СОУЧАСТНИКИ

23 апреля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 16, 23 апреля-29 апреля 2004г.
Отправить
Отправить

История вхождения Украины в ЕЭП еще раз доказала: политической элиты в этой стране не существует. ...

История вхождения Украины в ЕЭП еще раз доказала: политической элиты в этой стране не существует. Поскольку для тех, кого глубоко ошибочно принято относить к таковой, личные интересы, личное всепоглощающее стремление сохранить власть, государственный пост или капиталы всегда первичны, а национальные интересы всегда вторичны. Даже для тех немногих, кто хорошо отдает себе отчет, в чем же они заключаются.

В ЕЭП Украина вступила бездарно и поспешно. В минувший вторник Верховная Рада после минимального рассмотрения и обсуждения ратифицировала Соглашение о формировании Единого экономического пространства Белоруссии, Казахстана, России и Украины, подписанное Президентом Кучмой 19 сентября прошлого года в Ялте. С одной единственной оговоркой: «Украина будет принимать участие в формировании и функционировании Единого экономического пространства в рамках, отвечающих Конституции Украины».

Согласно договоренности президентов России и Украины, а также спикеров Госдумы и Верховной Рады, на ратификацию вместе с еэповским соглашением были вынесены договор между Украиной и РФ об украино-российской государственной границе, а также договор между Украиной и РФ о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. Согласно тем же договоренностям, ратификация была проведена «синхронно». То есть сначала российская Госдума дождалась, пока украинские коллеги ратифицируют все три соглашения, и только потом ратифицировала их сама. Украинские же парламентарии особой любознательностью не отличались: никто из них не поинтересовался, держит ли спикер Литвин связь с Москвой и почему обсуждение трех документов не происходит в двух парламентах одновременно. Ни у кого также не возникал вопрос, почему в «синхроне» участвуют только два, а не четыре парламента.

Таким образом, Украина, которую остальные участники «четверки» периодически обвиняли в затягивании еэповских процессов, ратифицировала Соглашение по ЕЭП самой первой. И впервые за годы независимости дала согласие на участие в столь масштабном по замыслу интеграционном проекте на просторах СНГ.

Пограничные вопросы

Но прежде чем подробно обсудить вехи короткого «героического» пути Украины в ЕЭП и отметить особо на нем отличившихся, несколько слов все-таки стоит сказать о двух украино-российских договорах, ратифицированных 20 апреля.

Первый из них — договор о сухопутном участке госграницы — был ратифицирован 352 голосами и почти не вызвал вопросов у депутатов, поскольку ни у кого (кроме разве что отдельных коммунистов) нет сомнений по поводу необходимости оформления, согласно всем нормам международного права, государственной границы Украины по всему периметру. Правда, некоторые депутаты поинтересовались у представлявшего проект закона о ратификации этого договора министра иностранных дел Константина Грищенко, почему столь важный документ включен в пакет с двумя другими, куда менее однозначными, соглашениями. Однако министр депутатского любопытства не удовлетворил, не сказав по поводу «пакета» ни слова. Хотя никакой большой тайны тут и не было: все и так прекрасно знали, что на «пакете» настояли россияне, поставив ратификацию договора о госгранице российским парламентом в прямую зависимость от ратификации соглашений по ЕЭП и сотрудничеству в Азово-Керченской акватории – украинским.

Что же касается второго документа, то тут вопросов у парламентариев возникло гораздо больше, а нажатых кнопок «за» оказалось гораздо меньше – 274. Ни одиного голоса в поддержку не дали фракции «Наша Украина», БЮТ и Соцпартии. Представлявший и этот законопроект о ратификации К.Грищенко сообщил, что после подписания 28 января 2003 г. договора об украино-российской границе Украина «направила свои усилия на то, чтобы как можно скорее подписать аналогичный договор о госгранице в Азовском море и Керченском проливе». Правда, «после известных событий вокруг украинского острова Коса Тузла в Керченском проливе», по словам министра, «удалось достичь договоренности» о подписании того документа, что был вынесен во вторник на рассмотрение ВР, а именно Договора между Украиной и РФ о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. Но подробностями о том, как «достигалась» эта договоренность, министр с депутатами делиться не стал.

Об этих подробностях в свое время писало «ЗН» (№50(475) от 27.12.03 «Россияне не сдаются, украинцы – сдают»). Поэтому напомним о них лишь очень коротко. Как свидетельствовали наши источники, накануне декабрьской встречи Путина и Кучмы в Керчи в администрации Президента Украины появился посол РФ Виктор Черномырдин с неким документом и сообщил, что это должно быть завтра подписано президентами. И только благодаря неимоверным усилиям нескольких украинских дипломатов, причем отнюдь не самых высокопоставленных, из российского варианта договора удалось убрать самые неприемлемые для Украины пассажи и вставить в текст одно, но крайне важное для нашей страны положение (ради которого теперь все готовы забыть о вопиющем нарушении при подготовке этого договора как Конституции Украины (ст.106), так и закона о международных договорах). В этом договоре Россия впервые дала согласие на проведение границы в Азовском море (в советские времена ее не существовало). Статья 1 договора гласит: «Азовское море разграничивается линией государственной границы в соответствии с соглашением между Сторонами». (Это соглашение еще предстоит подготовить.)

Не останавливаясь на многих уже описанных в наших предыдущих публикациях недостатках этого документа, обратим внимание лишь на тот из них, который аукнулся Украине уже через пару часов после ратификации договора Верховной Радой. Речь идет о положении ст.1, согласно которой «урегулирование вопросов, относящихся к акватории Керченского пролива, осуществляется по соглашению между Сторонами». То есть украинской стороне, придерживающейся позиции, что «в Керченском проливе линия границы была установлена еще в советские времена, и теперь она должна быть просто подтверждена», закрепить это положение в документе не удалось. Более того, по мнению депутата Ивана Заеца, выступившего во время обсуждения документа в ВР, процитированное выше положение украинскую позицию полностью перечеркивает и означает согласие Украины «снова начать двигать границы». Опасался парламентарий и намерений россиян «задвинуть» границу за другую сторону Тузлы. Опасения вскоре оправдались: в тот же день, отвечая на вопросы депутатов Госдумы, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что «судьба Тузлы еще будет определяться, никаких границ пока здесь не проводится». Дипломат подчеркнул: договор о совместном использовании Азовского моря и Керченского пролива не предполагает разделения Керченской акватории, и данный вопрос предстоит еще обсудить российской и украинской сторонам и подписать соответствующее соглашение.

В принципе, как свидетельствуют эксперты, согласно международному праву, в самом деле, если есть согласие обеих сторон, то граница между государствами может быть изменена.

До выборов Президента Украины осталось совсем мало времени. И за этот короткий срок российская сторона наверняка постарается по максимуму выжать из нынешней украинской власти согласие по многим интересующим Россию вопросам. В том числе и по границам, и по Единому экономическому пространству. Давайте же вспомним сегодня всех основных действующих лиц, благодаря усилиям или бездействию которых Украина оказалась сегодня втянутой в этот геополитический российский проект, одной из основных целей которого является лишение нашей страны европейской перспективы.

Президент

Роли Леонида Кучмы в этой истории «ЗН» посвятило немало строк. Как все мы прекрасно помним, именно Президент Кучма первым дал согласие на участие Украины в ЕЭП. Отправившись в прошлом году в Москву отпраздновать там 23 февраля, Леонид Кучма после посиделок в загородной резиденции российского президента в компании с Путиным, Лукашенко и Назарбаевым возник на телеэкранах страны и зачитал совместное заявление четырех президентов о начале формирования Единого экономического пространства. Чем потряс даже членов украинского правительства, ни сном, ни духом не подозревавших о планах главы государства.

Затем так называемая Группа высокого уровня, представителем Украины в которой был первый вице-премьер Николай Азаров, достаточно быстро подготовила Соглашение о формировании ЕЭП и одноименную концепцию. О нарушении первым вице-премьером правительственных директив во время переговоров в политических кругах ходили легенды. Об этих нарушениях и превышении Азаровым своих полномочий открыто заявлял тогдашний министр экономики Валерий Хорошковский.

После подачи еэповских документов на ратификацию в парламент комитет ВР по вопросам европейской интеграции обратился к Виктору Януковичу с письмом, в котором, в частности, просил предоставить комитету текст полномочий представителя Украины на ведение переговоров относительно подготовки текста Соглашения, его принятия или установления аутентичности (выданных согласно закону о международных договорах Украины), а также текст Соглашения, скрепленный подписями премьер-министра Украины и отвечающих за этот документ министров (согласно ст.106 Конституции).

Такие документы парламентскому комитету, насколько нам известно, предоставлены не были. Видимо, потому, что их просто не существует. Что косвенно подтверждает ответ на имя главы комитета Бориса Тарасюка, подписанный почему-то не премьером Януковичем, а министром иностранных дел Константином Грищенко. В документе сказано: «Переговоры относительно подготовки текста Соглашения о формировании ЕЭП велись в рамках Группы высокого уровня, мандат и задачи которой были определены Заявлением президентов Республики Беларусь, Республики Казахстан, Российской Федерации и Украины от 23.02.03. Полномочия вести переговоры относительно подготовки текста Соглашения вытекали из статуса представителя Украины в соответствии с указанным мандатом, что является общепризнанной международной практикой, в том числе в контексте ст.7 Венской конвенции о праве международных договоров». Однако на самом деле в украинских законе о международных договорах Украины (МДУ) и Конституции четко расписана процедура подготовки таких договоров, и там нет ни слова о праве президентов других стран выдавать мандаты и полномочия представителям Украины.

Известный эксперт в области международного и отечественного права, экс-посол Украины в США и Румынии Антон Бутейко обращает внимание и на тот факт, что при подготовке Соглашения о формировании ЕЭП украинской стороной были нарушены требования ст. 3—6 Закона о МДУ и других норм законодательства. Ведь известно, что первый вице-премьер Н.Азаров своей подписью 15 августа 2003 г. в г. Астана дал согласие на текст Соглашения до того, как этот документ был рассмотрен украинским Кабмином 3-го, 10-го и 17 сентября. Таким образом, он превысил свои полномочия, поставив свою подпись под документом, не имея на то письменного согласия ни Кабмина, ни, очевидно Президента. Поскольку, напоминает А.Бутейко, Президент не имел полномочий давать разрешение Азарову на подписание межгосударственного соглашения, так как акты Президента по этим вопросам, согласно ст.106 Конституции, должны «скрепляться подписями премьер-министра Украины и министра, ответственного за акт и его выполнение».

Кстати, во время рассмотрения еэповских документов депутатом Заецем вносился проект постановления, в котором предлагалось обратиться к Генеральному прокурору Украины с предложением возбудить уголовное дело против первого вице-премьера Азарова за превышение служебных полномочий.

Несмотря на все допущенные нарушения Конституции Украины и ее законодательства, несмотря на многочисленные замечания профильных министров, предостережения экспертов и бурные дебаты в парламенте 19 сентября прошлого года, Леонид Кучма подписал в Ялте Соглашение о формировании ЕЭП. Максимально сократив и без того более чем лаконичную оговорку, рекомендованную Кабинетом министров Украины.

По убеждению директора международных программ Центра Разумкова Валерия Чалого, до момента ратификации международных соглашений украинский парламент, по сути, лишен возможности предотвратить принятие договоров, противоречащих Основному Закону Украины. Вся ответственность на этом этапе ложится на исполнительную власть и Президента.

Кабмин

У нашего правительства в еэпейской истории также своя особая роль. Оказавший поначалу достаточно мощное сопротивление надвигающемуся ЕЭП Кабмин в конце концов сдался, рекомендовав Президенту подписать Соглашение, оставив лишь одну куцую оговорку вместо семи основательных, предложенных ранее министрами иностранных дел, юстиции и экономики. Причем и по сей день для широкой общественности остается неизвестным, когда же именно было принято решение Кабмина и подписи каких министров на нем зафиксированы. Ведь, напомним, 17 сентября прошлого года, когда депутаты и журналисты собрались в здании правительства, чтобы поприсутствовать на историческом заседании Кабмина, им было заявлено, что решение правительства уже принято.

В дальнейшем же роль Кабинета министров, лично премьера и отдельных министров, на наш взгляд, выглядит еще более неблаговидной.

Начнем с того, что именно правительство взяло на себя труд подачи Соглашения о ЕЭП на ратификацию в парламент. В комментарии «ЗН» доктор юридических наук, судья Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии Владимир Василенко подробно пояснил, что, согласно п.3 ст.106 Конституции, а также Закону о международных договорах Украины, Соглашение о формировании ЕЭП является международным договором, который от имени Украины заключается Президентом, то есть такие договора готовятся в соответствии с полномочиями, подписанными Президентом, подписываются Президентом и Президентом же подаются на ратификацию в Верховную Раду для получения согласия на обязательность такого документа для Украины. «Внесение документов по ЕЭП на ратификацию в ВР Кабмином — явное нарушение норм Конституции и закона о международных договорах Украины», — уверен В.Василенко.

Вопрос к премьеру по этому поводу возник и у комитета по вопросам европейской интеграции. И он таки добился ответа, почему в данном случае субъектом законодательной инициативы выступил Кабинет министров. Вы тоже сможете оценить остроумие и изобретательность министра Грищенко, давшего пояснения по этому поводу. Пожалуй, впервые в истории заключения межгосударственного договора его внесение на ратификацию пояснялось положениями… закона о государственном бюджете. На том основании, что, согласно Концепции ЕЭП, Украина должна будет принимать участие в финансировании органов ЕЭП, а ст. 43 бюджетного закона на 2004 год установлено, что «в текущем году вступление в международные организации и присоединение к международным соглашениям, условия членства в которых требуют выплаты взносов или осуществления каких-либо других выплат за счет госбюджета, осуществляется по решению Кабинета министров Украины». «При таких условиях Кабмин рассмотрел вопрос относительно ратификации Соглашения, и по результатам внес его в Верховную Раду Украины», — пояснил К.Грищенко.

«Возникает глубокое удивление по поводу поспешного и недобросовестного, пронизанного правовым нигилизмом отношения представителей высших органов исполнительной и законодательной власти к подготовке и ратификации Соглашения по ЕЭП, полномасштабное участие Украины в котором может повлечь за собой чрезвычайно тяжелые последствия для нашей страны», – заявил в интервью «ЗН» В.Василенко. Известный юрист обратил наше внимание на тот факт, что, согласно закону о международных договорах, пояснительная записка (ПЗ), сопровождающая законопроект о ратификации, должна содержать обоснование целесообразности заключения международного договора, определять его вероятные политические, правовые, социально-экономические, гуманитарные и другие последствия. В представленной же в ВР ПЗ, подписанной лишь министром экономики и по вопросам европейской интеграции, по мнению В.Василенко, комитета Б.Тарасюка, многих депутатов и экспертов, отсутствует комплексный и глубокий анализ последствий заключения Украиной Соглашения по ЕЭП. Представленную записку можно считать лишь формальной отпиской. В ней вообще отсутствует правовой анализ последствий участия Украины в ЕЭП, а также анализ его геополитического измерения. Нет и подробных финансовых расчетов. Не говоря уже, например, о сравнительном анализе последствий создания зоны свободной торговли (ЗСТ) между Украиной и ЕС и участия нашей страны в ЗСТ ЕЭП.

Кроме того, подчеркивает В.Василенко, Кабмин не представил в парламент весь комплекс документов по формированию ЕЭП, в который кроме поданных Соглашения и его неотъемлемой части – Концепции входит также Комплекс основных мер. Не завершена работа по созданию более ста соглашений, анонсированных в рамках ЕЭП. Необходимо было дождаться и ознакомиться с их текстом, а также порядком принятия, чтобы иметь комплексное представление, что же на самом деле представляет собой ЕЭП. «А мы ратифицировали кота в мешке», — считает посол Василенко. И обращает внимание еще на одно нарушение. Согласно все тому же закону о международных договорах, если на ратификацию подается МДУ, выполнение которого предполагает принятие новых или внесение изменений в действующие законы (согласно заключению Минюста, рассматриваемый закон о ратификации Соглашения по ЕЭП именно таковым и является), то проекты таких законов подаются на рассмотрение в парламент вместе с законопроектом о ратификации и принимаются одновременно. В данном случае это сделано не было.

Таким образом, делает вывод В.Василенко, руководство ВР должно было уведомить Кабмин о том, что он является несоответствующим субъектом представления законопроекта о ратификации Соглашения о формировании ЕЭП, и обратиться к Президенту с предложением подать в ВР этот законопроект со всеми необходимыми сопроводительными документами в соответствии с п.3 ст.106 Конституции и требований закона о международных договорах.

Таким образом, на утро 20 апреля существовали все формально-юридические основания для того, чтобы ратификация еэповских документов была отложена.

Парламент

Но все последние семь месяцев Верховной Раде было недосуг заниматься ЕЭП. У депутатов были дела поважнее. Не один и не два уважаемых эксперта пытались за это время обратить внимание народных избранников на еэповскую проблему, но те лишь отмахивались: «Сейчас не до этого». И как всегда, все делалось по школярской привычке наспех и в последний момент. За день до рассмотрения документов в сессионном зале заседал комитет по международным делам и формулировал свои замечания и оговорки. В последний день подавалось большинство проектов постановлений о неприемлемости кабминовского законопроекта и депутатские проекты о ратификации. И при этом никто не подумал о том, что поскольку Кабмин подавал свой законопроект первым, то первым же его и поставят на голосование, а потому крайне необходимо подготовить депутатские замечания и поправки именно к кабминовскому варианту, дабы уже в нем участие Украины в ЕЭП сводилось к формальности.

Комитеты Сташевского и Тарасюка гораздо раньше должны были начать работу над кабминовским законопроектом и попытаться достичь компромисса с правительством по внесению в него еще ряда оговорок (да хотя бы тех, что были предложены комитетом по международным делам или Главным научно-экспертным управлением ВР). Работать нужно было и с парламентским большинством. Ведь ни для кого не секрет, что многие его представители либо вообще мало ориентируются в вопросах ЕЭП, либо относятся весьма настороженно (что показало хотя бы заседание комитета Сташевского, на котором все, кроме одного депутата-коммуниста, настаивали на внесении в документы по ЕЭП серьезных оговорок). Еще до вынесения законопроекта в сессионный зал комитеты должны были обратиться к Президенту и Кабмину с предложением подать его на рассмотрение в Конституционный суд. Особую работу стоило провести и с руководством парламента.

И тут мы вплотную приблизились к решающей роли главы ВР в финале истории о том, как Украину запихнули в ЕЭП. Владимир Литвин имел все основания отложить рассмотрение еэповских документов, но он сделал все для того, чтобы они были ратифицированы.

Для начала он попытался не дать депутатам, подавшим свои варианты законопроектов о ратификации, вообще представить их парламенту на том основании, что якобы специальными субъектами подачи на ратификацию являются Президент и Кабмин. Однако ряд депутатов отстояли свое право законодательной инициативы. Как пояснили «ЗН» В.Василенко, А.Бутейко и другие эксперты-юристы, тот факт, что Президент и КМ являются субъектами права внесения законопроектов о ратификации, никоим образом не лишает права депутатов на законодательную инициативу, закрепленную как в Конституции, так и в законе о статусе народного депутата. Более того, история украинского законотворчества содержит немало примеров успешного внесения поправок в законопроекты о ратификации именно народными депутатами.

Очень много вопросов возникло и по дальнейшей процедуре рассмотрения и голосования как депутатских, так и кабминовского законопроектов.

Например, некоторые юристы твердо уверены, что ратификация должна была осуществляться согласно п. «г» ст.7 закона о международных договорах (об участии Украины в межгосударственных союзах и других межгосударственных объединениях), то есть требовала 300 голосов «за». Литвин отмел такую возможность на том основании, будто эта норма закона не соответствует Конституции, и не отреагировал на замечания депутатов, что спикер не вправе определять, что соответствует Основному Закону, а что нет, поскольку вывода КС по этому поводу не существует.

По мнению В. Василенко, поскольку этот пункт закона о международных договорах является специальной нормой, то есть описывает специальный случай, а именно — вхождение Украины в межгосударственное объединение, то считать ее не действующей до решения КС нельзя. Таким образом, нельзя считать принятым и закон о ратификации Соглашения по ЕЭП, набравший менее 300 голосов.

Но даже если согласиться, что для ратификации было необходимо всего 226 голосов, все равно закон нельзя считать принятым. Поскольку при его обсуждении было высказано огромное количество возражений, замечаний и предложений, которые абсолютно не были приняты во внимание. Как не были учтены и предложения профильного комитета по международным делам. Согласно регламенту, этот закон должен считаться принятым лишь в первом чтении. Поскольку он ничем не отличается от прочих законов. В этом убеждены многие юристы, с которыми консультировалось «ЗН». На это обратил внимание спикера сразу же после голосования по кабминовскому законопроекту депутат-правовик Юрий Кармазин: «Я прошу вас обеспечить два чтения, и все. И тогда будет законность и справедливость. Два чтения, Владимир Михайлович, это от вас зависит, и все это понимают». «Утреннее заседание Верховной Рады Украины объявляю закрытым», – был ответ Литвина.

Безусловно, ни в коей мере нельзя всю вину за нелегитимную ратификацию документов по ЕЭП возлагать на спикера. Ведь было еще и 265 депутатов большинства и коммунистов, нажавших кнопку «за». (Кстати, это голосование еще раз доказало, что большинства в парламенте не существует, поскольку без коммунистов 226 голосов набрано бы не было.) Причем некоторые из них проявили удивительную «принципиальность». Например, группа «Народовладдя» Богдана Губского, которая в сентябре первой выступила с чрезвычайно резким заявлением, осуждающим участие Украины в ЕЭП, 20 апреля проголосовала единогласно за закон о ратификации еэповских документов. На этом фоне торжества личных интересов и политических обязательств над национальными интересами страны особо стоит отметить мужество Леонида Кравчука, единственного члена фракции социал-демократов, не голосовавшего за ратификацию.

Нельзя снимать вину и с оппозиции, прохлопавшей ЕЭП. И мукачевские события не могут служить оправданием, поскольку ЕЭП возник не 20 апреля. Очень многие наблюдатели отметили факт не участия в голосовании Виктора Ющенко. И как бы теперь ни объясняли его – то ли нежеланием еще больше раздражать Москву, то ли боязнью потерять голоса избирателей, огромное множество которых, абсолютно не разбираясь в сущности ЕЭП, поддерживает его создание, – страна должна была услышать мнение будущего кандидата в Президенты. Ему ведь совсем не обязательно было клеймить ЕЭП, достаточно было, подчеркнув важность и необходимость тесного сотрудничества с Россией и другими членами «четверки», объяснить все негативные стороны участия Украины в Едином экономическом пространстве.

Итого

«В связи с тем, что в процессе подготовки проекта закона о ратификации Соглашения по формированию ЕЭП, а также в процессе его одобрения были допущены серьезные нарушения, этот закон является юридически недействительным», – таково заключение доктора юридических наук В.Василенко. Однако необходимо исходить из реалий. Вчера украинская и российская стороны обменялись ратификационными грамотами. Поэтому, по мнению уважаемого эксперта, при оценке Соглашения о формировании ЕЭП необходимо исходить из природы этого документа, однозначно являющегося рамочным соглашением. В концептуальном плане оно не согласуется с Конституцией Украины и европейским курсом нашей страны, однако его положения не вступают в силу автоматически. Это может случиться только в случае подписания дополнительных соглашений, работа над которыми уже идет полным ходом. Например, если Украина примет участие в реализации соглашения о создании единого регулирующего органа ЕЭП, тогда будет нарушено множество статей Конституции, например, из разделов IV, V, VI.

Что же касается оговорки к Соглашению, сделанной Украиной, то, по мнению В.Василенко, она весьма ограниченна, поскольку спасает, лишь когда будущие соглашения будут нарушать Конституцию. Однако эта оговорка абсолютно не покрывает всех случаев, когда участие Украины в реализации Соглашения о формировании ЕЭП путем заключения дополнительных соглашений будет наносить вред национальным интересам Украины и блокировать ее евроинтеграционный курс. Например, если будет подготовлено соглашение о создании в рамках ЕЭП таможенного союза. Заключение и выполнение такого соглашения Украиной автоматически лишит ее возможности проводить дальнейшие переговоры с ВТО и даст сигнал Европейскому Союзу о том, что Украина интегрируется в другом направлении и, следовательно, дальнейшие разговоры о создании зоны свободной торговли между ЕС и Украиной, и, тем более, об интеграции нашей страны в Евросоюз станут абсолютно бессмысленными.

«Хитрый ход» с украинской стороны, сделавший такую неконкретную оговорку, вряд ли станет препятствием для России со товарищи в продавливании следующих соглашений, а использование либо не использование оговорки для подготовки запроса в Конституционный суд по-прежнему будет зависеть лишь от Президента Украины», — считает директор международных программ Центра Разумкова Валерий Чалый.

Конечно же, теперь в КС могут обратиться, например, народные депутаты (некоторые из которых уже объявили о таких намерениях), дабы получить его вывод относительно конституционности заключенного Украиной соглашения. Ведь сформулированная при подписании и ратификации оговорка, по мнению В.Чалого, свидетельствует как минимум о догадке Президента и иных соучастников этого внешнеполитического акта о том, что они шли на принятие заведомо неконституционного международного соглашения. Однако, как считает А.Бутейко, несмотря на то что «однозначно существуют основания для подачи Соглашения о ЕЭП в КС для опротестования его ратификации», к сожалению, «сегодня, при нынешней власти и нынешнем составе Конституционного суда рассчитывать на позитивный результат такого шага не имеет смысла, поскольку этот состав КС не умеет считать до двух».

Абсолютно той же точки зрения придерживается и В. Чалый, уверенный, что «в нынешней внутриполитической ситуации, когда один плюс один иногда в интерпретации КС в сумме дает один, трудно рассчитывать, что уважаемые судьи перейдут на десятичную систему исчисления ранее, чем в середине ноября текущего года».

Конечно, считает эксперт Центра Разумкова, есть возможность подкорректировать в будущем Соглашение путем внесения изменений и дополнений, которые оформляются отдельными протоколами. В то же время внесение этих поправок требует прохождения такой же процедуры, как и по самому Соглашению. Выйти же из соглашения не так просто. Во-первых, это не добавит позитива имиджу Украины как последовательному и предсказуемому государству. Во-вторых, о выходе нужно уведомить не менее, чем за 12 месяцев. Но, что более важно перед этим шагом, согласно Концепции, нужно урегулировать свои обязательства, принятые в рамках формирования ЕЭП.

«Безусловно, — согласен с коллегами-юристами В.Чалый, — принятое соглашение носит рамочный характер. Реальный же ЕЭП наступит для Украины после принятия Соглашений об общем таможенном тарифе, о единой таможенно-тарифной политике, Договора о создании Комиссии и передаче ей части полномочий государств-участников ЕЭП и т.п. Учитывая то, что подготовка проектов этих соглашений уже сейчас осуществляется в группах, возглавляемых представителями России, известных своим профессионализмом и напористостью, сомневаться в конечном характере этих документов не приходится. Украинским же представителям отданы на откуп санитарные (в том числе ветеринарные) меры, любимое нами право интеллектуальной собственности, подготовка соглашения о согласованных подходах к денежно-кредитной и валютной политике и т.д. Но уже сейчас Украина обязана воздерживаться от заключения иных международных соглашений, не соответствующих духу и букве евразийского пути развития».

И при этом никто из высших должностных лиц государства так нам четко и не разъяснил после 20 апреля, по-прежнему ли актуален для Украины европейский курс.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК