О природе системного кризиса человечества

13 января, 2017, 23:00 Распечатать

Временами человечество доводит себя до глубокого кризисного состояния и катастроф. Но всякий следующий раз пренебрегает уроками истории, совершая новые ошибки. Современный мир пришел к глобальному системному кризису, даже не понимая его сути.

Временами человечество доводит себя до глубокого кризисного состояния и катастроф. Но всякий следующий раз пренебрегает уроками истории, совершая новые ошибки. Современный мир пришел к глобальному системному кризису, даже не понимая его сути. Хотя ответы о природе проблем и путях выхода лежат на поверхности.

Начнем с того, что нужно понять и изменить в первую очередь. 

Разбалансированность системы прав и обязанностей

Все кризисы, как субъективные — зависящие от человека и человечества, так и объективные — совершенно не зависящие от людей и их понимания, возникают вследствие разбалансированности соответствующей системы. Нарушение баланса является основной причиной всех без исключения кризисов и катастроф в мироздании. Понять это легко на примере прав и обязанностей. Их несбалансированность порождает условия для кризисов и следующих за ними катастроф, связанных с человеком и обществом, независимо от уровня отношений в обществе или человека с природой.

Повсеместно отстаивается декларация прав человека, дающая людям права и свободы. Но нигде не говорят о декларации обязанностей человека, необходимых, чтобы распоряжаться правами. Стремление реализовать права одних приводит к неадекватному наложению обязанностей на других, которым обещаны те же права. Часто ответственные за реализацию прав не определены вовсе. Это приводит к неопределенности, несправедливости и конфликтам в обществе. Когда дисбаланс накапливается, возникает общественный кризис, способный перерасти в революцию и катастрофу.

На каждое право должна приходиться адекватная ему обязанность, как и на каждую обязанность должно предоставляться необходимое право. Хотя обычно индивидуальные права и обязанности не равнозначны, они должны быть сбалансированы на более высоком уровне: на уровне человека, семьи, общества, в отношениях человека с природой. Как только происходит нарушение этого принципа, возникают причины для конфликтов и кризисов личности, в семье, в экономике, в обществе, техногенные и природные катастрофы.

Однако в эпоху капитализма, которую мы переживаем, все выстроено на нарушении указанного принципа. Присвоение ресурсов и прибавочной стоимости, а также формирование неравных возможностей — вот основные причины, систематически порождающие кризисные явления в эпоху капитализма. Законодательство же и юстиция стоят на страже интересов, а не баланса прав и обязанностей.

Кризис мировоззрения

Мы живем в мире шаблонов, неадекватных понятий и сформировавшихся догм; принимаем за аксиомы сомнительные теории, гипотезы, даже иллюзии. И потому, если хотим нечто переосмыслить и найти ответы на тупиковые вопросы, нужно ломать шаблоны собственного мышления и устоявшиеся догматы.

Вокруг нас и в каждом из нас — мировоззренческий китч, где одновременно уживаются три взаимоисключающих мировоззрения: религиозное (архаичное, но воскресающее ввиду бессознательного протеста масс против хаотичного настоящего и неопределенного будущего), модерн и постмодерн. Все они имеют общую проблему — основаны на субъективизме без должного понимания законов объективного мира. И человечество оказалось заложником самого себя в ситуации утраты понимания смыслов и форм.

Первоосновой религиозного мировоззрения является Бог, существование которого не стоит пытаться понимать, но нужно принять на веру. Такое мировоззрение принято считать иррациональным, хотя оно дает необходимое понимание допустимых рамок поведения зачастую лучше, чем рациональные методы. Но поскольку религия под целым понимала Бога, уходя от архаичных представлений о Господе, наука отказалась от иррационального вообще.

Иррациональное — не нечто божественное, нереальное и нерациональное, как принято считать. Это то, что нужно понимать целиком, как цельный образ или понятие. Все укрупненные блоки информации, которые каждый из нас создает и хранит, оперирование ими — это и есть проявления иррационального способа миропонимания и мышления. Чем больше поступает информации, тем больше мы вынуждены мыслить крупными блоками. И это не означает — неправильно, хотя и не в рамках формальной логики.

В основу мировоззрения модерна был положен основной вопрос философии о первичности материи или сознания. В противовес религиозному иррациональному идеализму это поставило мир в зависимость от рациональной логики и материализма. От иррациональных методов отказались, и мир стал рассматриваться только по частям, без понимания целого.

Но материя во Вселенной составляет около 4%, остальное — темная материя (23%) и темная энергия (73%), природа которых неизвестна. Таким образом модерн навязал нам "мировоззрение четырех процентов": мы убеждены, что все можно понять через их логику.

Выходит, и законы сохранения следует воспринимать догматами эпохи модерна. Они действительно универсальны, но лишь для мира материи. Мы же упрямо распространяем их на все в мироздании, не допуская альтернативных мыслей, чем ограничиваем науку и миропонимание.

Мировоззрение модерна убедило человека, что он является царем природы, и человек сумел преодолеть зависимость от нее. На этом он не остановился и попытался поставить природу в зависимость от себя, превратив ее из среды обитания в ресурс для "не имеющей пределов" экономической деятельности. И природа стала мстить за нарушение баланса прав и обязанностей в отношениях с человеком, увеличив число природных катаклизмов.

Вытекающий из модерна капитализм все рассматривает как ресурс, даже человека и общество. Общество должно функционировать по законам фабрики, а главными общественными институтами стали школа и армия. Школа доводит трудовые ресурсы до необходимого фабрике уровня; армия обеспечивает сплочение общества в противостоянии с конкурирующими обществами. Государство подменило функции общества. Естественно, устанавливается конкуренция государств, наций, экономик, армий и всевозможных школ.

Капитализм видит все через призму конкуренции. Даже большинство современных игр и массовых видов спорта основано на конкуренции, или же "на сотрудничестве" в конкурентной борьбе. Реальное сотрудничество выброшено в зону "культурного наследия", перестав быть массовым явлением.

Человек становится винтиком в системе, что порождает конфликт личности, стремящейся к свободе и самореализации, с олицетворяемым государством обществом, задающим каждому строгие рамки и ограничения.

После всплеска на руинах религий развития абстрактного мышления, все более противоречащего конкретным целям капитализма, от человека стали требоваться лишь навыки в практической деятельности. Началась замена человека мыслящего человеком образованным, способным выбрать из установленного перечня стандартные ответы на стандартные вопросы, что сказалось на системе образования. Человек стандартный становится предпочтительнее человека мыслящего, и люди превращаются в "стандартизированных особей экономических", воспринимающих бытовой комфорт, технологии и информацию как высшее благо и не способных в собственном миропонимании выйти за рамки нарастающих незнаний об окружающем мире, своей боязни утраты экономического статуса и возможностей.

Возник конфликт личности и общества, породивший постмодерн. В его основу легла доктрина об отсутствии единых норм и правил, о нахождении в центре мира исключительно субъекта, со всеми его достоинствами, недостатками, желаниями и несовершенной природой. Постмодерн стал мировоззрением субъективизма и хаоса, преподносимого как путь к раскрытию свободы (или вседозволенности?) человека. Накладываясь на капитализм, идеи постмодерна сформировали еще бóльшие противоречия в человеке и обществе.

Всякий человек по своей природе является создателем индивидуального хаоса, именуемого сегодня "проявлением свободы личности". Подобный хаос воспроизводится в нарастающей прогрессии. Лишь общество в состоянии устранить его, установив правила и порядки. Но общество эпохи постмодерна само стремительно распадается под натиском приоритета индивидуальных интересов и общей неопределенности, уступая место "совокупности разрозненных индивидов".

Капитализм стал универсальным китчевым мировоззрением, поглотив и смешав модерн с постмодерном и религиозным миропониманием. Основой такого мировоззрения утвердилась экономика. Теперь все кризисы воспринимаются "околоэкономическими", хотя налицо кризис мировоззренческий.

Кризис знаний и науки

Относительно целостные знания о мире крупными блоками может дать лишь философия, при условии изначального акцента на общих понятиях, метафизике и космологии. Однако философия всецело ушла в изучение субъективных представлений о человеке и обществе, практикуя манипулирование этим.

В философии имеется шкала, согласно которой все многообразие (1) укладов жизни зависит от (2) имеющихся технологий. Технологии и их применение зависят от (3) способов организации или системы общественных отношений. Те зависят от (4) мировоззрения общества. В основе мировоззрения лежат (5) его первоосновы.

Современное миропонимание сводится лишь к укладам жизни, технологиям, и иногда — к разговорам о способах организации. Однако такие представления могут в корне поменяться в случае изменений на более фундаментальных уровнях. Особенно это касается изменения представлений в части первооснов бытия и метафизики.

Религиозной метафизикой занимаются религиозные деятели. В рамках науки это область философии физики. Но физики перестали быть философами. В какой-то момент они оказались оторванными и от естествознания. Увели их от него математики, навязав в качестве универсального инструментария преимущественно математические абстракции.

Наука и сегодня дает миру немало прикладных вещей, особенно там, где это хорошо финансируется. Потому основной проблемой сохранения и развития науки считают отсутствие надлежащего финансирования. Но экономическая составляющая — лишь часть проблемы, причем не главная. Фундаментальная наука прекратила развитие, когда на нее выделялось еще более чем достаточно средств: физика — к первой трети ХХ века, а последней генетика — к концу 1950-х годов. Причина кризиса фундаментальной науки лежит в области мировоззрения и неверно принятых мировоззренческих первооснов.

На фоне кризиса знаний и науки возникает кризис образования. Образование сводится не к передаче знаний, а к формированию навыков, иллюзии образованности и созданию полуслепых масс узких специалистов, в которых существует лишь текущая и скоротечная потребность на рынке труда. Позавчера требовались инженеры и военные, вчера — экономисты и юристы, сегодня — программисты. Нужны ли они будут завтра, и что масса узких специалистов будет делать в случае исчерпания в них потребности — об этом люди не задумываются.

Информационный кризис

Мир переживает информационный кризис, разделивший людей на тех, кто пытается удержаться в нарастающем хаотичном потоке информации, и на тех, кого этот поток выбрасывает на обочину жизни. Несмотря на общедоступность информации, вторых — большинство.

Первым напрашивается предположение, что разделение на успешных и неудачников связано с образованием, знаниями, усердием и индивидуальными способностями. Но это далеко не так. Проблема заключена в самой информации и технологиях, превратившихся в не осознаваемый людьми механизм самоуничтожения человечества.

На уровне шаблона мышления сформировалось всеобщее убеждение, что информация — это и есть знания. Умение находить нужную информацию считают самым востребованным навыком, определяющим успешность человека. Обучением этому пытаются заменить образование даже школьного уровня, но превращают человека в единицу множества периферий Интернета.

Информация — далеко не знания. Знания получаются благодаря умственной обработке ранее воспринятой информации и путем мыслительной деятельности. Но проблема знаний — в способности их сохранять, развивать, структурировать, упорядочивать и передавать максимальному количеству людей в максимально возможном объеме и в предельно неизменном понимании.

Информация в таком контексте может рассматриваться лишь как форма передачи знаний по частям. Но информация — это еще и просто поток всевозможных фактов, мнений, домыслов и иллюзий. Чем их больше, тем сложнее формировать знания: информационный избыток способствует рассеиванию знаний и уменьшению способности человека их формировать и аккумулировать. Это создает хаос в мыслях и действиях. При накоплении критической диспропорции между объемом информации и знаниями возникает информационный кризис, порождающий кризис идей и знаний, что ведет человечество к системной гуманитарной катастрофе.

Современный информационный кризис вытекает из того, что права людей на доступ к информации и получению знаний оказались не уравновешены способностями, а значит — и обязанностями людей усваивать такую информацию, правильно перерабатывать ее в знания и использовать. В итоге избыток информационных прав в совокупности с другими диспропорциями в глобальной системе прав и обязанностей выливается в причину предстоящей глобальной катастрофы.

Человек способен использовать информацию для создания различных знаковых систем, описывающих окружающий мир. Оперируя этим, люди научились управлять окружающей действительностью. Посредством информации доминирование человека над окружающим миром многократно возросло. Однако люди сами становятся все более зависимыми от информации.

Чем больше информации использовалось, тем больше людей интересовал уже не столько практический опыт непосредственного взаимодействия с окружающим миром, сколько сама информация о нем; все больше они изобретали новые способы получения опосредствованной информации, постоянно усложняющей миропонимание. Со временем такой процесс ускорялся, и количество информации, порожденной уже ею самой, стремительно возрастало.

Люди уверовали, что любую проблему можно решить, разделив ее на составляющие и затем экспериментируя с единицами информации, пока не будет получено нужное технологическое решение. Так технологии как явление, напрямую связанное с получением, переработкой и хранением информации, вышло на ведущие позиции в мировосприятии человечества: технологии и информация стали основными двигателями цивилизации.

При этом люди все дальше отходили от естествознания, понимания и восприятия сути и пределов мироздания, и даже от философии как инструмента его познания, считая это ненужным и непрактичным, отдавая предпочтение технологиям, непосредственно влияющим на уклады жизни.

Психологами установлено, что всякий человек, независимо от его образования, разума и мыслительных способностей, в состоянии усваивать и держать в сознании лишь 7±2 блока информации. Их можно укрупнять, теряя при этом детализацию. Это мы делаем постоянно и бессознательно.

Но чем глубже специализация и выше навыки человека в своей профессии, тем меньше у него шансов понять весь мир. Чем больше появляется информации и чем меньше человек способен понять мир целостно, тем больше у него психологический и социальный дискомфорт: ему кажется, что от него ничего не зависит. Стрессы и депрессии порождают замыкание в себе, либо, наоборот, ярко выраженную агрессию. Чем больше пытаешься оставаться на плаву, тем выше уровень накапливаемого стресса.

С наступлением "информационного века" объемы генерирования информации намного превысили возможности ее использования. Теперь и в узкоспециальной сфере невозможно знать все. Человечество столкнулось с новым типом кризиса, который само и породило. Оно тонет в потоке информации и глохнет от информационного шума, но вместо поисков путей осмысления уже созданного ускоренно создает новую информацию, делая это быстрее, чем создаются технологии, методы и системы ее обработки и превращения в знания.

Информационно-технологическое развитие человечества постоянно ускоряется, выявляя систематическое отставание развития человека с его биологически ограниченным сроком жизни, возрастными и прочими особенностями от непрекращающегося развития всего человечества. На представителя каждого следующего поколения наваливается все бЧльший груз знаний и информации, накопленных всеми предыдущими поколениями людей. Подобный объем не в состоянии усвоить ни один человек. Но остановить такой естественный процесс тоже невозможно. Можно лишь изменить подход к формированию и передаче знаний.

Приближается разрушительный информационный взрыв. "Ослепший" от информации индивид, утратив способность обрести целостные знания, пытается спастись в "профессиональном классе узких специалистов". Но самоидентификация людей подвержена стремительным изменениям по профессиональному, классовому, национально-этническому, религиозному, сексуальному (уже нельзя сказать — половому) и прочим признакам, в рамках которых также постоянно происходит дробление. И наступает период массового упрощения человеком и обществом культуры в пределах постоянно видоизменяющейся и ускоряющейся информационной цивилизации.

Культура — куда более широкое и важное явление, чем цивилизация, хотя шаблоны нашего мышления заставляют думать иначе. Культура — это образ мышления, содержание миропонимания и мировоззрения. Цивилизация же — искусственные рамки развития человечества в пределах мировоззрения, ставшего догматом. Но именно цивилизация создает всевозможные материальные проявления культуры на этапе ее заката.

Сегодня все мы — люди цивилизованные, мыслящие шаблонно в рамках набора субкультур текущей цивилизации, с ее безудержным потребительством и "гонкой за упускаемыми возможностями". Мы достигли заката былой культуры, под которой понимаем лишь смесь "увековеченной памяти о прошлом" и отдельных культурно-прикладных дисциплин. Выхода у нас два: либо исчезнуть, либо создать новую культуру на основе новой мировоззренческой идеи.

Информационный взрыв будет происходить параллельно с социальным взрывом со стороны тех, кто осознал себя обделенным "информационными богатствами" и не вписался в динамичное информационное общество. Причина проблемы вытекает из особенностей распределения "информационных богатств".

В отличие от материальной ценности, чтобы распределить информацию между несколькими получателями, делить ее не нужно. Наоборот, она умножается на их число. Но каждый усвоит информацию по-разному и воспримет ее такой, какой сможет или захочет, а не такой, какой она была ему передана. Ведь каждый живет в своей уникальной реальности, выстроенной на основе персонального опыта, впечатлений и эмоций, и действует, опираясь на собственную "матрицу" миропонимания и мировоззрения.

Легко умножаясь и становясь общедоступными, "информационные богатства" породили неведомые ранее проблемы: огромный непотребляемый избыток информации и, одновременно, неуемную потребность в новой информации и еще бЧльший ее дефицит. Пределов этому нет, а объемы и скорости нарастают в прогрессии. Не существует ни одного человека, способного постоянно удерживаться в таком неподвластном ему бесконечном информационном процессе.

Непонимание информации оказалось страшнее ее дефицита. Не понимающего и не воспринимающего нельзя удовлетворить новой информацией: пресыщенность уже имеющимся не позволяет потребить новое, порождая раздражение и отторжение. Непонимающие становятся "информационно бедными", у них возникает тотальная необъяснимая неудовлетворенность жизнью и окружающим миром, из чего они стремятся вырваться, но не понимают, как и куда.

Каждый порождает вокруг себя новую информацию и хаос. Непонимание между людьми нарастает. На уровне мировоззрения люди оказались не готовы к этому. Не готовы они и к неожиданно изменившейся "системе координат", в которой не в состоянии противостоять информации и конкурировать с технологиями.

Ежедневно все больше людей, независимо от навыков, образования, профессии и способностей, вынужденно попадает в "класс информационно бедных". Так будет происходить, пока все человечество не окажется "выброшенным из-за несоответствия" созданным им же искусственным интеллектом, который рассматривается как единственный инструмент, способный охватить необъятный поток информации.

Отчасти может успокаивать то, что вслед за кризисом обычно начинается период отрезвления и поиск урегулирования проблем. Именно это приводит к изменению культуры, мировоззрения и миропонимания. Будет ли такая возможность на этот раз, остается загадкой.

Технологии как источник проблем

Наука и техника изменили человека, способ его мышления и взаимоотношения с окружающей реальностью.

Любой набор процессов, способствующих расширению возможностей человека или облегчающих выполнение задач, относится к сфере технологий. Но, кроме орудий труда и устройств, меняющих уклады жизни, технологии внезапно распространили контроль на системы организации. Тем самым технологии подменили собой уровень общественных отношений, от которого они прежде зависели.

Новые системы мышления, относящиеся к фундаментальному мировоззренческому уровню, сегодня тоже превратились в технологии, задающие миропонимание человека через призму экономики, демократии, виртуальности и прочего. Религии и философские школы превратились в "технологические системы" по привлечению адептов и навязыванию взглядов, догматов, шаблонов мышления и поведения.

Так, посредством информации производное стало повсеместно доминировать над исходным, всецело манипулируя им, что противоестественно и потенциально разрушительно.

Человечество стало целиком зависимым от информации и технологий. Оно не осознает, что все дальше продвигается к губительному информационно-технологическому тупику. Рассматриваемый как выход из него искусственный интеллект может оказаться оружием массового уничтожения человечества. Даже идеологи его создания бьют тревогу: чем занять людей после их вытеснения искусственным интеллектом и машинами из всех процессов? Максимум, до чего додумались, — предоставлять им пособия на покрытие текущих нужд. Кто это будет делать?

Наивно верить, что искусственный интеллект примет подобные нерациональные правила сосуществования с человечеством. Что заставит "совершенный и работящий" интеллект кормить массу примитивных и деградирующих бездельников, вся жизнь которых проходит в удовлетворении ненасытных потребностей и хотений? От них проще избавиться каким-нибудь "гуманным" способом.

Социальные эксперименты на грызунах показали, что наделение членов сообщества достаточным и избыточным материальным обеспечением на ограниченной территории устраняет возможности для сохранения традиционных социальных ролей и индивидуального развития особей в обществе, приводит к деградации общества, беспричинному нарастанию асоциальных явлений, агрессии одних и апатии других, отказу от размножения и быстрому вымиранию всей популяции в результате "спокойной старости". Так природа на уровне инстинктов заложила систему самоочищения от вырождающихся видов.

Быстрое организационно-социальное расслоение общества в условиях урбанизации, переложение социальных ролей самцов на самок, разрушение пар, неспособность воспитания потомства, нарастание депрессии и агрессии, отказ самок от размножения и игнорирование самцов, агрессивность или нарциссизм самцов, их самоустранение от обязанностей, гомосексуализм и асексуальность, отказ от возврата к традиционным социальным укладам после восстановления естественной среды обитания — вот далеко не полный перечень проявлений, неоднократно, с неизменной повторяемостью наблюдавшихся в социальных экспериментах над грызунами. На этом примере легко наблюдать аналогии и признаки быстрого приближения человечества к завершающей стадии существования; по крайней мере, в его теперешнем виде.

Человечество стало заложником порожденных им информации и технологий. Несмотря на рост урбанизации, механизации, автоматизации, компьютеризации и коммуникаций, лишь за последнее столетие средний уровень интеллекта человечества снизился на 10%, наука деградирует, знания рассеиваются. Обособляясь, люди становятся все агрессивнее, при этом погружаются в состояние гедонизма, наслаждаясь бытовым комфортом и быстро меняющими благами цивилизации.

К счастью, это не окончательный приговор. Людям дан разум, чтобы ими управляли не только заложенные инстинкты. Избежать апокалиптического сценария можно, перейдя от инстинктивно-общественного поведения к разумно-общественной организации.

Технологии еще не поработили окончательно уровень первооснов мировоззрения, что оставляет шанс вырваться из "информационно-технологической безысходности". Это требует смены мировоззрения в его основаниях, что нелегко без волевого усилия.

Бесконечности непонимания

Большинство проблем современного человечества имеют те же корни, что и проблемы естествознания — неверно принятая мировоззренческая модель. 

На стыке ХIX–ХХ веков в математике, которая считается языком естествознания, возник системный кризис, причиной которому послужило изобретение теории множеств.

Несмотря на широкое распространение и практическое применение указанной области научных знаний, еще тогда французский математик Анри Пуанкаре заявил, что человечество не осознает опасности последствий, к которым его приведет увлечение этой теорией.

Появление теории множеств автоматически отразилось на физике. Возникшая вскоре квантовая механика методологически совершенно не связана ни с релятивистской физикой, ни с физикой классической. Единой физики не стало, что имело продолжение в метафизике и космологии, лежащих в основе мировоззрения. Это отразилось на общественных отношениях, технологиях, обществе и человеке.

Указанным открытием была теоретически обоснована и узаконена начавшаяся ранее замена базового мировоззренческого вектора человечества на более подходящий для капитализма с его "неисчерпаемым развитием". Вместо незримо правившей ранее мировоззренческой концепции потенциальной бесконечности, у которой нет конца, но есть начало и можно понять предел в любой момент времени, была внедрена основанная на теории множеств концепция актуальной бесконечности. В ней нет ни начала, ни конца, множество бесконечностей существовало всегда и во всех бесчисленных направлениях, и все — относительно.

Попытка представить нечто целое как изначально бесконечное, без начала, конца и каких-либо пределов, является не постижимой человеческим разумом и психически опасной. Основанное на этом миропонимание лишает человека видения целого и законченного, поскольку отрицает существование такового.

В такую мировоззренческую модель с выгодой для себя вписались и вымирающие религиозные учения, увязав с новыми реалиями собственный религиозный фундаментализм или представив себя спасительной гаванью от нарастающих проблем и хаоса. С тех пор отстаивать мировоззренческую концепцию потенциальной бесконечности стало некому.

Но недавно математики установили, что и концепция потенциальной бесконечности, и концепция актуальной бесконечности являются двумя взаимоисключающими базовыми аксиомами, каждую из которых невозможно ни доказать, ни опровергнуть в рамках другой концепции.

Двух истин быть не может. Значит, одна из них задает ложный вектор развития; и основанное на ней мировоззрение является тупиковым для человечества.

Следует изначально определиться с отправной мировоззренческой аксиомой: "Мир — всеобщий безграничный хаос" (в случае актуальной бесконечности) или же "Мир — всеобщий порядок" (в случае потенциальной бесконечности). Выбор аксиомы определяет все остальное миропонимание.

Аксиоме потенциальной бесконечности с понятным началом и осознаваемыми в любой момент пределами допустимого присущ стратегический метод управления. Такое управление происходит путем формирования стратегии и коридора допустимого. Так поступали религии и диктатуры, почему этот метод и представляется плохим. Опыты же в области психологии и общественного поведения установили обратное: лишение рамок и ограничений быстро превращает человека в примитивное, агрессивное и непредсказуемое асоциальное животное.

Концепции актуальной бесконечности свойствен метод статистического управления, когда множество вариантов и хаос считаются возможными, допустимыми и даже необходимыми. Затем производится статистическое выявление вероятностей, отсекаются погрешности, и картина мира кажется "чистой и ясной". Состоятельность такого метода поясняют положительным практическим опытом работы с неопределенностями в квантовой механике и электронике. Этот же принцип распространили на представления о демократии и свободе индивидуальности, о нескончаемом развитии технологий и экономики.

Вся современная экономика строится на статистике. Представления о бесконечности идей капитализма, иллюзии о нескончаемом росте экономики и неисчерпаемости ресурсов основаны на том же. В основе роста потока информации лежат принципы теории множеств и актуальной бесконечности. Они же толкают на безудержный поиск во всем лишь эффективности, не давая в этом остановиться.

Все бездумно стремятся к эффективности даже там, где она ведет к разрушению человека и общества. Но эффективность не может быть во всем. Эффективность — лишь инструмент развития. Достигаемый эффект должен направляться на сбалансирование системы на новом качественном уровне. Мы же добиваемся эффективности не для установления баланса, а для получения дополнительной эффективности, чем разрушаем систему вообще.

Никуда не деваются и погрешности. Они формируют собственную статистику и новые погрешности, накапливая хаос и увеличивая сферу неуправляемых, неконтролируемых рисков.

Не устраняя причины хаоса и неопределенностей у их источника, риски пытались переносить на следующие уровни. И вскоре через появление масштабных рисков и кризисов принципиально новой природы был выявлен закон системных рисков. Он показал, что неопределенности и хаос никуда не деваются, а накапливаются на более высоком системном уровне, порождая системные кризисы и катастрофы.

Смешавшись воедино, капитализм, аксиома актуальной бесконечности, технологии и информационный хаос грозят человечеству уже нависшей системной катастрофой с возвратом, в лучшем случае, в "темное Средневековье". Это еще не приговор, но уже глобальный тренд.

Сойти с тупикового и губительного пути развития, победить информационный хаос, избежать становления и заката "эры доминирования технологий над людьми" можно, лишь переосмыслив и изменив мировоззрение.

Первоосновами мировоззрения, способного вывести человечество из ловушки, должны быть явления объективного мира, причем не материя. Логично, что объективный мир возник из состояния "абсолютного нуля". Такой сценарий требует аксиомы потенциальной бесконечности.

Мировоззрение, в основу которого лягут законы объективного мира, позволит преодолеть нарастающий глобальный системный кризис, выведет людей на новый организационный и технологический уровни развития.

Это — первое, что нам нужно осознать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 24
  • Victoria Nansen Victoria Nansen 24 січня, 17:29 Не думаю, що світ - це або хаос, або порядок. Швидше світ - це вічний рух від хаосу до порядку або навпаки. Є межі явищ: стовідсоткове зло - вбивство дитини, стовідсоткове добро - ідеал "Садок вишневий коло хати...", але переважно явища, зокрема й наше сучасне суспільне життя, оцінємо і як позитив, і як негатив, щось переважає. Україні треба брати приклад з тих суспільств, де переважає добро - і матеріальне, і захисту прав людини. Ситуація, коли людині вже нічого буде робити, бо усе придумуватиме штучний інтелект, а все вироблятимуть машини, для нас настільки далека, що, дійсно, хай її розглядають теоретики у статтях, як ця. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно