ТИХИЕ ТАНЦЫ

11 июня, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 23, 11 июня-18 июня 2004г.
Отправить
Отправить

Без малого год назад руководство КПУ приняло окончательное решение об участии в президентских выборах...

Без малого год назад руководство КПУ приняло окончательное решение об участии в президентских выборах. Собственно говоря, и до того мало кто (как в самой партии, так и за ее пределами) сомневался в том, что выдвиженец коммунистов будет участником президентского забега. Не подвергалась сомнению и персона полпреда. В стратегических подходах разногласий не наблюдалось, спорили лишь о тактических нюансах — с кем дружить, против кого дружить и в какие формы эта дружба должна быть облечена.

Процесс живейшего обмена мнениями прервался на время прошлогодних парламентских каникул и возобновился в сентябре 2003-го. На состоявшемся в начале осени президиуме ЦК первыми лицами самой массовой политической структуры страны был обозначен круг вопросов, на которые (в свете предстоящей кампании) стоило обратить особо пристальное внимание. К их числу были отнесены:

— разработка мер, направленных на восстановление репутации партии, несколько подмоченной участившимися слухами о плодотворном сотрудничестве КПУ и президентской администрации;

— уточнение характера отношений с действующими и потенциальными политическими союзниками;

— оптимизация организационной работы.

К тому времени, если помните, Банковая достаточно прочно перехватила инициативу в сфере, доселе считавшейся вотчиной коммунистов. Глава государства и пропрезидентские силы (особенно «Трудовая Украина») неистово агитировали за присоединение Украины к Единому экономическому пространству. Тот же Леонид Кучма на глазах превращался из стойкого симпатика мажоритарной избирательной модели в едва ли не главного борца за пропорциональную схему. Наконец, он же (вкупе с тогда еще совсем безропотным парламентским большинством) активно склонял Верховную Раду к необходимости пересмотра Конституции, предполагавшего ограничение полномочий президента и усиление полномочий парламента.

Симоненко предложил провести референдум, на котором населению предстояло определить свое отношение к ЕЭП. После чего лидер оппозиционной партии удостоился комплимента от лидера государства, который пообещал взять идею коммунистов на вооружение. Компартия неоднократно и настойчиво поднимала вопрос о внедрении пропорциональной модели, о пересмотре сфер влияния различных ветвей власти. И вновь «нарвалась» на похвалу: власть громогласно воздала ленинцам за активность и последовательность и объявила о готовности к сотрудничеству с ними в вопросах, связанных с реализацией политической реформы.

Слишком частое и слишком явное совпадение позиций «единственной истинно народной партии» и «преступного антинародного режима» требовало публичного PR-сопровождения. Необходимо было простое и логичное объяснение неожиданному единству взглядов двух враждующих сторон. Первый секретарь ЦК КПУ начинает говорить о естественном усилении влияния его партии и о вынужденных уступках со стороны власти. Есть основания считать, что этот тезис Петр Николаевич будет успешно эксплуатировать и в ходе избирательной кампании.

Подобная формула позволила легализовать участие Петра Симоненко в переговорах с главой президентской администрации, посвященных выработке единого подхода к проведению конституционной реформы. Появление на свет пресловутого проекта №4104 подтолкнуло коммунистов к окончательному разрыву с нелевой оппозицией в лице «Нашей Украины» и БЮТ. Формальное существование «четверки» (с точки зрения партийных аналитиков) принесло коммунистам больше вреда, чем пользы. А заодно ограничило свободу маневра в общении с властью. Все той же осенью 2003-го руководство Компартии решило поставить жирный крест даже на формальном политическом взаимодействии с Виктором Ющенко. Лидер «НУ» становится объектом жестокой критики, а упоминание о нем как о возможном преемнике Кучмы постепенно превращается в рефрен симоненковских спичей. Сегодня без этого пассажа не обходится ни одно из заявлений лидера КПУ.

В то же время критика в адрес Мороза становится менее беспощадной. Предложение ввести запрет на антиморозовские выпады в партийной печати понимания у подавляющего большинства руководителей КПУ не встретили, однако сами обвинения стали менее огульными. Отношения с главой СПУ были «заморожены» — «братская» партия была партнером по реформе и могла оказаться союзником на выборах. Часть коммунистических бонз считала, что поддержка социалистами кандидатуры Симоненко способна добавить Петру Николаевичу голосов. Другая, напротив, была убеждена, что сотрудничество с Морозом чревато политическими убытками. Сторонники этой теории утверждали, что Сан Саныч, в глазах левого электората, куда сильнее, чем Симоненко, скомпрометирован связями как с Ющенко, так и с Медведчуком, а потому союз с ним голосов никак не добавит. Кроме того, растущие противоречия между региональными отделениями СПУ и КПУ делали практически невозможным предстоящее взаимодействие партячеек в целом ряде областей. Любопытно, что (по некоторым сведениям) наиболее активно выступали против альянса с Морозом бывшие члены Соцпартии, в частности экс-редактор газеты «Товарищ» Адам Мартынюк.

В 2003-м было принято предварительное решение: предложить социалистам поддержать Симоненко, пообещав взамен единый список на выборах-2006. К предметному разговору постановили вернуться через год. Летом 2004-го консультации возобновились, однако найти взаимопонимание оказалось еще сложнее. Во-первых, за истекшие месяцы Александр Александрович, кажется, уверовал в возможность своей победы и стал еще менее сговорчивым. Во-вторых, в КПУ, кажется, заметно возросло число противников заключения союза с Морозом.

Согласно имеющимся данным, в КПУ все больше влиятельного народа склоняется к окончательному разрыву отношений с СПУ. И даже более того: в случае провала и конституционной реформы, и переговоров о выдвижении единого кандидата от левого блока, коммунисты могут приложить максимум усилий к исчезновению Соцпартии с политической карты Украины. Кстати говоря, в СПУ также немало желающих ускорить «похороны» Компартии. Хотя силы, как нам кажется, не вполне равны.

Любопытно, что летом 2003-го и социалисты, и коммунисты (по некоторым сведениям) вяло обсуждали теоретическую возможность создания единого левоцентристского блока на базе КПУ, СПУ и СДПУ(о). Дальше разговоров дело не пошло — насколько могли быть заинтересованы в подобном альянсе эсдеки, настолько же в нем не могли быть заинтересованы и коммунисты, и социалисты. От подобной политической связи нельзя было бы отмыться ни за какие деньги. Любопытно и то, что мнения на этот счет Мороза и Симоненко, абсолютно совпавшие и оформленные еще как минимум год назад, были озвучены только сейчас и почти одновременно.

«В наследство» с прошлого года коммунистам досталась и еще одна проблема. Насколько известно, деятельность предвыборного штаба КПУ по итогам кампании-2002 была признана неудовлетворительной, однако с выводами осторожный Симоненко спешить не стал. В 2003-м (в свете принятого решения об участии кандидата от КПУ в президентской гонке) встал вопрос о повышении эффективности организационной работы. Заикнуться вслух о смещении Адама Мартынюка (ответственного за данную сферу) никто не рискнул. Однако в частных разговорах с Симоненко целый ряд влиятельных коммунистов предположил, что в случае избрания Адама Ивановича вице-спикером, его может на все не хватить…

После того как Адам Иванович стал первым вице-спикером, разговоры о том, что имеет смысл отстранить его от руководства будущей кампанией, снова активизировались. Можно предположить, что отход Мартынюка от партийно-финансовых дел мог быть выгоден в первую очередь Станиславу Гуренко. Можно также допустить, что ему могла принадлежать идея выдвижения на роль главного орговика Аллы Александровской, обладающей полезным опытом и не обладающей вредными амбициями.

Однако решение о передаче штабных дел из рук Мартынюка в руки Александровской могло зависеть только от лидера. Симоненко, насколько можно судить, Мартынюка достаточно серьезно уважает и достаточно серьезно побаивается, угадывая в нем куда более сильного аппаратчика. С этой точки зрения ссориться с Адамом Ивановичем Петр Николаевич не должен был бы. С другой стороны, вождю не должно было понравиться, что второй секретарь ЦК в последнее время контачит с Кучмой и Медведчуком не реже, чем первый. А с Януковичем – так даже и чаще. Если это так, то Мартынюк может решать с премьером напрямую те вопросы, которые принадлежащему к когорте «донецких» Симоненко приходится утрясать то с Азаровым, то с Тулубом, то с Клюевым, то с Васильевым (благо с каждым из них у главного коммуниста прекрасные отношения).

Тем не менее, снять Мартынюка с поста второго секретаря и отстранить его от управления финансовыми потоками внутрипартийным противникам первого вице-спикера не удалось. Использовав весь свой опыт и все свое влияние, Адам Иванович с блеском вышел из сложного положения: формально начальником штаба все же стала Александровская. Однако Мартынюк остался не только вторым в партийной иерархии, но и первым в партийном казначействе. Главная цель операции не была достигнута. Мартынюк даже оказался в выигрыше: он по-прежнему отвечает за финансы, а за результат отвечает другой.

Позиция Мартынюка в вопросе о приватизации «Криворожстали» (которая, скажем так, несколько отличалась от позиции других коммунистов) могла дать его недоброжелателям повод. Повод снова заговорить о необходимости отстранения второго секретаря от реальных рычагов влияния на партию, о его понижении в ранге «в связи с загруженностью парламентской работой» вообще и политической реформой в частности. Однако это предложение не слишком должно устроить Симоненко, у которого нет времени для экспериментов и нет желания раздувать «семейные» конфликты. И когда на днях он заявил: «Внутренней оппозиции в партии нет», сказано это было, на наш взгляд, не столько для журналистов, сколько для коллег.

Все силы партии сейчас надо направить на одно — получение максимального результата на президентских выборах, что должно стать залогом успеха на выборах парламентских. Симоненко и партия уже в кампании. И то, что Петр Николаевич сегодня чаще других говорит о третьем сроке Кучмы, — лишнее тому свидетельство. Употребление этого тезиса выгодно подчеркивает оппозиционность лидера КПУ, а заодно избавляет от необходимости остро и предметно критиковать Януковича.

Год назад Симоненко заявлял, что ожидает появления как минимум дюжины кандидатов в президенты, которых он условно разделил на две группы — «игроки» и «подтанцовка». Себя Петр Николаевич, очевидно, определил в первую. Что ж, игрок он действительно неплохой. Хотя назвать его плохим танцором язык тоже не поворачивается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК