Друзья, опасен наш союз

25 марта, 2005, 00:00 Распечатать

На сегодняшний день неоспоримыми плюсами пережитых страной потрясений стали: первое — наказание ...

На сегодняшний день неоспоримыми плюсами пережитых страной потрясений стали: первое — наказание как минимум потерей власти команды Леонида Кучмы, пытавшейся с особым цинизмом парализовать политическую волю общества; второе — несомненный качественный скачек этого самого общества, его переход на иной уровень осознания своего места и роли в жизни страны. В результате люди получили не только надежду, но и нащупали в душе внутреннее мерило, шкалу оценки нравственности и результативности действий власти. За это спасибо в том числе и Виктору Ющенко, а также его предвыборной команде, в значительной части ставшей катализатором этих перемен.
А теперь перейдем к водным процедурам. Первый квартал новой власти отмечен множеством ошибок. Что стало их причиной? Хаос переходного периода? Тяжелейшее наследие, оставленное старой властью? Неопытность? Непрофессионализм многих новых кадров либо доминирование корыстных установок? Ответы на эти вопросы в полной мере мы еще сформулировать не можем. Однако есть основания полагать, что в разной степени присутствуют все эти причины. Возможно, столь настораживающего впечатления работа власти и не создала бы, если бы власть в значительной мере не следовала задекларированному ею же принципу открытости. В прошлые годы самый низкий рейтинг доверия у безразличного к власти населения был у Верховной Рады. Убеждена, что это происходило по причине наибольшей открытости этого органа власти. Ибо администрация Президента и Кабинет министров были всегда максимально закрытыми для общества структурами: в закулисье «дурь каждого» рассмотреть гораздо сложнее. Нынешний же Кабинет министров проводит достаточно открытую политику, вступая периодически в публичные перепалки с депутатами по вопросам бюджета, Президентом по вопросу Зварича и бизнес-деятельности его супруги, секретарем СНБОУ о схемах восстановления справедливости в сфере ранее совершенной приватизации. Министры, зная о трансляции заседания Кабмина в пресс-комнату, вступают в споры с премьером либо народными депутатами. Соответственно страна получает больше информации о существующих точках зрения на решение различных проблем. Вопрос в том, готов ли общественный организм без заворота кишок переварить эту информацию, сопоставить этот поток и тоненькие информационные ручейки, вытекающие из секретариата Президента и СНБОУ? Безусловно, открытость действий власти на сегодняшний день является не абсолютной и даже не достаточной. А ряд ее проявлений, таких как необдуманные заявления, дискредитируют ее, подчеркивая субъективность позиций, отсутствие командной игры, а зачастую юридическую неграмотность ее представителей. Вместе с тем общество окажется в гораздо более сложном положении, если до него будет доноситься лишь зачесанная на масляный пробор информация. А кроме того, нельзя допустить ситуации, при которой в жертву созданию иллюзии единой команды будет принесена информированность общества. Открытость не означает глупость, плюрализм не означает конфронтацию, а борьба с наследием режима — правовой беспредел. Просто представители нынешней власти должны максимально ответственно относиться к своим заявлениям и действиям, сверяя их и со здравым смыслом, и с существующим законодательным полем.
Возможно ли это? Возможна ли вообще та идеальная картинка, в которую многие поверили и превращения в жизнь которой многие ждут? С моей точки зрения идеальная и даже приближенная к ней — нет. И причиной тому — человеческий фактор. Сегодня, когда формирование состава новой власти почти завершено, уже можно оценить некоторые последствия кадровой революции.
В бурные месяцы предвыборной кампании все войско будущего Президента было занято боями на передовой. Робкие предложения организовать в тылу группу, которая бы занималась наработкой стройной системы решений новой власти в течение первых ста дней, а также предварительным кадровым подбором, не были услышаны. Когда Виктору Ющенко задавали вопрос о том, кто будет премьером, кто министром, а кто губернатором, он отвечал: «Давайте победим, а потом будем решать». Дипломатичность его ответов было принято объяснять сложностью и противоречивостью конфигурации поддерживающих его сил. Но на самом деле Виктор Андреевич не лукавил. К реальному развешиванию бирок на властные кресла он приступил именно после победы, практически не имея предварительных кадровых заготовок. И по большому счету, в процессе распределений должностей он оказался заложником узкого круга приближенных, незамедлительно вступивших в противостояние друг с другом в борьбе за контроль над назначенцами. Каждый подбирал кандидатуры, близкие ему по духу. По этой причине, а также по причине произрастания нынешней властной элиты, как ни крути, но из десятилетней эпохи Кучмы, по мнению ряда наблюдателей, мы получили следующий результат: с учетом губернаторского корпуса примерно 45 процентов обладателей властных постов больны кучмизмом. Примерно такое же количество — носители этого вируса. И процентов десять — свободны от него. Когда я говорю о вирусе кучмизма, то подразумеваю в первую очередь очень низкий моральный порог, работу над обеспечением национальных интересов по остаточному принципу, нетерпимость к критике и приоритет корыстных интересов.
Итак, первая группа, пораженная синдромом дефицита цивилизованной власти, может характеризоваться следующими симптомами: патологической тягой к закулисному решению вопросов; стремлением в ущерб закону натягивать на себя не свойственные полномочия и желанием создавать структуры с полномочиями под конкретных людей; нетерпимостью к критическим замечаниям СМИ; стремлением расставить людей одной группы крови на посты, контролирующие финансовые потоки; максимальной эксплуатацией вердикта «так сказал президент и это обсуждению не подлежит». Скорее всего, именно вокруг таких людей будут концентрироваться те многочисленные чиновники и бизнесмены, которые находятся в ожидании возвращения старых схем. Именно с такими людьми будут искать контактов представители российского бизнеса. Именно эти люди предпримут попытки во время парламентских выборов в 2006 году применить админресурс. Кстати, уже сейчас ясно: если старая власть в качестве технологии клонировала конкурентов, то идеологи новой просто стремятся не допустить конкурентов к самим выборам, как в случае с «Порой».
Я намеренно не стану называть представителей подобного вида. Во-первых, потому, что наш читатель, в силу своей подготовленности, и самостоятельно может заштриховать нужным цветом обладателей определенных постов. Во-вторых — по причине существования второй группы — группы носителей вируса. К ней относятся люди, которые пришли во власть с искренним намерением работать на страну. Однако моменты их биографии дают основания предположить, что в любой момент каждое из вышеперечисленных проявлений синдрома дефицита цивилизованной власти может проявиться в их деятельности. В первую очередь от Президента, его бескомпромиссной и последовательной приверженности к задекларированным требованиям к работе чиновника, зависит, в какой степени носители пополнят отряд болеющих.
И наконец третья, самая малочисленная группа. К ней в первую очередь относятся люди, не имеющие своего собственного бизнеса и не трудившиеся в исполнительной власти. Их очень немного как на региональном уровне, так и в центральном аппарате. И что любопытно, подавляющее большинство не инфицированных было привлечено во власть именно самим Ющенко, а не по рекомендации его окружения. Другое дело, что этим людям придется пройти испытания соблазнами возможностей и рычагов. Им предстоит научиться противостоять старшим товарищам, пришедшим во власть работать не только на государство. Это сложное испытание, и пройти его удастся далеко не всем.
Однако проблема нового кадрового состава власти состоит не только в том, что его значительная часть не по биографии, а по сути новой не является. Власть не может работать в отрыве от центра. Центра, которым является не Киев, а Президент. Перед министерскими назначениями, по нашей информации, только Роману Зваричу удалось проговорить с Президентом задачи, решение которых Ющенко ожидает от Минюста. Остальным же не перед назначением, а многим и после назначения так и не удалось обсудить с лидером государства, ставящим подписи на кадровых указах, концепцию развития и приоритетов вверенных министерств. Некоторые министры и по сей день не знают, где находится кабинет Президента. Я уже не говорю о губернаторах. Их краткое представление Президентом во вверенных регионах не дает возможности проговорить даже основные проблемы, возможные пути их решения и степень поддержки центра. На сегодняшний день Ющенко практически замкнут в треугольнике Зинченко—Порошенко—Тимошенко. Эти три человека, находящиеся в достаточно антагонистических отношениях друг с другом, пытаются формировать представление Президента о происходящем в государстве. Живую же информацию из регионов и министерств, от СБУ и МВД Ющенко получает бессистемно и, следовательно, находится фактически на информационном пайке триединого совражества, обеспечивающем плюрализм, но не полноту картины и объективность ее представления.
При этом нельзя сказать, что Президент не работает. Как для склада своего характера, так и с учетом удара, нанесенного диоксином, Президент по трудозатратам оставляет далеко позади Алексея Стаханова. Но вопрос ведь не только в количестве проведенного Президентом времени в администрации. Вопрос в качестве организации этого времени и в четкости приоритетов, сформулированных самим Президентом. Мне доводилось говорить с опытными аппаратчиками, получившими разные должности на Банковой. Впечатление у всех одинаковое: аппарат разрушен, коридоры напоминают муравейник, все мечутся с пятью телефонами и двадцатью папками в руках, но КПД этого броуновского движения минимален. Любой вопрос, который требовал официального либо неофициального решения Леонида Кучмы, сопровождался тремя справками. На стол экс-президенту клали справку профильного управления администрации, справку СБУ и справку Кабмина. Ничего подобного в большинстве случаев у нынешнего Президента нет.
К справкам Службы безопасности Виктор Андреевич относится с некоторой брезгливостью, как говорится, по жизни, что по-человечески понятно, но с точки зрения интересов лидера страны не оправданно. Ибо будь он чуть повнимательнее к мнению этого ведомства, например, половина губернаторов не попала бы на свои посты по объективным причинам.
Секретариат Президента пока не в состоянии по всем вопросам выдавать на-гора качественный продукт, а судя по кадровым назначениям (одно аналитическое управление, возглавленное человеком, отвечавшим на письма граждан в приемной Зинченко, чего стоит!), производимым Александром Алексеевичем, и не будет в состоянии.
С Кабмином налажена авральная, а не системная модель предоставления информации, что не есть «гут».
Ситуацию усугубляет и замешанная на амбициях самодеятельность людей, составляющих основное окружение Ющенко. Указы о назначениях не подаются Президенту неделями, а некоторые представления Кабмина вообще не доходят до Ющенко. Вместо чего ему на стол ложатся проекты указов, не имеющие ничего общего с пожеланиями высшего органа исполнительной власти, как это было в случае с назначением на НАК «Нафтогаз України» Алексея Ивченко. Иногда до Президента не доходят представления премьера о снятии кадров, как это было в случае с Минтрансом. С другой стороны, госсекретарь Президента способен утвердить переданные Юлией Тимошенко представления простым факсимиле Президента, как это случилось с назначением министра Кабинета министров. В длительной переписке, не имеющей никакого юридического оправдания, кроме сомнительного указа Президента о расширении полномочий секретаря СНБОУ, состоят Александр Турчинов и Петр Порошенко. Указ обязывает Турчинова пройти лишний круг согласований при назначении областных руководителей СБУ. В результате несовместимости взглядов на кадровую политику десяток областей до сих пор не имеет на своей территории «ока Дзержинского». И это в ситуации, когда, выражаясь революционным языком, «вся страна кишит контрой».
Одним словом, считать работу Президента налаженной и организационно адекватной нельзя и приблизительно. Ситуация требует немедленного исправления, и первым шагом на этом пути, безусловно, должно стать если не тематическое заседание СНБОУ, то уж точно совещание в президентском кабинете. Совещание, направленное на расставление внятных и жирных точек в вопросе взаимодействия Кабинета министров, секретаря СНБОУ и госсекретаря. Противоречия в этом треугольнике, обостренные в большей или меньшей степени, способны повредить общему делу новой власти гораздо сильнее, нежели глухое сопротивление аппарата или оппозиции.
Пожалуй, самой большой ошибкой Ющенко было создание противоречия на оси Тимошенко—Порошенко. Вряд ли стоит думать, что на такой шаг Президент пошел исключительно желая смягчить удар по самолюбию Петра Алексеевича, нанесенный ему при назначении Юлии Тимошенко на пост премьера. Ющенко хотел контроля за Юлией Владимировной. Материальное доказательство тому — резолюции, которые Президент в последнее время стал накладывать на свои распоряжения: «Тимошенко — к исполнению, Порошенко — контроль». Чистая схема «Кучма—Горбулин—Марчук», один к одному. Назначая Петра Алексеевича секретарем СНБОУ, Ющенко фактически втиснул медведя в канареечную клетку оговоренных законом и Конституцией полномочий секретаря СНБОУ. Владимиру Горбулину было проще: он работал в другой стране. В условиях же, когда общество, оппозиция и пресса намерены четко отслеживать соблюдение властью закона, не предполагающего выход за полномочия, описанные законодательным полем, Порошенко оказался слишком большим для этой долж­ности. В этом его трагедия. Громадье его планов, кипучая энергия и непроходящая обида постоянно будут выталкивать Петра Алексеевича за пределы правового поля. Более того, из этого поля его будет выталкивать формирующееся вокруг Порошенко сообщество людей, имеющих очень разноцветные, в том числе и личные интересы. Фактически секретарь СНБОУ становится крышей для «общества нелюбителей Тимошенко» в команде Ющенко. Но и вокруг Тимошенко создается фан-клуб, в частности, «нелюбителей Порошенко», готовый среди прочего отслеживать каждый заступ секретаря СНБОУ за линию закона, оговаривающего его полномочия. Опять-таки все знакомо до боли и напоминает схемы взаимоотношений Марчук—Горбулин, Лазаренко—Волков и т.д. Подобное четко наметившееся разделение команды ни к чему хорошему не приведет. И подобно советским прапорщикам станет алмазным песком в механизме преобразований. Ющенко хотел гармонии и баланса, а получил противостояние и игнорирование закона. Для того, чтобы не быть голословной, приведу несколько признаков командного раздела: и Тимошенко, и Порошенко по сути обзавелись контролируемыми ими силовыми структурами. Некоторые министры, не находящие общего языка с Юлией Владимировной, рассказывают о том, что заметили за собой систематическую слежку. В том, что их телефонные разговоры прослушиваются, они практически не сомневаются. Как никто не сомневается в том, что тандем Турчинов—Тимошенко никуда ни делся и сохраняет свою незыблемость. С другой стороны, Петр Порошенко через назначенного им первого заместителя министра внутренних дел Бондаренко контролирует значительную часть назначений в МВД. О том, как новые назначенцы выражают свою благодарность г-ну Бондаренко, слагаются легенды. Взял под контроль Петр Порошенко и следственную часть в милицейском ведомстве, назначив соответствующим замом Геннадия Москаля. Несомненно профессионального, но при этом верного человека. Отношения Порошенко и Пискуна безоблачными назвать нельзя. Но они куда теплее, нежели отношения Тимошенко и генпрокурора. А если учесть, что рядом с Петром Порошенко находятся люди, имеющие непосредственное влияние на Святослава Михайловича, то и в этом вопросе Порошенко перевешивает. Кроме того, близкие отношения с руководством «Укртелекома» позволяют отдельным экспертам предположить, что не только благодаря Турчинову Юлия Владимировна посвящена в коммуникационные тайны своих оппонентов, но и Петр Алексеевич не находится в информационном вакууме.
Тимошенко проигрывает своему визави в кадровых вопросах. Изначально, втянув коготки, Юлия Владимировна приступила к руководству чужим правительством. Ни одного министра в его составе нельзя назвать «человеком Тимошенко». От части объяснить подобное можно законным желанием Ющенко сформировать свое правительство с учетом мнений близкого круга, а от части — отсутствием у самой Тимошенко в команде людей министерского калибра. По сути, кроме Турчинова, ей и предлагать-то было некого. Она взялась работать с тем составом, который есть. И на сегодняшний день значительно преуспела, переплавив по многим вопросам позицию разношерстного Кабмина в единую. Порошенко же в свою очередь значительную часть времени уделял лоббированию приемлемых для него кадровых назначений. Об МВД мы уже упоминали. Помимо этого ему удалось провести ряд губернаторских назначений, четыре-пять областных прокуроров, кадрово закрыть таможню и получить ряд замов в министерствах. Правда, при этом Петр Алексеевич не нашел времени назначить своих замов, с тем чтобы наладить внятную работу аппарата СНБОУ. Но это дело третье…
В противостоянии, наличие которого публично отрицают обе стороны, у Тимошенко есть неоспоримое преимущество — законные полномочия премьера. Принятие же закона Верховной Радой, расширяющего полномочия секретаря СНБОУ, сомнительно. Следовательно, для того чтобы реализовать свои интересы, свое видение развития, в первую очередь экономики страны и кадровой политики, Порошенко и сегодня, и завтра должен главным образом полагаться на Президента. И тут удача на стороне Порошенко: на один разговор Виктора Ющенко с Тимошенко придется пять бесед с Петром Алексеевичем. В руках секретаря СНБОУ есть проверенный поколениями власти политический козырь — ревность государева. Самая искренняя формулировка, внесенная когда-либо в указ об отставке премьера, звучала так: «За создание собственного политического имиджа». По нашим данным редкий обитатель Банковой не обращает внимание Президента на «пиар Тимошенко», заставляя тем самым Ющенко с большой настороженностью относиться ко всему, что делает и предлагает премьер-министр. В некоторых случаях вмешательство Ющенко действительно требуется, ибо Юлия Владимировна если начинает рубить шашкой, то уже без оглядки. Но бывают ситуации, когда в пожарную рельсу звонить просто смешно, как, например, с экстренным заседанием СНБОУ по вопросам административной реформы, поводом для которого послужила безымянная записка на имя Президента о тотальной некомпетентности и несостоятельности правительства в этом вопросе. Заметим при этом, что эта самая записка появилась после того, как Петр Порошенко на имя премьера отправил письмо с просьбой проинформировать о сложностях в проведении административной реформы, на что получил ответ примерно следующего содержания: «Уважаемый Петр Алексеевич! Правительство занимается административной реформой и никаких проблем у правительства в связи с этим не возникает». Точка.
С одной стороны, Тимошенко вроде как проигнорировала попытку своего визави разобраться в происходящем. С другой стороны, на всех заседаниях Кабмина присутствовал представитель аппарата СНБОУ, который мог в полном объеме информировать Порошенко вместо премьер-министра о продвижении административной реформы.
Таким образом, если мы говорим о контроле, то он бывает двух видов. Первый — мониторя предлагаемые Кабмином решения вопросов (в рамках полномочий, разумеется), секретарь СНБОУ может по ходу предлагать и аргументировать оптимальные с его точки зрения решения. А второй вид контроля — это дождаться, пока объект совершит ошибку, и стукнуть об этом начальству. Какой из вариантов приемлем для Ющенко, решать Президенту.
Впрочем, решать нужно не только этот вопрос. Для начала нужно разобраться, на общий ли результат работают лидеры политических команд «НУ» и «БЮТ». «Под ковром» Порошенко, имеющий доступ к Президенту, в большинстве случаев переигрывает премьера. Единственный шанс для Тимошенко в этой борьбе — сделать наиболее явные противоречия достоянием гласности. В своем роде это тоже кучмовская модель, но периода премьерства Леонида Даниловича в 1992—1993 годах. Возможно, запас прочности позволит Юлии Владимировне несколько раз громко хлопнуть дверью. С публичной точки зрения подобная политика была бы эффектной. Но не стоит забывать, что Виктор Андреевич чрезвычайно болезненно относится к вынесению сора из властной избы. За скандал со Зваричем чуть не поплатился своим местом Сергей Терехин, а за вынесение на публичный суд противостояния между Тимошенко и Порошенко — вице-премьер Николай Томенко. Кроме того, гласное заявление Юлии Владимировны о существующих противоречиях, несомненно, будет трактоваться как очередная попытка пиара, что также не добавит ей президентского расположения. Таким образом, ситуация загоняется под ковер. Круг замыкается внутри коридора власти и разорвать порочный круг взаимных обвинений, упреков и противодействий может только Президент. Это его ответственность. Однако всем известно, что Виктор Андреевич не любитель выяснения взаимоотношений, тем более чужих. Тому есть много примеров, начиная от конфликта в премьерские времена между Лисицким и Рыбачуком, заканчивая предвыборным противостоянием между Бессмертным и Зинченко, а также январским предложением Ющенко, адресованным Порошенко и Тимошенко: «Договоритесь между собой, кто из вас кем будет».
Ничего само собой не улетучится, а в ситуации с премьером и секретарем СНБОУ беременность неприязнью сама по себе не рассосется. Поэтому возможны варианты.
Вариант первый. Ющенко в ручном режиме каждый день занимается разрешением вопросов, возникающих на двух полюсах власти. Сегодня прав ты, завтра права ты, послезавтра три раза ты, а попослезавтра — два раза она. Думаю, мы специально для этого избирали Президента. Однако волноваться не стоит. Виктор Андреевич никогда не будет утруждать себя ролью рефери в тараканьих бегах. А если вдруг и станет, то мы получим новое издание Леонида Кучмы, выстраивавшего свою политику на синтезации противостояний и разводках в собственной команде.
Вариант второй. Ющенко увольняет одного из двоих. Такой развязки исключать нельзя. И потерпевшими имеют шансы стать и Порошенко, и Тимошенко. Защитные барьеры на этот случай у Порошенко таковы: он много сделал для избирательной кампании; он чуть ли не единственный на Банковой, кто четко знает, чего хочет; он имеет серьезную экономическую подготовку, и Ющенко это ценит; он имеет влияние на значительную часть в новосозданной партии, не пришедшую в восторг от назначения Тимошенко на пост премьера; он силен в политической игре; на него, возможно, будет завязано российское направление. Минусы Петра Алексеевича: потенциальное активное лоббирование бизнеса и слишком настойчивые и часто предъявляемые требования к Президенту о решении тех или иных вопросов, что идет вразрез с мироощущением Ющенко, проявляющего нетерпимость к давлению и напору. А поскольку для Порошенко Президент является главным инструментом в собственной политике, ввиду «куцости» законных полномочий, то это может осложнить их взаимоотношения.
Предохранители Тимошенко главным образом расположены в плоскости будущих парламентских выборов. Она, в отличие от Порошенко, весьма популярна в народе; она может составить серьезную конкуренцию партии власти в случае своей отставки. Кроме того, Ющенко в достаточной степени доверяет ее способности руководить Кабмином в переходной период. Он также отмечает следующее: в отличие от Петра Порошенко, Тимошенко пытается генерировать и воплощать идеи, входящие в ее компетенцию. Она к Президенту приходит с продуктом. А Петр Алексеевич же механизм СНБОУ до сих пор не завел и с кругом своих непосредственных обязанностей разбираться не очень спешит. По крайней мере пока. Слабые стороны Тимошенко: во-первых, ее независимость, во-вторых, возможность провала экономической политики правительства, и в этом случае от премьера будет легче избавиться, нежели нести тяжесть неудач, связанных с ее именем в общем предвыборном списке. В-третьих, перед ней стоят и бизнес-соблазны, особенно если Юлия Владимировна не исключает для своей партии самостоятельного плавания.
Как видим, Президенту будет сложно принять хирургическое решение. К тому же, истории предыдущих противостояний в его окружении доказывают, что Виктор Андреевич не сторонник этих методов. Но все может быть. А при определенных обстоятельствах — должно быть.
Третий вариант. Ющенко еще раз (такое уже было в самом начале пути новой власти) усаживает за стол переговоров Юлию Владимировну и Петра Алексеевича, вынуждая их не только оговорить и принять правила игры, но и обязывает их выполнять. Обе стороны на сегодняшний момент декларируют готовность сесть за стол переговоров. При этом представители сторон утверждают, что недружественная сторона неизменно нарушает достигаемые договоренности. Способен ли Президент предложить формат, в котором договоренности будут сохраняться? Возможно, значимым шагом в достижении договора о прекращении подковерного огня можно было бы считать публичную формализацию взаимоотношений между политическими силами, к которым имеют отношение все участники действа. Тимошенко подозревает «Нашу Украину» в том, что ей будут предложены весьма скудные условия сосуществования в блоке. Относящиеся к ней настороженно нашеукраинцы подозревают, что Юлия Владимировна в случае удачной деятельности на посту премьера сможет уйти в самостоятельное политическое плавание. Если все точки над «і» удастся расставить в ближайшее время и они как компромисс устроят обе стороны, то в значительно большей степени можно будет рассчитывать на командные действия группы лиц, по инерции именуемой командой Ющенко. Правда, при заключении этого непростого договора есть еще один чрезвычайно важный фактор — жизнь или смерть конституционной реформы. Некоторые утверждают, что Петр Алексеевич прощупывал почву в Конституционном суде на предмет возможной отмены проголосованных изменений. Другие же сообщают о якобы имевшем место звонке Юлии Тимошенко председателю Конституционного суда на предмет возможности объявления конституционным проекта 3207, в случае принятия которого парламентом реформа может вступить в силу с сентября, и тогда основные полномочия перейдут от Президента к премьеру.
Словом, навести порядок в стране Президент не сможет до тех пор, пока не наведет порядок в собственном офисе и в кругу своих сторонников. Если о старой власти, имея в виду состояние страны, говорили, что «рыба гниет с головы», то о новой можно сказать, что она с головы парализуется. Только организованная, эффективная и монолитная командная игра позволит выполнить те обязательства, которые Виктор Ющенко взял на себя во время предвыборной кампании. Не все за один год, как того хотят эсдеки, а необходимый минимум, приходящийся на первый год президентского правления. Предвыборный год.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно