Юрий Ехануров: «МИНИСТЕРСТВО ЭКОНОМИКИ ДОЛЖНО БЫТЬ ЛИДЕРОМ ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ, И ОНО ИМ СТАНЕТ»

07 марта, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 10, 7 марта-14 марта 1997г.
Отправить
Отправить

На мой субъективный взгляд, перемещение вчерашнего председателя Фонда госимущества в кресло министра экономики было не столь скоропостижным, сколь неожиданным...

На мой субъективный взгляд, перемещение вчерашнего председателя Фонда госимущества в кресло министра экономики было не столь скоропостижным, сколь неожиданным. В Украине как-то не принято снимать - даже для последующего повышения по службе - руководителя, успешно справляющегося со своими обязанностями, и давать ему возможность проявить себя на новом месте. К примеру, я не в состоянии себе представить (несмотря на усилившийся кулуарный шепот), что отца монетарной стабилизации Виктора Ющенко в обозримом будущем назначат премьером. В нашей стране этого не может быть, потому что не может быть никогда. кадры «для высокого выдвижения», как правило, извлекаются либо из не раз уже перетасованной колоды не справившихся, со скандалом прежде отставленных, попросту никаких по профессиональным качествам, но очень лояльных, либо из резерва молодых, мало кому известных управленцев из определенного географического пункта. Поэтому новое назначение Юрия Еханурова - это прецедент. Или исключение из правил. Как говорится, нужное подчеркнуть.

Во что это новое назначение выльется - об этом мы беседовали с Юрием Ивановичем в прошлую субботу, во второй после вступления в должность день. На столе министра уже лежала справка о том, что по состоянию на 1 марта с.г. в Минэкономики работало 893 человека, из них пенсионного и предпенсионного возраста - соответственно 70 и 29. Всего-то? - удивилась я, так как представляла себе совсем иную картину. На что мой собеседник резонно заметил, что молодость мало зависит от записанного в паспорт возраста...

Ехануров Юрий Иванович, 1948 года рождения, бурят. Окончил Киевский строительный техникум и планово-экономический факультет Киевского института народного хозяйства. Кандидат экономических наук - в 1984 году защитил диссертацию по экономике инвестиций.

Десять лет проработал на заводе железобетонных изделий треста «Киевгорстрой-4» - мастером, начальником цеха, главным инженером, директором. Причем директором стал в 25 лет, а в 29 - удостоился ордена «Знак почета». Заместитель управляющего, а с 1978-го по 1988-й - управляющий строительным трестом. Следующие три года - заместитель начальника Главкиевгорстроя по экономическим вопросам. 1991 год - заведующий отделом Госэкономсовета Украины, после его преобразования в Госдуму - заместитель председателя экономической коллегии. С октября 1992 года - заместитель главы Киевской горадминистрации. С августа 1993-го - заместитель министра экономики, курирующий социальный блок. С августа 1994-го - председатель Фонда госимущества Украины.

Женат, имеет сына.

- И все-таки, Юрий Иванович, в чем, на ваш взгляд, самое уязвимое место министерства - в его структуре, методологии работы, кадровом составе? И отсюда - каковы ваши «соцобязательства» на 1997 год?

- Мне кажется, сначала надо посмотреть с точки зрения задач. Украина закончила период монетарной стабилизации, наступает новый этап реформ, который требует новых подходов. Но у меня создалось впечатление, что вместо того, чтобы двигаться вперед, мы ходим по кругу, то есть продолжаем работать теми же методами, которыми стабилизировали денежную массу, инфляцию и т.д. Так на нынешнем этапе действовать нельзя. И здесь очень важна позиция министерства - чтобы ее оглашение не откладывалось в долгий ящик, а состоялось на государственном уровне и получило серьезное обсуждение.

Министерство экономики должно наконец стать органом, замыкающим на себе многие нити, если хотите - генеральным штабом. Оно призвано координировать не только деятельность многих министерств, но и свою работу с другими министерствами, ведомствами. На мой взгляд, эта работа проводилась очень слабо. Не удавалось также отстаивать свои позиции в работе со специалистами Кабинета министров. У Кабмина - своя точка зрения, и некоторые идеи, которые министерство продуцировало, так и не были восприняты...

- Извините, но что-то не приходилось слышать о таких идеях...

- В том-то и дело. Экономическая общественность фактически не знала позиции министерства. Но я думаю, что в ближайшие две недели она будет обнародована - и по вопросам валютного регулирования, нашей инвестиционной политики, и по ряду других. Очень важно понимать, что в Минэкономики все-таки есть здоровые силы и их нужно интенсивно поддерживать.

Да, очень многое у нас в стране находится в некоем броуновском движении. Многие вопросы мы вроде бы уяснили, но без закрепления их в определенной системе координат дело дальше не движется. Поэтому необходимо поставить какие-то маяки. В первую очередь - необходима новая структура правительства, которая бы соответствовала нынешнему этапу реформ. Если раньше реформирование было уделом героев, принимать решения дано было нескольким людям, то сегодня в игру должны вступить сначала тысячи, а затем сотни тысяч исполнителей. Они не будут бездумными «винтиками» - они должны играть по каким-то определенным правилам. Именно поэтому столь необходимы четкое распределение функций и осознание того очевидного факта, что отраслевой способ управления себя изжил. Скажу больше: если правительство будет следовать ему и впредь, оно будет объективно тормозить развитие нашей экономики.

Еще один непростой вопрос - размежевание функций с областями, с областными администрациями. Нужно понимать, что в перспективе возникнет новая ситуация - я имею в виду создание в соответствии с Конституцией коммунальной собственности и новые принципы формирования местных бюджетов. Создание института коммунальной собственности как собственности территориальных общин существенно изменит поведение руководителей местных администраций. Фактически глава администрации превратится в регионального министра, следовательно, должны измениться и его взаимоотношения с центром.

Уже сегодня мы должны по-новому посмотреть и на предприятия. Мы привыкли видеть отрасли, а следует увидеть комплексы. Уже сегодня надо говорить о создании комплексов конкурентоспособных, или, как говорят в государствах Юго-Восточной Азии, комплексов с высокими задачами. Необходимо разобраться, какие комплексы работают на региональный уровень, какие - обеспечивают продукцию и услуги национального уровня. Но ведь есть продукция и услуги, которые Украина должна экспортировать, завоевывая свое место на рынке.

В первую очередь Минэкономики должно сделать градацию, четко определив, где у нас предприятия казенные (те, которые будут дотироваться из бюджета), государственные (работающие на хозрасчетных началах), где, говоря условно, государственные корпорации (в которых свыше 50 процентов акций находится в государственной собственности, государство полностью регулирует их работу), а где - акционерные общества с государственным пакетом акций менее 50 процентов. В конце концов надо сделать такой перечень и раз и навсегда покончить с дискуссиями, кто кому должен. А затем немедленно переходить к следующему этапу - передаче управления государственными пакетами акций. Я считаю, что мы вполне можем на конкурентной основе передавать наши государственные предприятия и государственные корпорации в концессию тем, кто способен обеспечить им должный уровень управления.

- Передавать в управление кому - физическим лицам или юридическим?

- Как правило, юридическим - мы еще не настолько признаем частную собственность, чтобы уважать личность... Я считаю, что такой шаг был бы очень интересен и для бюджета. Почему бы не выставить патент на управление государственной долей в акционерном обществе на конкурс и, определив возможную прибыль в расчете на год, сказать: кто предложит лучшие условия, тот и победитель...

- Ну очень заманчиво - и проблема бюджетных денег решится, и не придется в пожарном порядке, с целью латания бюджетных прорех, до 1 декабря искать инвесторов абсолютно на все наши стратегически важные приватизируемые предприятия...

- Если вы печетесь о приватизации, то она как шла, так и будет идти. Уже сейчас ее показатели позволяют Украине получить очередные 100 млн. долл. кредита Всемирного банка на развитие предприятий. Но деньги еще не получены и по предыдущему, второму траншу, так как не решены некоторые вопросы внешнеэкономической деятельности и сертификации продукции. Решим их - тогда получим сразу 200 млн. долл... Но это другой вопрос, я же говорил о градации с тем, чтобы выделить действительно перспективные комплексы.

В этой связи нам также очень важно открыть глаза на проблемы занятости. Не делать вид, будто официальные данные о безработице соответствуют действительности. Когда мы наконец дадим ответ на вопрос: а какова же истинная ситуация, тогда станет ясно, что и как менять в политике занятости. Безусловно, нельзя отказывать в выдаче субсидий безработным, однако в центре внимания должно стать создание новых рабочих мест. Очень бы хотел, чтобы мы, осознав реалии, сделали создание новых рабочих мест интегрированным показателем, свидетельствующим о здоровье экономики, структурной перестройке, работе государственного аппарата вообще. Я собираюсь вынести этот вопрос на открытую дискуссию.

Поскольку новые рабочие места будут создаваться только там, где это необходимо, в том направлении должен идти и переток капитала, на это должна быть нацелена государственная политика. Надо создать центры послеприватизационной поддержки, центры, помогающие людям открыть новый бизнес, а не заклинать - «давайте их поддержим». во всем мире признается, что одним из экономических ресурсов государства как раз и является предпринимательство. Поэтому вопрос новых рабочих мест - это, безусловно, вопрос государственной политики.

- Однако прежде чем говорить о местах новых, хорошо бы разобраться с местами «старыми», существующими, по сути, уже только на бумаге. Заработает ли наконец в нашей стране механизм банкротства, будут ли отсечены нежизнеспособные структуры?...

- Я еще не готов к серьезному разговору по этому вопросу, поэтому лишь одно замечание. Существует очень серьезная проблема, касающаяся предприятий. Наша относительно либеральная макроэкономическая политика вступает в резкое противоречие с застарелым мышлением на их уровне. Только ради Бога, не надо разговоров о том, что директорский корпус не адаптировался, что он мыслит старыми категориями. Точнее было бы сказать, что он мыслит категориями искаженными, не умеет привлекать инвестиции и не понимает, что это беда. Сколько бы мы ни заклинали «давайте искать инвестиции», но для этого нужен хотя бы конкретный инвестиционный проект. Дальше - известная сказка...

Поэтому одним из направлений в политике министерства будет создание совместно с рядом других ведомств школ, центров консалтинговых услуг, привлечение специалистов, способных разрабатывать инвестиционные проекты. Надо привлекать и международную помощь. Я очень рад, что подтвердилась правильность идеи создания Украинского центра послеприватизационной поддержки, который сегодня уже прочно стоит на ногах и способен выполнять проекты реструктуризации на современной основе...

- Это замечательно, но давайте все-таки вернемся к нынешнему состоянию Минэкономики, поговорим о том, чем его прежняя немота объяснялась, где, на каком уровне стопорились те интересные идеи, о которых вы упоминали. Что-то не помню ни одного серьезного экономического закона, разработанного заместителем министра либо начальником управления Минэкономики, - поправьте, если ошибаюсь. Налоговый пакет тоже прошел как-то мимо. Механизм погашения задолженности по зарплате - наша главная боль - тоже не был Минэкономики предложен. Правда, он не был предложен и другими частями экономического блока. О качестве макроэкономического прогнозирования, которое в последнее время жестко критиковали и Президент, и премьер, я вообще промолчу. Мне бы хотелось знать, можно ли на что-то надеяться в будущем? А может, Министерство экономики нам попросту не нужно, его проще упразднить, оставив «отраслевиков» и Минфин, чем реформировать? Извините за резкость, но это крик души...

- Действительно, наряду с определением экономической стратегии, главный вопрос - это разработка конкретных механизмов. Ведь может быть хороший закон, но когда неясны механизмы его реализации... То, что в этом плане Министерство экономики работало недостаточно, я с вами согласен. Разделяю ваш крик души. У меня точно такой крик, только без эмоций. В самое ближайшее время мы постараемся своими действиями доказать, что здесь есть здоровые силы.

Если говорить о чуть более отдаленной перспективе, то переход к политике экономического роста требует и другой структуры Министерства экономики, и других людей. Снятие административно-бюрократических преград - очень важное условие успешной работы всего экономического блока. Мы должны быть готовы к тому, что функции отраслевых министерств перейдут к Министерству экономики. Мы должны будем воспринять такие перемены, взять лучших специалистов из аппарата этих министерств. Только заранее хочу предупредить, что это не произойдет немедленно. скорость этой эволюции будет диктоваться здравым смыслом. Надеюсь, что когда исполнится сто дней моего пребывания в новой должности, мне будет что по этому поводу сказать.

То, что серьезные структурные изменения произойдут в самом министерстве - и не сомневайтесь. Это моя, министра, забота. Министерство экономики должно быть лидером экономических реформ, и оно им станет. Президент поставил передо мной новую задачу - я ее выполню. Очень важна координация работы с другими структурами, в первую очередь с Минфином и Национальным банком. Это одна часть. Вторая - координация работы с нашими отраслевиками, нахождение, скажем так, правильного кодекса поведения. И то, что мы не работаем с заместителями министров по экономическим вопросам, это безусловно упущение. Третье направление - это координация работы с Верховной Радой. Напрасно мы жалуемся на отсутствие необходимых законов. Если закон в парламенте не принят, значит, ты недостаточно работал с депутатским корпусом, средствами массовой информации, не создал необходимое общественное мнение, не доказал, что без этого закона жить нельзя.

И еще одна проблема. Минэкономики немыслимо без подпитки со стороны экономической науки. Где она? Где исследовательские центры, где специализированные экономические издания? Ведь вы посмотрите: в той же России - и «Эксперт», и «Коммерсантъ», и «Деньги»... Мы же не создаем питательную среду для развития экономической мысли. В наши исследовательские институты практически не приходит молодежь, экономической наукой заниматься непрестижно. А ведь именно из институтов должны вербоваться кадры в органы госуправления...

Я очень надеюсь на сотрудничество с Национальным экономическим университетом, Международным институтом менеджмента, Национальным университетом имени Тараса Шевченко. Надеюсь найти взаимопонимание и с учеными институтов Национальной академии наук. Надеюсь, что от критики, обособленного восприятия происходящих в Украине процессов ученые перейдут к более реальному влиянию на работу министерства. Тем более, что в манере его работы наступает этап открытости: немедленно приступаем к информированию общественности о нашей деятельности.

- Хотелось бы услышать прогноз на ближайшие сто дней. Вы будете работать больше на перспективу или больше на «пожар»?

- Вы же понимаете, что без «пожаров» не обойдется. Но все-таки мне бы хотелось, чтобы процентов на восемьдесят мы работали на стабильность, принимали решения стратегического и тактического характера и лишь на двадцать - «тушили пожары». И в своей политике все множили на «социальный» коэффициент, это обязательно. Любое решение следует принимать только с учетом социальных последствий. Мы уже не имеем права играть в жестокие игры. Ресурс исчерпан...

- Возможно, я не права, но теперь уже не может быть воспринято ни одно решение, если оно ущемляет интересы хотя бы отдельно взятого социального слоя...

- Решения должны приниматься рациональные, прагматичные, с позиций здравого смысла. Помните, как у Бертольда Брехта? «Несчастна та страна, которой нужны герои». Это мой жизненный девиз.

- Юрий Иванович, мы все о министерстве да о министерстве, а Фонд госимущества как-то в тени. Ваш столь стремительный уход вызывает много кривотолков - дескать, ну и достанется же на орехи новому председателю, ведь заниматься придется уже не массовой приватизацией, а индивидуальной, а за каждым стратегически важным для государства объектом - тако-о-е сплетение интересов...

- Действительно, массовая приватизация практически заканчивается, начинается переход к приватизации индивидуальной. Нормально для прихода нового человека - в том смысле, что еще не успели наследить. В Фонде госимущества есть прекрасно работающий аппарат, подобрались, на мой взгляд, талантливые люди. Работает группа по совершенствованию структуры в связи с переходом к новому этапу приватизации. если придет новый человек, то, по крайней мере, ясно, что делать. А здесь, в Минэкономики, еще надо сидеть и думать.

- Вы абсолютно уверены, что теперь вы на более сложной работе?

- Абсолютно.

- Но министру экономики в нашей стране, извините за прямоту, трудно шею сломать, а вот председателю Фонда госимущества - в два счета.

- Знаете, когда депутаты, дав согласие на мое увольнение с должности председателя Фонда, сказали какие-то добрые слова, мне это согрело душу... И я надеюсь, что работа министерства с депутатским корпусом будет идти на том же уровне, как она велась Фондом. Потому что без координации усилий ничего не получится.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК