Донбасс — это Украина, а Украина — это закон?

18 сентября, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 18 сентября-25 сентября

Сейчас можно найти огромное множество версий будущего Украины. Спектр предлагаемых решений необычайно широк. Рассматриваемые модели — это широчайшая палитра указаний, теорий, технологических планов: от эмоциональной рефлексии до сухого математического анализа. Но во многих проектах не учтена одна фундаментальная деталь.  

 

"Что сеяли, то и собираете. Несчастье — это ваш выбор"

Царь Соломон

 

Прежде чем формировать новый образ Украины, полезным будет выявить факторы, приведшие к status quo, и выделить среди них доминирующие.

Сейчас можно найти огромное множество версий будущего Украины. Спектр предлагаемых решений необычайно широк. Рассматриваемые модели — это широчайшая палитра указаний, теорий, технологических планов: от эмоциональной рефлексии до сухого математического анализа. Но во многих проектах не учтена одна фундаментальная деталь.

Если попробовать сформулировать интегральную характеристику жизни Украины со времен обретения независимости, то она будет звучать предельно просто: "Тотальное нарушение закона". Выполнение даже несовершенного закона (а он всегда такой, так как отстает от ожиданий людей) влечет меньше негативных последствий, чем избирательное применение самой совершенной нормативной базы. Потому что избирательность — это принцип, а закон — всего лишь дискурс, его легко изменить. 

Из этого обстоятельства формулируется общий изъян всех проектов будущего, который метафорично можно сформулировать так: "Бессмысленно придумывать правила этики для сообщества, в котором не культивируются установки, что правила следует выполнять".

Предположив, что закон выполняется всеми и без исключений, мы совершенно иначе определим базу, вокруг которой нужно строить теории.

Если рассмотреть сектор рынка, то создание, накопление и перераспределение капиталов проходило нелегально. Даже опустив вопиющие случаи рейдерских захватов, можно уверенно утверждать, что избирательное применение закона при приватизации собственности и дальнейшей истории становления состояний не может считаться законным.

Это обстоятельство определило незаконность политического пространства. Концепт власти как инструмент обогащения полностью извратил всю избирательную процедуру. Смыслы социального заказа начали навязываться, сам избиратель — грубо "покупаться", и даже результаты деформированного волеизъявления — подвергаться фальсификации.

Внезаконное поведение власти потребовало формирования бесконтрольного, неподотчетного и безответственного нормативного поля относительно нее. Без этих реальных инструментов переговорная сила гражданского общества была выхолощена. Его институты стали выполнять декоративную функцию. Бизнес начал формировать "ручные" мониторинговые и правозащитные организации. Отдельные из них, проявлявшие воистину героическую принципиальность, попадали в информационный, юридический и психологический троллинг. СМИ обслуживали всю обозначенную картину, были ее органичной составляющей, за редкими исключениями, которые иначе как актом гражданского мужества назвать нельзя. В таких условиях профессия журналиста стала одной из самых опасных.

Бытовые отношения культивировали представления об успехе, в которые доминантой включалось "умение жить".

Жизнь в условиях, когда закон не действует, а избирательно применяется, любое усилие делает бессмысленным. Это правило в разных регионах страны, в зависимости от особенностей культуры, ответственности и традиций самоуважения, породило разную реакцию людей на окружающую их действительность: от агрессивного патернализма до осознанной эмиграции. Как промежуточные состояния можно назвать вынужденный конформизм (в подавляющей массе), активный протест, философский скептицизм и другую экзотику, связанную с состояниями измененного сознания.

В такой конструкции монополизация капиталов привела к узурпации политического пространства — в стране воплотилась олигархическая форма правления. То обстоятельство, что с капитализмом она не имеет ничего общего, сформировало запрос на манипуляцию информационным пространством, чтобы сохранять в нем видимость соблюдения прав и свобод — основ капитализма.

Такая внутренняя логика экономического и политического пространства, скрепленная коррупцией, определила моральные установки и предпочтения "успешных" бизнесменов и политиков. Сепаратор негативного отбора привел к господству цинизма в элитах, а в массы внедрил настроения нигилизма.

Поэтому не нужно удивляться, что украинцы от сердечно-сосудистых заболеваний страдают в шесть (!) раз чаще, чем жители Европы.

Понятно, что если мы будем строить модели будущего, опираясь на обозначенную в Украине базу существующих общественных отношений, то наше будущее мало чем будет отличаться от действительности.

Основой планирования должен стать незыблемый императив: "Закон выполняют все!".

В таких установках сразу отпадает большинство радикальных версий перспективного строительства Украины, и Донбасса в том числе. Практика жизни в таких нормах изменит не только "голос" Донбасса, но и смыслы его речи. Это равно относится и ко всей Украине. 

Автор считает, что религия — это та область, в которой, начиная что-то пылко выяснять, нагрешишь больше, чем выяснишь. Тем не менее, можно утверждать, что это же касается и церковной жизни: "Закон выполняют все!". Народ Украины в обозначенной неприглядной ситуации моральной дезориентации, усугубленной нигилизмом войны, нуждается во врачевании как никогда. Клир и архиереи, явив образцы Заветной любви, могли бы пролить бальзам на истерзанные пережитыми катаклизмами души людей: "Кто умеет прощать, тот умеет любить. А кто не умеет прощать и любить, тот сжигает мосты, по которым придется пройти".

Ситуация, когда подавляющее большинство людей ведут внелегальный способ жизни во всех секторах (рынок, общество, государство), ставит вопрос не только перед исполнителями и властями предержащими, но и перед самой системой законов и норм. 

Законы, которые не могут быть выполненными, не должны в ней находиться. Их пагубность не столько в том, что они не реальны к исполнению, сколько в том, что они лукавы в толковании. Невозможность выполнить один закон влечет за собой нигилистическое отношение ко всей системе. А это — путь к торжеству произвола.

Сейчас приходится читать весьма точные комментарии по поводу проходящей в стране мобилизации. Среди них следует отметить следующее: мобилизация проходила бы успешнее, если бы ее участники "на местах" видели образцы поведения "наверху". 

К этому хочется вспомнить "вечные" разговоры, которые велись в стране по поводу профессиональной армии. Они всегда упирались в количественный аргумент — слишком дорого. А сейчас мы переживаем показательный пример того, что нарушение закона всегда обходится "дороже". Россия нарушила нормы международного права, в Украине этот произвол обернулся неисчислимыми человеческими и материальными потерями. Могут их перевесить аргументы бюджетных потерь, которые необходимо было понести в прошлом? 

Эта глобальная ситуация хорошо корреспондируется на жизнь простого домовладения украинца. Нормативный произвол, в котором оно оказалось и находится, оборачивается членам домовладения постоянными материальными, физическими потерями и психическим истощением. Что может быть дороже?

Жизнь человека может измениться в одночасье, если поменять ему базу сравнения. Если предположить, что закон выполняется всеми и без исключений, то совершенно иначе начнет выглядеть база, вокруг которой нужно строить теории.

"Закон выполняют все и без исключения" — вот "печка", от которой надо "плясать" в построении образов будущего Украины. Это должен быть ее осознанный экзистенциальный выбор. От него, а не от формальных географических и геополитических привязок зависит содержание этого образа будущего страны.

Если такой выбор будет сделан, то найдутся и связи географические, и геополитические, которые будут органичными (продуктивными), а не навязанными (затратными).

Культура — это координация между спонтанными порядками Мира и навязанными порядками модели Мира. Спонтанные порядки возникают по логике Мира, навязанные — по логике модели. Когда удается эти порядки объединить в симфонии, то мы называем это креативом.

Если согласиться с таким общим определением, то в нашем частном случае культура будет отражением в формальных законах и нормах (навязанные порядки) неформальных ожиданий людей (спонтанные порядки). В случае, когда такое отражение не порождает конфликтов, можно говорить о культуре экономической, политической, общественной жизни страны.

Если законы не выполняются, поскольку их содержание обременительно в смысле реализации ожиданий граждан, то в жизни страны торжествует контркультура.

Перед Украиной, ее креативным классом стоит задача привести существующую систему навязанных порядков (законов и норм) в соответствие со спонтанными порядками Мира, опираясь на новую культуру их координации: "Закон един для всех".

Если это удастся, тогда многие проблемы, которые кажутся сейчас непреодолимыми, просто исчезнут, а оставшиеся найдут свое корректное решение в симфонии, а не произволе порабощения.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно