Возможна ли жизнь без интернатов?

15 августа, 2020, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Вопросы на вопросы на примере Тернопольской области

Возможна ли жизнь без интернатов?
facebook.com

Навигатор не помогал. Уже дважды бусик сбивался с дороги и возвращался к развилке, которая должна была вывести нас к дому в заколдованном селе Мусоривцы Збаражского района Тернопольской области. К дому, где живет семья, двое детей из которой, без веских на то оснований, несколько лет круглосуточно пребывали в Збаражской санаторной школе-интернате для детей с затухающими формами туберкулеза или имеющих риск им заболеть. Небольшая группа журналистов надеялась пообщавшись с этой семьей получить ответ на вопрос «Возможна ли жизнь без интернатов?». Именно так назывался пресс-тур, организованный в последние дни июля Тернопольской облгосадминистрацией и проектом Минсоцполитики по реформированию интернатных учреждений в области.

Водитель бусика наконец не выдержал и попросил о помощи. Навстречу выехал удививший нас «фольксваген». Еще больше удивили дом и прилегающая территория. Основные причины круглосуточного устройства детей в Збаражскую санаторную школу-интернат, согласно проектному анализу, — отнюдь не медицинские показания (проверка выявила, что из 173 детей, пребывавших в интернате на 1 января 2019 года, тех, кто перенес туберкулез, — лишь 6%), а бедность и малообеспеченность семьи, отсутствие работы у родителей, проблемы доезда до школы.

Семья, с которой мы познакомились, малообеспеченной явно не была. Мама — секретарь сельрады, папа занимается хозяйством. Годовалых брата и сестру они взяли под опеку в Запорожской области. Сначала хотели усыновить, но соцслужбы посоветовали с этим не спешить. Хотя все еще существующая в Украине тайна усыновления на опеку не распространяется, о том, что они — приемные, дети узнали в 10 лет. Это, похоже, и стало одной из причин буллинга, которому они подверглись в школе. О том, что произошло, мама говорит неохотно. Но вскоре дети из сельской школы оказались в Збаражской санаторной школе-интернате.

Сегодня они уже девятиклассники. Последний год живут дома, продолжая обучение в той же школе-интернате, и каждый день, в любую погоду, преодолевают 15 км в один конец. Вопрос со школьным автобусом еще не решен.

Фортепиано сестры уставлено наградами. Девочка прекрасно поет и играет. Брат при нас собирает кубик Рубика за 26 секунд и легко решает другие головоломки. Дети рады, что дома у них есть собственное пространство. Отношения выглядят по-настоящему семейными. Но мама все еще уверена, что в санаторной школе-интернате — прекрасные условия и детям там было хорошо. Иногда, по ее словам, они скучают по возможности там переночевать…

Сверху. Облрада

1 декабря 2017 года Минсоцполитики и Тернопольская ОГА заключили договор о сотрудничестве по реализации на территории области третьей части печально известного проекта «Модернизация системы социальной поддержки населения Украины», на который еще в 2014 году Всемирный банк предоставил Украине 300 миллионов долларов кредита. Из четырех пилотных областей проекта, целью которого является поддержка детей-сирот и лишенных родительской опеки, а также уменьшение количества детей в интернатах, Тернопольская считается единственной относительно успешной. В январе 2019 года Минсоцполитики заключило договор о предоставлении консультационных услуг с консорциумом Оxford Policy Management (Великобритания), в состав которого входят МБО «Партнерство «Кожній дитині», Всеукраинский фонд «Благополуччя дітей» и SOS Kinderdorf International (Австрия). Роль консультантов — определить оптимальную последовательность мер реформирования и разработать планы трансформации шести из 19 интернатных учреждений области на основе проведенной оценки потребностей. Срок действия проекта истекает в сентябре 2020-го. Будет ли он продлен, пока неизвестно.

На пресс-конференции в облдаминистрации чиновники и координаторы проекта отчитывались о достижениях за полтора года.

На 198 тысяч детского населения Тернопольской области — 19 интернатных учреждений. 14 из них — в системе образования. Это школы-интернаты различного профиля: специальные, санаторные, специализированные для одаренных детей. Остальные — дома-интернаты системы социальной защиты, дома ребенка и детдома для детей-сирот и лишенных родительской опеки, центр временного пребывания детей, оставшихся без опеки родителей.

Сократить количество детей, находящихся в интернатных учреждениях Тернопольщины круглосуточно, в целом удалось с 1407 до 908. В шести учреждениях, попавших в проект, — с 520 до 267 детей.

«Основным органом, который занимается в Тернопольской области реформированием, является Межведомственная рабочая группа, — рассказывает координатор пилотного проекта Владимир Кузьминский. — Ею были созданы шесть междисциплинарных комиссий по подготовке планов трансформации, в состав которых входят представители трудовых коллективов.

Нашей задачей как консультантов было, во-первых, навести порядок в статистике и понять реальное количество детей, внедрив Единую информационно-аналитическую систему. (К сожалению, с информационной базой, аналитический модуль которой позволяет визуализировать движение детей в системе, есть проблемы. Она содержит персональную информацию, а значит, есть вопрос с кругом лиц, имеющих к ней доступ. Глава ОГА Владимир Труш заявляет, что решить его они пытаются, подключив к программе руководителей интернатов. Помимо защиты персональной информации о детях есть также проблема с подключением локальной базы к технически устаревшей национальной. — А.К.)

Во-вторых, определить, по каким причинам дети находятся в интернатах и почему они оказались там. 92% детей, пребывающих в интернатных учреждениях по всей Украине, имеют родителей».

«Причины были разными, — добавляет замглавы Тернопольской облрады Любомир Крупа. — Некоторые родители ездили на заработки и им негде было оставить ребенка; некоторые имели материальные проблемы или не могли решить проблемы с проживанием; в отдельных случаях имел место буллинг — ребенка травили в маленькой школе, и, чтобы его защитить, родители вынуждены были отдать его в интернат. Часто это были дети с инвалидностью, которым отказывали в приеме в школу, а родители не знали о том, что могут написать заявление с требованием создать инклюзивный класс.

Вернуть детей в семьи — это должно быть основной задачей всех органов государственной власти и местного самоуправления. Для этого нужно сосредоточиться на поддержке разных родителей; понять, почему так происходит».

Чаще всего в интернатных учреждениях Тернопольской области оказывались дети, требующие коррекции физического или умственного развития, длительного лечения, дети с особыми образовательными потребностями.

«На территории области сегодня создано 17 инклюзивно-ресурсных центров (ИРЦ), предоставляющих консультативную помощь и обследующих детей, которые могут обучаться как в учебно-реабилитационных центрах, так и в общеобразовательных заведениях, — рассказывает начальница управления образования и науки Тернопольской ОГА Ольга Хома. — За 2019/2020 учебный год у нас было создано 353 инклюзивных класса и 56 инклюзивных групп в дошкольных учреждениях. По сравнению с предыдущим годом (197 и 48 соответственно) это неплохие показатели.

К сожалению, территории, на которых находятся интернатные учреждения, не очень внедряют инклюзию в своих учреждениях. Им комфортно продолжать направлять детей в интернаты. После трансформации эта ситуация должна улучшиться.

Сегодня актуален вопрос об учреждениях санаторного типа. На территории области таких три. Около 93% их учеников не имеют диагнозов, с которыми попали в эти учреждения. В соответствии с положением Минобразования, интернатные учреждения принимали детей самостоятельно (по заявлению родителей) или в соответствии с медицинскими справками, которые не отвечали действительности.

В 2024 году, в соответствии с Законом о среднем образовании, должны заработать лицеи в подчинении облрад и городов областного значения, где количество населения превышает 50 тысяч человек. Согласно плану, в Тернопольской области таких лицеев будет 20. Большая часть из них — на базе интернатных учреждений, имеющих как соответствующие кабинеты, так и общежития, где смогут проживать дети, дома которых находятся более чем в 30 км от лицея. В таких лицеях будут и инклюзивные классы».

На данный момент результат Тернопольской области обеспечен прежде всего упорядочиванием в статистике и запретом. Единый порядок направления детей в интернатные учреждения на уровне области закрыл массовое зачисление по заявлению родителей. Теперь это возможно только после рассмотрения межведомственной комиссией.

«Сегодня мы внедрили механизм, который в основном состоял в принятии важных административных решений, — подтверждает Владимир Кузьминский. — Конечно, этого недостаточно. Мы столкнулись с тем, что отдать ребенка в интернат часто оказывается единственной возможностью предоставить помощь его семье. Интернатные учреждения выполняют несвойственную им функцию социальной защиты и обеспечения. Поэтому следующим шагом реформы должно стать развитие социальных услуг. И базовый уровень здесь — введение специалиста социальной работы. Это человек, который может пообщаться с семьей и помочь ей иногда в простых практических вещах — рассказать, как получить материальную помощь, восстановить документы, написать заявление о необходимости инклюзивного образования, связать семью с другими органами, например, центрами занятости, которые помогут обеспечить работой и т.д. Такие специалисты должны быть в каждой громаде. К сожалению, треть громад Тернопольской области сегодня не имеют даже таких специалистов».

Пока в громадах вызовов больше, чем сильных аргументов в поддержку социальных услуг. Последние рассматриваются как дополнительная нагрузка, а не как способ усиления громад, их безопасности, комфортного проживания людей, социальной включенности. Не хватает заказчика на национальном уровне. И совместного поиска точек пересечения в системе координат параллельных реформ.

Снизу. Збаражская санаторная школа-интернат

Рассчитанное на 200 детей и финансируемое из областного бюджета учреждение существует с 1962 года. Это одно из шести пилотных учреждений Тернопольской области, подлежащих реформированию в рамках проекта. Хотя, согласно законодательству, находиться в таких санаторных школах ребенок может не более полугода, здесь время его пребывания в среднем составляло пять лет.

Почти девять гектаров земли, несколько зданий, среди которых — корпуса для проживания и лечения детей и учебный. Детей здесь сейчас нет. С началом карантина все они были возвращены в семьи.

Санаторная школа-интернат трансформируется в областной лицей. Профиль не определен. «Многопрофильный», — говорит директор. Из чего можно сделать вывод — как получится, каких специалистов наберут/переучат.

В учебном корпусе идет ремонт. Денег не хватает. Ремонтные работы, согласно аудиту Счетной палаты, были оценены в 32,5 млн грн. Ранее их финансирование должно было идти за счет средств кредита на проект, однако с 2020 года оно было исключено из условий договора и легло на плечи местного бюджета, что, безусловно, повысило риск отказа от реформирования.

Комнаты для проживания выглядят типично. В каждой — от шести до десяти застеленных кроватей. Шкаф и стол, чтобы делать уроки.

На 1 января 2019 года в школе-интернате находилось 173 ребенка. Из них 120 — круглосуточно. 1 сентября (по прогнозам) сюда придет 121 ученик. Круглосуточно здесь будут находиться 32 из них. Некоторые комнаты явно лишние. Но кровати не убирают. «Жалко», — заявляет директор. И это внушает опасения. Не получится ли так, что проект закончится и все вернется на круги своя?

План трансформации включает три этапа и должен быть завершен в 2024 году. До этого времени при новосозданном лицее будет функционировать гимназия — «это позволит увеличить шансы альтернативного трудоустройства учителей младшей школы и закончить обучение детям из начальной и средней школы».

На пресс-конференции, говоря о трансформации учреждений в лицеи, чиновники акцентировали внимание на наличии в них базы для проживания как о возможности организовать пансион для учащихся. На первом этапе в Збаражской санаторной школе-интернате по прогнозам будут учиться 300 детей. 60 из них — проживать в пансионе. «Но вы ведь боролись с круглосуточным пребыванием детей?» — удивилась я. Ответ был: с 2024 года в лицеях будут учиться только дети 10–12 классов, уже взрослые….

В облраде о закрытии интернатных учреждений не говорят. Только о трансформации. Тернопольская область традиционно имеет один из самых высоких по стране уровней безработицы. Понятно, что для некоторых громад интернатные учреждения — серьезный источник дохода и возможность трудоустройства. Как следует из заявлений, увольнений почти не будет. Кто-то переучится, кто-то переквалифицируется. Реформа деинституализации действительно не столько о закрытии интернатов, сколько о создании услуг для поддержки семей, оказавшихся в сложных обстоятельствах, развитии семейных форм воспитания или же форм, максимально к ним приближенных, а также патроната. Однако опасение вызывает то, что в коротком изложении плана трансформации Збаражской школы-интерната планированию устройства и защиты детей посвящены лишь полторы странички, а обеспечению трудоустройства персонала — больше трех. И это тоже показатель того, что интересы взрослых у нас все еще преобладают над интересами детей.

По словам начальника службы по делам детей, десять семей, дети из которых находятся в Збаражской санаторной школе-интернате, относятся к неблагополучным. Родители злоупотребляют алкоголем уже не один год. Лишать их родительских прав намерения нет. Но и реальных планов по поддержке и реабилитации этих семей и защите детей, созданию услуг в громаде я тоже не услышала. Ни от начальника службы по делам детей, ни от мэра города Збараж — отца четырех детей, который, по его словам, намерен всячески пропагандировать воспитание детей в семье. Если, конечно, победит на осенних выборах.

«Мы понимаем, что есть большое искушение просто сменить вывеску, написав вместо слова «интернат» — «пансион» или любой другой синоним, — отмечает Владимир Кузьминский. — Но нам важно изменить не форму, а содержание.

Реформы в Украине идут очень вяло. С принятием изменений в Закон «О полном общем среднем образовании», базирующихся исключительно на интересах взрослых, а не ребенка, в обществе формируется мнение, что любую реформу можно затормозить. Это — плохой прецедент. Никто не будет делать никаких шагов, понимая, что все еще может измениться».

Главная проблема — равнодушие. Понимая экономический и хозяйственный блоки вопросов, руководители громад в большинстве случаев полностью игнорируют вопросы социальные. Карантин и предвыборный процесс вообще замедлили все.

И хотя каждый из шести планов трансформации представляет собой увесистую книжечку, где для каждого конкретного случая должны быть ответы на вопросы: что делать с детьми, находящимися в учреждении; что делать с персоналом, что — с инфраструктурой; какие услуги необходимо создать в громадах, чтобы сделать невозможным попадание детей в интернаты, тем самым устранив потребность в них, — до реализации всего этого еще очень далеко.

Это уже не первая попытка реформировать систему интернатных учреждений. Одной из причин провала предыдущих было то, что ответственность за них целиком и полностью возлагалась на Минсоцполитики. Но реформа интернатного учреждения — это и образование, и служба по делам детей, и органы соцзащиты, и здравоохранение, и органы местного самоуправления. Только взаимодействие этих структур между собой на основе четкого видения важности пребывания ребенка в семье и может обеспечить эту реформу. Если такого сотрудничества нет, результата не будет. Рисков — масса. Определяющим, кроме прочего, является наличие политической воли и уверенность общества в том, что интернат — это плохо, ребенок должен воспитываться в семье.

Сохранятся ли успехи и желание внедрять изменения, учитывая то, что в сентябре проект, главным результатом которого стало составление планов трансформации, закончится, и случатся выборы? От ответа на этот вопрос зависит и ответ на вопрос: возможна ли жизнь без интернатов в Тернопольской области, которая считается самой успешной в пилотном проекте и результаты которой хотят распространить потом на всю Украину.

Можно составить миллион идеальных планов. Оплата услуг консультантов проекта от достигнутых результатов не зависит. Но без создания реальных, а не математически смоделированных альтернатив, планы так и останутся на бумаге. Не потрачены ли деньги кредита, который придется отдавать всем нам, впустую?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК