Президент НАНУ Анатолий Загородний: «В обществе существует огромный запрос на конструктивные дискуссии и научные знания, и мы просто обязаны его удовлетворить»

04 апреля, 2021, 17:02 Распечатать
Отправить
Отправить

Как будет развиваться украинская наука

Президент НАНУ Анатолий Загородний: «В обществе существует огромный запрос на конструктивные дискуссии и научные знания, и мы просто обязаны его удовлетворить»
© pixabay.com

«Реформы назрели и в кое-чем, я бы сказал, уже перезрели»

 — Анатолий Глебович, в каких изменениях нуждается академия, и какие из них вы считаете первоочередными?

— Реформы назрели и кое в чем, я бы сказал, уже перезрели. Академии нужно меняться в соответствии с требованиями времени. Но самое главное — следует помнить, что все изменения должны способствовать развитию академии, и ни в коем случае не разрушить все лучше, что у нее есть.

Как человеку, у которого вся жизнь после окончания университета связана с академией, мне не безразлична ее дальнейшая судьба. И если бы я не понимал этих вызовов, проблем, сложностей и необходимости изменений, я бы не участвовал в выборах на такую высокую должность. Сегодня моя главная цель — добиться, чтобы роль науки и академии осознали и общество, и руководство государства. Этого можно достичь лишь напряженным трудом.

Первоочередных задач очень много. Откладывать их некуда. Все они требуют взвешенного подхода и координации усилий. И приходится браться за решения многих одновременно.

Анатолий Загородний
Анатолий Загородний
НАН Украины

— Вас избрали руководителем НАНУ не так давно, чувствуется ли уже ветер перемен?

Реформирование и усовершенствование основных направлений деятельности Академии продолжается не только последние месяцы, а уже несколько лет. За это время, например, удалось усилить демократические принципы академического устройства, ввести оценивание эффективности деятельности научных учреждений, новую форму финансирования приоритетных научных направлений, усовершенствовать структуру управления академией. Сейчас мы начали полную инвентаризацию материально-технической базы и земельных участков, новый этап оптимизации сети научных учреждений.

Определили стратегические направления реформирования и мероприятия по их реализации, в частности внесение изменений в Устав НАН Украины, проект новой редакции которого уже, кстати, вынесен на общественное обсуждение. Процесс контролирует новообразованный Координационный совет по вопросам реформирования НАН Украины. О планах и результатах реформирования регулярно информируем правительство, Министерство образования и науки Украины, парламент, в частности Комитет Верховной Рады Украины по вопросам образования, науки и инноваций, Национальный совет Украины по вопросам науки и технологий, а также, конечно, общественность — через официальный веб-сайт и другие доступные ресурсы.

Для академии теперь жизненно важно на всех возможных информационных площадках рассказывать о своих достижениях и становиться более видимой и узнаваемой для украинцев. Так что для налаживания эффективного взаимодействия наших ученых с общественностью и СМИ заработала новообразованная Комиссия НАН Украины по вопросам коммуникации с обществом и популяризации научной деятельности. Радует, что нашим экспертным мнением интересуются по разнообразнейшим вопросам, нашими прогнозами развития пандемии в Украине пользуются не только в высоких властных кабинетах — их распространяют медиа и лидеры общественного мнения. К тому же успех дела зависит не только от какой-то одной комиссии или подразделения — к этому должны приложить усилия, и уже приложили, спасибо им, многие наши ученые, заслужив репутацию опытных коммуникаторов и популяризаторов. Я уверен, что общими усилиями мы можем сделать академию более публичной и прозрачной. В обществе есть огромный запрос на конструктивные дискуссии и научные знания, и мы просто обязаны его удовлетворить.

То есть, на данный момент сделано уже много. И, надеюсь, это станет фундаментом для будущих положительных изменений.

— Как будет осуществляться оптимизация и инвентаризация структуры НАН Украины? Что будет с учреждениями, коллективами и зданиями институтов? Ведь желающие забрать себе собственность академии находятся быстро…

— Нам надо четко понимать, какие объекты недвижимости и земельные участки долгое время не используются или используются неэффективно. Тогда мы сможем либо перепрофилировать некоторые из них, либо передать другим научным учреждениям академии, либо создать на их базе академические инновационные структуры.

И этот процесс уже начался. Создана Комиссия по вопросам деятельности предприятий опытно-производственной сферы и других субъектов хозяйствования НАН Украины. Она проводит анализ деятельности предприятий опытно-производственной базы. На его основе определим их дальнейшую судьбу.

Что касается оптимизации структуры. Очень часто это понятие в нашей стране используется в сочетании с такими словами как «сокращение», «закрытие», «объединение», «экономия». Поэтому, наверное, сразу вызывает беспокойство и сопротивление. Однако я настаиваю, что целью оптимизации должно быть прежде всего выделение наших лучших резервов за счет определенных изменений в структуре и организации внутренней жизни Академии.

Очень взвешенно, но мы все же должны пересмотреть структуру Академии. Безусловно, все будет происходить прозрачно и с широким обсуждением. Имея управленческий опыт, я знаю, что ликвидировать какую-то несовершенную структуру можно довольно легко. Однако, убирая неэффективное, важно не потерять полезное и перспективное, которое иногда и не лежит на поверхности.

Главными критериями оптимизации сети и внутренней структуры учреждений являются прежде всего показатели их деятельности, оценка их эффективности. Для этого в академии действует Офис оценивания, выводы экспертов рассматривают комиссии по соответствующим научным направлениям при секциях Академии и окончательно — постоянная комиссия, которая, кстати, не зависит от ее Президиума. За последние два года были ликвидированы восемь научных учреждений и сокращены или реорганизованы 220 структурных подразделений. Проведена оптимизация и структуры аппарата Президиума НАН Украины. Прекращена деятельность 12 хозрасчетных организаций. Сейчас еще 12 организаций находятся в состоянии прекращения. В Министерство экономики мы подали перечень из более 50 предприятий, которые могут быть предложены для дальнейшей приватизации. 17 учреждений из этого перечня уже переданы в сферу управления Фонда государственного имущества Украины.

А что касается желающих забрать собственность Академии, то просто так мы, конечно, ничего не отдадим. Если станет понятно, что какие-то активы не могут быть использованы эффективно, можно поднимать вопрос об их приватизации или передаче государству. Но крайне важно, чтобы средства, полученные от этого, оставались в Академии и использовались для ее развития.

Кроме внутриакадемического оценивания, есть еще государственное. Его результаты мы тоже должны взвесить и учесть. Каждое учреждение с наиболее низкими показателями государственной аттестации будем рассматривать отдельно. И в каждом случае будем искать оптимальный вариант решения. Возможно, это будет объединение структур, возможно, вхождение отдельных научных групп в подразделения других институтов, близких по тематике, возможно, еще какие-то пути. Универсального решения здесь нет.

Такую оптимизацию сети научных учреждений с учетом результатов их оценивания и государственной аттестации мы продолжим и нынешнем году. Поэтому слова «оптимизация» не нужно бояться. Махать саблями мы не собираемся. Лишь постепенные взвешенные шаги в направлении усовершенствования структуры. На этом я буду настаивать.

— Как определяется эффективность работы учреждения и насколько объективно оценка экспертной комиссии отображает его деятельность?

— Методика, по которой осуществляется оценивание эффективности деятельности научных учреждений НАН Украины, была внедрена с 2017 года. Над ней работали две рабочие группы Академии. Они подробно изучили все методики, имеющиеся в разных странах Европы. Был сделан сравнительный анализ, обработаны результаты и, наконец, было определено, что нам подходит, а что в наших условиях будет неуместным. Мы остановили свой выбор на методике, которую использует самоуправляющаяся научная организация Ассоциация Лейбница.

С учетом всех советов и замечаний немецких коллег, а также после широкого обсуждения в отделениях и научных учреждениях Академии мы ее доработали, она прошла апробацию и уже после этого была окончательно утверждена Президиумом НАН Украины.

Оценивание эффективности деятельности научных учреждений проводят экспертные комиссии трех уровней. Эффективность означает соответствие критериям. А критерии четко изложены в методике. Они включают как сугубо научный задел, заключающийся в подготовке научных публикаций, разработке или усовершенствовании технологий, уровне коммерческой реализации результатов исследований, так и, так сказать, в открытости научного учреждения. Это означает предоставление консультационных услуг, экспертных оценок и выводов, уровень и качество сотрудничества с внеакадемическим научным сообществом, образовательными заведениями, международное сотрудничество, взаимодействие с обществом и деятельность по популяризации соответствующей научной отрасли.

Не в последнюю очередь при определении эффективности деятельности учреждения учитывается наличие стратегии развития и соблюдение этой стратегии в течение периода оценивания, в том числе робота администрации над кадровым обеспечением, профессиональным и карьерным ростом молодых специалистов и ученых, соблюдением контроля и стимулированием качественного выполнения служебных обязанностей.

Некоторые из этих критериев могут быть оценены количественными показателями, что и заложено в таблицах методики, но экспертный вывод основывается также на живом общении с работниками, визитом в отдельные подразделения научного учреждения, ознакомлении с заделом учреждения и его работников.

Состав экспертной комиссии Офис оценивания формирует из независимых и не связанных с деятельностью учреждения экспертов. Независимость такой комиссии достигается также включением в нее экспертов вне Академии и даже Украины. Все это обеспечивает максимальную объективность и беспристрастность оценивания.

В общем, в течение последних четырех лет были оценены 150 научных учреждений Академии. Результаты этого оценивания для 75% учреждений были тождественны с результатами государственной аттестации, которую в прошлом году проводило Министерство образования и науки Украины по новому порядку, определенному Кабинетом министров Украины. Это также свидетельствует о весьма высоком уровне объективности нашей методики. При этом преимуществом нашей методики является то, что оценивание осуществляется на уровне не только учреждения, но и его научных подразделений. Это, на наш взгляд, позволяет не только разрабатывать и реализовывать мероприятия по оптимизации сети наших учреждений, но и совершенствовать их внутреннюю структуру.

«Чтобы обеспечить НАН Украины не прозябание, а развитие, нужно просто выполнять действующее законодательство»

Щекотливый вопрос — финансирование НАН Украины. Каков объем бюджетного финансирования Академии на сегодняшний день и каким оно должно быть, чтобы обеспечить не только все текущие нужды, но и развитие? Как распределяется финансирование между учреждениями?

— Положение наше до сих пор непростое, хотя, на мой взгляд, есть некоторые проблески надежды. Объем финансирования Академии из госбюджета на 2021 год составляет суммарно около 5,24 миллиарда гривен. Это почти на треть больше, чем в прошлом году. В то же время такое увеличение связано с запуском в этом году двух новых бюджетных программ. Одна из них направлена на создание современной специализированной лаборатории для работы с инфекционными материалами, а вторая — на обеспечение наших ученых жильем. Объемы финансирования этих программ — соответственно, 58,6 миллиона и 60 миллионов гривен. Что же касается средств по основной статье расходов, то есть на уставную деятельность НАН Украины, то они увеличились чуть более чем на четверть, по сравнению с прошлым годом. Мы также рады, что продлили и на 30% увеличили финансирование по бюджетной программе, направленной на поддержку развития приоритетных направлений научных исследований. Но в бочке меда есть и ложка дегтя: этих средств, к сожалению, меньше, чем было в 2018-м и 2019 годах.

Чтобы обеспечить Академии не прозябание, а развитие, нужно просто выполнять действующее законодательство, прежде всего часть вторую статьи 48 Закона Украины «О научной и научно-технической деятельности». Она содержит, на мой взгляд, три важнейших месседжа. Во-первых, минимальный  (подчеркиваю, минимальный) уровень финансирования всей национальной научной сферы уже сейчас должен составлять 1,7% ВВП. Вместо этого много лет подряд, включая нынешний год, этот показатель не достигает 0,2% ВВП. Во-вторых, доля грантового финансирования науки через Национальный фонд исследований Украины не должна увеличиваться за счет базового. И, в-третьих, государственные расходы на научную и научно-техническую деятельность — защищенные статьи бюджета.

Академия прекрасно понимает, что сегодня наша страна сталкивается с трудными вызовами и переживает большие потрясения, и что речь не может идти о таких же фантастических объемах финансирования нашей науки, как, скажем, в США, Великобритании, Японии или Израиле, где и ВВП на порядки больше, чем у нас, и традиции уважения к научной специальности и понимания его значения для общества и государства — давние и устойчивые. Но есть и другие примеры, на которые можно было бы ориентироваться. Взять хотя бы наших ближайших соседей, которые еще 30 лет назад начинали практически в таких же условиях, как и мы. Ничего нового изобретать не нужно, все уже давно придумано и налажено. Нужно интересоваться успешными подходами и по возможности приспосабливать и применять их к украинской специфике.

А теперь о распределении финансирования между научными учреждениями НАН Украины. В этом году, согласно решению президиума нашей Академии, положено начало стимулирующим подходам к распределению бюджетных средств, а именно: на основе рейтингования учреждений. При определении рейтинга каждого учреждения учитываются, во-первых, результаты его государственной аттестации и внутриакадемического оценивания, а во-вторых, качественный и количественный состав его работников. На мой взгляд, это хоть и не идеальный подход, но лучший из возможных, если мы хотим увидеть объективную картину и, так сказать, воздать всем по заслугам. Это, с одной стороны, поддержит коллективы с уже заметными достижениями, а с другой — мотивирует всех продолжать работать качественно и на результат.

Сейчас отделения готовят предложения по поводу усовершенствования подходов к рейтингованию учреждений. Обсуждение и подача рекомендаций по внедрению предложенных подходов — одна из важнейших задач научно-координационных советов секций Академии. Крайне желательно, чтобы предложенные критерии были использованы во время распределения финансирования в 2022 году.

Говоря о распределении финансирования, следует также отметить, что Академия все больше использует конкурсный подход. Так, распределение средств по разделу бюджетной программы развития приоритетных научных исследований осуществлялось исключительно на конкурсной основе. Эту практику мы будем использовать и в дальнейшем. Кстати, ученые Академии принимают активное участие и во внеакадемических конкурсах, в том числе международных. В частности, в конкурсах Национального фонда исследований Украины. В первом конкурсе «Наука для безопасности человека и общества» было 35 проектов-победителей наших ученых (это 45% от общего количества). Во втором конкурсе «Поддержка исследований ведущих и молодых ученых» — 74 проекта (это 52% от общего количества).

 Весьма распространено мнение, что «ученые проедают много средств», «средства идут на коммуналку», разработки ученых не имеют практического воплощения… Какие усилия прилагает Академия для коммерциализации результатов своих исследований?

— О том, много ли средств «проедают» ученые, мы уже сказали. В абсолютных цифрах эти деньги могут казаться едва ли не астрономическими, но все познается в сравнении. В Академии более полутораста учреждений, подавляющее большинство которых работает на высоком уровне, об их достижениях не стыдно рассказывать за рубежом. Так что для высшей научной организации государства, которой, по закону, является НАН Украины, даже нынешнее обеспечение остается мизерным. Скажем, в этом году львиную долю увеличения нашего бюджетного финансирования мы израсходуем на обеспечение роста фонда оплаты труда, вызванного ростом минимальной заработной платы и ставки первого тарифного разряда Единой тарифной сетки.

 Действительно, часто можно услышать упреки в том, что в Академии слишком большая доля расходов приходится на зарплату и коммунальные услуги. Это так, но решающее значение имеют нюансы, о которых обычно не упоминается. Во-первых, доля этих расходов «слишком велика» только для нашего малого финансирования. Во-вторых, главный наш капитал — интеллектуальный, то есть люди. Специалисты, которые тратят свои силы и здоровье на высококвалифицированную и общественно полезную работу, должны получать достойную зарплату. Немало сотрудников Академии уже не первый год работают, грубо говоря, на голом энтузиазме, подпитанном большой любовью к своему делу. Но так не должно быть, это неправильно. Неудивительно, что многие украинские ученые не выдерживают работы на неполную ставку и в режиме неполной рабочей недели. Такая практика выталкивает из науки ценные кадры, и мы, к сожалению, не можем их удержать. Потому что, естественно, никто не должен класть свою единственную жизнь на алтарь профессии, не получая ожидаемой отдачи.

Вот здесь мы подходим к еще одному, на первый взгляд, логичному упреку, который латентно прозвучал в вопросе: «Почему вы такие бедные, если такие умные, и не пора ли науке переходить на самообеспечение?» Согласно уставу, основная задача деятельности нашей Академии — фундаментальные и прикладные исследования, а еще научно-экспертная и просветительская деятельность. Ученые, как правило, не имеют необходимых навыков, да и не должны заниматься коммерциализацией результатов своей научной работы. Программа-максимум для них — создать прототип, который на том или ином предприятии приведут в состояние готового продукта. Этого вполне достаточно. К сожалению, именно на этапе между прототипом и готовым продуктом застревает огромное количество наших разработок. Многие из них обречены нескоро дойти до потребителя либо вообще никогда не дойти. Просто потому, что в Украине — неблагоприятный инновационный климат. Предприниматели не заинтересованы инвестировать в продукцию, период окупаемости которой может растянуться на годы, а мгновенной прибыли наукоемкая продукция обычно не дает. В украинских реалиях вообще весьма рискованно планировать что-то на годы вперед. Изменить ситуацию Академии не под силу — над этим должен поработать законодатель. Нужны налоговые льготы, в частности, налоговые каникулы для инновационных предприятий, и другие стимулы, а также восстановление технопарков, которые хорошо себя зарекомендовали в 2000-е годы. Ученые неоднократно подавали свои предложения парламентариям. Очевидно, очередь до них еще не дошла. Отмечу, что украинский бизнес и украинская наука уже многое потеряли из-за упущенного времени. Если не начать прямо сейчас, немедленно, то в ближайшей перспективе мы будем все еще ходить по замкнутому кругу и плакаться по поводу тех же самых проблем. Чтобы стал возможным прогресс, нужна политическая воля. Мы очень рассчитываем на нее и делаем все, от нас зависящее, чтобы донести свою позицию до власти.

Конечно, это совсем не означает, что Академия не занимается коммерциализацией разработок. Несмотря на постоянный бег с препятствиями, нам удается, по крайней мере, пока, поддерживать уже имеющиеся связи с производственным сектором и налаживать новые. Дабы не быть голословным, приведу буквально несколько свежих примеров. В прошлом году наши информатики разработали сверхсовременную и очень удобную в домашнем использовании технологию оценки адаптационных возможностей организма человека, которая реализуется на смартфоне. Химики создали эффективный комплексный модификатор на основе отходов полиэтиленов и шинной резины для модификации щебенисто-мастикового асфальтобетона для дорожного покрытия с увеличенным ресурсом эксплуатации в условиях повышенных температур. Исследовательскую партию модифицированного асфальтобетона успешно испытали во время ремонтных работ в столице. Продолжаются переговоры с ГП «Антонов» по поводу внедрения разработанного физиками Академии инновационного подхода к созданию сверхпрочных клеевых соединений с помощью пространственно благоустроенных графеновых нанокомпозитов. Эта разработка перспективна для авиакосмической отрасли. Традиционно мы тесно сотрудничаем со многими другими украинскими промышленными гигантами, в том числе государственными предприятиями «Конструкторское бюро «Южное» имени М.Янгеля», «Ивченко-Прогресс», «Харьковское конструкторское бюро по машиностроению имени А.Морозова», акционерными обществами «Турбоатом», «Мотор Сич», предприятиями концерна «Укроборонпром». Не все наши разработки находят свое первое применение на родине, поэтому мы ищем партнеров и за рубежом. Скажем, наши специалисты-машиностроители из Харькова совместно с АО «Турбоатом» разработали новейший цилиндр низкого давления паровой турбины мощностью 220 МВт для атомных электростанций. Уникальные качества этой разработки обеспечат ей лучшие среди имеющихся аналогов эффективность и надежность. Внедрят ее сперва в Венгрии.

Не могу не сказать и о большом пласте работ практического направления, которые ученые НАН Украины выполнили и продолжают выполнять с начала пандемии COVID-19. Напомню, именно в Академии — в Институте молекулярной биологии и генетики — была создана первая отечественная тест-система (так называемые ПЦР-тесты) для выявления вируса SARS-CoV-2. Наши специалисты также поспособствовали созданию иммуноферментной экспресс-системы для обнаружения COVID-19, которую сейчас производит одно из украинских предприятий. В Институте биохимии имени А.Палладина в Киеве и Институте биологии клетки во Львове продолжаются исследования по созданию украинской вакцины против новой коронавирусной инфекции. И это только главные штрихи.

Для более активного привлечения Академии к решению научно-технических проблем отраслей экономики и социальной сферы в конце прошлого года был создан Научно-технический совет НАН Украины и научно-координационные советы секций НАН Украины. Кроме того, по инициативе Киевского академического университета, который также входит в структуры Академии (его кафедры работают на базе наших научных учреждений), совместно с берлинским Научно-технологическим парком «Адлерсхоф» реализуется проект Academ.City. Его суть — создание научного парка как открытой инновационной экосистемы, инновационной среды на базе кластера институтов НАН Украины, расположенных в киевском микрорайоне Академгородок. Планируется, что в состав этого парка войдут малые компании (стартапы, спин-оффы), подразделения научных учреждений. Он будет организационно и материально поддерживать продвижение научных разработок на рынок. Пока что сделаны только первые шаги.

«Мы не нахлебники и не дармоеды. На плечах украинских ученых лежит сопровождение всех без исключения стратегических отраслей национальной экономики»

— Мне досадно, что Академии, дабы аргументировать свою необходимость, приходится постоянно оправдываться и снова и снова повторять перечень своих заслуг, больших и малых, старых и новых. Очевидно, в низкой осведомленности общества о наших успехах есть и наша вина, поскольку мы привыкли просто честно выполнять свою работу и не кричать об этом на каждом углу. В современных условиях это неправильная практика, так что сейчас мы стараемся восполнить информационные пробелы.

Чтобы закрыть этот вопрос, я хотел бы подчеркнуть два важных аспекта. Первый: нигде в мире, ни в одной из стран, уважающих себя и заботящихся о своем благосостоянии, фундаментальная наука не финансируется частным сектором. Да, в прикладных исследованиях сотрудничество науки с бизнесом возможно, нужно и взаимовыгодно. Но может быть крайне ненадежным и эпизодичным, точечным. Постоянная поддержка науки, как фундаментальной, так и прикладной, на достойном уровне — это, скажем так, почетное бремя, миссия государства. От этого зависят, в частности, и уровень образования — среднего и высшего, и гражданская культура в целом. Что крайне важно для Украины — страны с тысячелетней историей, но недолгими еще традициями создания государства.

Второе: Национальная академия наук Украины не бездонная бочка, в которой бесповоротно и бесследно исчезают деньги налогоплательщиков, как это кому-то может показаться. Мы не нахлебники и не дармоеды. На плечах украинских ученых лежит сопровождение всех без исключения стратегических отраслей национальной экономики. Поэтому каждую копейку, направленную на науку, нужно рассматривать не как затраты, а как инвестиции в лучшее будущее. В экономический рост, энергетическую независимость, национальную безопасность и оборону. Наконец, в свободу и демократию. Наука как неотъемлемая часть культуры концентрирует все лучшее, на что было способно человечество. Так что, если Украина действительно хочет приобщиться к когорте цивилизованных наций, развитие науки — обязательная опция. Это даже не обсуждается. Как только такой консенсус будет достигнут в украинском обществе и политикуме, я уверен, деньги на науку найдутся.

Какие меры принимает НАН Украины, чтобы омолодить свой состав и пополнить ряды научной молодежью?

Ситуация с молодыми кадрами у нас действительно весьма печальная. В конце прошлого года в научных учреждениях Академии работало чуть больше двух тысяч молодых ученых, что на 9% меньше, чем в 2019-м. Почти половина из них имеют степень кандидата наук. И процесс уменьшения количества академической молодежи, к сожалению, продолжается.

Чтобы привлечь талантливых молодых людей в науку, нужна, прежде всего, хорошая зарплата. Уже упомянутый Закон Украины «О научной и научно-технической деятельности» устанавливает ученым зарплату, как минимум, не ниже одиннадцати прожиточных минимумов. В идеале, потому что эта норма, к сожалению, тоже не выполняется. Во-вторых, нужны надлежащие условия работы, которые обеспечивают профессиональное развитие специалиста. Физики-теоретики, как раньше шутили, могут обойтись только ручкой и бумагой. Правда, жизнь не стоит на месте, и уже даже им нужны хотя бы персональный компьютер и доступ к научным публикациям. А что уж говорить об экспериментаторах. Если мы не хотим плестись в хвосте в ведущих направлениях исследований, то должны обновлять парк научных приборов, закупать затратные материалы и т.п. Надлежащие  условия работы предполагают также сотрудничество и обмен опытом с иностранными коллегами, участие в престижных конференциях, борьбу за международные гранты, стажировку за рубежом. И, конечно, самое элементарное, но не менее важное: квалифицированные кадры должны работать в помещениях, обеспеченных всеми условиями и коммуникациями. И, в-третьих, молодых ученых (естественно, не только молодых) нужно обеспечить служебным жильем.

На все это Академия и ориентируется, поддерживая уже имеющиеся и запуская новые механизмы содействия молодым ученым. Хотел бы отметить отдельные новации последнего времени.

Еще в 2018 году при поддержке правительства мы начали давать гранты исследовательским лабораториям и группам молодых ученых Академии на проведение исследований по приоритетным направлениям развития науки и техники. Финансирование каждой лаборатории составляло один миллион гривен, а группы — полмиллиона гривен. В прошлом году на эти гранты выполнялось 36 лучших научных проектов уже второго конкурса. Их финансирование будет продолжаться и в этом году. Причем объем финансирования проектов возрос вдвое — до 44,5 миллиона гривен, что позволило нам объявить третий конкурс на получение таких грантов на текущий и следующий годы. В общем, грантовые выплаты получили более 130 молодых ученых из примерно сорока учреждений НАН Украины. И эта практика, как мы считаем, дает положительный результат.

Еще одна новация, внедренная в Академии в конце прошлого года, — программа постдокторальных исследований, по которой в 2021 году в учреждениях НАН Украины планируется создать 30 должностей старшего научного сотрудника для замещения их постдоками, отобранными на конкурсных началах. Практика введения временных позиций (ставок) для молодых ученых со степенью PhD (доктора философии либо же кандидата наук) распространена в научно-исследовательских учреждениях за рубежом. Надеемся, у нас она тоже сработает, и кадровый состав удастся омолодить хотя бы частично. Предполагается, что постдокторальные исследования будут продолжаться до двух лет.

В прошлом году первые гранты, наконец, распределил Национальный фонд исследований Украины, и молодые ученые Академии приняли активное участие в конкурсах на их получение. В итоге наша молодежь выполняет более половины проектов по результатам конкурса «Поддержка исследований ведущих и молодых ученых».

В течение 2019–2020 годов молодые сотрудники НАН Украины выполняли более 100 лучших проектов научно-исследовательских работ. Проект, руководимый доктором наук, получал финансирование в объеме 210 тысяч гривен, проект, руководимый кандидатом наук, — 150 тысяч гривен. В начале нынешнего года были определены победители нового похожего конкурса, финансирование проектов по которому Академия намерена увеличить.

Кроме дополнительных финансовых стимулов, мы стараемся создавать молодежи условия для карьерного роста, в том числе и назначением на научно-руководящие должности. Ведь за последние восемь лет количество молодых ученых на таких должностях уменьшилось на четверть.

 Несмотря на все эти и многие другие меры, ситуация не только не улучшается, но и демонстрирует усиление негативных тенденций. Проблему привлечения и закрепления талантливых молодых исследователей в науке нужно решать на высшем, государственном, уровне. Своими силами Академия не сможет этого сделать.

Сколько, на ваш взгляд, нужно времени, чтобы стали ощутимыми реальные изменения, чтобы произошли качественные реформы, а не просто «перестановка слагаемых»? И являются ли «турборежим» и «простые решения» вариантом решения академических проблем?

— Для любых заметных изменений нужны усилия, время и деньги. Где-то меньше, где-то больше. Чего точно не было в моей избирательной программе и не будет в жизни Академии, так это шоковой терапии. НАН Украины — большая, сложная, разветвленная организация с историей, традициями, научными школами, которые мы не имеем права потерять. Поэтому реформировать ее нужно очень осторожно, взвешенно и со знанием дела, оставив все самое ценное и самое жизнеспособное. Мы стараемся поступать именно так.

Сколько времени на это понадобится, зависит не только от самой Академии. В этой формуле много переменных, значение которых бывает трудно предвидеть заранее. Единственное, что можно сказать наверняка, — то, что мы будем продвигать реформы с такой скоростью, на которую только будем способны, потому что откладывать их некуда.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК