Как не потерять человечность?

3 июля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 3 июля-10 июля

Вчера мы были уверенны, что очень скоро вернем Украине Крым, ну а уж Донбасс совершенно точно отвоюем, потому что отдавать его никак нельзя. Сегодня как данность приняли то, что Крым для Украины потерян, как минимум, не на одно десятилетие, и, похоже, в большинстве своем смирились с тем, что полная блокада Донбасса, по сути, означающая его потерю для Украины, — уже "неизбежна". Эта мысль находит все большую поддержку как во властных кабинетах, так и в обществе.

 

"И привыкли. Поплакали, и привыкли. Ко всему-то подлец-человек привыкает!"

Ф.М.Достоевский "Преступление и наказание"

Основная масса людей, действительно, привыкает ко всему — к достатку и положению, к повышению цен, перемене места жительства, к лишениям. 

Человек так устроен, что умеет смиряться, терпеть, наступив на горло самолюбию и собственной гордости. Он даже с хронической болью привыкает жить. И все же самое страшное, когда люди привыкают к нищете, бедности, унижению и неуважению государства, гражданами которого они являются. Страшно, когда привыкают к войне, смиряются, начинают плыть по течению, выкручиваясь и пытаясь нажиться на ней, оправдывая при этом унизительное положение других людей или даже свое собственное некоей целесообразностью. Но, по-моему, нет такой целесообразности, которая оправдывала бы потерю человечности. Однажды оправдаешь и перестанешь быть человеком. А обратно уже не вернуться...

Вчера мы были уверенны, что очень скоро вернем Украине Крым, ну а уж Донбасс совершенно точно отвоюем, потому что отдавать его никак нельзя. Сегодня как данность приняли то, что Крым для Украины потерян, как минимум, не на одно десятилетие, и, похоже, в большинстве своем смирились с тем, что полная блокада Донбасса, по сути, означающая его потерю для Украины, — уже "неизбежна". Эта мысль находит все большую поддержку как во властных кабинетах, так и в обществе.

(Не)граждане

3 июня в ВР был зарегистрирован проект закона 2004-а "Об изменениях к Закону Украины "Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины" относительно усиления контроля за перемещением лиц и грузов (товаров) через временно оккупированную территорию". Законопроект этот, прозванный блокадным, по сути уравнивает в статусе неконтролируемые территории Донбасса с оккупированным Крымом, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

А 16 июня на сайте СБУ появился "Временный порядок въезда на неконтролируемую территорию и выезда с нее граждан Украины и иностранцев (лиц без гражданства)". О позитивах и негативах новых правил пересечения линии соприкосновения в СМИ написано уже немало. Порядок, который должен был упростить передвижение простых украинцев в зоне АТО, в действительности ограничил и без того урезанные войной права граждан Украины — жителей Донецкой и Луганской областей.

Самым болезненным пунктом нового порядка стал запрет на автобусное сообщение. Кто-то считает, что целью нововведения было уменьшить поток людей, прекратив передвижение автобусов одиозного "Шериф-Тура" — основного перевозчика по маршруту Киев—Донецк—Киев. Об этом на своей странице в соцсети в свое время резко высказывался экс-замглавы МВД в Донецкой области Илья Кива. Мол, перевозчики, осуществляющие данные маршруты, "способствуют распространению террористической чумы и грязи по территории Украины".

СБУ же утверждает, что запрет на общественный транспорт был введен в целях безопасности, поскольку большое скопление людей делает их мишенью для террористов. Хотя скопление автомобилей и передвижение пешком большого количества людей, по-моему, опасно не менее. 

Война на Донбассе (как ее ни называй) идет уже год. И уже год Украина не может сформировать государственную стратегию в отношении этих территорий, бросаясь из одной крайности в другую. В результате прекращение выплат пенсий превращается в пенсионный туризм, а попытка заморозить экономическую и хозяйственную деятельность — в рассадник коррупции. Почти полгода действует пропускной режим, который был введен как мера предотвращения терактов, а в результате стал фактической блокадой не контролируемых ныне Украиной территорий Донецкой и Луганской областей. Пять силовых ведомств усиленно борются с террористами, которые в это время спокойно идут по другим дорогам, например, через РФ, на границе с которой блокады почему-то нет. А контрабанда, потоками попадающая на неконтролируемые Украиной территории, — по-прежнему вне законодательного поля. 

Способна ли вообще Украина обеспечить полную блокаду неподконтрольных ей территорий? И если да, то каким образом? Такие вопросы я вначале хотела задать представителям всех причастных ведомств. Однако потом поняла: любые ответы будут лишь теорией. Во-первых, потому что не воюющая армия разлагается, а вся система. Во-вторых, очередная попытка ввести запреты — пересекать линию соприкосновения людям, товарам или гуманитарным грузам — ничем, по сути, не отличается от любых других наших разрешительных систем. В ней на уровне менталитета изначально заложены все возможности не только для существования, но и для плодотворного развития коррупции. Когда все видят, что воруют все, и вопрос лишь в том, от какой структуры расчехляются фуры, то даже самый честный боец однажды подумает: "А я что, лох?"

Ну нельзя же в самом деле считать серьезной борьбой с контрабандой, например, поданный 17 июня президентом П.Порошенко законопроект 2109-а "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно порядка перемещения товаров в район или из района проведения АТО"? Так, за первичное нарушение порядка перемещения товаров в район или из района АТО законопроект предусматривает штраф в размере от 10 до 100 (от 170 до 1700 грн) необлагаемых минимумов доходов, а за повторное — от 100 до 200 (аж 3400 грн! — и это при том, что за прохождение одной 20-тонной фуры с нелегальным грузом коррупционер может получить от 50 до 150 тыс. грн, а владелец товара увеличить вложенное в него в пять раз) с конфискацией товара, находящегося в праве собственности нарушителя. А если нарушитель — просто перевозчик, которому товар не принадлежит?

Да и вообще контрабанда, строго говоря, — это незаконный перевоз (и перемещение) товаров и/или других предметов через таможенную границу (государственную). И если государственной границы нет, то и контрабанды, соответственно, тоже никакой нет. 

Так что ответ очевиден — обеспечить блокаду Украина не может. Ну, по крайней мере, не с помощью запретительно-разрешительных систем. И уж тем более — если при этом оставит открытыми границы с Россией, объявления о рейсовых автобусах в которую в прифронтовых городах висят на каждом столбе.

Отсюда вывод: законопроект 2004-а и обновленный временный порядок более и прежде всего бьют по обычным людям.

"В Донецк езжу каждую неделю, — говорит Елена Малютина — госслужащая, живущая и работающая в Краматорске. — Там живет семья — муж, дочь на каникулах. Новый порядок — это внутреннее гетто. Созданы унизительные, нечеловеческие условия гражданам Украины по пересечению "границы" внутри одного государства. Якобы с целью безопасности самих граждан.

Что касается блокады, то я категорически против. Таким образом мы отсекаем даже призрачную надежду у людей, которые до сих пор верят в страну, гражданами которой являются".

Впрочем, вполне возможно, что СБУ жителей Донбасса гражданами Украины уже не считает. Диссонансом в новом порядке звучит слово "беженцы", применяемое в основном по отношению к людям, вынужденным покинуть свою страну, а не к внутренне перемещенным лицам...

"Ситуация на Донбассе сейчас будет такой же, как в Крыму. Хотя я считаю, что их сравнивать нельзя, — говорит координатор правового направления Восток SOS Александра Дворецкая. — Блокада Донбасса — это неправильно. Пока у нас открыта граница с РФ, мы просто делаем людей более зависимыми от поставок товаров и гуманитарной помощи оттуда. И, скорее всего, Россия будет это использовать. Сначала станет завозить гуманитарку, потом перестанет — чтобы поснимать, как люди голодают. А граждане станут любить Украину еще меньше. 

Я думаю, должно быть какое-то обсуждение на уровне правительства о том, какую политику мы выбираем в отношении Донбасса. Пока позиция Украины выглядит очень странно. С одной стороны, мы усложняем людям выезд с неподконтрольных территорий. И среди причин, по которым человек оттуда хочет выехать, эвакуация в новом порядке не значится. 

С другой — говорим, что все, кто хотел, выехал, а всех остальных мы блокируем.

Не знаю, какой была основная идея правительства, но со стороны выглядит так, что мы стараемся сделать жизнь наших граждан там хуже — не даем им выехать, вводя разрешительные системы; и не даем им там достойно жить, запрещая ввоз товаров. Речь ведь о конкретных людях, которым мы сначала ограничили выплату пенсий и различных социальных пособий, а теперь усложнили процедуру выезда. Мы бросили их наедине с их проблемами. Мы не предоставляем им жилье, хотя это гарантирует Закон о переселенцах. Но при этом говорим, что на неконтролируемых территориях остались одни ватники, а потому нужно их блокировать…

Ну и, конечно, важно отметить, что пропускная система и экономическая блокада нарушают план действий и рекомендации по безвизовому режиму, которые как раз говорят о том, что количество бюрократических процедур необходимо сократить, и граждане должны иметь возможность переместиться на контролируемые территории".

"Запрет на передвижение общественным транспортом породил большое количество проблем для людей, — считает лидер Донбасс SOS Александр Горбатко. — Чтобы доехать до КПВВ, а потом до "нулевки", они платят колоссальные деньги. А если денег нет, то человек обречен оставаться под пулями и "градами".

К блокаде, которая, похоже, неминуема, наша организация относится очень негативно. Мы за то, чтобы не терять эти регионы. На самом деле России важно раскачивать там ситуацию, не позволяя Украине развиваться и проводить реформы. А на людей ей наплевать. И они будут чувствовать себя брошенными, у них не будет другого выхода, кроме как смириться с тем, что происходит — придется как-то выживать, устраиваться на работу, жить по местным законам, платить налоги не Украине. Эти территории потом будет тяжело вернуть — произойдет разрыв и ментальный, и в родственных связях".

Остаться нельзя выехать

Из 2,9 млн жителей 27 городов Донбасса выехало примерно 850 тысяч (29%). Об этом во время круглого стола "Год после начала конфликта. Гуманитарная карта потребностей мирных жителей Донбасса", инициированного Гуманитарным штабом Р.Ахметова 23 июня, заявил генеральный директор КМИС Владимир Паниотто.

"93% не хотели бы покидать место жительства. Еще 4% хотели бы, но не могут, и только 1% планирует выехать. Со временем все меньший процент респондентов заявляет о желании уехать. По сравнению с декабрем, количество тех, кто не хотел бы уехать, выросло на 9%, — рассказала научный сотрудник КМИС Марина Шпикер. — А те, кто хотел бы уехать, в июне (по сравнению с мартом) все хуже себе представляют, куда именно (34%). Те, кто знает куда, предпочитают Украину (28%) или другое место в пределах Донбасса (9%). В Россию переехали бы 19%".

В июньском опросе впервые исследовались особенности миграции тех, кто переезжал, но вернулся в свой населенный пункт. Среди опрошенных 12% уезжали из города сами или это делали члены их семей. Преимущественно переезд носил краткосрочный характер — до трех месяцев (79%). Люди старшего поколения изначально планировали переезд только на время проведения активных боевых действий, молодежь — на длительный период.

Несмотря на эскалацию военного конфликта на Донбассе и серьезные трудности в быту, люди возвращаются. "Основные причины — прекращение активных боевых действий (31%), отсутствие денег для оплаты нового жилья (27%) и опасения за оставленное имущество (24%), — рассказала научный сотрудник КМИС Дарина Пирогова. — Кроме того, переселенцы столкнулись с трудностями при устройстве на новую работу, дискриминацией со стороны работодателя, немотивированными штрафами и уменьшением зарплаты, что существенно снизило уровень жизни на новом месте". 

Главными проблемами после возвращения домой люди называют отсутствие вакансий и высокую конкуренцию, задержки зарплат на работающих предприятиях, высокие цены на продукты питания и медикаменты, необходимость экономить на каждой покупке, пропускной режим с Украиной. 

При этом 62% жителей, проживающих на неподконтрольных территориях, считают, что жить трудно, но можно терпеть. 32% отметили, что в их населенном пункте ситуация за последнюю неделю ухудшилась, что связано с активизацией боевых действий. Уровень потребностей людей в городах, неподконтрольных Украине, остается высоким. Согласно данным исследования, 52% опрошенных нуждаются в медикаментах, 41% — в продуктах питания, 34% — в бытовых товарах. Самая проблемная ситуация — в Стаханове, Ровеньках и Дзержинском. В Стаханове 80% опрошенных заявили, что нуждаются в питании, медикаментах, средствах гигиены.

О международных нормах 

Прокомментировать "блокадный" законопроект, а также рассказать о том, как, в соответствии с принятымимеждународными нормами должно действовать государство по отношению к людям, оставшимся на неподконтрольных территориях, ZN.UA попросило Алену Виноградову, эксперта по вопросам адвокации HIAS — американской неправительственной организации, более
125 лет предоставляющей помощь беженцам и мигрантам из разных стран мира, а в Украине известной как Всеукраинский благотворительный фонд "Право на защиту".

— Законопроект 2004-а, во-первых, приводит к полной блокаде Донбасса и усилению гуманитарного кризиса, а потенциально — к усилению напряжения в обществе, — считает эксперт. — Ведь, согласно законопроекту, на оккупированную территорию (которой, соответственно, должен быть признан Донбасс) запрещается провозить любые товары, кроме гуманитарных грузов в сопровождении МККРиКП или ОБСЕ.

(Несмотря на, без сомнения, значительный вклад обеих этих организаций в оказание гуманитарной помощи Украине, некоторые факты вызывают удивление. Так, например, на официальном сайте МККК — организации, одним из 7 важнейших принципов деятельности которой является нейтральность, — я увидела такую формулировку: "подконтрольные оппозиции территории Донецкой и Луганской областей". Пресс-секретарь МККК в Киеве Ашот Астабацян считает ее нейтральной. Однако общепризнанными корректными на международном уровне сейчас считаются формулировки "территории, подконтрольные и неподконтрольные правительству". Любые другие в работе организаций, уважающих себя и государство, в котором работают, употреблять не рекомендуется.

Не может также не вызывать удивления тот факт, что во время военной агрессии РФ в Украине СММ ОБСЕ собирает данные о количестве русскоязычных школ в Киеве. — А.К.)

Ряд международных и национальных организаций активно сотрудничает в разработке механизмов предоставления гуманитарной помощи населению в период военных действий. Положение законопроекта уберет все возможности для предоставления такой помощи. Между тем, пункт 3.7 повестки дня ассоциации с ЕС призывает органы государственной власти Украины, правительство усилить сотрудничество с разными учреждениями и организациями по предоставлению помощи населению, страдающему от конфликта, с целью защиты наиболее незащищенных слоев населения.

Во-вторых, согласно законопроекту, люди, проживающие на Донбассе, будут приравнены к крымчанам — на них будет распространяться Закон об оккупированных территориях. В этом законе предусмотрено получение другой справки, а не справки внутренне перемещенного лица (ВПЛ). То есть люди будут вынуждены получать две справки по двум разным процедурам: одну в отделах соцзащиты, другую в отделах миграционной службы. Для чего нужны сразу две эти справки — никто не знает. Как и то, какими будут последствия, если получить только одну из них. 

Кроме того, в связи с тем, что неподконтрольные Украине территории признаются в законопроекте временно оккупированными, вводится специальный режим въезда-выезда. Пока на уровне закона временно оккупированной территорией признается только Крым. И въехать-выехать туда можно просто по паспорту гражданина Украины. Законопроект предусматривает, что паспорта будет недостаточно. Потребуется специальное разрешение. Сейчас его дают в соответствии с Временным порядком, разработанным АТЦ. И все знают о последствиях. 

В-третьих, законопроектом предусмотрено, что список населенных пунктов, в которых полномочия органов государственной власти не осуществляются или осуществляются не в полном объеме, должна определять ВР. До сих пор это делал Кабмин. В прошлом году список был неполным и вызывал много нареканий. Общественные организации добивались его изменения несколько месяцев. Поскольку в ВР Украины, к сожалению, крайне сложно достичь консенсуса, политической договоренности, то есть опасения, что такой список или вообще не будет принят, или будет крайне неполным. 

В-четвертых, законопроект предусматривает, что Украина отказывается от своих обязательств относительно возмещения ущерба, нанесенного имуществу лиц, пострадавших от конфликта, возлагая всю ответственность на РФ, которую считает оккупантом. Международные стандарты в сфере защиты ВПЛ предусматривают, что государство должно возмещать своим гражданам потери, понесенные в связи с внутренним перемещением. Украина подписала Конвенцию о защите прав человека и основополагающих свобод, первый протокол которой утверждает нерушимость права собственности, кроме случаев, предусмотренных законом. Происходящее сейчас — это нарушение прав собственности в случаях, законом не предусмотренных. В таких случаях государство должно внедрять процедуры, которые помогали бы или вернуть собственность назад, или компенсировать ее стоимость. 

Есть также документ ООН — "Руководящие принципы по вопросу перемещения лиц внутри страны". Один из принципов гласит: уполномоченные органы власти обязаны принимать все возможные меры с целью возмещения людям того, что они потеряли. К сожалению, эти принципы не являются обязательными для выполнения. Это так называемое "мягкое право", рекомендации. Но на сегодня это едва ли не единственный международный документ такого уровня, который все международные и межправительственные организации признают стандартом того, какие меры должна принимать страна в случае, если имеет место массовое внутреннее перемещение. Поэтому адекватность действий правительства страны в отношении ВПЛ международные организации оценивают согласно этим принципам. 

Украина пока вообще ничего не делает по внедрению процедуры компенсации стоимости потерянного/поврежденного имущества. Есть инициативы отдельных организаций и граждан относительно возвращения имущества, ремонта, но на государственном уровне ничего не происходит.

Тем не менее, подобные шаги должно делать государство. Во-первых, это свидетельство того, что государство не отказывается от своих граждан. И тем самым восстанавливает к себе доверие граждан, которое, как мы знаем, среди ВПЛ сейчас на самом низком уровне. Во-вторых, это свидетельство уважения государства к праву собственности. А поскольку к разработке процедур компенсаций должны привлекаться все заинтересованные лица, то это также снижает уровень социального напряжения и содействует возобновлению социального диалога в стране.

Ну и, соответственно, это будет означать, что Украина признает верховенство права, международные нормы, и граждане могут быть уверены в своем государстве. К тому же, государственные гарантии относительно прав собственности могут даже служить определенным сигналом инвесторам. И хотя все эти меры кажутся дорогостоящими, а эффект от них — слишком отложенным во времени, в долгосрочной перспективе они дают необычайный результат.

Известно, что в ВР зарегистрирован законопроект 2167, предлагающий внедрить в национальное законодательство вышеупомянутые международные стандарты и предусмотреть право ВПЛ на компенсацию утраченного или поврежденного имущества. "Блокадный" законопроект сделает имплементацию этих международных стандартов невозможной. 

Законопроект 2004-а должны были заслушать 17 июня в Комитете по правам человека. Однако авторы попросили отложить рассмотрение на неопределенное время. Надеемся, что пока законопроект не будет рассматриваться, поскольку лишь ухудшит ситуацию. В этот же день был зарегистрирован альтернативный, отменяющий пропускную систему, законопроект Н.Веселовой — 2004а-1. Оба законопроекта пытаются урегулировать ситуацию с контролем за перемещением на линии столкновения с зоной АТО и административной границей с Крымом. Общественные организации выступают за отсутствие подобного порядка вообще, но все понимают необходимость принимать какие-то меры контроля с целью защиты государства. Насколько жесткими они должны быть — сказать сложно. Но меры эти ни в коем случае не должны реализовываться за счет нарушения прав человека, подытожила А.Виноградова. 

А Управление ООН по координации гуманитарных вопросов, в свою очередь, напоминает о резолюции ООН 46/182, которая гласит: "Каждое государство в первую очередь несет ответственность за оказание помощи жертвам стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций, которые случаются на его территории". Следовательно, пострадавшее государство играет главную роль в инициации, организации, координации и осуществлении гуманитарной помощи на его территории. Оно должно содействовать организациям, оказывающим гуманитарную помощь, в частности, предоставляющим продукты, медикаменты, убежище и медицинское обслуживание жертвам, доступ к которым является крайне важным".

О государственной позиции и гуманитарке

И государственная позиция, и ситуация с гуманитаркой, к сожалению, по-прежнему остаются неопределенными. Государство не только не содействует, но часто мешает оказанию гуманитарной помощи. Так, 3 июня Гуманитарный штаб Р.Ахметова и ряд международных благотворительных организаций, таких как ООН, МККК, ЮНИСЕФ, People in need, в очередной раз столкнулись с проблемой доставки гуманитарной помощи людям, оставшимся в зоне вооруженного конфликта в Донбассе.

Блокирование гуманитарных грузов, по мнению начальника Гуманитарного штаба Р.Ахметова Григория Колдунова, было вызвано двумя основными причинами. Первая — это отсутствие какой-либо системы допуска гуманитарной помощи и профильного закона в условиях военных действий, а также несогласованными действиями служб, принимающих решения и управляющих процедурами в зоне АТО. Вторая — политическая, связанная с активным продвижением инициативы по организации полной товарно-сырьевой блокады неподконтрольных Украине территорий — законопроекта 2004-а. "Что касается нового порядка, то на данный момент процедура усложнилась для нас еще и тем, что пункт пропуска запружен частными лицами, пытающимися проехать на легковушках, — поделился Г.Колдунов. — Три полосы забиты. Люди мешают прохождению грузов, а мы мешаем им. Мы обращались с просьбой, чтобы какой-то из пунктов выделили исключительно для гуманитарных грузов". 

"На определенных пунктах допуска будут установлены режимы "зеленого коридора" для гуманитарных грузов", — заявил на прошлой неделе советник премьер-министра Арсения Яценюка Даниил Лубкивский по итогам встречи главы правительства с международными гуманитарными организациями. По его словам, премьер-министр дал поручение оптимизировать и упростить процедуры согласований, необходимых для гуманитарных грузов, согласно украинскому законодательству. "В рамках СБУ назначается ответственное должностное лицо за координацию прохождения гуманитарной помощи, которое будет действовать в прямой координации с офисом вице-премьер-министра и Минсоцполитики", — сказал Д.Лубкивский. Однако кто это должностное лицо, какие именно КПП будут выделены для гуманитарныхгрузов, какой будет система прохождения — непонятно. Конкретики нет. И уже давно…

Между тем, слишком уж рассчитывать на помощь международных организаций Украине не стоит. Так, из 316 млн долл. помощи для 3,2 млн наиболее уязвимых групп населения, пострадавших от конфликта в Украине, запрошенных в феврале ООН у международных доноров, согласно Плану гуманитарной помощи, по состоянию на 23 июня предоставлено и обещано предоставить лишь 33%...

Прояснить позицию государства и узнать планы на будущее ZN.UA попыталось, отправив 23 июня в Минсоцполитики следующие вопросы:

"1. Проводился ли министерством подсчет гуманитарных потребностей на неконтролируемых Украиной территориях Донбасса? Если да, то какие методики при этом использовались, и в каких суммах выражаются эти потребности?

2. Может ли государство удовлетворить гуманитарные потребности неконтролируемых территорий собственными силами? Если нет, то как именно и каких доноров планирует к этому привлекать?

3. От каких доноров, какими путями и в каких объемах неподконтрольные Украине территории получают гуманитарную помощь сейчас? Достаточна ли эта помощь?

4. Какие социальные обязательства, в соответствии с принятыми международными нормами и подписанными Украиной документами, государство имеет по отношению к людям, оставшимся на оккупированных территориях?"

До настоящего времени редакция ответ, увы, не получила. Примечательна реакция сотрудницы пресс-службы, прочитавшей вопросы первой: "А-а-а. Ну неконтролируемые территории на то и неконтролируемые, что украинские власти туда зайти не могут. Так что… В общем, ждите ответ". 

Ждем… И привыкаем?..

 

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 7
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно