Третий сектор на третьем плане

02 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 8, 2 марта-7 марта 2007г.
Отправить
Отправить

Известный немецкий философ и политолог Ральф Густав Дахрендорф в свое время писал: «Нужно шесть м...

Известный немецкий философ и политолог Ральф Густав Дахрендорф в свое время писал: «Нужно шесть месяцев, чтобы организовать выборы, десять лет, чтобы установить рыночную экономику, но целое поколение для того, чтобы создать гражданское общество. Иначе, без гражданского общества, нет демократии». Однако такое комплексное видение развития демократического государства традиционно не присуще украинским политикам. Украинские политики ныне живут другими приоритетами — досрочными выборами, абсурдной политической борьбой и ежедневным ожиданием политических скандалов. А процессы, происходящие в среде гражданского общества, для политикума и медиа отходят не то что на второй — на третий план. Такая ситуация, вместе с рядом других эволюционных причин, может привести к серьезному кризису украин ского гражданского общества.

Что такое гражданское общество и зачем оно вообще нужно? Можно обратиться к многочисленным теоретическим определениям, но не это является нашей задачей. За эти годы в Украине уже сформировалось понимание, что гражданское общество объединяет наиболее социально активных граждан, принимающих участие в деятельности разноплановых негосударственных организаций. И эта деятельность направляется преимущественно на гуманитарные цели. Спектр таких организаций достаточно широк — от профессиональных объединений, правозащитных и мониторинговых организаций до так называемых мозговых центров. Такой же широкий спектр видов деятельности таких организаций — от защиты прав своих членов до влияния на политику государства.

Общественные организации яв­ляются активными контролерами действий власти, и это одна из их важных функций в своеобразном посредничестве между властью и обществом. Если сегодня большин­ство медиа в силу разных причин не могут профессионально и глубоко анализировать процессы, происходящие в высоких властных коридорах, и адекватно оценивать решения, утвержденные высокими чиновниками, то эти задачи должны выполнять общественные организации. Общаясь с медиа, именно они должны давать людям профессиональную и независимую экспертную оценку того, что на самом деле делает власть и какие последствия могут иметь те или иные ее действия.

Мало того, НОО должны выступать фактически лоббистами общественных интересов в принятии решений, участвуя в разработке законодательных актов и консультируя представителей власти относительно потребностей той или иной общественной группы. Фактически это является одним из очень важных элементов политической системы, называемой демократией, и без него эта система вряд ли способна эффективно функционировать.

В странах развитой демократии доверие к негосударственным общественным организациям значительно выше, чем доверие к СМИ. Их услугами пользуется как общество, так и сама власть. Ведь в НОО входят и аналитические центры, осуществляющие анализ и вырабатывающие практические рекомендации относительно принятия государственных решений. Украинские НОО также способны выполнять аналогичную работу, что доказывает хотя бы деятельность УЦЭПИ имени Разумкова.

Казалось бы, каждая страна должна быть заинтересована в развитии третьего сектора. Однако в Украине с этим не сложилось, поскольку среди украинцев еще слишком живучи постсоветские традиции. Что и не странно, ведь при советской системе любая инициатива относительно отстаивания своих прав не приветствовалась. За годы независимости сами НОО так и не смогли донести до общества информацию о своей работе и ее значении. А государство не создало условий для того, чтобы такие структуры могли развиваться.

К тому же, если большинство моих соотечественников так и не поняли, зачем им нужен этот так называемый третий сектор, то власть с этим определилась вполне однозначно — ей он не нужен вообще, поскольку его наличие предусматривает довольно придирчивый и прозрачный контроль за ее действиями. Например, заинтересована ли та же Партия регионов в работе Комитета избирателей Украины, неоднократно заявлявшем о тотальном применении административного ресурса в подконтрольных регионалам областях? Вопрос риторический...

То, что украинские общественные организации в значительной мере выживали за счет западных грантов, — правда, поскольку украинских денег в третьем секторе практически никогда не было.

После помаранчевой революции, когда власть регулярно отчитывалась о своих достижениях в области демократии, тема развития гражданского общества потеряла свою популярность. Вместе с заявлениями политиков о «становлении в Украине реальной демократии» постепенно начал исчезать интерес к Украине со стороны стран, которые были заинтересованы в продвижении здесь демократических идей и ценностей. А вот у власти и общества интерес к этой проблеме так и не появился. Все это приводит к ситуации, последствием которой может стать существенное уменьшение активности украинского общественного сектора.

Кое-кто может вполне справедливо спросить, почему украинские НОО, если они делают конкретную и нужную работу, не способны выжить самостоятельно, без иностранных денег? Это вопросы ключевые для тех, кто уже много лет посвятил себя работе в общественном секторе и сегодня оказался перед выбором: потерять собственную независимость или прекратить существование.

Основная проблема в том, что собственными силами общественным организациям выжить практически невозможно.

Рынок потребителей аналитических и мониторинговых услуг в стране так и не сложился. Констатируя практически полнейшее отсутствие понятных и реальных программ относительно развития страны почти у всех политических сил, политики не спешат пользоваться наработками НОО в этом плане. Они предпочитают покупать услуги из сферы Public Relations, но не готовы платить за разработку качественных исследований, программ и законопроектов. А, как известно, нет рынка — нет перспективы развития.

Собственно, украинских грантов на общественные программы чрезвычайно мало, как и отечественных меценатов, которые хотели бы вкладывать деньги в просвещение и образование для широких слоев населения. А украинское законодательство сегодня не только не содействует развитию общественных структур, но даже в определенной степени находится под угрозой, поскольку существует риск его очередного ослабления.

12 декабря прошлого года представители Партии регионов Ю.Каракай и А.Плотников представили на рассмотрение парламента проект закона «О международной технической помощи», которым предусматривается ввести государственный контроль за поступлением в Украину грантовских денег. Это будет делаться путем обязательной регистрации всех средств, поступающих в Украину. Порядок такой регистрации предлагается определить решением Кабмина, и потому международные донорские организации сегодня серьезно обеспокоены: не будет ли в том порядке прописана возможность прямого вмешательства государства в политику грантодателей? Аналогичный законопроект, по информации наших источников, разрабатывают и в Кабмине. Пока что не известно, что получим на выходе, но очевидно желание украинского правительства и провластной партии контролировать работу тех, кто сегодня является основным финансистом украинских НОО.

Это наподобие умеренного «российского варианта», где государство осуществляет практически тотальный контроль за деятельностью НОО, и, по-видимому, именно он полностью соответствует мировоззрению многих деятелей во властной коалиции.

Что же касается наших соседей, то они в свое время пошли противоположным путем — максимального содействия работе НОО. Едва ли не наиболее либеральное законодательство относительно деятельности общественных организаций еще в начале 90-х годов имели такие страны как Польша, Венгрия, Словакия. В результате сегодня эти страны могут похвастаться высшими достижениями в сфере демократии среди стран бывшего социалистического лагеря.

Что же это за путь, по которому пошли поляки и венгры? На самом деле ноу-хау не так уж много. Тамошние правительства, вместо усиления контроля за деятельностью грантодателей, обеспечили благоприятные условия для того, чтобы и у их собственных граждан появился интерес финансировать организации третьего сектора. Этот путь, несколько модифицированный в каждой стране, условно можно назвать «американским вариантом» содействия НОО.

Как известно, основная часть ресурсов общественных организаций поступает от доноров. И это логично, ведь их и называют неприбыльными. Но, если в Украине это преимущественно внешние доноры, то в развитых странах собственное гражданское общество содержит бизнес. И условия для этого создало государство, введя определенные налоговые механизмы.

Простая схема имеет такой вид: платя налог на прибыль, доноры как физические, так и юридические лица, финансируют деятельность неприбыльных организаций, предоставляя последним денежные средства, подарки, оборудование, ценные бумаги и права собственности на недвижимое имущество. За это донор получает льготы при уплате соответственно налога на доходы, налога на увеличение рыночной стоимости капитала, налога на дарение и федерального налога на недвижимость.

В США существует прогрессивная система налогообложения — чем больше ты заработал, тем больше процент на прибыль. Если же часть своих денег ты отдаешь как пожертвование на деятельность общественной структуры, то налог начисляется на меньшую сумму. Благодаря этой довольно простой формуле человеку выгодно быть меценатом, давать деньги на благотворительность, поскольку на пожертвованную сумму он платит меньше налогов.

Существует и иной путь, также полностью испытанный в европейских странах, — позволить НОО самостоятельно зарабатывать деньги, но при этом не распространять на них налоговую базу, определенную исключительно для предпринимательских структур. Конечно, это может привести к злоупотреблениям со стороны предпринимателей, но чтобы этого не случилось, можно поставить вполне действенные предо­хранители. Было бы желание...

Но желания нет. Изменения в Закон «Об объединении граждан», которые предлагали воплотить в новой редакции Закона «Об общественных организациях», не решают этих системных вопросов, а без их решения развитие третьего сектора будет невозможным. В общем, после общественных слушаний этой редакции закона прошел уже почти год, но закон, очевидно, не является первоочередным для Верховной Рады, поэтому до сих пор неизвестно, сколько времени он может спускаться на тормозах.

Уже упомянутый выше проект закона «О международной технической помощи» в редакции депутата Ю.Каракая содержал прогрессивную норму, в соответствии с которой «международная техническая помощь, которую получает Украина в соответствии с законодательством и международными договорами Украины, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины, не облагается налогами». Но уже в общей редакции, подготовленной с А.Плотниковым, эта норма из документа исчезла. Об изменении в системе налогообложения непосредственно украинских граждан никаких законодательных инициатив пока что не поступало.

Кое-кто заметит, что это не самая острая проблема в украинском обществе. Но если до ее решения руки так и не дойдут, нам нечего надеяться на дальнейшее развитие гражданской активности в Украине и, соответственно, на дальнейшее развитие демократии в стране, демократии, которую не от политиков следует ждать, а которую можно и нужно формировать усилиями всего общества.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК