Первый Майдан. 25 лет Революции на граните

2 октября, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №36-37, 2 октября-9 октября

25 лет назад в Киеве состоялась студенческая акция протеста, получившая название Революция на граните. Тогда политики не выполнили полностью требований молодежи, и поэтому Украина до сих пор платит высокую цену за сохранение независимости.

 

25 лет назад в Киеве состоялась студенческая акция протеста, получившая название Революция на граните. Тогда политики не выполнили полностью требований молодежи, и поэтому Украина до сих пор платит высокую цену за сохранение независимости.

Весна свободы среди осени империи

Новая волна пробуждения общественно-политической активности украинцев началась в конце 1980-х. Борьба за ликвидацию монополии влияния коммунистической идеологии на общественную жизнь ознаменовалась возникновением студенческих общественных организаций, всевозможных союзов и обществ. Альтернативой комсомолу во Львовском государственном университете стало Студенческое братство, тесно сотрудничавшее с Обществом Льва и Народным рухом Украины. В августе 1989 г., во время похода по казацким местам, организованного студентами Киевского государственного университета им. Т.Шевченко, начал свою деятельность Инициативный комитет по созданию Украинского студенческого союза (УСС).

В феврале 1990-го только что созданные студенческие организации, в частности УСС, провели акцию студенческого единения. Запланированная как забастовка, в дальнейшем она проявлялась в различных формах — стачки, митинги и пикеты проводились в высших учебных заведениях Киева, Львова, Харькова, Черновцов, Днепропетровска... 

В марте того же года в Украине были проведены первые частично свободные выборы в Верховный Совет УССР и местные советы народных депутатов. Во время предвыборной кампании велась острая политическая борьба. С каждым разом она все больше приобретала антикоммунистический характер. Впервые мандаты получили представители национально-демократических сил, среди которых было много украинских диссидентов. В новоизбранном парламенте они образовали демократическое оппозиционное объединение — Народную раду. Прокоммунистическое большинство получило название "группа 239" (от количества вошедших в нее депутатов).

Парламентская борьба все больше политизировала общество. Воплощение мечты иметь независимое государство стало ближе 16 июля 1990 г. — в этот день Верховный Совет УССР провозгласил Декларацию о государственном суверенитете Украины. Однако в дальнейшем оппозиция не отваживалась на решительные шаги, зато молодежь была настроена радикальнее. На киевской конференции Народного руха старшее поколение отрицательно восприняло напоминание председателя киевской УСС Олеся Дония, что Верховный Совет — не только трибуна для вольнодумства, но и законотворческий орган. Молодой активист заявил о необходимости продолжать борьбу за власть путем перевыборов Совета и создания проукраинского большинства.

Летом 1990 г. Киевская УСС приняла участие в праздновании 500-летия украинского казачества на Запорожье. Именно там впервые была обнародована идея проведения акции протеста в Киеве. Замысел быстро подхватило Стуенческое братство Львова. Были избраны сопредседатели мероприятия. Ими стали: Олесь Доний (председатель УСС Киева), Маркиян Иващишин (председатель Студенческого братства Львова) и Олег Барков (председатель УСС Днепродзержинска). Активисты требовали радикального реформирования всех сфер общественной и экономической жизни. Достичь этого можно было лишь решительными действиями.

На запрет власти с 1 октября проводить массовые акции в радиусе 1 км возле Верховного Совета Народная рада отреагировала призывом к общественности именно в этот день провести Всеукраинскую предупредительную однодневную политическую забастовку. Однако, кроме многотысячной манифестации в Киеве и нескольких акций в регионах, оппозиционерам так и не удалось активизировать людей. Даже на Львовщине, где к власти пришли национал-демократы, состоялась лишь двухчасовая забастовка, чтобы не наносить ущерб экономике.

На следующий день, 2 октября 1990 г., молодежь взяла на себя инициативу общенационального протеста. Он продолжался 16 дней, и о нем узнал весь мир. Эти события вошли в историю Украины под названием Революция на граните.

Площадь, свободная от коммунизма

Утром в столицу на общеукраинскую акцию приехало несколько сотен львовских студентов во главе с Маркияном Иващишиным. Возле Верховного Совета они встретились с киевской группой молодежи.

— Там, возле парламента, мы почувствовали первую агрессию, — вспоминает участник революции, ныне народный депутат Украины Остап Семерак. — Идентифицировать нас было легко — все были с рюкзаками. Милиционеры в форме и люди в гражданском подходили к нам и требовали, чтобы мы убирались от Верховного Совета и ехали домой. Мы, конечно, не слушались, и тогда начали возникать стычки, толкотня. Для многих из нас это было первым психологическим испытанием, потому что во Львове на то время уже царила другая атмосфера. Когда мы все собрались возле Верховного Совета, наше руководство приняло решение перейти на Майдан независимости, который тогда еще назывался площадью Октябрьской революции.

Оградив территорию протеста сначала лентами, а затем веревками, студенты объявили ее "свободной от коммунизма" и начали голодовку. Чуть позже появились транспаранты с лозунгами студентов. Главными политическими требованиями молодежи были недопущение подписания нового Союзного договора и досрочные выборы в Верховный Совет УССР на многопартийной основе не позже весны 1991 г. Не желая погибать за имперские амбиции Кремля, студенты добивались возвращения на территорию УССР украинских солдат и прохождения военной службы исключительно на территории республики. Отдельными требованиями забастовщиков была национализация имущества Компартии Украины и ЛКСМУ и отставка председателя Совета министров УССР Виталия Масола. Его прогрессивная молодежь особенно не любила за подхалимаж перед Москвой и пренебрежение проблемами украинской культуры.

О начале голодовки сразу узнали СМИ в Украине и за рубежом. Тогда в Киевсовете, обсудив ситуацию, сложившуюся в ночь на 3 октября, приняли решение, постфактум позволявшее проведение несанкционированных мероприятий на четырех центральных площадях столицы. Это защитило молодежь от силового разгона милицией. Таким образом, палаточный городок получил вечером фактическое разрешение на существование. Четко по плану, рядами с одинаковыми промежутками, расставляли палатки. Установили большой штабной шатер, палатки для пресс-группы (за связи с общественностью отвечали Сергей Бащук и Олег Кузан), а также медслужбы (Олег Тягнибок и Тарас Семущак). Молодежь, не принимавшая участия в голодовке, организовала охрану палаточного городка, ею руководил Андрей Клищ. 

Уже 3 октября на площади стояло 49 палаток, а в голодовке участвовали 137 человек из Киева, Львова, Днепропетровска, Ивано-Франковска и других городов Украины. На следующий день об отказе от пищи объявил 151 протестант, а 131 их охранял. Ежедневно врачи осматривали участников акции, которые пили только воду или травяные чаи: брали кровь на анализ, измеряли давление и вес. 

С первых часов студентов поддержали киевляне: приносили еду охранникам, а голодающим — чай и теплую одежду.

— Майдан утопал в цветах. Столько цветов, да еще и холодной осенью, я никогда не видел. Особенно девушкам дарили. Концерты, митинги, молебны, — вспоминает сегодня главный редактор газеты "Шлях перемоги", а тогда — студент-историк из Сумщины Виктор Рог.

— Киев был наш! — говорит телеведущий, главный редактор сайта "Історична правда" Вахтанг Кипиани.

О событиях в Киеве он узнал в Николаеве, где учился на историческом факультете, и решил присоединиться. Успел поголодать лишь три дня, но сразу поставил возле своей палатки флаг независимой Грузии — белый с красными крестами, который во времена Революции на граните еще не был официально утвержден как государственный. В следующих революциях — Помаранчевой и Достоинства — грузины также принимали активное участие, и всегда рядом с украинскими виднелись их знамена. 

Лицо протеста

Главное достижение Революции на граните в том, что были собраны вместе лучшие представители украинской молодежи. Четверть века, минувшая с того времени, подтвердила: лишь единицы из них не сумели ярко проявить себя в жизни. Многие участники голодовки в будущем стали известными общественными деятелями, политиками, руководителями министерств и ведомств, руководителями творческих кружков и коллективов, журналистами, музыкантами, художниками, успешными предпринимателями…

А тогда, в октябре 1990-го, большинство студентов боялись не столько штурма силовиков, сколько отчисления из учебных заведений. Они очень хотели учиться, но чувство патриотизма было сильнее. Родители в основном не знали об отважном поступке своих детей. Молодежь поддержали представители старшего поколения. В частности, к ним присоединилась известная украинская диссидентка Оксана Мешко (ей было уже 85, позади — заключение в советских концлагерях за правозащитную деятельность). Рядом со студентами голодала и лауреат Государственной премии УССР им.Т.Шевченко народная артистка Украины Неонила Крюкова. Протестовала и известная ныне украинская писательница Оксана Забужко.

Наиболее известными лицами протеста того времени были его лидеры — Олесь Доний, Вячеслав Кириленко и Маркиян Иващишин. Последний позже отметился как организатор ряда музыкальных фестивалей и многих культурологических проектов. Олесь Доний, выросший, как он говорил, в неблагоприятной русскоязычной среде, и сегодня как политик борется за утверждение украинского языка. Политическая карьера нынешнего министра культуры Украины Вячеслава Кириленко также началась с голодовки в столице осенью 1990-го. 

На холодном граните собрались студенты со всей Украины. Певица Маричка Бурмака не только пела песни в палаточном городке, чтобы поддержать протестантов. Она организовала участие в акции студентов из родного Харькова. 

— Нас с Волыни было тогда около 30 человек — из разных вузов. Но было невероятно много молодежи со всей Украины, поэтому и акция имела такой огромный успех. Это была голодовка, которая разрушала империю, — вспоминает тогдашний председатель волынского Студенческого братства Сергей Годлевский.

Сегодня он участник АТО, командир группы отдельной боевой пограничной комендатуры на Донетчине. Незадолго до мобилизации возглавлял на Волыни Гороховскую райгосадминистрацию. Принимал активное участие с первого до последнего дня в революциях — Помаранчевой и Достоинства. Его товарищ Владимир Собчук также активно участвовал во всех трех революциях, а сейчас покинул уютный кабинет директора библиотеки Восточноевропейского национального университета им. Л.Украинки, чтобы с оружием в руках защищать границу на Востоке Украины от российского агрессора.

Революция на граните открыла путь еще одному поколению людей, готовых бороться за свободу и национальную идею.

Победа и потерянный шанс 

Голодающих студентов активно поддержали депутаты Народной Рады. 5 октября 1990 г. в палаточном городке состоялась встреча тогдашнего председателя Верховного Совета УССР Леонида Кравчука с лидерами студенческой голодовки — Донием и Иващишиным. Их дискуссию показали по телевидению, и акция протеста приобрела еще большую огласку как в Украине, так и за ее пределами. Уже 15 октября конгресс США заслушал информацию о событиях в Киеве. Писатель Олесь Гончар полностью поддержал требования студентов, а спустя некоторое время объявил о выходе из КПСС.

8 октября комиссия, работавшая по поручению Верховного Совета, доложила, что количество голодающих составляет 158 человек из 24 городов. 9 октября состоялся круглый стол при участии представителей Верховного Совета УССР и делегации протестующих, которую возглавил Олесь Доний. Но на следующий день Верховный Совет УССР отказался включить в повестку дня обсуждение требований, выдвинутых студентами.

Голодующие проводили всевозможные встречи с рабочими коллективами и в учебных заведениях, чтобы заручиться поддержкой. И действительно, 13 октября начали бастовать профессионально-технические училища, старшеклассники в школах. Большинство вузов Киева поддержали требования демонстрантов. Манифестации прошли во Львове и Луганске. Призывы к общенациональной забастовке были озвучены в новостях по телеканалу УТ-1. 

15 октября 100-тысячная колонна манифестантов пришла к Верховному Совету и прорвала преграждавшую проход шеренгу милиции. 70 студентов начали сидячее блокирование ступенек парламента. Власть вынуждена была возобновить переговоры. Олеся Дония, Олега Баркова и Игоря Коцюрбу пригласили в сессионный зал для объявления требований протестантов, а телевидение показало их в прямом эфире. 

Вечером того же дня студенты мирно захватили главный (красный) корпус Киевского университета. Понимая, что народный протест стремительно распространяется, власть наконец капитулировала. 17 октября 1990 г. Верховный Совет УССР принял Постановление "О рассмотрении требований студентов, проводящих голодовку в г. Киеве со 2 октября 1990 г." — требования студентов были выполнены. А 23 октября парламент проголосовал за отставку Масола. Так студенческая молодежь доказала, что может влиять на власть и отстаивать национальные интересы.

Революция на граните 2–17 октября 1990 г. стала первым украинским Майданом — успешным ненасильственным политическим протестом против действующей коммунистической власти в УССР, давшим толчок к демократизации всего украинского общества. Акции гражданского неповиновения, охватившие Украину в октябре 1990 г., заложили традиции демократических форм протеста. Их продолжением были Помаранчевая революция и Революция достоинства. Революция на граните стала переломным моментом в утверждении независимости Украины, а молодое поколение уже в начале 1990-х подтвердило свое желание и отстояло право жить в свободном демократическом государстве. Юношеский энтузиазм, умноженный на четкую и продуманную организацию акций, продемонстрировал ощутимый политический потенциал украинского молодежного движения, заставившего считаться с собой и тогдашних компартийных правителей, и опытных деятелей оппозиции.

Однако политики не использовали шанс осуществить комплексные политические, социальные и экономические реформы и пойти путем стран Центральной и Восточной Европы. 

— К сожалению, обещание провести выборы на многопартийной основе весной 1991 г. не было выполнено, — говорит Вахтанг Кипиани. — Это привело бы к радикальному изменению состава Верховного Совета, где действовало коммунистическое большинство из 239 депутатов. Ясное дело, что коммунисты этого не хотели, но и демократическое меньшинство не особенно настаивало — ведь это означало, что им тоже надо было идти на выборы, бороться снова… Более того, парламент специально поднял возрастной барьер для кандидатов в депутаты. До голодовки даже студентам можно было бороться за место в Верховном Совете, а теперь этот порог подняли до 25 лет. 95% активистов Революции на граните были младше — следовательно, не имели права идти в политику и побеждать.

Тогдашняя нерешительность лидеров национально-демократического направления дорого стоила Украине. Именно поэтому со временем к власти вернулись политики из прошлого с прокоммунистическими взглядами. Президентство Леонида Кравчука и Леонида Кучмы было периодом замедления прогресса и больших глобальных потерь. Так что молодежь снова должна была выходить на Майдан Независимости с новыми протестами в 2004-м и 2013-м. И среди них было большинство из тех, кто участвовал в Революции на граните. Участники трех майдановских революций сегодня снова борются за независимость Украины. И снова верят, что на этот раз политики оправдают ожидание патриотической молодежи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно