НА БЛАГО ЛИ НАУКЕ ИМИТАЦИЯ КИПУЧЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

28 ноября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 48, 28 ноября-5 декабря 1997г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Прошедшие недели осени были отмечены двумя примечательными обстоятельствами, которые на фоне бурных предвыборных всплесков в стране оказались не очень заметными...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Прошедшие недели осени были отмечены двумя примечательными обстоятельствами, которые на фоне бурных предвыборных всплесков в стране оказались не очень заметными. Между тем, они несомненно заслуживают того, чтобы еще раз (уже в который!) привлечь внимание широкой общественности к состоянию дел в отечественной науке. И не только, а, пожалуй, даже не столько общественности, как, прежде всего, представителей властных структур, неоднократно провозглашавших свою приверженность интересам науки и ученых. Остается лишь тешить себя надеждой, боюсь, призрачной, как это оказалось и после ряда предшествующих выступлений в печати, что содержание настоящих заметок послужит поводом для восприятия их руководителями этих структур хотя бы как еще одну «информацию к размышлению».

О чем же идет речь? Начнем с того, что упомянутые выше обстоятельства, казалось бы, прямо друг с другом не связаны. Но вместе с тем в них обнаруживается одна из примет нынешнего времени, столь не простого и подчас трудно прогнозируемого, - разительный контраст многих сегодняшних реалий. В данном случае контраст суровой действительности в сфере науки, по своим последствиям близкой к катастрофической, с провозглашением на этой отечественной ниве призрачных «выдающихся успехов». Забегая несколько вперед, отметим, что именно такое определение - «выдающиеся успехи», как это явствует из публикации в «ЗН» (№ 44), фигурировало на собрании членов МКА (Международной кадровой академии), состоявшемся в конце прошлого месяца. На этом очередном форуме (из той же публикации читателю стало известно, что академия «активно действует» вот уже пятый год) состоялась «...в торжественной обстановке церемония вручения академических наград». О них еще будет сказано ниже. А вот в упомянутом контрасте с этой парадной акцией мы смогли воочию убедиться спустя чуть более двух недель после ее завершения. Речь идет о совсем иной по своему характеру и содержанию акции, примечательно совпавшей по времени с сообщением в печати о собрании упомянутой академии, прошедшей в весьма мажорной тональности. Есть ли к тому основания? Научной общественности, увы, трудно об этом судить, из-за отсутствия должной осведомленности о реальных делах академии. Зато можем свидетельствовать закономерность другой акции - явления ученых, представлявших Национальную академию наук, на Грушевского у серо-белых стен здания Кабинета министров. Сюда пришли (символично - заодно со студентами) сотрудники институтов, вот уже который месяц не получающие зарплаты, как и минимальных средств, необходимых для исследовательских работ. Некоторые из читателей, вероятно, наблюдали эту грустную и впечатляющую картину. Осенний холодный дождливый день. А на улице, продуваемой промозглым ветром, унылые фигуры пришедших научных сотрудников. Люди разных поколений, разных отраслей знаний, но всех их привела сюда общая боль и единое стремление - не дать погибнуть науке в Украине. И еще - чувство ответственности и гражданского долга, желание еще и еще раз высказать правительству горькую обиду, свои опасения и страх за судьбы признанных мировым сообществом научных коллективов и школ украинских ученых. Невольно подумалось: с каким же общим настроем, с какими эмоциями - личными и творческими - придут они к ежегодному собранию Национальной академии в преддверии 1998 года. А ведь грядут очередные выборы, пополнение рядов академии. А ведь пожелания ученых (не хотелось бы прибегать к более жесткому определению - «требования») более чем обоснованны. Кто сможет опровергнуть ту очевидную истину, что зарплату за свой повседневный труд они должны получать в соответствии с законом, что пенсия за их многолетнюю продуктивную деятельность на благо общества и государства не может быть во много раз ниже, чем у госслужащих, что процент от валового внутреннего продукта, выделяемый на науку, недопустимо в Украине, стремящейся на равных войти в круг цивилизованных европейских государств, определять на уровне стран Африки.

В сообщении, на которое мы уже ссылались, отмечается, что в составе Международной кадровой академии состоят и государственные деятели. Ведь в оправданности своего решения, достойной лучшего применения, члены этой академии совершили такую акцию, как учреждение академических званий «почетный доктор», «почетный профессор», «почетный академик». Да еще запечатлели на выразительной фотографии первых своих почетных членов, удостоенных присвоения указанных званий. Говорят, примеры заразительны. Если, нарушая прерогативу Минобразования, присвоением различных званий займутся общественные академии, то не только по числу «рядовых академиков», но и по «почетным» мы окажемся впереди «планеты всей». Взгляните, читатель, на фотографию, о которой идет речь, и вы увидите знакомые лица, среди которых и министры, и представители аппарата властных структур. Всем им учрежденные почетные звания присвоены за «выдающийся вклад в развитие образования, науки и культуры, подготовку квалифицированных кадров, плодотворную педагогическую деятельность». А теперь постараемся сообща припомнить: известен ли нам какой-либо такой «выдающийся вклад», скажем, в нынешнюю систему образования, нарекания в адрес которой приобрели прямо-таки массовый характер, или в сферу организации науки, или в подготовку научных кадров, уровень которой, увы, напротив, резко снизился? Об этом, как известно, шла речь на расширенном заседании главного совета ВАК, а также на состоявшемся в сентябре заседании комиссии с представителями специализированных советов, что было освещено и на страницах «ЗН» (№ 38). Уместно, кстати, подчеркнуть, что реакция руководства ВАК на серьезные критические замечания и конструктивные предложения, высказанные на этих заседаниях, судя по выступлению председателя комиссии профессора М.Панчука, восприняты с пониманием. Однако о каких-либо конкретных переменах научной общественности еще мало что известно. Хотелось бы на деле убедиться в действенной реакции комиссии, руководство которой устами своего председателя заверило ученых, что «сейчас ВАК делает шаги к полной гласности и открытости» и не будет впредь «...принимать аппаратные (выделено мною. - Авт.) решения». Будем надеяться.

А теперь продолжим разговор о «выдающихся вкладах», за которые на форуме МКА решено присваивать новые «академические звания». Прежде всего, еще раз выскажем свое недоумение: правомерно ли установление подобных званий общественными объединениями? Опыт, накопленный в сфере организации науки, свидетельствует о том, что видных ученых в знак признания их заслуг и бесспорного авторитета в среде коллег было принято избирать почетными председателями научных обществ, научных съездов, почетными директорами исследовательских институтов. Тем самым отдавалась заслуженная дань их общепризнанной не только в отечестве, но и за его пределами многолетней научной деятельности. Как известно, в Украине, так же, как и в других республиках бывшего Союза, ныне - независимых государствах, президентским указом удостаиваются почетным званием «заслуженный деятель науки и техники» ученые, внесшие значительный личный вклад в развитие научных исследований, способствовавшие созданию национальных научных школ, укреплению научного потенциала страны. Спрашивается: согласуется ли принятая практика с указанной выше новацией по присвоению «академических званий», учрежденных МКА, какие основания научную степень (выделено мною. - Авт.) доктора, ученое звание профессора относить к «академическим званиям»? Не произвольно ли все это? И вот здесь-то вновь (в который раз!) следует возвратиться к пресловутой теме, поднятой ранее, точнее, еще в январе 1994 года, группой ведущих ученых в открытом письме на имя первого Президента страны Л. Кравчука «На пользу ли науке академомания?».

Напомню основное содержание этого обращения. В нем особо подчеркивалось, что процесс превращения многих объединений и организаций в различные академии таит серьезную опасность. Членами новоявленных академий, провозглашающих себя вначале общественными, а затем, что кажется их учредителям предпочтительнее, «альтернативными», сплошь и рядом становятся функционеры различных административных структур, министерств и ведомств, лица, даже не имеющие ученой степени. Продуктивная исследовательская деятельность в сфере науки - отнюдь не обязательное условие их избрания. Все это не просто девальвирует сложившуюся систему роста ученых, но и узаконивает в науке синдром «голого короля». Письмо завершалось обращением к Президенту: пора определиться. Реакции, увы, не последовало. Но молчание, как известно, - знак согласия... Между тем, академии у нас продолжают почковаться, и этот бурный, неуправляемый процесс достиг сегодня своего апогея. В последующем разговор на тему об академомании был продолжен на страницах печати, вновь поднят также на ряде общих собраний Национальной академии и общеукраинском форуме ученых. Именно на нем аргументация и опасение научной общественности в отношении множества новоявленных академий были поддержаны Президентом страны Л. Кучмой. В своем выступлении он согласился с мнением тех, кто предлагает приостановить продолжающийся странный праздник презентаций и взаимных поздравлений, порождаемых неудержимой академоманией, о возможных последствиях которой с тревогой говорили ученые. Увы, тревога эта, как сейчас очевидно, оказалась более чем оправданной. Утратили свои традиции, а во многих случаях просто прекратили свою былую творческую деятельность научные общества, преобразованные в «академические» объединения. Продолжается ажиотаж с созданием все новых «альтернативных академий», что выдается за проявление революционного реформаторства. Начинается перекачивание и без того скудных финансовых средств из научных институтов и организаций в эти общественные объединения. Иначе откуда их взять, как не от «коллективных членов», вступающих в новые академии, а такими выступают и государственные исследовательские учреждения и вузы. А откуда берутся средства на проведение, как правило, в столице, общих собраний их членов, командировки для участия в мероприятиях, преимущественно парадного характера? За какие средства проводятся выборы и печатается после их завершения множество дипломов, в том числе, как это сообщалось в печати, и на иностранных фирмах, например «Оlivetti»! Если при этом учесть, что, скажем, в академии инженерных наук насчитывается сегодня более 600 членов, а в экологической академии около 500 членов (еще более внушительные цифры можно привести и по ряду других подобных академий, например, высшей школы), то в пору создавать специальную полиграфическую базу по изготовлению академических дипломов. Не следует ли быть поосмотрительней со всеми этими финансовыми излишествами, особенно если учесть нынешнюю сложную экономическую ситуацию, в которой пребывает страна и наша бедная наука. А самое главное, конечно, в том, что с подобными новациями мы в сфере организации науки далеко не продвинемся.

Если не умерить столь рьяный пыл наших решительных реформаторов от науки, то это, несомненно, приведет к полной неразберихе, при которой общественные объединения будут в качестве своих основных задач декларировать то, что является прерогативой НАН, отраслевых академий, Министерства науки и технологий, Минобразования, ВАК. Скажем, «аккредитационная и нострификационная деятельность», «разработка и реализация эффективных форм и методов кадровой политики» и др. Да к тому же будут, по примеру МКА, присваивать и академические и другие звания. Кому нужна сегодня столь бурная симуляция кипучей деятельности - судить читателю.

Хотел бы завершить настоящие заметки ссылкой на острую реплику одного из весьма уважаемых наших ученых - Николая Амосова, который, комментируя стихию академомании, так охарактеризовал это явление: «Абсурд, очередной всплеск амбиций, а может быть, и просто мания величия». От каждого ученого требуется сегодня четкая, принципиальная позиция, в том числе гражданская. А она прежде всего в том, чтобы отстаивать свое видение происходящего. Как говорили мудрые предшественники, «Dixi et animam levavi» - «сказал, и на душе стало легче».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК