта ЦИКа, в первом туре президентских выборов избирателей насчитывалось 37 498 630 человек. Вроде бы логично, но тогда непонятно другое: почему во втором туре этих же выборов число избирателей возросло почти на 200 тысяч и составило 37 680 581 человек? В информационном центре Центризбиркома «ЗН» заверили в том, что технической ошибки быть не может, поскольку компьютер точно и без изменений суммирует данные, предоставленные окружными комиссиями, которые в свою очередь пользуются информацией участковых. Может быть, в этот период почти 200 тысячам исполнилось 18 лет, как предположил пресс-секретарь Михаила Рябца. «ЗН» подняло показатели рождаемости в 1981 году. Тогда нас еще рождалось вдвое больше, чем умирало. Выяснилось, что разгар застоя был весьма продуктивным.
733 183 младенца родились в этот год для того чтобы в 1999 году отдать свои голоса за Президента независимой Украины. Но разделив эту цифру на 365 дней и умножив на 14 (именно столько дней отделяли туры), мы получили чуть больше 28 тысяч. Даже если предположить, что комиссии оперативно отреагировали на появление совершеннолетних, что даже по словам сотрудников ЦИКа маловероятно, то для объяснения появления во втором туре 200 тысяч дозревших граждан явно не хватает. В Центризбиркоме нам также напомнили о том, что в период между первым и вторым турами от граждан приходили жалобы в связи с тем, что их не оказалось в списке избирателей, причем жалобы приходили не только со всей Украины, но и из зарубежных далей, куда судьба в торжественный день забросила наших соотечественников. Однако, сколько их могло быть? Десять тысяч, двадцать? Большее количество свидетельствовало бы о полной профессиональной несостоятельности составителей списков избирателей. Словом, вопросы есть.

Сделав небольшое отступление, двинемся дальше. В 2000 году страна увлечена референдумом. Согласно официальным данным Центральной избирательной комиссии, в игре «А ну-ка, усиль Президента!» принимают участие 36 629 926 избирателей. За год нас стало на миллион меньше? Это при том, что в 1999 году умерли 350 тыс. человек. Но и эту цифру нельзя однозначно отминусовывать, поскольку появившиеся 18-летние отчасти заполнили возникшую в рядах избирателей брешь. Куда делись более 600 тыс. избирателей, нам установить не удалось. Однако мы не сомневаемся, что у власти этому найдется убедительное объяснение. Равно как и тому, что в 2002 году по данным Госкомстата на 1 марта насчитывается 38 265 300 избирателей. А это означает, что с референдума 2000 года количество людей, внесенных в списки для голосования, в Украине увеличилось на 1 635 374 человека. И это при том, что в 2001 году в стране по официальным данным умерли 373 тысячи граждан, в 2000-м — 746 тысяч.

В Центризбиркоме «ЗН» подобную разницу исчерпывающе объяснить не смогли. Однако небезосновательно заметили, что в референдуме, в отличие от выборов нынешнего года, не могли принимать участие граждане, находящиеся в местах не столь отдаленных и под следствием. Но граждан этих, по данным Кабмина, всего лишь 193 294…

Одним словом, со списком избирателей в стране творится что-то неладное. Есть ли в этом вина ЦИКа — вопрос, ведь данные ее сотрудники получают от Госкомстата, а потом корректируют их же согласно информации с круглыми печатями, пришедшей с мест. Но вместе с тем возникает другой вопрос — не является ли механизм создания списков питательной средой для злоупотреблений во время выборов? И тут мы однозначного ответа дать не можем. Однако совершенно очевидно, что исчезновение и появление сотен тысяч и миллиона сограждан не могли бы оказаться реальностью, если бы в Украине существовал цивилизованный реестр избирателей, за точность которого несла бы ответственность одна организация, например Министерство внутренних дел, а не ЖЭКи, кооперативы, местные власти, дипломаты, участковые и окружные комиссии. В цивилизованных странах такие реестры существуют, и даже в странах бывшего соцлагеря им уделяется чрезвычайное и щепетильное внимание.

На этом, пожалуй, краткое и неполное описание злоупотреблений «мертвими, живими і ненародженими» мы завершим. И в качестве дополнения поделимся знаниями, полученными от технологов, съевших не одну собаку на корректировке результатов выборов. Высшим пилотажем фальсификации, по их мнению, является такая технология, как «каскадный подсчет». Реально, утверждают технологи, судьба выборов решается в первые три часа после закрытия избирательных участков. Поэтому чрезвычайно важно, во-первых, создать атмосферу фиксированности ситуации, обозначив желаемые результаты, во-вторых, перенести реальный подсчет по схеме «участок—район—округ—область—Киев» на следующий день, когда ни наблюдателей, ни обостренного общественного внимания уже не будет, зато будет возможность спокойно приводить в соответствие желаемое и действительное. Впервые, по словам технологов, подобная технология вводилась в России в 1996 году во время повторных выборов Бориса Ельцина. «Каскадный подсчет» был применен под предлогом масштабности страны. Никто не обратил внимания на доводы оппонентов, указывающих на то, что в США, ненамного меньшем государстве, подсчет проводится по штатам. Суть технологии такова: объявляются результаты по 1% подсчитанных голосов в стране, потом по 5%. Из первичного доступного массива выбирается наиболее приемлемая для власти конфигурация заработанных партиями процентов. В дальнейшем эти показатели меняются в пределах 1—2%. После подсчета половины голосов, а может быть и раньше, журналистам и контролерам объявляют, что результат предопределен и ясен. Все расходятся по домам: досчитывать будем завтра. И пока все спят, на местах реальные показатели подтягиваются к желаемым и уже оглашенным. Какие-то партии закрепляются в рейтинге, а чьи-то голоса передаются другим. Злые языки утверждают, что при использовании «каскадного подсчета» Борису Николаевичу в 1996 году нарисовали лишних 8%.

В Украине также используется «каскадный подсчет». Но использовать его плюсы гораздо проще на президентских выборах, поскольку необходим единый центр, который координирует по всем регионам и округам подтягивание результатов к показателям, объявленным в первые часы после выборов. На парламентских выборах это делать сложнее, поскольку единого мозгового центра нет. Может быть, именно необходимостью решения этой проблемы объясняются слухи о том, что к владельцу фонда «Соціальний захист», зарекомендовавшему себя на выборах 1999 года, власть обратилась с просьбой о предоставлении некоторых услуг?

Прокомментировать возможность колдовства над результатами всенародного волеизъявления при помощи «каскадного подсчета», мы попросили конструктора информационной системы «Выборы», основателя фирмы «Проком» Галину Мандрусову. Галина Петровна — бывший сотрудник Института кибернетики. Вместе с предприимчивыми коллегами, не желавшими прозябать в некогда славном институте, оставшемся без денег, создала собственную фирму. С Центризбиркомом фирма «Проком» сотрудничает с 1994 года, и, по словам Галины Петровны, с каждым годом оттачивает и совершенствует информационную систему. По словам Мандрусовой, их серьезным достижением стала незамедлительная передача данных, получаемых от окружных и участковых комиссий в Интернет. Она категорически отрицает возможность фальсификации на уровне Центризбиркома: «Мы действуем абсолютно прозрачно. В каждом из округов установлены от одного до пяти компьютеров, в зависимости от количества участков. А ведь их бывает от 90 до 330 в одном округе. Первые полученные результаты направляются электронными каналами в Центризбирком и через секунду после получения они уже предоставлены вниманию всего мира на нашем сайте. Как правило, первыми данные приходят с того округа, к которому прикреплены участки, находящиеся за рубежом. С небольшим отрывом начинают подтягиваться остальные. Парламентские выборы, совмещенные с выборами в местные органы власти, проходят более сложно, нежели президентские. Местные комиссии в первую очередь считают результаты выборов в рай- и горсоветы, а также торопятся узнать, кто оказался мэром и каким стал состав облсовета. Тем не менее мы рассчитываем, что первые данные на нашем сайте появятся к 23 часам 31 марта.

Что касается регионального подсчета, то для нас традиционное понятие «регион» абстрактно, поскольку Центризбирком имеет дело лишь с такими единицами, как участковые и окружные комиссии. Подсчеты проводятся соответственно ими, однако программа системы «Выборы» представляет информацию на сайте таким образом, что интересующиеся распределением голосов на Донетчине, Киевщине или Одесщине смогут удовлетворить свое любопытство синхронно с тем, как будут обрабатываться поступающие в ЦИК данные».

Галина Мандрусова категорически исключает возможность взлома системы. И она, и председатель ЦИК Михаил Рябец сообщили «Зеркалу недели», что «абсолютно нормально, спокойно и положительно» относятся к проведению альтернативного подсчета голосов. «Эффективно выстроенная система альтернативного подсчета — это хороший контроль за нашими действиями, а главным образом — действиями избирательных комиссий. Вместе с тем заметим, что организовывать этот подсчет необходимо профессионально. Никуда не годятся схемы с приемом данных по телефону. Такая схема автоматически предполагает ошибку на двух этапах. Тот, кто будет принимать в центральном пункте сбора информации данные от наблюдателей, может не расслышать и ошибиться либо в цифре, либо в разряде. Не исключены ошибки и при последующем введении полученных данных в компьютер. Механическая работа, выполняемая людьми, это предполагает. Следовательно, организаторам альтернативного подсчета необходима компьютеризация всего процесса передачи данных. Например, на наших компьютерах в окружных комиссиях стоит программа ввода с контролем. Она автоматически «выплевывает», не принимает протоколы, где количество проголосовавших не сходится с количеством голосов, начисленных тем или иным партиям и кандидатам. Сколько будут стоить компьютеры, посчитать несложно. Необходимо будет также оплатить работу людей, передающих данные. Это немалая сумма. Сам подъем информации с участковых и окружных комиссий, например, ЦИКу обойдется в 450—500 тысяч гривен. Это минимальные расценки, поскольку фирма «ICS», выполняющая эту работу, является подрядчиком государства. Во сколько подобная операция обойдется организаторам альтернативного подсчета, мне неизвестно. Но деньги, как видите, в любом случае немалые».

При всей сложности организации альтернативного подсчета голосов отказываться от идеи не стоит. Напомним, что одна такая попытка уже имела место в украинской истории. А именно во время президентских выборов. Тогда она закончилась полным фиаско, поскольку данные удалось собрать (и то не особенно оперативно) лишь с 10% участков. Организовывать альтернативный подсчет — хлопотно, дорого, ответственно. Но, с другой стороны, разве кто-нибудь возьмет на себя труд после выборов сличать протоколы почти 33 тысяч участковых комиссий, породивших соответственно более 65 тысяч протоколов? Правильно. Никто. На что и рассчитывают отдельные персонажи и не менее отдельные силы, борющиеся за представительное присутствие в будущем парламенте. Вместе с тем с альтернативными подсчетами может сложиться весьма любопытная ситуация, поскольку их, по всей видимости, будет два – организованный Юлией Тимошенко и проведенный под эгидой СДПУ(о). В итоге придется сравнивать не два, а три результата.

Правда, существует нюанс. Основные проблемы с законностью возникать будут действительно не в ЦИКе, а на участках и в окружкомах. Именно там, по идее, контролировать ситуацию призваны наблюдатели и идеологически разнящиеся члены счетных комиссий. Ведь ясно же всем сказал Президент: «Приезжайте и наблюдайте. Мы открыты и прозрачны». И что вы думаете: наблюдатели действительно приедут. На сегодняшний день их зафиксировано уже 40. На парламентских выборах 1998 года за ходом выборов официально наблюдало 576 иностранных граждан. Любопытно, сможет ли столь представительная плотина удержать потенциальное желание некоторых сил и персон улучшить свои показатели, повторюсь, в 32 950 участковых комиссий? Доберутся ли наблюдатели до глубинки или сконцентрируются в областных центрах, как это в подавляющем большинстве происходило и раньше? А может быть, они всем скопом направятся в Донецк, где глава штаба «За єдину Україну!» объявил о том, что блок власти в регионе наберет 80% голосов? Возможно, в этой ситуации что-то и удастся скорректировать в сторону закона, если, конечно, часть наблюдателей, как на прошлых выборах, не искусится подготовленной для них культурной программой, начинающейся в 18.00, то есть за два часа до начала голосования и окончания подсчетов. Все выше сказанное не стоит рассматривать как претензию, а лишь как констатацию, поскольку приезд иностранных наблюдателей — это шаг доброй воли наших соседей по планете, оплачиваемый, кстати, ими же самими.

«А как же наши наблюдатели и составленные из представителей конкурирующих партий комиссии?» — спросит читатель, и правильно сделает.

Среди отечественных наблюдателей, несомненно, будет очень много порядочных людей, однако это не означает, что они окажутся искушенными и достаточно просвещенными о своих правах и обязанностях членов комиссии.. Также напомним, что наблюдателей будут выставлять и силы, имеющие влияние на участковые счетные комиссии. Отметим, что выборы — это повод заработать деньги для достаточно большого количества людей в стране, имеющих, кстати, различные профессии и убеждения. Об этом не стоит забывать, когда речь заходит как о наблюдателях, так и о членах комиссии. В комиссиях значительная часть членов кочует из выборов в выборы и поэтому давно знает друг друга. В маленьких участках, особенно в глубинке, идеологические распри затираются правилами общежития: учитель директору клуба глаз не выклюет, равно как бухгалтер директору колхоза. Обычно задолго до начала выборов в участковых комиссиях устанавливаются у ряда людей теплые дружеские или партнерские отношения, что, в случае нахождения общего языка с политическими спонсорами, может дать свои результаты. Не стоит также забывать и о давлении со стороны власти. Если правдой является то, что губернаторы с руководителей районов уже собрали заявления об уходе с открытой датой, то что можно говорить о большинстве членов комиссий, которые ходят под Богом и властью.

Безусловно, это не означает, что подавляющее большинство украинских граждан, поддавшись нажиму либо соблазнившись корыстью, согласятся вносить коррективы относительно мнения, высказанного их же соотечественниками. Вместе с тем в семье не без урода. Вопрос лишь в количестве тех, кто посчитает, что у него есть индульгенция от статьи Уголовного кодекса, предусматривающей за фальсификацию результатов выборов от трех до пяти лет лишения свободы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно