СМОТРИТЕ, ОН УХОДИТ…

26 декабря, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 50, 26 декабря-9 января 2004г.
Отправить
Отправить

Эта елка — прошлогодняя или уже новая? Шарик вон синенький, его в прошлом году, кажется, не было… Значит, новая...

Эта елка — прошлогодняя или уже новая? Шарик вон синенький, его в прошлом году, кажется, не было… Значит, новая. Опять Новый год. Или снова? Так или иначе, но праздник. Повод остановиться, присесть и оглядеться вокруг внимательно: что такого произошло, случилось, стряслось в году уходящем? Посмотреть за поворот, на нем, крутом и историческом, находясь: что за ним, может, нам туда не надо… Повод, наконец, для поздравлений, обращений, подарков и обещаний.

Социологическая служба Центра Разумкова, верная традициям, ею же и придуманным, обратилась на днях к гражданам страны с целью выяснить, что, когда и как граждане намерены праздновать…

Опрос проведен 10—17 декабря 2003 г. во всех регионах Украины; опрошены 2019 респондентов в возрасте старше 18 лет.

Требуем продолжения банкета!

Не много в мире стран, где в течение 20 дней отмечают четыре больших праздника, из них два Рождества и два Новых года. Особо трудно втолковать международному сообществу и отдельным его представителям, к нам в январе попадающим (с целью, например, контракт заключить), что такое Old New Year, — не понимают, хоть тресни. Но это их проблема, а праздник — наш, кстати, в Канаде он так и называется — украинский Новый год.

И пока они соображают, мы будем праздновать все четыре праздника. Наиболее массово — Новый год-new (91%), православное Рождество (88%) и тот самый, никому, кроме нас, непонятный Новый год-old (70%). Причем старый Новый год считает праздником еще почти каждый пятый; не считает — каждый двадцатый, и еще почти такой же — не определился.

Новый год — главный праздник для большинства (53%) из нас; 6% граждан отмечать его не будут, но считают праздником, и только для почти полутора респондентов из сотни Новый год не праздник вовсе.

Католическое Рождество будут праздновать 11% из нас; еще 36% отмечать не будут, но считают его праздником; как главный праздник его будут отмечать 2% опрошенных; наиболее активно — на Западе и в Центре страны; представители всех возрастных групп в равной примерно степени, кроме 30—39-летних, которые оказались к этому празднику безразличны.

Православное Рождество — главный праздник для 37% из нас. При этом очевидны региональные отличия: на Западе его будут отмечать 72% жителей, на Востоке — только 24% (в Центре — 34%; на Юге — 31%).

На вопрос, не следует ли Православной Церкви перейти на новое летоисчисление и праздновать Рождество 25 декабря, 45% опрошенных твердо заявили о своем отрицательном отношении к такому новшеству; положительное отношение засвидетельствовали 14% граждан; 27% предпочли нейтральную позицию; 14% определиться не смогли. Наибольшая доля сторонников перехода — на Западе страны (31%); намного меньше — на Востоке и Юге (7—8%).

Вместе с тем каждый четвертый респондент считает, что 25 декабря надо объявить государственным праздником и выходным днем; не согласен с этим каждый второй (51%), каждый четвертый — не определился. Поддерживают идею прежде всего на Западе страны (40% против 17% на Востоке); более всего — молодежь 18—29 лет (29%); против — люди старше 50 лет (53%).

Кстати, о Рождестве. Каждый пятый (20%) из нас не знает, с чем связан этот праздник: 9% в этом признались прямо; 6% — с ответом затруднились. Причем более всего не знающих, что и сказать, — в Центре страны (19%); по возрастному признаку — люди 18—39 лет (16%). Еще 5% — из числа уверенных в том, что знают истоки праздника, но в ответах на открытый вопрос связывали Рождество и с распятием и воскресением Христа, и с рождением Матери Божьей, и просто называли его либо традицией, либо религиозным праздником.

Интересно будет в следующем году спросить, с чем мы связываем Новый год…

Что нам Новый год?

Прежде всего — семейный праздник (49%) и надежда на перемены в жизни к лучшему (18%). Потом мы его полагаем всенародным праздником (14%); семи из ста он напоминает о течении времени; шестеро — считают его праздником для детей и внуков; трое — просто выходным днем. Двое из каждой сотни опрошенных будут ощущать собственное одиночество на фоне всеобщего веселья.

Поздравлять с праздником близких и друзей мы намерены массово, но почтовое ведомство страны может спокойно праздновать вместе с нами: писать письма по случаю Нового года будет только каждый десятый из нас, рассылать открытки — каждый четвертый. Подавляющее большинство (86%) опрошенных собираются поздравить всех лично, при встрече; более половины — по телефону. Двое из сотни — элегантно через Интернет обменяются открыткой Merry Christmas and Happy New Year; а трое из нее же — не собираются поздравлять никого никак.

Встречать Новый год-new мы будем преимущественно (82%) дома; 70% — потому что это, как сказано выше, семейный праздник, 12% — потому что на иное денег нет. Одиннадцать из сотни пойдут в гости к друзьям, родственникам и прочим знакомым; один — в присутственное место типа ресторан/бар/казино; один из тысячи — навострился на турбазу в Украине; за рубежом встречать Новый год, как и в прошлом году, не будет практически никто (почему турагентства не банкротятся, не знаю). Почти каждому сотому в новогоднюю ночь придется работать.

Пригласить на домашний семейный праздник мы намерены прежде всего родственников (49%), затем друзей (18%) и соседей (7%). Коллеги по работе пусть особо на наши приглашения не рассчитывают — их планирует видеть у себя дома только один из ста сограждан. 37% опрошенных не будут приглашать к себе домой никого.

Маленькая деталь: только один из тысячи собирается пригласить на домашний праздник одинокого человека, т.е. не родственника, не друга, не соседа или коллегу, на работе надоевшего. А теперь поднимем глаза на вышеотмеченное: людей, для которых Новый год есть лишь ощущение одиночества на фоне общего веселья, у нас — двое из сотни… Глаза можно опустить.

Подарите и одаримы будете

Самое интересное во всей новогодней суете, вестимо, подарки. Однако не все планируют подарки дарить: как и в прошлом году, не хочет подарки делать почти каждый четвертый из нас, а вот тех, кто не хочет подарок получить, — в четыре раза меньше (6%).

И все же — подавляющее большинство из нас дарили и дарить будут. Средний гражданин страны, уже носящийся по магазинам, универмагам, супермаркетам и бутикам, планирует истратить на подарки в среднем 96 гривен —— бутики вычеркиваем, вписываем базары. Хотел бы этот средний гражданин потратить в среднем, если быть точным, то 3629 грн., или неполных $700 —— бутики тщательно и навсегда вымарываем, стираем ластиком и объясняем внукам, что это музеи. С другой стороны, в прошлом году мы планировали истратить на подарки в среднем 71 грн. То есть налицо явное повышение — то ли любви к ближним, то ли доходов, то ли цен.

Адресаты наших подарков понятны: прежде всего, естественно, дети/внуки (65%); затем — жены/мужья (45%), родители (36%) и друзья (21%). Почти трое из ста намерены сделать подарки своим домашним животным, с чем я всех троих вместе с их любимцами и поздравляю. Как кошатница кошатникам рекомендую мышей с полным отсутствием холестерина — вывели таких специально для котов, следящих за своей фигурой. Правда, дохленькие эти мыши, говорят, еле бегают, но зачем им, собственно, бегать? А еще в Японии появился компьютер-переводчик с кошачьего (с собачьего есть давно). Правда, переводит пока только на японский, но имеющееся в его лексиконе слово «надоело», думаю, и на японском понятно будет…

Да, так домашним животным планируют сделать подарок трое из ста, а одиноким, нуждающимся людям — один из тех же ста. Сенсорный голод, знаете ли. Это когда потребность в прикосновении есть, а прикасаться к ближнему по разным причинам противно: то он меня обидел, то я его, то ли просто все надоело без перевода на японский… А кот, он что — животинка глупая, обиды забывает быстро…

Что мы хотим найти под елкой?

Вы будете смеяться, но желания наши в части подарков от прошлогодних ничем не отличаются. Нафантазировали мы на соответствующий открытый вопрос 193 позиции, но первая десятка в этом рейтинге получилась та же. Мы по-прежнему хотим получить в подарок: деньги; авто; улучшение здоровья; квартиру (дом); телевизор; не знаем что, но подарок; повышение пенсии и все ту же стиральную машину. Единственное, что стряслось, — место компьютера занял мобильный телефон, а «лучшей жизни» — шуба. С мобилкой вроде бы понятно — эпидемия, передовая медицинская общественность уже волнуется, но лучшую жизнь на шубу? Это как бы с паршивой овцы?..

По-прежнему нужны людям домашние тапочки и домашние же животные, внимание близких и в частности — внуков, нужны спокойная старость, а кому-то — возвращение молодости, ах, как я это понимаю, все вместе, с тапочками и молодостью.

Если ближе к политике, то нужны опять-таки по-прежнему отставка Леонида Даниловича и от него же — «правда, хоть и горькая», нужен честный президент и внимание со стороны государства. Ну, и где же этого всего набраться?

А по случаю фантазии — есть в списке и Снегурочка, и двигатель к мельнице, и аккумулятор к авто, и даже мотоблок, кто такой — не знаю, а рядом — чашка, поцелуй любимого и просто счастье…

Под бой часов — каких?

Под бой — это понятно. Но по какому времени мы будем отворачивать пробку на бутылке с нынче игристым, открывать форточку и хором отсчитывать удары? Вопрос в моей стране отнюдь не праздный: по отечественному, то есть киевскому времени все это проделывать будут почти две трети (65%) из нас, прежде всего на Западе страны (83%); на Юге кидаться к форточке в это же и только в это время собираются лишь 39%. Правда, считать удары исключительно кремлевских курантов и на Юге, и на Востоке намерены только трое-четверо из сотни.

Мы значительной частью своей (30%) придумали лучше — встречать Новый год дважды: и по московскому, и по киевскому времени. Наиболее преуспел в этом Юг, где двойную дозу игристого планируют потребить 54% жителей. Молодежи, судя по всему, выдумка понравилась: 34% граждан в возрасте 18—29 лет намерены встречать Новый год дважды; только по киевскому времени — 63%; только по московскому — 2%. А теперь попробуйте сосчитать, сколько раз придется этому самому Новому году прыгать туда-сюда в распахнутые форточки, если мы собираемся встречать его дважды с разносом в две недели плюс по тройному суточному графику. А как дивно мы заморочим голову Деду Морозу с его возрастным склерозом…

Где ПМЖ Деда Мороза?

Кстати, о нем. Нет ни города, ни веси в стране, где в новогодние дни его бы не было, но треть из нас не знают, где его постоянное место жительства. Каждый пятый гражданин страны запроторил Деда Мороза на Северный полюс; каждый одиннадцатый решил, что Дед Мороз не хуже нашего президента, и сообщил, что резиденций у него несколько. А трое из ста опрошенных патриотично уверены, что она находится в Украине.

Между тем вопрос не так нелеп, как кажется. Пять лет назад по инициативе Юрия Лужкова местожительство Деда Мороза установлено по адресу: Вологодская область, город Великий Устюг, улица Виноградова, дом 4. И неважно, что Вологда к российской части Лапландии отношения не имеет, и северных оленей там не больше, чем «Таврий» на Банковой. Городишко Великий Устюг с населением в 36 тысяч и впрямь может стать великим, ибо туристы к месту жительства российского Деда Мороза уже потянулись.

Поэтому не так уж неправы означенные выше трое граждан из сотни — может, стоит поселить Деда Мороза в одном из двух известных и неплохих домиков в районе Карпат. Антураж там соответствующий, а ездил бы он спокойно на авто и поездом, благо ведомство г-на Кирпы ко всем неплохим домикам подъездные пути подводит оперативно. Представляете, точно в назначенное время подкатывает к перрону потяг и выходит из него Дед Мороз с тайстрой вместо мешка, трембитой и в крысане… В Донецк в таком виде, конечно, не поедешь, но в места, где пацанов поменьше, без проблем. И романтики — не меньше, чем в Лапландии с оленями или в Устюге без.

О романтике и находке для политтехнологов

Но мы не романтичны. Только 38% из нас загадывали некие страстные желания в прошлую новогоднюю ночь; 15% ни о чем таком не помнят. Почти половина (48%) — не загадывали. А зря. Потому что у большинства из тех, кто загадывал, желания сбылись — полностью (у каждого седьмого) или частично (опять же почти у половины). Не сбылись — только у трети, а каждый двадцатый — успел забыть и желание, и сбылось ли оно. Небось внимание со стороны государства загадывали… Реалистичнее надо быть, господа немногочисленные романтики…

С другой стороны, и предрассудками мы особо не страдаем. Как известно, наступающий год — високосный, и можно будет поздравить непосредственно с днем рождения всех, умудрившихся родиться 29 февраля, то есть опять-таки Мороза, но Александра Александровича. По поводу же того, что чего-то там не стоит делать, потому что високосный, — большинство (56%) из нас в эту примету не верят. Однако 29% особо пугливых ни за что не пойдут в следующем году под венец; семеро из сотни постараются не рожать детей; четверо из нее же — не делать дорогостоящие покупки; один — не будет поступать в вуз; еще один — полагает неуместным даже повышение зарплат и пенсий (кто б мог подумать, неужели Виктор Федорович в опрос попал?).

И наконец, вниманию политтехнологов — трое из ста граждан страны считают, что в високосном году не стоит избирать президента. Вот и еще повод… А пока — какой же Новый год без обращения к гражданам Президента страны?

Президент, который всегда со мной

Для меня Новый год без Леонида Даниловича — не праздник. И не только для меня: в прошлую новогоднюю ночь его поздравление слушали 75% из нас, а в наступающую намерены опять это проделать 71%, еще 9% пребывают по этому поводу в раздумьях. Только каждый пятый намерен означенное поздравление игнорировать. То есть почти аншлаг, и единственный, кому Леонид Данилович проигрывает, — это Дед Мороз. На вопрос о том, чье поздравление хотелось бы услышать в новогоднюю ночь, 26% граждан указали именно на Деда Мороза, на Президента — неполных 17%. Далее в наших предпочтениях оказались артисты и спортсмены (10%), представители оппозиции (9%).

Но вернемся к Леониду Даниловичу. Его поздравления, как правило, положительно влияют на настроение каждого восьмого (12%) жителя страны. На настроение каждого девятого (11%) — отрицательно; 18% опрошенных сообщили, что каждый раз реагируют по-разному, а больше всего (41%) — остаются равнодушными.

Чего я понять не могу. Девять лет еженовогодненощно я слушаю моего Президента, и ни разу он не оставил меня эмоционально неудовлетворенной. В прошлую, например, новогоднюю ночь он сообщил мне, во-первых, что время невозможно повернуть назад; во-вторых, что все проходит; в-третьих, что Украина вошла в первую пятерку экспортеров зерна. Все это до сих пор имеет глубокий отклик в моей душе… Остальное — в памяти.

У моего Президента, по его собственному признанию, память устроена так, «что все прочитанное в начале жизни сохраняется пусть и в малоупорядоченном, но зато в почти неповрежденном виде». У меня несколько по-иному: в неповрежденном и достаточно упорядоченном виде я помню то, что читала и слышала не только в начале, но и в середине жизни, и читаю и слышу все ближе к тому, что «все проходит».

Я хорошо помню, что в ночь на 2002 год Леонид Данилович, «как политик и как человек», на восьмом году президентства взял-таки под свою личную ответственность борьбу с бедностью, проведение пенсионной реформы, реформы систем образования и здравоохранения. Предварительно мы с ним долго препирались, кто ее, бесхозную ответственность, должен взять — я (рядовой гражданин социального правового государства) или он (его же глава). Я апеллировала к Швеции и родной Конституции (статья 1), Леонид Данилович — к моему негодному прошлому, где я валялась на диване, палец о палец не думая, а государство бесплатно разносило мне образование, здравоохранение, жилье и 120 рублей просто так в придачу. Я обзывала своего Президента диким рыночником, он меня — патерналисткой, и неизвестно, чем бы все это закончилось, но в ту ночь… И я успокоилась.

Через год, опять же в ночь, но на 2003 год, Леонид Данилович доложил, что поставил перед правительством все те же задачи — «резкое увеличение минимальной пенсии и минимальной зарплаты, реформирование пенсионной системы и системы здравоохранения». Ладно, может, вся личная ответственность Президента и состоит в постановке задачи перед правительством, а уж премьер сказал — премьер сделал.

Но не тут-то было. Мой Президент мне внятно объяснил, что оказывается: еще в прошлом году была, наконец, создана прозрачная и понятная каждому (т.е. и мне) система власти. «Вы, — сказал мой Президент, обращаясь ко мне, — избрали депутатов, депутаты сформировали большинство, большинство сформировало правительство... И теперь те, кого избрали вы и кто сформировал правительство, больше не смогут сказать: мы не имеем к этому правительству никакого отношения… Отныне большинство и его правительство больше не смогут кивать в сторону Президента… основная ответственность лежит на большинстве и его правительстве». Вот и все.

И излишне напоминать, что из того, что я в 2002 году избрала, никак не могло получиться то… м-м, большинство и то еще более коалиционное правительство. Избранное мною настоящее большинство оказалось вдруг в безответственном меньшинстве…

И ведь обратила же я внимание на то, что в последнем, с 2003 годом, поздравлении мой Президент ни разу не произнес любимое свое слово — «стабильность». Да и зачем? Стабильности в понимании Леонида Даниловича мы, похоже, действительно достигли. И похоже — надолго.

Стабильность — это когда ничего
не происходит ни в стране, ни в мире…

Так что там произошло, случилось, стряслось в году уходящем? Да, собственно, ничего. Если судить по нашим собственным впечатлениям. Более половины (55%) из нас ничего эдакого в смысле политических событий не заметили и на открытый вопрос по этому поводу либо затруднились ответить, либо признались, что ничего подходящего под определение события не знают, либо прямо заявили, что никаких событий не было. Более-менее заметными мы сочли только события вокруг Тузлы (17% —— спасибо России) и повышение цен на продукты, в частности на хлеб (6%). И все.

Проблемы, вокруг которых ломаются копья, стулья, микрофоны и прочий реманент властных коридоров, оставили нас более чем равнодушными: «страсти с реформами Кучмы» (словами одного из респондентов) сочли достойными упоминания только 2% опрошенных.

Столь же унылая картина и с политиками года. Почти 30% из нас достойных не видят или не знают; каждый шестой полагает, что таковых нет. Голоса остальных распределились без новостей и неожиданностей: на первом месте, как и в прошлом году, — Виктор Андреевич с теми же 18% сторонников (в прошлом году — 19%); в пятерку вошли и прошлогодние П.Симоненко (7%) и Ю.Тимошенко (4%); появился В.Янукович (9%), вернулся А.Мороз (4%). Леонид Данилович из пятерки выпал, нынче его номер шестой (3%).

Происходящее в мире нас тоже как-то мало трогает, разве что война. Каждый пятый (21%) никаких событий в мире не заметил, двое из ста считают, что никаких событий и не было, а почти половина (49%) — назвали войну в Ираке. В прошлом году было не лучше: ничего из ряда вон в мире не заметили 37%; а первым номером прошел теракт в Москве (21%).

И весь этот год уходящий был для нас никаким —— не то чтоб неудачным, но и удачным скорее нет: 57% граждан оценили его именно так: ни то ни се; для 17 из сотни он был удачным, для каждого пятого (21%) — наоборот; а каждый двадцатый и оценивать-то его не взялся. Год назад ушедший 2002-й мы оценивали примерно так же: никаким он был для 52% из нас; удачным — для 16 из сотни; неудачным — для 26%; не смог оценить — тот же каждый двадцатый. То есть ничего особенного не произошло, разве что несколько уменьшилась доля «неудачников» и соответственно увеличилась доля тех, у кого ни то ни се.

И впрямь, с чего бы ему быть каким-то, если ничего для нас вокруг особо не изменилось, а если что слегка, то к худшему.

Как говорит наш премьер, конкретно: ничего не стряслось (т.е. ничего в истекающем году по сравнению с годом предыдущим не изменилось), по мнению граждан, с уровнем демократии в стране (55%), уровнем свободы слова (55%), международным имиджем Украины (41%) и даже с отношением власти к гражданину — 44%. С последним, правда, проблемы: столько же опрошенных считают, что тут все же наблюдается ухудшение.

Что изменилось к лучшему? Ничего. То есть ни по одному показателю улучшение не отметила наиболее значимая доля опрошенных. И не надо нервничать и напоминать крылатые слова моего Президента о том, что изменений к лучшему не видит только слепой. Мы не слепые, просто улучшения, которые есть, либо касаются крайне немногих, либо происходят так медленно, что рядовой человеческий глаз их за год не фиксирует, а только тот, кто смотрит сквозь лорнет или монокль.

Изменения к худшему более выразительны — ухудшение экономической ситуации в стране отметили 45% опрошенных, ситуации с преступностью — 48%, отношения граждан к власти — 49%. Властью мы были недовольны во всех ее проявлениях и измерениях, но более всего — ее деятельностью в целом (78%) и экономической деятельностью правительства (57%). Впрочем, деятельностью оппозиции мы тоже были недовольны (57%).

Ничего не произошло и с нашим благосостоянием: материальное положение семьи осталось неизменным у 47% из нас; существенно улучшилось только у двух из сотни; несколько улучшилось — еще у 19%; ухудшилось — у каждого пятого; существенно ухудшилось — у каждого десятого. Т.е. на каждого существенно улучшившего — пятеро тех, у кого существенно ухудшилось.

…ни в личной жизни,

Вы опять будете смеяться, но у большинства (52%) из нас ничего не случилось: 30% на этот открытый вопрос не знали, что и сказать, 22% сообщили, что ничего в течение года не произошло.

Только каждый двадцатый радовался в уходящем году рождению ребенка, причем в эту долю малую входят и родители, и бабушки с дедушками. Трое из сотни событием сочли день рождения, свой или родственников; столько же — свадьбу, свою или детей; почти трое — устройство на работу, столько же — поступление в вуз. Троих из ста постигло горе — уход из жизни близких людей.

Остальные события отметили менее 2% опрошенных. Среди приятных: один из сотни сообщил о повышении пенсии, стипендии, зарплаты, столько же — о постройке (покупке) дома и прекращенном наконец ремонте; менее чем одному из ста — удалось купить авто и отдохнуть (если запомнилось, то, наверное, хорошо); еще менее — встретить любимого человека, получить повышение по службе, дождаться сына из армии, отпраздновать годовщину брака или, наоборот, развестись, ой, это, наверное, не в приятные? Просто ответы рядом стояли и цифры одинаковые.

Об иных событиях в праздник говорить не хочется, однако… Событиями стали для людей заболевания, операции и просто ухудшение здоровья; повышение цен; увольнение с работы; потеря жилья; захват соседями земельного участка; обман; выплата долга, уже упомянутое одиночество, безнадежность и наконец — своевременное получение зарплаты.

К событиям в собственной жизни отдельные граждане отнесли появление Матери Божьей в Закарпатье, сам Новый год и «неминуемость отставки Кучмы». Мне бы такую уверенность.

…но средний класс растет

И вот ведь что интересно: при всем при том, что ничего не происходит, что улучшения следует в замедленной съемке демонстрировать, что мы всем недовольны, — все больше граждан относят себя к среднему классу, и все меньше — к низшему. В декабре 2000 года к среднему классу отнесли себя 47% опрошенных, нынче — 58%; к низшему — 45% и 36%, соответственно. Ничего не происходит только с высшим классом — как был 1%, так 1% и остался.

Тут бы и радоваться, что растет и укрепляется основной в стране инвестор, видный налогоплательщик, опора гражданского общества, государству партнер, власти — социальный заказчик ее политики и за ней же контролер. Ну, да, если бы.

Если бы в стране, по данным нашего лояльней некуда Госкомстата, в течение трех последних лет не наблюдалось отсутствие роста потребительской способности подавляющего большинства (80%) населения, проще — его расходов. Если бы снизился показатель бедности, но он упорно составляет все те же, что и два года назад, 27%. Если бы средний желаемый уровень дохода хоть на сотню гривен сдвинулся с отметки «три прожиточных минимума». Если бы, наконец, абсолютное большинство (92%) опрошенных нами граждан, в том числе и относящих себя к среднему классу, не засвидетельствовали различную степень, но убогости жизни и запросов: хватает денег только на еду (26%); хватает денег на еду, но покупать одежду или обувь уже сложно (42%); хватает денег на еду, одежду, мы можем что-то откладывать, но этого недостаточно для покупки таких вещей, как, например, холодильник (24%). Хорош инвестор, государству партнер, власти — социальный заказчик.

Впрочем, власть в моем государстве в гражданах как инвесторах через их же потребление не нуждается. В случае нужды в средствах она просто забирает деньги у граждан из карманов путем удержания нечеловечески низкого уровня заработной платы и пенсий, невыплат заработанного, приостановки действия любого закона, которым положены нищенские льготы, доплаты и что бы то ни было. Если эти копейки нужны государству, оно их возьмет. Платежеспособный гражданин власти не нужен. Потому что он будет гражданин. Где вы видели европейский народ, продающий голос на выборах за «несторку» — неполных 4 доллара?

Украина — не…

Кто как, а я считаю событием уходящего года книжку моего Президента. И за него мне искренне обидно. Человек 500 страниц убористого текста написал — а хоть бы кто вспомнил. Как бессменный почитатель Леонида Даниловича, очень рекомендую, особо тем, кто считает, что энциклопедисты еще в позапрошлом веке повывелись. Нет, господа, и у нас есть свой Лох-Несс.

Правда, адресована книжка не нам и стоит более половины той средней суммы на новогодние подарки, с которой мы бодро по базарам носимся, но все же — не пожалеете. Кроме того, что Украина — не Россия, но в профиль похожа и родинки те же, Леонид Данилович много интересных мыслей в книжке развивает. Свежих из них, т.е. где не о постоянной и неутолимой потребности укрепления государства, две.

Первая — обоснование всенепременнейшей необходимости, целесообразности и прочей срочности формирования в стране крупного национального капитала, с оговоркой ниже, что в целом противопоставлять крупный капитал среднему и мелкому (из которых в частности средний класс произрастает) все же негоже.

«На заре рыночных реформ, — пишет мой Президент, — … Невольно рисовался бескрылый образ Украины как страны мелких лавочников и ремесленников, страны домиков под черепичными крышами и множества магазинчиков. Такому, не устремленному в будущее, предпринимательству порой умиляются…». Точно, рисовался, особенно в части домиков под черепичными крышами… Теперь не рисуется, хоть лопни. Все больше на устремление в будущее тянет, и все больше — в светлое. Что вполне согласуется с установками Леонида Даниловича.

Вторая мысль состоит в том, что срочно, немедленно, здесь и сейчас нужен крупный капитал, а мелкота, которой рисовалось, — должна подождать. Все, что ее касается, сопровождается этим словом и его производными. Для поселян — «Я верю в Украину. Давайте еще немного подождем». Давайте… Куда нам, собственно, торопиться? Для горожан — «Надо ожидать роста городов», — пишет Президент. Надо. Ожидаем. А провожающие уже должны выходить, или можно еще поговорить о будущем?

Можно. Уважаемый мною политолог, характеризуя вброшенный Владимиром Литвином термин «эпоха Кучмы», отметил: есть нечто, что сильнее нашего Президента-директора. Это время, в силу абсолютного диктата которого все имеет начало и все имеет конец. Да, но. Время — это дело, и сделанное остается в нем, во времени, надолго, для очень многих — навсегда. И еще, время в каждой точке своей — это куча возможностей, или, говоря словами Президента, шансов, только в каждой последующей — других. И шанс, например, состояться как граждане — не вечен, он, если его не использовать, уходит. Вместе со временем, в котором был…

Мы не сочли политреформу событием, а зря. Еще один маленький шаг — и власть плутократии, по выражению моего же Президента, будет закреплена конституционно… Выбор у нас простой — или мы делаем события или хотя бы в них участвуем, или. Слова участие (безучастие, неучастие) и участь, судьба то есть, — одного корня. И судьбу мы так или иначе выбираем сами, участвуя или не участвуя… Просто надеяться на то, что там, наверху, кто-то когда-то вдруг станет относиться лучше…

Об умных словах

Единственное, чего не знает мой Президент-энциклопедист, это слова «эмпатия». Что настораживает на фоне отличного знакомства Леонида Даниловича со словами «олигархия» и «плутократия», вплоть до их (слов) греческих корней.

Эмпатия — слово действительно загадочное, не в каждом словаре найдешь. Но на самом деле все просто — это способность такая человеческая, умение чувствовать себя на месте другого, болеть его болью, перейматися — есть такое красивое украинское слово — его проблемами… Продолжать? Или и так понятно, что Леонид Данилович действительно и искренне слова «эмпатия» не знает и знать не может и не хочет? Судя по тому, что и как делает мой Президент со товарищи… За крупный капитал, свой ли, сотоварищей ли, он заплатил и будет платить любую, красиво говоря, социальную цену. У нас хорошо с добротой, чуткостью, отзывчивостью и прочей благотворительностью только в день Святого Николая. Из Первого национального лилось, как из щенка лужи. Государственные лица все как один проявили чуткость к обездоленным детям страны. Надо думать, за свой счет.

Прочитав книгу, я прониклась эмпатией к Президенту. Человек всю жизнь занимается не своим делом и живет не там, не где любит. Все лодку удерживает. Мечтал-то быть учителем литературы и истории, а также географии и, быть может, физкультуры. Более всего на свете любит село и «ковыряться в земле». Так и написал. И еще добавил: «На даче, где я живу, всю округу заставил работать, и охрана работает вместе со мной». То есть вся округа на даче?

Надеждам несть числа

С надеждами у нас все в порядке. Каждый четвертый полагает, что в 2004 г. изменится к лучшему экономическое состояние Украины; почти каждый пятый — что такая же судьба постигнет уровень демократии; более чем каждый пятый — прогнозирует улучшение международного имиджа Украины; каждый шестой — считает, что изменится к лучшему уровень свободы слова.

Единственные пункты, по которым ожидающих ухудшения больше, чем тех, кто надеется на улучшение, — ситуация с преступностью (21% против 17%) и отношение граждан к власти (17% против 16%). А вот даже тех, кто ожидает, что власть ни с того ни с сего станет относиться к собственным гражданам лучше, 17% против 15%, ничего хорошего от власти не ожидающих.

Чисто дамское

Новогоднее желание у меня одно и чисто дамское.

Хочу, чтобы в город вошли военные. Чтобы звенели шпоры, всхрапывали кони и гарцевали на них красивые и мужественные, как Гафт, гусары. Хочется бросить чепчик... И почувствовать себя защищенной. Как будто между мной и проблемами — мужчины. И принимают на себя как удары, так и решения. А я вышиваю картинку крестиком на стенку в гостиной. И от смены решений и настроений меня не трясет что ни день, как Страну восходящего солнца. И количество проектов реформ и реформ проектов на единицу времени и пространства не заставляет меня усомниться во вполне средних своих умственных способностях и ясности памяти. И от их страха за кресло, деньги и себя мне не становится, скажем, грустно…

С Новым годом, господа свободные граждане свободной страны, мы же — народ и источник власти! Поднимем третий тост за наших мужчин-политиков!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК