УЧИТЬСЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ ДЕЛУ НАСТОЯЩИМ ОБРАЗОМ

15 ноября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 15 ноября-22 ноября 1996г.
Отправить
Отправить

Опус для политических лидеров, если они хотят что-либо изменить в этой стране О том, как нам обустроить отечество, сказано уже, казалось бы, больше, чем на любую другую тему...

Опус для политических лидеров, если они хотят что-либо изменить в этой стране

О том, как нам обустроить отечество, сказано уже, казалось бы, больше, чем на любую другую тему. И все же автор возьмется за эту неблагодарную задачу. При этом он прекрасно осознает, сколь узок круг тех, кому адресованы эти заметки.

Одни ищут в газетах лишь отдых от малоприятной действительности, а здесь они его не найдут. Другие, возможно, и стремятся обустраивать отечество, да еще не уполномочены принимать решения. Третьи - и стремятся, и уполномочены, да, находясь на самой вершине власти, уже просто не имеют времени для чтения опусов. Так что даже если Президент с премьер-министром и спикером парламента (а для них, чего уж скрывать, главным образом все и писалось) за неимением времени не прочтут, автору будет достаточно, если прочтут их советники, консультанты, эксперты с депутатами. Капля, как известно, камень точит, так что, возможно, завтра с идеями этими свыкнутся тысячи, послезавтра - и того больше. Еще одна проблема автора, безусловно, состоит в том, что особых открытий он как бы не предлагает - все, о чем говорится, в мире давно известно и мир давно этими истинами пользуется. Мы же - почему-то нет. Однако если в какое-то мгновение вам покажется, что все это вы уже давно знаете и вы спросите себя: «Да зачем мне все это читать?» - все же дочитайте. А автор в конце объяснит, зачем вам надо было это делать.

Пожалуй, начать стоит с проблем собственности.

Не можешь - не владей!

Только ленивый не говорил в последнее время в Украине о необходимости создания класса собственников. Класс сей, посредством в первую очередь приватизации, создается весьма стремительно. Но беда в том, что он далеко не является классом ответственных собственников.

Начнем с собственника №1 - государства. Владея тысячами предприятий и не отдавая их в ничьи другие руки, государство своим поведением постоянно как бы говорит: я и собственник, и не собственник. Предприятия мои, директора директорствуют от моего имени, но зарплату вам не обещаю, по долгам предприятий не отвечаю, и спрашивать с меня нечего. При этом предприятия чахнут на глазах (в смысле основных фондов и оборотных средств), а спросить также не с кого. Не с кого, поскольку из трех классических прав, которые дает собственность, - пользование, распоряжение, владение - государство оставило за собой лишь последнее, то есть владение. Остальные же два оно делегировало директорам, и те, распоряжаясь и пользуясь, делают все возможное, чтобы когда-либо всем этим еще и овладеть, то есть энергично перекачивают собственность предприятия через различные МП, СП и ООО в весьма конкретные частные фирмы и предприятия. Права таким образом рассредоточены в разных руках, реальный собственник свою собственность не контролирует, и, пользуясь этим, директора делают эту собственность своей.

Но почему 90 процентов директоров воруют? (Автор не пишет о всех 100 процентах, лишь бы избежать того, что возмущенный конкретный директор прибежит к нему с кулаками выяснять отношения.) Обвинять их в этом бессмысленно и несправедливо. Воруют не потому, что все они изначально испорченные люди, а потому, что, руководя громадными предприятиями, многотысячными коллективами, по большому счету никак не заинтересованы в результатах своего труда. «Поставьте» их на процент от прибыли (или процент от некоего совокупного показателя, зависящего от прибыльности, рентабельности, объемов производства), дайте им возможность зарабатывать столько, сколько они смогут, - пусть даже миллион долларов в год, как это допускается, к примеру, в Польше, - и у этих людей исчезнет потребность «раздевать» собственные предприятия и изобретать самые хитроумные схемы, чтобы обойти закон.

Второй вид безответственного собственника - так называемые коллективные собственники. Так называемые, поскольку там, где собственность не персонифицирована, настоящего собственника нет. Снова права оказываются рассредоточены в разных руках: формально всем владеют, скажем, колхозники, но поскольку распоряжается и пользуется лишь председатель, все выгоды от этого получает лишь он, не неся при этом никакой ответственности.

Каков выход? Собственность должна порождать ответственность. А для этого, в свою очередь, во взаимоотношениях двух собственников всегда в первую очередь должны быть защищены права кредитора. Следовательно: должна быть максимально упрощена процедура перехода прав собственности от должника к кредитору. Не должно остаться никаких препятствий к тому, чтобы лишить человека или фирму собственности, если они не возвратили долг другому собственнику, - ни инвалидность, ни маленькие дети, ни престарелые родители на руках. Как в иных развитых странах, кредитор должен иметь право, даже без суда, прийти с судебным исполнителем к должнику и, указав пальцем на то, что приглянулось, потребовать: заверните, доставьте по такому-то адресу.

И начать государство должно с себя. Предприятия, которые ему крайне нужны и по которым оно сможет нести полную ответственность (в частности, платить зарплату постоянно и вовремя), - перевести в статус казенных. Предприятия, рабочим которых оно не сможет обещать работы и зарплаты, - продать, пусть даже за бесценок, в частные руки. Предприятия, которые не станут казенными и на которые не найдется покупателей, - немедленно закрыть. И аргументы о том, что «тысячи людей окажутся выброшенными на улицу», не могут и не должны никого остановить. Ведь потери от выплаченной, но не заработанной зарплаты, потребленного неработающими предприятиями тепла, газа, электроэнергии зачастую больше, чем средства, которые можно было бы платить как пособие уволенным рабочим. Ни в коем случае государство также не должно поддерживать такие предприятия налоговыми льготами, льготными кредитами, субвенциями. Более того, пришло время жестких решений: следует банкротить такие предприятия как можно скорее, приближая приход эффективного собственника. Не можешь - не владей!

Что до коллективных предприятий, то как можно скорее следует трансформировать КСП и иные КП в привычные всему миру АО, то есть акционерные общества. Ведь только в денежном выражении возможна реальная собственность - никакой мифический «персонифицированный пай» такой собственностью не станет.

Но и создание АО - это лишь начало пути. Тысячи уже зарегистрированных акционерных обществ в стране убыточны, работают неэффективно. Причина прозаична: акции распылены, ни один из совладельцев не владеет контрольным пакетом. Поэтому государство должно всячески содействовать концентрации этого пакета в чьих-либо руках, то есть появлению реального собственника. Кроме того, надо сделать все, чтобы максимально защитить права собственника-акционера. Сегодня директор может в отношениях с акционером позволить себе все, что заблагорассудится, - не пустить на собрание акционеров, вообще вычеркнуть из списка владельцев акций. Необходимо же, чтобы директор осознал: права акционера - святы и малейшее их нарушение карается самыми строгими мерами.

Второй больной нерв нашего организма - налоги.

Платят все!

Дискуссии о реформировании налоговой системы должны наконец завершиться реальными реформами. По глубокому убеждению автора, реформы эти должны состоять в том, чтобы основной базой доходов в бюджет стали налоги с доходов населения, причем как прямые, так и непрямые. Люди, имеющие средства и стремящиеся жить соответственно времени, так или иначе вынуждены будут платить налоги и на недвижимость, и на транспортные средства, поскольку не смогут обойтись без автомобиля, жилого дома, мобильного телефона. Каким бы повсеместным, к примеру, ни было возмущение по поводу введения этим летом 15%-го налога на бензин в розничной торговле, но рано или поздно придется смириться с этим, в общем-то, обычным косвенным налогом.

Подоходный же налог с граждан должен быть либерализован. По мнению автора, высокие ставки по этому налогу следует применять начиная с сумм ежегодного заработка не менее 25-35 тысяч долларов, при заработке же ежемесячном в 1 тысячу долларов следует взимать менее 20%. Но платить должны все.

В налогообложении юридических лиц налог на прибыль на уровне 30% отнюдь не велик - можно поднять планку и до 35%. Но вместе с тем, следует резко сократить общее количество налогов, коим сегодня нет числа, и резко снизить общий налоговый пресс на фонд потребления с 52 максимум до 20%, реформировать НДС - последний наконец должен-таки стать НДС, а не чем-то средним между налогом на оборот и налогом на добавленную стоимость.

В сфере мелкого бизнеса и услуг (к примеру, для предприятий с численностью менее 15-20 человек) налоги вообще следует заменить фиксированной ежемесячной платой за патент - в зависимости от вида бизнеса. Уплачиваешь сумму, положенную, скажем, для «прачечной» - работай, не ломай себе голову сложной бухгалтерией, не обивай пороги налоговой инспекции.

Но подход тот же: платят все, уклонение от уплаты - тягчайшее преступление перед законом. Во-первых, это даст возможность собрать пусть небольшой, но гарантированный налог - ведь его уплатят все. Сегодня же 85-90% предприятий и фирм показывают лишь убытки, поэтому не платят ничего. И проконтролировать, заставить платить практически невозможно - к каждому ларьку налогового инспектора не поставишь. Во-вторых, налоговые инспектора могли бы не «стрелять по воробьям», а сконцентрировать усилия на работе с птицами действительно крупного полета, что также означало бы пополнение бюджета значительными суммами.

Бюджетные недоимки, возникающие вследствие снижения общих налоговых ставок, при этом реально восполнить, скажем, за счет введения налога с продаж на некоторые виды бизнеса - гостиничный, ресторанный, некоторые бытовые услуги. Те, кто сегодня ходит в рестораны или пользуется прачечными, вне сомнений, не откажутся от этого лишь потому, что придется платить на 5-7% больше. Государство же, в особенности местные власти получат возможность пополнить бюджет при помощи весьма эффективного, легко контролируемого инструмента.

Налогообложение - инструмент весьма тонкий. Это ведь не только уменьшение или увеличение ставок. Можно, скажем, уменьшить подоходный налог на сумму процентов по кредиту, взятому в банке для постройки дома. В таком случае налогоплательщик заинтересован засветить факт постройки дома, вывести его из «тени». Можно пойти дальше: уменьшать налог в том случае, если деньги взяты для покупки отечественных строительных материалов. В итоге мы будем стимулировать отечественную строительную отрасль - цивилизованно, безо всяких «наездов» на импорт или предоставления льгот избранным отечественным строителям и т.д. Подобные же сокращения налоговых сборов можно было бы применить и при выдаче потребительских ссуд под покупку отечественной мебели, бытовой техники, автомобилей и т.д.

Такими и только такими методами, но отнюдь не созданием различных комиссий по возвращению валютных ценностей в Украину, можно вывести экономику из «тени». Выход же из «тени» будет означать не только декриминализацию общества, но и возвращение значительных сумм в банки, из наличного обращения - в безналичное, что повлечет за собой рост кредитных ресурсов. Последнее же в свою очередь будет приводить к снижению процентных ставок по кредитам для производства.

Здесь мы подходим к следующей проблеме - взаимоотношений банков и промышленности, создания финансового капитала.

Обогащайтесь, объединяясь

Следует признать: банковская система Украины сегодня чрезвычайно слаба, ее потенциал, собственные средства абсолютно несоизмеримы с потенциалом экономики. Экономике нужны мощные банки, способные «вытянуть» за собой производство. Но уже несколько лет Национальный банк, многократно пытаясь решить проблему укрупнения банков, наталкивается на мощное сопротивление и отступает. Бывшие спецбанки зачастую весьма неэффективны, поэтому предприятия вынуждены создавать банки под себя, но последние откровенно маломощны.

И пока эта проблема остается лишь проблемой НБУ, подъема экономики ожидать не приходится. Правительство должно вести переговоры с теми, кто проявляет интерес к такому объединению, стимулировать объединение банков, содействовать формированию не ФПГ, наделенных налоговыми льготами, а значит, выгодных узкому кругу людей, но ФПГ, которые способны были бы объединить разорванные технологические цепочки.

Государству надлежит определить приоритетные отрасли для своего развития и создать крупные промышленные конгломераты на их базе. Такими конгломератами проще управлять, чем цепью разрозненных предприятий, проще накапливать в них капитал. Деньги в таких объединениях движутся по кругу, благодаря чему снижается количество эмиссионных денег, необходимых для нормального функционирования экономики, создания благоприятного инвестиционного климата. Причем таких финансово-промышленных групп должно быть максимум 10, погоня же за созданием как можно большего их числа весьма скоро приведет к призывам «Каждой свиноферме - по ФПГ!»

Способствуя такому объединению банковского и промышленного капитала, государство также поднимало бы на качественно новый уровень менеджмент в таких группах. Ведь директора предприятий, прекрасно зная производство, зачастую остаются чрезвычайно слабы в современном управлении - прежде всего в сфере финансов, закупок сырья и продажи готовой продукции. Банкиры же вынуждены вникать в рыночные реалии уже хотя бы потому, что необходимость возвратить вложенные деньги весьма многому научила их за эти годы. А значит, многое они смогут передать в менеджменте, маркетинге своим коллегам - промышленникам.

При этом весьма надумана, по мнению автора, дискуссия о том, насколько сильным должно быть влияние государства на экономику. Надумана, поскольку абсолютно очевидно, что эта роль должна быть весьма различна в различных сферах бизнеса. В мелком и среднем бизнесе она, вне сомнений, должна быть минимальна. По большому счету, мелкому или среднему предпринимателю не нужны ни льготы в налогообложении, ни другие формы протекционизма. Все, что ему надо, - стабильные законы и отсутствие чрезмерной зарегулированности и опеки. Все остальное обеспечит предпринимательская хватка, чутье, опыт и знание рынка: более сильные выживут, слабые - уйдут.

И напротив, исходя из сегодняшних реалий, без мощного влияния государства на крупную промышленность нам никак не обойтись. Некоторые экономисты оспаривают необходимость этого, приводя пример тех же азиатских «тигров», - дескать, сегодня им приходится демонополизовать, децентрализовать свою экономику, столкнувшись с сильнейшими последствиями монополизации в предыдущие годы. Да, это так. Возможно, когда-то это придется делать и в Украине. Но лишь после того, как мы создадим мощную, высокотехнологичную промышленность, выйдем на мировые рынки и укрепимся на них не с полусырьевыми продуктами, а с современными товарами, услугами, «ноу-хау». А все это невозможно без концентрации и накопления капитала. Сегодня же, когда Украина ощущает острейшую нехватку капитала, иного выхода, чем его концентрация на приоритетных участках, не существует.

Служишь - служи!

Кто воплотит в жизнь все сказанное - реформирует налоги, усилит банки, обеспечит ответственность собственника? Только человек, престиж которого в последние годы упал столь низко, что дальше падать некуда, - чиновник.

Перефразируя известный каламбур о причинно-следственной связи между бедностью и умом, можем спросить себя: почему страна наша столь бедна? Потому что чиновник глуп да еще и ворует. А почему он ворует? Потому что страна слишком бедна, чтобы платить чиновнику умному и квалифицированному достаточно и обеспечить ему старость. Замкнутый круг.

Как же все-таки создать эффективное чиновничество? Его невозможно создать призывами - «Давайте работать на общее благо!» и подобными тому. Возможно лишь одним способом - начав платить чиновнику высокую зарплату. Для этого, безусловно, необходима огромная политическая воля у руководства государства: не обращая внимания на популистские возгласы о том, «как можно в полунищей стране увеличивать заработок чиновнику», начать это делать. Пока мы не решимся на этот шаг, в чиновники по-прежнему будут идти далеко не самые сильные профессионалы.

Не так давно, скажем, Кабинет министров принял постановление, которым министерства финансов и экономики определены как главные центральные экономические и финансовые органы исполнительной власти государства. Месячный должностной оклад министра при этом составит 175 гривен, а специалиста 2-1 категории - 50-60 гривен. Можно ли рассчитывать, что при таком уровне оплаты и при том, что хорошему финансисту или экономисту в коммерческой структуре предложат 800 - 1000 долларов в месяц, из числа профессионалов образуется очередь желающих попасть в чиновничье кресло?

Да, придется смириться с тем, что на первых порах наши чиновники, безусловно, не смогут соответствовать уровню их оплаты. Но при этом возникнет ответственность, стремление сохранить свое место, а значит, профессионально развиваться, качественно выполнять работу. То есть, появится возможность контролировать чиновника, управлять им.

И дело здесь не только в деньгах. Во всем мире привлекательность государственной службы определяется отнюдь не только уровнем жалованья, а стабильностью, высоким статусом в обществе, целой системой льгот и прав. Чиновник, как правило, имеет гарантированную высокую пенсию, возможность получения льготного кредита для покупки квартиры, учебы, социальную страховку. Безусловно, мы также должны идти этим путем. Например, необходимо уйти от «совковой» бесплатной раздачи квартир в министерствах и ведомствах (это наиболее неэффективная и наиболее иждивенческая система обеспечения жильем). Квартира должна покупаться чиновникам за счет предоставляемого банком кредита. Если с ним подписывается контракт, в нем четко должно быть оговорено, что правительство компенсирует банку разницу между рыночной и льготной ставкой по кредиту на покупку квартиры. Но в случае расторжения контракта (по вине любой стороны), ухода служащего в коммерческую структуру он начинает выплачивать обычный банковский процент по кредиту.

Безусловно, никто не питает иллюзий, что после появления привлекательных условий работы и возможностей для карьеры чиновник на следующий же день перестанет брать взятки и будет каждую свободную минуту посвящать работе. Но, вне всякого сомнения, потенциально мы ощутимо снизим возможность появления у него желания поправить свое положение за счет государства.

Безусловно, при таком подходе государство достаточно много вкладывает в каждого своего чиновника. Но одновременно оно прекращает быть добрым, начинает требовать, становится таким же работодателем на рынке труда, как и всякий другой работодатель.

Главное - отбросить демагогию, популистские протесты, в первую очередь, очевидно, со стороны «левых», и начать формировать класс чиновников, отвечающих требованиям времени.

Вместо послесловия

Итак, если вы прочли сказанное, почему все-таки вам следовало это читать? Да потому, что при кажущейся банальности этих предложений именно их недооценка, непонимание того, что эти, казалось бы, хорошо известные истины являются ключом ко всему остальному, не дает нам никак выбраться из кризиса. Почему, скажем, столь важна для нас проблема собственности? Да потому, что от нее зависит все остальное.

Именно непонимание этого порождает наше шараханье из стороны в сторону, не дает возможности вырваться из кризиса. Мы то либерализуем все и вся, то бросаемся истово опекать одних и препятствовать другим. То тщательно контролируем все сферы, то отпускаем на свободу. И все именно потому, что в общественном сознании нет понимания сути проблемы, ее корней.

Сколько раз, к примеру, приходилось слышать о необходимости защиты отечественного производителя: возьмемся, мол, защищать как следует - и все будет как надо. Но помилуйте, такая защита нам ничего не даст именно потому, что не решена проблема создания ответственного собственника. У нас просто некого защищать. Защищать необходимо не просто отечественного производителя, а производителя-собственника. Сколько ни выдает, скажем, наше правительство гарантий под иностранные инвестиционные кредиты для государственных же предприятий, дабы они могли наладить производство, - кредиты проедаются, «уходят в песок», производство как падало, так и падает. Предприятие же просит новые кредиты.

Избираются самые мудрые схемы и для решения проблемы неплатежей. Однако последние почему-то не исчезают. Более того - нарастают лавинообразно. И опять-таки потому, что не решена проблема ответственности собственника. В самом деле: зачем оплачивать товар или услуги, если можно не платить? Ведь ничего за это не будет, в том числе не случится самого страшного - собственность не отберут.

Безответственность собственника порождает неэффективность собственности в масштабах всей страны. А ведь именно эффективность работы собственника, а отнюдь не то, поддерживает ли он социальную сферу, обеспечивает занятость населения, должна стать основным критерием при определении формы собственности. Поэтому совершенно очевидно, что когда на самом высоком уровне декларируется необходимость поддержки коллективных сельхозпредприятий, в частности, потому что они помогают решать многие социальные проблемы на селе, тем самым мы продолжаем идти тупиковым путем, загоняем болезнь вглубь.

В том же сельском хозяйстве формы собственности, безусловно, должны определяться открытой конкуренцией. А ее-то мы и уничтожаем подобной поддержкой в зародыше, поскольку искусственная поддержка фактических банкротов на плаву затрудняет переход земли к эффективному собственнику. Земля не переходит в частные руки, а ведь во всем мире именно частная собственность на землю доказала свою эффективность больше, чем какая-либо иная.

Таким образом и получается, что, не решив ключевых проблем, мы лихорадочно пытаемся применить любые известные нам средства и зачастую только усугубляем болезнь.

Почему, например, столь важно существенное уменьшение подоходного налога? Если сегодня мы уже приблизились или приближаемся к мировым ценам по многим группам товаров и услуг, то и зарплаты, и налоги с них должны соответствовать мировому уровню. Увы, зарплаты в Украине весьма далеки от этого уровня, налоги при этом весьма «зашкаливает» за него. Американцы, скажем, ужаснулись бы, столкнувшись с необходимостью платить налоги на уровне 40% с первой тысячи долларов. У нас же это - в порядке вещей. Естественно, зарплату в тысячу долларов (не говоря уже о больших суммах) никто не показывает. И именно чрезмерный налог на доходы граждан, на зарплату, поскольку он охватывает всех, в наибольшей степени стимулирует уход денег в тень. Поэтому с него и следует начинать реформу налоговой системы.

Тем самым мы будем стимулировать увеличение доходов населения, а значит, нескрываемое потребление. Увеличение же последнего дает, как известно, толчок производству, с чем мы себя пока никак, увы, не можем поздравить.

А вот косвенные налоги на дорогостоящие, высокотехнологичные товары и услуги, от которых просто не смогут отказаться зажиточные граждане, в значительной мере смогут компенсировать уменьшение налоговых поступлений при снижении налога на доход. Во многих странах, скажем, той же Венгрии, около 70% цены бензина составляют налоги, а не затраты на себестоимость. И автовладельцы вынуждены платить эту цену, а значит, казна имеет стабильные поступления. Таким образом, ослабляя налоговый пресс по прямым налогам, фактически мы получим от состоятельных граждан те же деньги через косвенные налоги. Но при этом у вышеупомянутых граждан нет необходимости плутовать, прятать от государства свои доходы. А главное - деньги выходят из теневого оборота, начинают работать в единой финансовой системе.

Или все тот же вопрос о чиновничестве. Как нигде, здесь действует правило: вытащить за волосы себя невозможно. Чиновничество не может самовоспитаться - для этого нужна сила извне. Этой силой и может стать элита страны в лице ее высшего руководства. Только это руководство может принять решение о кардинальном изменении системы оплаты чиновничьего труда и труда директоров государственных заводов. И именно очень ограниченному кругу лиц надо будет набраться смелости и пойти на меры, за которые посыпятся удары и справа, и слева, и с центра. Больше некому.

Как некому, кроме самих высокопоставленных руководителей и вышеупомянутой элиты, формировать надлежащий имидж государства, бороться с ложными мифами о нем. Скажем, у нас немного еще журналистов, которые могли бы не бездумно тиражировать подобные мифы, способствуя еще большему их укоренению в общественном сознании, а профессионально освещать те или иные проблемы. Но они не появятся вдруг в одночасье ниоткуда. Необходимо способствовать формированию, если хотите, касты таких профессионалов в журналистике. К примеру, высшие чиновники, занимающиеся той или иной отраслью, могут отдавать приоритеты в первоочередном предоставлении информации журналистам, объединившимся, скажем, в ассоциацию профессиональных журналистов, работающих в этом направлении (такие как раз возникают), а не тем, кто может написать статью «под заказ». Журналисты в свою очередь, стремясь получить доступ к информации, заработать себе имя, будут вырабатывать критерии профессионализма, отсеивать людей поверхностных и случайных. Элита же таким образом будет иметь в союзниках людей, способных сформировать в обществе объективное представление о реформах.

А представление такое, безусловно, необходимо. Достаточно вспомнить, скажем, как много людей еще несколько лет назад не видели большого зла в инфляции. И мы печатали деньги, цены росли, снова печатали деньги, пока наконец не сформировалась в общественном сознании мысль о гибельности инфляции для экономики, о том, что выйти из кризиса при помощи печатного станка невозможно. Сегодня, пожалуй, даже самый закоренелый консерватор не решится публично высказаться в защиту эмиссионного кредитования производства, а следовательно - инфляции. Поэтому и есть возможность проводить весьма жесткую монетарную политику. Но, согласитесь, скольких проблем мы избежали бы, укоренись это убеждение в общественном сознании не в 1996-м, а в 1992 году! Автор также уверен, что чем раньше высказанные сегодня мысли укоренятся в общественном сознании, тем скорее нам удастся наконец вырваться из лабиринта многочисленных проблем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК