Спаслись. Три истории украинских беженцев

27 июня, 2014, 18:30 Распечатать Выпуск №23, 27 июня-4 июля

Они пытаются приспособиться к новым условиям существования и параллельно успевают помогать другим беженцам. Ведь их "дом" уже не первый месяц отмечен красной меткой на карте мира.

 "Киев не резиновый!" — эти слова часто теперь слышат переселенцы из Крыма и Востока Украины в стенах одного из координационных центров помощи. Но вынужденные мигранты уже привыкли. Привыкли и общественные активисты Александра Дворецкая, Юлия Красильникова, Руслан Чумак (последняя фамилия изменена. — Ред.), покинувшие свои дома и переехавшие в столицу, во избежание риска быть задержанными или попасть в плен. Они пытаются приспособиться к новым условиям существования и параллельно успевают помогать другим беженцам. Ведь их "дом" уже не первый месяц отмечен красной меткой на карте мира.

"Нет!" — оранжевому перевороту"

Александра Дворецкая, активистка Крымского правозащитного центра "Действие", занималась оказанием безвозмездной помощи жителям Крыма. Организовывала акции в поддержку Евромайдана в Ялте, Алуште, Джанкое, Керчи и Симферополе. Ездила в Киев во время зимних революционных событий. Девушка рассказывает, что после принятия антидемократических январских законов у активистов Юга начались проблемы: "Стали расклеивать о нас листовки — дескать, мы предатели Крыма. Указывали и наши адреса, говорили, что на наших руках кровь. К середине февраля наши лица показывали в видеороликах в общественном транспорте. "Фильмы" назывались "Нет!" — оранжевому перевороту". Фото с Майдана смешивали с фото из Сирии, чтобы было страшнее, выставляли нас главными виновниками. На эту рекламу тратили бюджетные средства. Мне было ужасно смешно: выходило, что я сама спонсирую свою антирекламу". 

Руслан Чумак, бывший студент Крымского гуманитарного университета в Ялте, организовывал молодежь для проведения проевропейских и проукраинских митингов. В последний раз на такое действо собралось около 100 человек, но вскоре их обступили люди с российскими флагами, служившими им в дальнейшем оружием. Агрессивные антимайдановцы в тот день сильно побили активистов и разбили несколько камер журналистов иностранных СМИ. 

Юлия Красильникова — родом из Луганска, член общественной организации "Поступь". Вспоминая начало противостояния на Востоке, активистка утверждает, что сначала у местных было-таки определенное невосприятие новой власти в Киеве, но ведь такие активные сепаратистские действия были бы невозможны без координаторов "сверху".

Вспоминая первые дни Луганского майдана, Юлия рассказывает, что там собиралось много нетрезвых "ротозеев с семечками и пивом": "Вся территория была усеяна пустыми бутылками и шелухой. В ближайшей аптеке постоянные объявления, что масок и шприцев нет. Т.е. когда они уже обустроили палаточный городок, то начали пользоваться непременным атрибутом — шприцами. Девушки из киоска "Живое пиво" говорили, что раньше такого ажиотажа у них никогда не было". 

Мы выехали

Во времена Майдана опасность в Крыму и на Востоке ощущали лишь проукраинские активисты. Ситуация стала по-настоящему горячей только после того, как Россия аннексировала Крым, а на Востоке сплотились (не без помощи извне) бандитские группировки, которые вместе с самопровозглашением ЛНР и ДНР начали применять оружие ко всем "несогласным". "Через некоторое время становилось опасно уже даже не как активисту, а как жителю Луганска. Стало просто страшно ходить по улицам. Мы две недели прятались по каким-то домам. Потом в Интернете начали распространять списки "фашистов-бандеровцев" с адресами, телефонами и личными данными. Я выехала. Со своими единомышленниками в Киеве хочу помогать людям переезжать из горячих точек Украины", — говорит Юлия Красильникова. 

Она покинула Луганск 13 мая, сразу после "референдума". Дома с родителями остался маленький сын, и она хочет его забрать, как только наладит жизнь в Киеве. 

Александра Дворецкая рассказывает об акциях, которые организовывала в марте в Крыму. Тогда, на 200-летие со дня рождения Шевченко, ей позвонили и сказали, что двух активистов тамошнего Евромайдана арестовали. Девушка бросилась их искать. В райотделе сообщили: их передали партии "Русское единство". Активисты пробыли в плену 12 дней, их пытали. К журналистам, снимавшим комментарий Александры по поводу заложников, приезжали сепаратисты, угрожали, уверяли, что она работает за американские деньги. На следующий день "дружинники" приехали в университет, выясняли данные всех, с кем она училась. Девушка поняла, что придется куда-то выехать. "Меня оскорбляет, что ни на одного работника СБУ в Крыму не открыто производство относительно государственной измены. Они ведь не только предали себя, но и "сдали" массу информации с закрытым уровнем доступа", — возмущается крымская активистка. 

Руслан вместе с еще 120 крымскими студентами перевелся в Киевский университет имени Тараса Шевченко, получил место в общежитии и стипендию. Еще 1 апреля он приезжал в столицу на разведку. Затем возвратился домой, где местная самооборона дала ему неделю, чтобы выехал. Парень давал множество интервью по поводу своей проукраинской позиции. Из-за этого попал с друзьями в "черные списки", и теперь им опасно возвращаться в Крым. Они даже не могут проведать родителей. 

Жизнь в столице

Переехав, никто из активистов не оставил общественных дел. Каждый продолжает помогать людям, которые хотят переехать, но не могут найти жилье и т.п. 

"Мы работаем как юридическая приемная. Центр расположен в офисе Уполномоченного по правам человека. Его работники оказывают нам институционную поддержку. Сначала мы помогали только крымчанам, но со временем начали заниматься и беженцами с Востока. "Крым SOS" и "Восток SOS" переадресовывают нам вопросы, связанные с предоставлением юридической помощи. Работаем преимущественно с онлайн-обращениями. Первая группа вопросов была связана с гражданством. Вторая — с местом обучения, ВНО. Также мы занимаемся политзаключенными. В частности тремя нашими друзьями, задержанными в Крыму, среди которых Олег Сенцов, Алексей Кольченко и Геннадий Афанасьев", — рассказывает А.Дворецкая. 

Не Киевом единым

По данным Уполномоченного Верховной Рады по правам человека Валерии Лутковской, по состоянию на 1 мая 2014 г. количество лиц, переселившихся с временно оккупированной территории, составляло 10 959. А еще в апреле в государстве насчитывалось немногим более 4 тыс. таких беженцев. "Статистические же данные о количестве лиц, переселившихся из Донецкой и Луганской областей, отсутствуют. Вопрос о необходимости принятия мер по обеспечению соблюдения прав лиц, переехавших из указанных областей, также был нарушен", — уверяет В.Лутковская. 

Более того, количество переселенцев увеличивается с каждой неделей. Так, по утверждению Управления ООН по делам беженцев, общее количество вынужденных переселенцев в Украине составляет около 48 тысяч, это учитывая все области. ОБСЕ тоже указывает на то, что поток беженцев большой.

По словам Ю.Красильниковой, среди основных городов, куда переезжают люди из Луганска и Донецка, — Киев, Днепропетровск и Львов. "Львов — потому что это центр поддержки проукраинского населения. Киев — столица. Но это очень дорогой город для людей, потерявших почти все. В Днепропетровске легче устроиться, чем в Киеве, дешевле жить, и он ближайший к Луганску крупный спокойный город", — говорит Юлия. 

Жилье
и социальные вопросы

"Крайне серьезные проблемы у крымчан с жильем. Мы ожидаем вторую волну переселенцев, в частности студентов, которые заканчивают в этом году обучение и собираются переводиться в украинские вузы. Думаю, что эта волна будет вдвое больше. И к тому же большинство крымчан получили только временное жилье, а что делать дальше — неизвестно", — рассказывает Р.Чумак. 

Многие активисты нашли приют у друзей и не нуждаются в социальном жилье. Но это не решает проблемы, поскольку все предоставленные пансионаты и квартиры волонтеров являются временным убежищем. 

Заместитель директора департамента социальной политики КГГА Светлана Назаренко отмечает, что на сегодняшний день возможности с привлечением дополнительных помещений, пригодных для комфортного и компактного расселения людей, прибывших в Киев на временное проживание, исчерпаны, поэтому с помещениями выручают волонтеры из других областей. Киев все же не резиновый. В украинских кризисных условиях невозможность власти обеспечить людей всем необходимым понять можно. Однако и оставлять людей на произвол судьбы в санаториях под Киевом не только цинично, но и неэффективно с точки зрения использования ресурсов. Чем скорее люди смогут безопасно чувствовать себя на новом месте, тем скорее они начнут интегрироваться в новую среду, принося свой вклад в развитие общества. Это в теории. На практике все несколько сложнее. Однако сути проблемы это не меняет.

Параллельно омбудсмен совместно с ОО "Центр "Социальное действие", инициативами "Евромайдан SOS" и "Крым SOS" предложили создать Ресурсный центр, который занимался бы решением гуманитарных и правовых потребностей граждан Украины, проживающих на временно оккупированных и опасных территориях, а также вынужденных переселенцев. Благодаря этой инициативе было предоставлено помещение для группы активистов из Крыма. Но это только локальное действие, не решающее проблему коренным образом. 

Театр абсурда

"Мне неприятно смотреть, когда по всему Луганску висят флаги другого государства, когда мне говорят, что сине-желтый флаг — это символ фашистов, и Украины никогда не существовало. Но, исходя из ситуации, мне кажется, что было бы неплохо, если бы в городе немного просуществовала "ЛНР". Чтобы граждане просто увидели, до чего они довели эту ситуацию, и поняли, что они не нужны России, что их никогда никто не возьмет, и они "никого не кормят". Они даже себя прокормить не могут. Просто чтобы люди осознали: невозможно отделиться от страны и сказать, что "мы сами здесь будем выживать", будем садить лучок, и все будет нормально. Без воды и без электричества — тоже замечательно будем жить? Это абсурд", — делится мыслями Красильникова. 

По словам же А.Дворецкой нельзя сравнивать события в Крыму с акциями на Майдане. Ведь, во-первых, на полуострове между эпицентрами противостояний часто было по три и более часов езды на машине. Во-вторых, с первых дней в Крыму были вооруженные люди. Если в Киеве активисты знали, что могут спокойно написать в Интернете о потребности в лекарствах, каких-то вещах, то в Крыму опасно было даже сказать, куда именно все это привезти. 

Руслан Чумак верит, что его родной полуостров вернется в Украину. Как и все, он не знает, когда именно. Просто уверен, что это произойдет. Рассказывает, что в Ялте уже появилось немало граффити "Крым — это Украина". Активизировались многие бабушки недовольные ценами, повышением стоимости коммунальных услуг. Многие люди уже поняли, что произошло... 

Парень вспоминает историю с ялтинским водителем такси. Он подвозил его на вокзал, когда Руслан покидал свою малую родину. Водитель был из тех, кто голосовал за Россию, но теперь с горечью сказал: "Простите нас, молодые, за то, что мы сделали. Мы не подумали и сделали плохо. Плохо для нас, а самое главное — для вас. Простите". 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно