Архивная реформа: изменить нельзя оставить

26 декабря, 2019, 12:20 Распечатать Выпуск №50, 27 декабря-10 января

Архивная сфера в Украине в последние десятилетия находится в глубоком упадке, а упоминается в лучшем случае в связи со скандалами.

© Pixabay

Национальная память. Это словосочетание достаточно новое в публичном дискурсе и в последние годы связано у нас чаще всего с деятельностью Украинского института национальной памяти — правительственного учреждения, занимающегося нашим сложным и трагическим прошлым со времен УНР до войны 1940-х, Чернобыля и новых революций. 

Но у национальной памяти более широкое значение — это способность проанализировать, осмыслить и принять сложную, пеструю и очень противоречивую историю, умение выделить из нее то, на чем базируется наша общая идентичность, а также идентичность, формирующаяся на уровне каждого из нас, на уровне семьи. Эту способность формируют устная история, которую мы часто теряем с носителями памяти, свидетелями и участниками событий, а также архивы — то, чем государство должно было серьезно заниматься.

Архивная сфера у нас в последние десятилетия находится в глубокой стагнации и упадке. А упоминания о ней сопровождаются если не трагедиями, как например пожар в Каменец-Подольском архиве, кражи в историческом архиве Львова, так и скандалами, связанными, например, с запретом копировать на собственный смартфон или с поиском персональных данных в документах ХІХ в. (персональные данные касаются исключительно живых людей.И.Р.

Основная причина упадка — непонимание важности архивов в обществе. В бытовых разговорах архивы ассоциируются или с чем-то скучным, неинтересным, покрытым пылью, или с чем-то странным и неизвестным. Средний гражданин сталкивается с архивами чаще всего, когда надо найти какую-то справку или сделать "карту поляка". И хотя в последние годы, а особенно после Революции достоинства, начал стремительно расти интерес к генеалогии, представление людей об архивах не слишком изменилось: "Архивы — это скучно", — сказал недавно мой коллега. Даже больше: архивная сфера с начала независимости оставалась на N-десятом месте в приоритетах государства. Была практика "списывать" в архивную сферу чиновников, оказавшихся ненужными новоприбывшей власти, а мотивация у таких чиновников, соответственно, — не проявлять излишней активности. Это в лучшем случае.

Принятый в 1993 году профильный закон решал на то время важные, но все же ситуативные задачи, как, например, реабилитация или получение справок социально-правового характера. Попытки вернуть похищенные СССР и Россией архивы закончились ничем — Россия далеко послала бывшие "братские республики", и мы до сих пор вынуждены обращаться в архивы страны-агрессора, которая во все времена пыталась помешать нам отыскать нашу память. Развитие сферы, в которой были бы эффективные сервисы и комфортные условия, долгие года оставалось мечтой отдельных архивистов и исследователей. 

Следует сказать, что и архивная система не смогла приспособиться, за единичными исключениями (как Николаевский и Кировоградский облархивы), к новым условиям, где архив является элементом государственного сервиса, а архивные учреждения не только "сохраняют архивы для последующих поколений", но и активно взаимодействуют с пользователями и популяризируют свою деятельность. 

Но шанс на перемены все же появился. Государственную архивную службу возглавил архивист Анатолий Хромов, который пришел из самого открытого, по международным рейтингам, архива СБУ. И первым его шагом стала отмена одиозных ограничений 2018 года на копирование в архивах собственными средствами. Это свидетельствует о курсе на открытость архивов и выход их из такого уютного, но губительного кокона. Конечно, радикальных перемен в 2020 году ожидать не следует — бюджеты ГАСУ определены еще полгода назад и зафиксированы в законе о госбюджете. И, как и раньше, это бюджеты выживания. А на достройку двух башен в комплексе центральных архивов, решение вопросов с помещениями Одесского, Винницкого и других архивов, где или аварийное состояние здания, или нехватка площадей из-за переполненности, понадобятся не один год и значительные инвестиции. И их обязательно надо найти, ибо сохранение архивов — это сохранение не просто хранилищ, а нашей идентичности, памяти о погибших воинах, защищающих не только нашу землю, но и нашу свободу, и наше право на собственную историю. 

То, что можно и надо делать как первые шаги в архивной реформе — это пересмотреть все подзаконные нормативы, определить и разграничить платные и бесплатные услуги, проанализировать и оптимизировать ресурсы. Особый вопрос — новый закон о доступе к архивной информации и об архивном деле. Этот акт, понемногу разрабатываемый силами общественности, должен догнать информационное законодательство, довольно существенно обновившееся в 2011 году. Речь идет о законах об информации, о доступе к публичной информации и о защите персональных данных, а также о недавно обновленном законодательстве в сфере авторских и сопредельных прав. Новый закон о доступе к архивной информации должен соответствовать принципам, заложенным в информационных законах об открытости, обнародовании информации, предоставления информации на запросы и т.п. Еще в 2000 году Комитет министров Совета Европы в рекомендации №13 прямо заметил, что доступ к архивам должен происходить на тех же принципах, что и доступ к публичной информации. Более того, в 2012 году Международный архивный совет (ICA) выработал собственные принципы, которые должны войти в обновленное законодательство. Основная цель закона — укоренить аксиому: архив — один из инструментов (государственных сервисов) удовлетворения конституционного права каждого гражданина на информацию. А ограничения должны нести легитимную цель, определенную в ст. 34 Конституции Украины: национальная безопасность, конфиденциальная информация, авторское право и др. 

Еще одним важным элементом реформы должна быть доктрина "Архивы идут к людям". В современном сверхбыстром мире проведение выставок в помещениях архивов — неоправданная роскошь и должно остаться исключительно в контексте экскурсионной деятельности. Архивисты должны выходить наружу — в медиа, социальные сети — и говорить о проблемах сферы, о том, какими сокровищами владеют архивы, и чем они могут быть полезны нам с вами. 

Опыт показывает, что на реформу архивов может понадобиться около 10 лет. Но я верю: эта сфера себя еще проявит. Все только начинается. Главное — больше желать перемен, и — меньше саботажа. Это ключевые факторы успешности реформ.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно