Успешные люди — успешная страна?

25 марта, 2016, 20:03 Распечатать Выпуск №11, 25 марта-1 апреля

Успешность — одна из наиболее желаемых и провозглашаемых ценностей в любом обществе. Успешным всегда считается тот, кому другие хотят подражать, чтобы достичь того же, что и он — то ли так же учиться; то ли приобрести такой же одеколон; то ли так же залихватски, пренебрегая правилами, водить машину. А вот критерии, по которым общество оценивает успешность, различны не только в разных странах, но и зависят от конкретных исторических, культурных и экономических условий, в которых пребывает общество в данный момент.

 

 

 

Успешность — одна из наиболее желаемых и провозглашаемых ценностей в любом обществе. Успешным всегда считается тот, кому другие хотят подражать, чтобы достичь того же, что и он — то ли так же учиться; то ли приобрести такой же одеколон; то ли так же залихватски, пренебрегая правилами, водить машину. 

А вот критерии, по которым общество оценивает успешность, различны не только в разных странах, но и зависят от конкретных исторических, культурных и экономических условий, в которых пребывает общество в данный момент. На каждом этапе эти понятия корректируются. Новые тренды создают новые примеры для подражания. Общество формирует представление об успешности. В свою очередь люди, которых считают успешными, влияют на общество. 

В украинском обществе за годы независимости критерии успешности менялись уже не раз. Как правило, успешными у нас считались люди состоятельные и наделенные властью. Но Революция достоинства, похоже, добавила в понятие успешности в Украине новый фактор —  возможность занять четкую гражданскую позицию и самому определить свою роль в обществе. При условии готовности человека к самопожертвованию. Причем не столько самой жизнью, сколько жизненными силами и личным временем, которые он отдает для служения этому обществу. 

В различных рейтингах успешных людей появились волонтеры и общественные активисты. То есть те, кто стремится быть полезным обществу. Их успешность часто не имеет ничего общего с личным счастьем или же с материальной обеспеченностью, что порой вызывает недоумение. Например, из комментариев к рейтингу топ-100 успешных женщин: "Татьяна Рычкова... Вдовой стала, на нерве всю войну, сына видит редко, вся в работе, в чем успешность? Жаль ее по-человечески... Странное понимание успешности...". 

Путаница возникает еще и потому, что верные своему делу волонтеры в привычном понимании слова не влиятельны. Крохи влиятельности они получают лишь в том случае, если соглашаются соблюдать устоявшиеся в системе правила игры. Леся Литвинова: "Что понимается под успешностью, я не поняла. Нет, я, конечно, вполне успешная доска объявлений. Но это не совсем то, к чему я стремилась. По-моему, социальный успех — это возможность изменять что-то системно. Не точечно. Влиять на системообразующие процессы. Возможно, не сиюсекудно. Но все же". 

Как бы там ни было, четких понятий о том, что такое успешный человек или успешная нация, у украинцев до сих пор нет. Они формируются стихийно и ситуативно, чаще всего при помощи СМИ. Но есть ощущение, что в том числе и с размытыми в обществе критериями успешности связано и падение общего уровня профессионализма во всех сферах жизни, и многолетнее отсутствие внятной национальной идеи и, как следствие, плачевная ситуация, в которой мы находимся. Действительно ли сейчас к традиционным моделям успешности "человек-деньги", "человек-власть" и  "человек-телевизор"  добавилась еще одна —  "человек-общество"? И если это не иллюзия, то не сиюминутна ли эта новая модель? Чтобы проверить свои догадки, мы обратились к экспертам в различных сферах, задав им два вопроса: 

1. Как менялись критерии социальной успешности в независимой Украине? 

2. Каковы они сегодня и почему, на ваш взгляд? 

Евгений Головаха, замдиректора Института социологии:

1. Есть общечеловеческие критерии, связанные с достижениями людей, и с их нравственными и духовными качествами. Но в конкретных условиях эти критерии наполняются определенным, своеобразным содержанием. Если взять начало становления Украины как независимого государства, то сохранялись еще советские представления о социальном успехе. Они были связаны с высоким уровнем образования, достаточной материальной обеспеченностью, достойными условиями жизни. Но прежде всего — со способностью самореализоваться в конкретных условиях, в основном связанной с профессиональной сферой, поскольку идеологическая для большинства людей была или закрыта, или же на нее смотрели с опаской. Так или иначе, именно профессионализм определял успешность. И он зависел от длительной подготовки и высокого уровня образования. Неслучайно среди самых престижных профессий тогда были ученый, педагог (прежде всего преподаватель вуза).

Когда люди в массе своей стали беднее, почувствовали нестабильность и неопределенность, общество начало принципиально меняться. Изменились и критерии, что было связано с начавшими формироваться ценностями. Если в развитых западных обществах основные ценности — это самореализация, открытость, поиск нового, помощь другим (то есть так называемые постматериалистические ценности), то украинцы на первый план ставили безопасность и карьеру (власть). Карьеру в тех сферах, которые могут дать максимум материального успеха и безопасность. Например, политика, банковское дело, юриспруденция. Это основное изменение в критериях успеха на сегодняшний день.

2. События последних двух лет добавили еще один фактор, к сожалению, пока плохо изученный, но могущий дать какой-то новый импульс и повлиять на изменение основных ценностей. Это волонтерство и способность самому определять свою роль в обществе. Волонтерам люди доверяют, а значит, считают их успешными. Нынешним политикам не доверяют, и считают их успешными исключительно в обеспечении собственного благополучия. Возможно, появятся новые мотивы, если волонтерское движение, как у нас это бывает, просто не исчезнет, исчерпав себя.

А телекартинка, как всегда искажает, поскольку пропагандирует образцы успешных людей, успех которых большинству непонятен. Например, эксперты, которые непонятно о чем говорят, и так далее. Телевидение все-таки должно больше показывать образцы успеха, в частности в профессии. И таким образом вернуть ту нормальную шкалу, когда образование и профессионализм становятся единственными критериями успеха.

Георгий Почепцов, доктор филологических наук, профессор

1. Успешность ХХ века впервые получила два измерения. Если до этого героем был только тот, кто сделал нечто героическое в физическом пространстве, то теперь им стал также и тот, кто делает это в информационном или виртуальном пространствах. Отсюда новые типы героев — актеры, режиссеры, поп-певцы. Однако сохраняется исходный принцип: герой — это тот, о ком говорят. Но в первом случае о нем говорили из-за подвига, а теперь "говорение" стало отдельным процессом, способным поднять человека и вне подвига в традиционном понимании.

Сегодня успешность получила еще одно измерение — денежное. Внешним проявлением этого стала возможность тратить. Золотая молодежь, мажоры — это те, кто безудержно тратит, причем заработанное не ими.

Вместе с западным финансовым героем к нам пришел и его антипод — лузер. Следствием всей этой модели стало размытие былых критериев успешности. Советский тип успешности был встроен в советскую иерархию, где финансовая составляющая была следствием, а не причиной. Академик, как успешный типаж, имел деньги, потому что был академиком, а не наоборот — потому что деньги делали его успешным. Советская успешность — это массовые успешные профессии: ученый, врач, писатель, актер, режиссер. Из-за разных профессий успешность была столь же разнообразной.

2. Сегодняшняя успешность, имея единственный эквивалент — деньги, более системна. При этом она отвергает все иные параметры — образование, профессию, место работы. Все это имеет значение, только когда к этому присоединены деньги.

Такая "стройная" система выстроена с помощью СМИ. Именно СМИ перевернули представление об успешности только к финансовому полюсу. Благодаря СМИ мы знаем всех олигархов поименно. Но не знаем успешных ученых, писателей, профессоров так, как это было в советское время, когда СМИ были ориентированы на иные типы успешности.

Кризисная ситуация, какой стала АТО, переместила внимание СМИ на новые типажи. Отсюда вновь произошел временный "сбой" предыдущей модели успешности. Возникли военные герои, которых до этого не было. Появились волонтеры. Но сегодня и тех и других "вытесняют" за пределы этого круга.

Сегодняшняя успешность, как и в советское время, в сильной степени зависит от занимаемого места в государственной иерархии. Волонтеры и военные временно попали туда, а министры и депутаты живут там почти вечно. Именно их слова тиражируют все СМИ

Олег Покальчук, социальный психолог:

1. Успешность для человека всегда соотносится с тем, что о нем думают окружающие, потому что это — социальная категория. Для постсоветского человека тщеславие очень важно. В его системе координат ничто из желаемого и приобретенного не может быть окончательным, если этому смертельно не позавидовали другие.

В начале украинской государственности формальным критерием было обретение новой статусности, депутатство, участие в каких-то новых процессах государственного строительства. То, что обещало сказочно быстрое развитие и одаривание возможностями ближних. Были и некие материальные маркеры — марка машины, часов, телефона, прочая гламурная чушь. Смещение этой, в общем-то, стабильной шкалы произошло в зону меньших рисков — стало понятно, что в гробу карманов нет, и большего цинизма — потому что человек ворующий, но делящийся и не зарывающийся, являл и являет собой островок материальной и социальной стабильности для семьи, челяди, прихлебал и разных дворовых. Стало меньше публичности. Она — для политических терпил, которых всегда закрывают первыми. Формальные аксессуары успеха понимают теперь лишь посвященные. За кадром остается тот факт, что успешный человек вынужден платить огромную цену за поддержание этих понтов, и не только материальную. Это ловушка для психопатов. У них всегда остается резервная, такая совковая фантазия — сбежать за границу, где, собственно, и находятся их реальные деньги и к ним прилагающееся. Хотя для возмездия или правосудия границ уже давно не существует.

2. Живой и не в тюрьме — вот и молодец.

Сергей Курбатов, кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института высшего образования НАПН Украины:

1. Думаю, критерии социальной успешности зависят от уровня потребностей, которые позволяет реализовывать экономическая и социальная ситуация. Помните знаменитую пирамиду Маслоу? В самом основании этой пирамиды — физиологические потребности и потребности в безопасности, а на вершине — потребности самореализации. Сразу после обретения Украиной независимости в связи с тяжелой социально-экономической ситуацией значительная часть населения оказалась в ситуации выживания. Отсюда культ эмиграции и массовая утечка мозгов. С другой стороны, разгосударствление собственности и возможности для занятий предпринимательской деятельностью сделали наличие собственного эффективного бизнеса критерием социальной успешности. Отсутствие адекватного правового регулирования новых экономических отношений привело к тому, что среди "героев" 90-х оказались организованные преступные группировки, и наметилась тенденция к их героизации в общественном мнении.

На рубеже тысячелетий в Украине начинается активный рост ВВП. За период с 2000 по 2008 годы этот показатель увеличился с 31 до 180 млрд долларов. Соответственно, организованная преступность ушла в тень, а государственная служба и работа в силовых структурах стали восприниматься как престижные. Также повысился престиж работы в бюджетных организациях, например, в системе образования.

Начало второго десятилетия ХХІ века характеризуется стагнацией в экономической сфере, с одной стороны, и непомерными аппетитами "кровосись" от бюджета — с другой. Отсюда — снова возросшая ценность эмиграции и нонконформизма.

Я считаю, что, несмотря на социально-экономические флуктуации, основные критерии успешности сохраняют определенную стабильность. Здоровье и возможность заниматься любимой работой, счастливая семья, уважение со стороны коллег и стабильный социальный статус могут рассматриваться в качестве таковых.

2. Евромайдан, названный Френсисом Фукуямой одним из главных политических событий ХХІ века, радикально изменил ситуацию в украинском обществе и стимулировал активное развитие его гражданского сегмента. Защитник, с оружием в руках отстаивающий суверенитет нашей страны; волонтер, поддерживающий армию и вынужденных переселенцев; интеллектуал, идущий на госслужбу ради реализации стратегических реформ — вот новые герои нашего времени. Соответственно, критериями успешности стала причастность к масштабным реформам и отстаиванию национального суверенитета, вовлеченность в борьбу с коррупцией и другими негативными явлениями, деятельная защита национальных интересов. В то же время ухудшение экономических показателей и снижение доходов населения подталкивают часть украинцев, особенно представителей молодого поколения, к эмиграции и успешной самореализации за пределами нашей страны. Общенациональное ожидание введения безвизового режима со странами ЕС наглядно иллюстрирует этот тезис.

Ирина Бекешкина, директор Фонда "Демократические инициативы"

1. Говоря о жизненном успехе, нужно разделять социальный и личный. Личный — это соответствие результатов поставленным целям. Например, женщина считает, что цель ее жизни — создать хорошую семью. Живет тихо, незаметно, воспитывает детей, ведет домашнее хозяйство, и для нее это — жизненный успех. А другие, глядя на нее, могут думать: "Господи, ну какая она серая мышка! Что у нее за жизнь?" Точки зрения — совершенно разные.

Что касается социального успеха — это также соответствие результатов деятельности поставленным целям. Хотя это не всегда однозначно с точки зрения личной. Ну, например, можно поставить и добиться цели создать успешный аналитический центр. А, скажем, еще есть цель написать хорошую книгу. И это никак не получается. Выходит такой раздрай — с одной стороны, вроде бы как успешность, а с другой, — совсем не успешность.

Что касается того, как менялись критерии успешности, то здесь простая закономерность. В нищем обществе очень большое значение придается материальным факторам, материальному успеху. Если вспомнить 1990-е, то ты мог быть каким угодно высоколобым профессором, но если тебе год не платят зарплату, однозначно, ты не успешен — ни в собственных глазах, ни в глазах окружающих. Успешен тот, кто хорошо наворовал и ездит на хорошей машине.

Но по мере того, как общество цивилизуется, оно делится и на разные фрагменты в понимании успешности. Чем человек беднее, тем для него все равно важнее материальные факторы.

В свое время Киевский международный институт социологии принимал участие в международном исследовании счастья. Это, конечно, не совсем успех. Есть разные методы оценки прямого влияния на ощущение счастья материальных факторов. В Европе материальные факторы влияют на ощущение счастья. Но до определенного уровня, на котором уже нет такой прямой зависимости. Когда человек обеспечен и может удовлетворять свои потребности не только в примитивном образе жизни, но и в некоем комфорте (например, иметь машину, поехать отдохнуть), то уже не становится тем счастливее, чем он богаче. Я не могу это подтвердить, но мне кажется, что чем люди обеспеченнее, тем больше в понимании успеха срабатывают другие факторы, помимо материальных.

2. В разных сегментах общества по-разному. Успешность в бизнесе — это богатство. Там нельзя быть успешным, не зарабатывая достаточно денег. Успешность в науке — там нет богатства. Эта успешность известна в узком кругу.

Первый фактор успешности действительно материальный. Второй — известность. Фактор телевизора. Как я туда попадаю? Если человека нет в телевизоре, то в общественном мнении успешным он быть не может, даже если при этом делает что-то хорошее и полезное.

За эти два года, конечно, что-то изменилось. Хотя бы то, что в рейтинги успешности попадают волонтеры, чего раньше не было.

Андрей Ермолаев, директор Института стратегических исследований "Новая Украина":

1.Я бы начал с главного, после чего можно говорить о критериях успешности. Украинцы не являются предпринимательской нацией. Поэтому то, с чем мы имеем дело сейчас, это завершение постсоветского украинского национального проекта, который был, состоялся и исчерпал свой потенциал. Это был гибридный национальный проект, где сочетались традиции, устои и остатки норм советской цивилизации. Ну и, естественно, пробивались ростки нового — активной экономической деятельности, связанной с новым институтом частной собственности.

Но одной из важных характеристик этого постсоветского украинского национального проекта было восприятие самореализации и права на статус. Здесь долгое время работала инерция советской системы социальных отношений, где успех был связан с правом на роль, на позицию в обществе. Наверное, здесь сказывалась иерархичность сословной советской системы, где каждая ступенька была результатом некой эволюции. И, грубо говоря, социальный успех в постсоветской Украине до недавнего времени был связан с некой заслугой за сделанное, за позицию, за пост. Может, поэтому у нас долгое время карьеру делали те, кто шел командами, у нас господствовало кумовство, поддержка. Политическая и экономическая карьера воспринималась не по объему возможностей финансовых, материальных либо статусных, а, скорее, по биографии. Помните, в советское время важнейшим критерием того, имеет ли право человек на заслугу, на какую-то важную социальную позицию, была трудовая биография? Вот в таком гипертрофированном виде в украинском постсоветском проекте наработался принцип: главное — "биография". Человек должен был пройти определенный путь, некую инициацию. Поэтому многие из тех, кто достигал быстрого успеха (то ли в бизнесе, то ли политической карьере), воспринимались как выскочки. В экономике — нувориши, в политике — парашютисты (много возникло таких эпитетов).

Второй важный момент в широком смысле социального карьеризма прошлого — это иерархичность самой системы отношений: старший — младший, патриархи — молодые. Наверное, это тоже было связано с инерцией и традицией советской системы социального роста и социальной карьеры.

2. А вот сейчас ситуация действительно меняется качественно. Перекодируется поведение. Важнейшим фактором успеха и признания успеха является ролевая характеристика. То есть, чтобы получить признание, важно правильно сыграть ту роль, которая сейчас в обществе стала признанной. Например, у нас возник лицензированный патриотизм. Большую роль играет политическая и социальная маскарадность. На первое место вышли имиджевые и внешние характеристики: язык, поведение, манера. В социальной карьере важнейшую роль начало играть некое театральное событие, в ходе которого правильно сыгранная роль обеспечивает вам признание. И поэтому такие быстрые, динамичные изменения происходят в сфере новых героев, будь то герои войны или политики. То есть в течение считанных месяцев человек получает признание и то, что называется социальной легитимностью, только потому, что правильно сыграл. Я не буду называть фамилии. Вы можете привести их сами.

Причем, что самое интересное, в отличие от восприятия карьеры, успеха и признания в постсоветском проекте, здесь вообще не имеет значения биография. Именно поэтому мы столкнулись с феноменом фейковых биографий. На самом деле люди, признавая, уважая и даже подчиняясь новым успешным (будь то успех в бизнесе или же в политике), мало интересуются теперь историей этих людей. Биография отошла на второй план. На первый план вышла легенда, связанная с той ролью, которую человек начал играть в нынешних театрализованных политических событиях.

С одной стороны, многим стало легче. Потому что теперь в карьере важнейшим является знание сюжета и возможности сыграть ту роль, которая обеспечивает тебе нужную позицию. Но, с другой, в сфере общественной жизни в широком смысле — все больше виртуальности. Многие наши успешные люди сегодня на самом деле, скорее, ники в Интернете, нежели реальные личности. Поэтому, к сожалению, важнейшей характеристикой нынешних общественных отношений касательно новых авторитетов является дву-, а то и трехличие. То есть человек может раздваиваться, расстраиваться, играя роль успешного патриотичного политика с соответствующим тематическим набором. Закрыл дверь, и он — радикально другой. Обычно это превращается в патологию. В нашем случае патология уже стала коллективной.

Так что учите новые роли, и вы достигнете успеха намного быстрее, чем это было еще пару лет назад.

Элла Либанова, директор Института демографии и социальных исследований им. М.Птухи:

1.В значительной мере критерии успешности были унаследованы еще от УССР. Тогда это были должность и образование. Успешными считались люди, сделавшие карьеру в таких областях, как образование, наука, медицина.

Спустя какое-то, достаточно короткое время, когда рухнула экономика и, самое главное, уровень жизни, на первое место вышли заработки. И не имело никакого значения — легальные они или криминальные.

Подъему статуса полу- и криминальных структур способствовали и СМИ, в первую очередь — кино, литература. Демонстрировать свое криминальное прошлое, ошибки перестало быть зазорным. Это даже стало приветствоваться в обществе. Это был второй этап.

Третий этап — когда откровенной принадлежностью к криминалитету перестали кичиться, это начали скрывать.

На четвертом — появилось понимание того, что власть — это бизнес. И главным критерием успешности стала принадлежность к власти, поскольку она являлась инструментом получения дохода. Сейчас даже неважно, сколько у тебя денег, а важно то, какой пост ты занимаешь в иерархии власти — чиновничья влиятельность. Сегодня это все еще продолжается.

2. Гражданское общество у нас стало достаточно мощным, развитым и влиятельным. Но сейчас получилось так, что есть критерии успешности для патриотически настроенных, для которых их украинскость много значит. И здесь, конечно, на первый план выходят волонтеры, деятели гражданского общества, поэты и т.д. И есть основная часть общества, для которой очень мало что изменилось.

Влияние телекартинки было сильным на втором этапе. Не могу сказать, что вижу его на четвертом. На самом деле СМИ, в первую очередь — телевидение, должны были бы поддерживать тех, кто отстаивает интересы Украины, если говорить пафосно. Я этого не вижу. Тот или иной канал время от времени обливает грязью тех или иных деятелей гражданского общества. И происходит это, с моей точки зрения, потому что каналы у нас приватизированы. Они отстаивают, в первую очередь, интересы своих собственников и все, что с этим связано.

Что касается падения профессионализма. Население в целом перестало интересовать качество полученных знаний. Независимо от качества своих знаний, подготовки и т.д. можно занять хорошее место и стать успешным человеком (в понимании большинства населения), пробравшись в какие-то структуры, в основном исполнительной власти. Но диплом нужен всем. Думаю, с этим и связано падение качества образования. На первом этапе профессиональные качества были важны.

В перспективе, мне кажется, будет повышаться роль бизнеса. И там, наверное, будет важен не столько сам диплом, сколько профессиональные знания и навыки. Мне хочется думать, что бизнес станет более цивилизованным и будет меньше ориентироваться на сращивание с чиновничьим аппаратом. Тогда и наступит тот самый пятый этап, которого мы ждем. В противном случае, ничего хорошего я не вижу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно