ДЕНЕЖНОЙ РЕФОРМЫ В ЭТОМ ГОДУ НЕ БУДЕТ. ЭМИССИИ — ТОЖЕ

22 сентября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 22 сентября-29 сентября

Четверг — это роковой день для украинской денежной реформы. Население нашей страны уже сбилось со счета, отмечая даты введения гривны, которые всегда приходились именно на этот день недели...

Четверг — это роковой день для украинской денежной реформы. Население нашей страны уже сбилось со счета, отмечая даты введения гривны, которые всегда приходились именно на этот день недели. В четверг, не уточняя в какой, Виктор Ющенко обещал провести денежную реформу, в один из четвергов о ее неизбежном приближении заявил Президент Украины Леонид Кучма, а в нынешний четверг дал отбой, сославшись на то, что момент для проведения реформы упущен и теперь нужно подготавливать другой.

Вопрос, быть или не быть денежной реформе в Украине до конца 1995 года, обсуждался в четверг 21 сентября специалистами, похоже, очень горячо. Практика прошлых заседаний комиссии по проведению денежной реформы показала, что за нее выступали те, на кого не ляжет ответственность за успех введения новой денежной единицы. Против высказывались ответственные лица. Противники реформы указывали, помимо внешних и чисто технических причин, на необходимость решения ряда внутренних проблем. Среди них приоритет отдавался выплате в полном объеме зарплат в промышленности и в бюджетных отраслях, а также выплатам всевозможных пособий, пенсий и стипендий. По мнению противников реформы, для начала было бы совсем не лишним улучшить ситуацию, сложившуюся с расчетами между субъектами хозяйствования, выполнением внешних обязательств и самое главное — оплаты поставок природного газа.

Немаловажной причиной переноса сроков реформ некоторые специалисты считают еще не до конца обузданную инфляцию. По мнению некоторых из них, гривна, введенная в октябре 1995-го, к лету 1996-го на 80 — 90% ослабнет. Имеет ли смысл бросать новую денежную единицу на съедение инфляции, если эта «экономическая старуха с клюкой» еще какое-то время может поживиться не до конца изглоданным купоном? Не все эти вопросы мы успели задать премьер-министру Украины Евгению Марчуку во время эксклюзивного интервью, данного «Зеркалу недели». Однако, на наш взгляд, основные моменты премьер прояснил.

— Находясь с официальным визитом в Казахстане, Леонид Кучма заявил о том, что, возможно, сроки денежной реформы будут перенесены. По его словам, окончательное решение должно было быть принято на заседании комиссии по денежной реформе, председателем которой вы являетесь. Можно ли узнать, Евгений Кириллович, о результатах этого заседания?

— Заседание Государственной комиссии по денежной реформе всегда проходит за закрытыми дверями. Поэтому о его ходе я ничего не могу говорить. Закрытый режим работы комиссии оправдан нежеланием вносить сумятицу либо давать повод для каких-либо спекуляций вокруг отдельных заявлений. В общем-то ничего секретного нет в обсуждаемом вопросе. Во время заседания высказывались несколько точек зрения, что, в общем-то, естественно. Некоторые из них — взаимоисключающие. Вынесение на всеобщее обсуждение дискуссий, а не результата, может оказать негативное воздействие на валютный и товарный рынок.

Но главное могу сказать: действительно, вопрос о денежной реформе поднимался. Перед заседанием мы долго беседовали на эту тему с Президентом.

Дело в том, что есть ряд параметров, которые нельзя не учитывать, приступая к реформе. Первое и самое главное — у нас не принят бюджет на 1996 год. Это очень существенно. Конечно, чисто гипотетически можно провести денежную реформу, а потом пересчитывать весь бюджет в новой денежной единице. Но это теория, а на практике это невозможно, поскольку работают разные денежные массы, разные денежные пропорции и так далее. Таким образом, не имея утвержденного Верховным Советом Закона о государственном бюджете на 1996 год, включаться в денежную реформу нецелесообразно.

Второе весьма существенное обстоятельство — это неподготовленность стабилизационного фонда гривны. Национальный банк Украины накопил определенные резервы для его создания, но пока они очень незначительные. Вопрос о предоставлении нам помощи в создании стабилизационного фонда международными финансовыми институтами может быть вынесен на обсуждение совета директоров только лишь в октябре. Кроме того, решение может быть и не принято. Есть ряд факторов, которые эти организации изучают и учитывают... Программа моего визита в Соединенные Штаты (визит состоится 26 — 30 сентября) предусматривает встречи с руководством Международного валютного фонда, Всемирного банка. Думаю, об этих проблемах обязательно будет идти речь. А сейчас нужно понимать, что без накопленного резервного фонда пускаться в денежную реформу чрезвычайно рискованно.

Развивая тезис Президента о том, что в Украине появились признаки экономической стабилизации, я хотел бы сказать, что действительно ситуация в экономике удерживается и контролируется; темпы инфляции находятся в запланированных нами рамках. Уже эти два параметра являют собой большую ценность для экономики, поскольку один и второй способствуют повышению доверия собственной валюте. Это влечет за собой более долгосрочные депозиты, а они, в свою очередь, дают возможность банкам выдавать долгосрочные кредиты, в которых так нуждаются промышленники. С другой стороны, темпы инфляции, которые сдерживаются и идут на понижение, позитивно воздействуют на ставку Национального банка.

Все эти составляющие стабилизации есть, они достигнуты тяжелыми усилиями. В то же время нас критикуют — и во многом правильно критикуют — за то, что политика макроэкономической, финансовой стабилизации не дала положительных результатов на уровне промышленности. Это действительно так, и положительным подобное положение дел нельзя назвать. Но. Опыт таких государств, как Польша, Словакия, Венгрия и страны Балтии, показывает, что достижения стабилизационного процесса на макроуровне начинают сказываться на промышленности через полтора-два года. Это абсолютно устойчивая закономерность. Ее подтверждают не только наши расчеты и расчеты наших соседей, но и данные международных финансовых структур. Разница существует лишь в сроках, и то погрешность не составляет более полугода. У одних прирост ВВП и оздоровление промышленности начинались спустя полтора года с начала стабилизации финансового макроэкономического поля, у других — спустя два. Мы же в позитивном макроэкономическом процессе удерживаемся лишь с января этого года. Нам еще придется, несмотря на существенные успехи, здорово побороться с инфляцией. Но не за счет пережима ситуации. Уроки из ошибок прошлого извлечены.

Кстати говоря, во всех государствах, которые проходили такой же путь, как и мы, существует следующая закономерность: если инфляция превышает 30% годовых, то, как правило, прирост ВВП не происходит. Но падение производства при таких темпах останавливается. Мы подобными успехами пока похвалиться не можем, поскольку у нас инфляция составляет 4,5 — 4,8 процента в месяц, а необходимо, чтобы она была не более 1,2 — 1,8. Однако в Украине существует устойчивая тенденция к снижению инфляции. И только при общегодовой от 20 до 25 начинается активная инвестиционная деятельность как своего капитала, так и иностранного. Вот тогда-то и начинается прирост ВВП, оздоровление промышленности — собственно все то, ради чего мы все это делаем.

В этой связи — последнее. Абсолютной закономерностью для всех государств, прошедших переходный период от одной экономики к другой, является следующее: как только государства шли на дополнительную внеплановую эмиссию, сразу же наблюдался точно такой же спад реальных доходов населения. Точно такой же спад наблюдается и в платежеспособности предприятий, он обусловлен вымыванием оборотных средств. Иногда нас упрекают, что сама по себе борьба с инфляцией — это химеры, которые нужно бросить и заняться только микроуровнем. Но, должен вам сказать, уже многократно было доказано, что дотирование отраслей — это гиблое дело. Дотация конкретного предприятия, конкретного руководителя, конкретной структуры с конкретной программой — и то это плохо. Гораздо лучше создать благоприятный режим, приемлемые правила игры.

— Означает ли это, что до конца года Кабинет министров не будет настаивать на внеплановой эмиссии?

— Да. Это абсолютно точно означает, что никаких внеплановых эмиссий до конца года не будет. Есть вожжи для управления, то есть кредитования дефицита бюджета за счет Национального банка. Эти кредиты уже исчерпаны, и до конца года — никаких эмиссий. Как нам ни будет тяжело изыскивать внутренние резервы для решения горячих проблем, таких, как подготовка к зиме и прочее, мы будем это делать. По крайней мере, я буду категорически выступать против эмиссии настолько, насколько это зависит от меня. Это серьезный принцип, нарушение которого равнозначно бесполезности дальнейшей работы, поскольку любая эмиссия оборвет тот позитивный процесс, который, слава Богу, нам удается удерживать.

И я еще раз подчеркиваю существующую корреляцию между макроэкономическими процессами и оздоровлением производства. Сейчас еще нет оснований говорить об этом как об устойчивом явлении, но уже сейчас у нас есть некоторые предприятия и некоторые подотрасли, в которых приостановлен спад. Их еще мало, но в январе этого года их вообще не было. Это первые ласточки.

— Евгений Кириллович, как, по-вашему, отреагирует валютный рынок на перенос сроков денежной реформы? Есть ли варианты прогнозов?

— Я думаю, что серьезные аналитики отреагируют нормально, позитивно. Ведь мы этим как раз подчеркиваем, что не бросаемся в омут денежной реформы безоглядно. Денежная реформа — это только часть большой экономической реформы, ее мощный механизм. С другой стороны, мы стремимся добиться того, чтобы у народа было большее доверие к новой валюте и не было тревожных ожиданий, зря потраченных нервов. Я считаю, что нынешняя ситуация может быть дополнительным фактором стабилизационного характера.

— Иными словами, до лета мы можем быть спокойны?

— Я не могу сейчас говорить, до лета ли: реформа может произойти чуть позже или раньше. Одно могу сказать точно: в ближайшие месяцы ситуация нами будет изучаться, контролироваться и удерживаться. Ясно, что в этом году денежную реформу проводить не стоит.

P.S. Премьер-министр Украины Евгений Марчук высказался за дальнейшее проведение курса, направленного на финансовую стабилизацию экономики Украины. Он заявил в пятницу в Киеве во время встречи с сопредседателем украино-немецкой рабочей группы по финансовым вопросам Клаусом-Петером Мюллером, что «поддержка финансовой стабилизации и еще более жесткий механизм ее проведения будут продолжаться и далее».

По словам премьера, не стоит путать заседание ученых с заседанием Кабинета министров. Последние выступления Президента и премьера «абсолютно не означают изменения курса реформ». Речь в обоих выступлениях шла, отметил Е.Марчук, о «необходимости усиления некоторых акцентов в деятельности исполнительной власти», которые «связаны, главным образом, с проблемами производства». «Однако это не значит, что проблемы монетарного характера и финансовой стабилизации отошли на второй план», — подчеркнул он.

Е.Марчук особо отметил, что «все эти аспекты изложены в программе действий правительства, которая сегодня подписана и направлена в Верховный Совет».

Остается надеяться, что левый зигзаг, который сделали в своих выступлениях и Президент, и премьер Украины, остался позади. Более того, хочется верить, что украинский путь к рынку, миновав многолетний серпантин, перейдет если не в автобан, то хотя бы в шоссе с односторонним движением. И если это так, то слава Богу, поскольку народ уже укачался.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно