Премьер-министр Павел Лазаренко: «Я НЕ ПОЛИТИК

20 сентября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 20 сентября-27 сентября 1996г.
Отправить
Отправить

Я - хозяин» Две недели назад смолкли медные трубы, возвестившие народу Украины о завершении первых ста дней пребывания на посту премьер-министра Павла Лазаренко...

Я - хозяин»

Две недели назад смолкли медные трубы, возвестившие народу Украины о завершении первых ста дней пребывания на посту премьер-министра Павла Лазаренко. Все панегирики спеты, все имевшиеся на тот момент документы опубликованы, комплименты высказаны и претензии изложены. Чего было больше - знает только премьер-министр, который, по собственному признанию, ведет тетрадь, куда прилежно заносит все отклики на его деятельность в средствах массовой информации.

За такое внимание часть средств массовой информации платит Павлу Ивановичу любовью сторицей, меньшая же часть пытается сохранять объективность. Попробуем это сделать и мы.

Почти за четыре месяца работы на посту № 3 Павлу Ивановичу удалось сделать великое множество дел. Во-первых, ему удалось удержаться от соблазна заняться большой политикой. Вместо этого премьер занялся большой экономикой. Для более эффективного занятия ею Павел Лазаренко смог изменить списочный состав Кабинета министров таким образом, что он вполне может считаться командой премьера. Новых звезд на кабминовском небосклоне Павел Лазаренко не открыл, а уцелевших заставил дисциплинированно вращаться по заданной им орбите. Более того, учитывая ошибки предшественника, планетой-спутником он избрал Василия Дурдинца, сосуществование с которым не грозит ожогами от протуберанцев. Кроме того, Павлу Ивановичу удалось расставить немало своих единомышленников в среднем звене исполнительной вертикали и, конечно же, на местах.

В своей деятельности премьер-министр заручился небывалой поддержкой народных депутатов. 344 сабли (или мобильных телефона) - это весьма неплохая армия в законодательном органе. И пусть в политические будни она может быть меньшей, однако ниже отметки списочного большинства она не обмелеет. Павел Лазаренко, пожалуй, единственный премьер, у которого есть сторонники и слева, и справа, и в центре. Наблюдающие за сессионными заседаниями имели возможность не раз услышать, как те и другие, и третьи поддерживали премьер-министра. С металлом в голосе. Поэтому можно не беспокоиться за программу, которую премьер в ближайшее время представит парламенту. Она будет принята, и скорее всего ее постигнет та же участь, что и все остальные программы: она будет забыта.

За это время премьер-министр успел неудачно съездить в Соединенные Штаты и, похоже, все-таки удачно - в Россию: в Америке - его не принял Гор, в Москве - от него не отходил Черномырдин. Кажется, в столице «ихней родины» Павла Ивановича полюбили не на шутку.

Но самое главное, что удалось премьеру, - это целых четыре месяца не вступать в открытый конфликт с Леонидом Даниловичем. Хотя атака, развернутая симпатизирующими Павлу Ивановичу газетами против многими нелюбимого, но дорогого сердцу Президента Дмитрия Табачника, заставляет верить сообщениям, промелькнувшим в СМИ, о том, что не так все гладко в королевстве Датском, простите, в Днепропетровском.

Иными словами, сериал «Судьба премьера в Украине», с периодически меняющимися главными героями, приближается к очередному пику. Финал впереди... Заглянуть в него не дано никому. Но все же сегодня, с любезного согласия Павла Ивановича Лазаренко, мы попытались это сделать.

- О том, что ваше назначение премьер-министром было весьма стремительным, свидетельствует то, что фамилия ваша была названа Президентом на следующий день после отставки Евгения Марчука. Однако в более узких кругах поговаривают о том, что решение о вашем назначении было принято в последний момент, а до того основной кандидатурой на этот пост считался Анатолий Кинах. Правда ли это?

- Я бы не сказал, что у Президента были какие-то сомнения. По крайней мере, мне об этом не известно. Возможно, если какие-то разговоры и были, то они до меня не доходили, хотя могу сказать, что информацией той, которая мне нужна, я владею. Меня пригласил Президент, предложил занять этот пост.

- Вы согласились без колебаний?

- Не могу так сказать. Я понимал всю меру ответственности... Но я дал согласие Президенту. Сейчас я очень хорошо владею ситуацией, связанной с экономикой страны, ситуацией во всех ее структурных подразделениях.

- Правда ли, что вашу кандидатуру на пост первого вице-премьера в сентябре прошлого года предложил Президенту Евгений Марчук? Правда ли, что ему вы обязаны своим появлением в Киеве?

- Правда.

- А у вас никогда как у человека не было угрызений совести по поводу того, что вы заняли его место?

- Я прекрасно понимаю, что со временем кто-то из моего ближайшего окружения, из тех, кого я предлагал на работу, сядет на мое место. И я к этому отношусь нормально, как премьер.

Возможно, чисто по-человечески, что-то кольнет, но вообще - это нормально. Я буду относиться к поступку этого человека, как к должному. Каждый премьер выполняет на своем этапе определенную роль. За пять лет мы прошли серьезный революционный путь. Да, были ошибки. Многое можно было сделать лучше: и в приватизации, и в других сферах. Но каждый премьер при этом преодолевал отведенную ему долю этого пути.

Сегодня в экономике очень сложное положение, сверхсложное. В первую очередь это касается бюджетной сферы. Необходимо в связи с этим принять крайне радикальные решения по реформированию налоговой политики. И эти решения будут приняты. Но в то же время необходимо принять сверхрадикальные меры по упорядочению бюджетных выплат. Государство не может содержать всех и выплачивать средства в таком количестве. Такой нагрузки не выдержит ни одна бюджетная система.

Нынешнему премьеру отведена роль разобраться именно с этими проблемами. И я решу эту задачу, а потом придут люди, которые начнут с чистого листа. Будут другие люди, потому что этот корабль уже будет слишком перегружен и, прежде всего, перегружен теми непопулярными решениями, которые придется принимать этому правительству. А оно их принимает, и принимает осознанно, понимая, что в конечном итоге ответит за все - и никуда от этого не уйдешь. И поэтому мы рассчитали, сколько примерно времени нам понадобится для того, чтобы выполнить отведенную нам часть работы и завершить те реформы в бюджетной и налоговой отраслях, которые мы начали. И только тогда, когда мы все это приведем в подобающий вид - а база законодательная для этого уже наработана - большой корабль Украинского государства сможет выплывать в цивилизованное европейское пространство. Сейчас такое плавание весьма проблематично. У нас половина населения пользуется бесплатным транспортом, почти никто не платит за газ и свет. В цивилизованном мире такого не бывает. Сегодня зарплата у одного - 50 гривен, а у другого - 4 тысячи. И только тогда, когда мы решим эти вопросы, мы сможем сказать, что данное правительство выполнило свою историческую миссию. И я совершенно нормально к этому сегодня отношусь. Я понимаю, что когда-нибудь мне нужно будет уходить.

- В общем-то люди из вашего окружения рассказывали о том, что якобы вскоре после назначения на этот пост вы собрали свою команду и сказали: «У нас есть девять месяцев». Именно в это время вы надеетесь вложиться?

- Неправда. Я такого не говорил. Я считаю, что для исполнения поставленной цели, просчитывая, как говорится, во времени и пространстве необходимый для реализации намеченных планов срок, необходим как минимум год, если считать с сегодняшнего дня. Мы делали такой расчет с Виктором Михайловичем Пинзеником и пришли к этому выводу с учетом того, что работа по реформированию будет максимально интенсивной. Подчеркиваю - максимально интенсивной. Только в этом случае в осень 1997 года мы войдем с обновленными подходами, о которых я говорил выше.

- Павел Иванович, а чем вы можете объяснить то, что проблемы, которые на своем этапе решали Фокин, Масол, Кучма, Марчук, а теперь вы, в России столь длительное время решает один Черномырдин?

- Ну, наверное, дело в его мудрости. В той поддержке, которая у него есть в парламенте, а также в его политической гибкости. Ведь смотрите, как меняется парламент в России! Но при этом есть и вторая сторона, как говорится, медали, очень интересная. Я имею в виду - при ответе на заданный вами вопрос. Но, мне кажется, что это тема не сегодняшнего разговора.

- Во время вашего визита в Москву Виктор Черномырдин назвал вас украинским премьером, с которым из всех пяти предыдущих ему приятнее всего работать. Чем, по вашему мнению, вы заслужили такую оценку?

- Я бы так не сказал. В свое время очень многое сделал премьер Кучма. Другое дело, что после него пришел известный исполняющий обязанности, который ввел фиксированный курс доллара.

- Простите, если вы имеете в виду Ефима Звягильского, то он стал и.о. в октябре, а фиксированный курс был введен в августе.

- Да, но действовать эта мера начала уже в середине осени. И, к сожалению, получилось так, что она закрыла всю премьерскую деятельность Леонида Кучмы. Именно потом состояние ухудшилось. Что касается меня, то спустя два месяца после моего назначения Виктору Степановичу было еще сложно судить обо мне по делам: были сделаны только первые шаги в каких-то направлениях. Но там, в Москве, у нас состоялся четырехчасовой разговор, из которого полтора часа были один на один, и все это время Черномырдин меня, как школьника, гонял по всем «экономическим предметам», а у меня не было подсказки, мне не у кого было списать. Мы проштудировали весь экономический блок двусторонних отношений, я проинформировал премьера России о том, какие шаги мы будем предпринимать, что мы будем делать вслед за ними и так далее. Думаю, на основании этого разговора он и сделал такой вывод. А, может быть, у него было просто хорошее настроение.

- Многие считают, что ваш визит в Москву был провален, поскольку из 18 подготовленных соглашений были подписаны только три, а также не была достигнута договоренность о невведении Россией НДС на украинские товары. Иные убеждены, что достигнутые вами и российским коллегой неформальные договоренности были весьма удачными. Как вы оцениваете этот визит?

- Восемнадцать документов были подготовлены во время встречи смешанной комиссии Черномырдин - Марчук, если не ошибаюсь, 20 апреля этого года. Были также и наработки трех встреч президентов Украины и России. Я не ехал туда для того, чтобы подписывать документы, у меня была иная миссия. По объективным причинам - я имею в виду президентские выборы в России - развитие двусторонних отношений застопорилось, им нужно было дать новый импульс. Активизировать переговорный процесс можно только на уровне премьера. У нас состоялась встреча с Леонидом Даниловичем, мы с ним обсудили ряд вопросов, и я отбыл в Москву с пакетом совершенно новых предложений как по экономическому сотрудничеству, так и по Черноморскому флоту. А если говорить о введении Россией НДС.., то введен этот налог был не после моего визита, вернее, это с ним не связано. Введение НДС с 1 июля было обусловлено решением уже упомянутой комиссии, заседание которой состоялось 20 апреля. Это было определено во время встречи Евгения Кирилловича с Виктором Степановичем. В том, что такое решение принято, вина не россиян, а наша. На сто процентов наша, ведь мы первыми год назад ввели НДС на российские товары. Они к нам относились щадяще. Но первыми это сделали мы. И сделали, в принципе, правильно, поскольку это мировой опыт, иначе не бывает: на ввоз любой продукции в страну вводится НДС, так везде. России, в свое время, было выгодно, чтобы НДС был на вывоз. Почему? Потому что у нас был с Россией неадекватный товарооборот. Но в прошлом году Россия подписала обязательство перед МВФ относительно введения НДС и на ввозимую в страну продукцию. А для того, чтобы все было до конца цивилизованно, теперь уже нам нужно садиться, договариваться и отменять это решение с обеих сторон.

- Россия готова пойти на это, и можем ли это сделать мы?

- К сожалению, у нас в законе о государственном бюджете на 1996 год записана эта статья в разделе доходов и по ней идут очень большие поступления. Об изменениях можно говорить, лишь учитывая готовящийся бюджет на 1997 год.

- Возможно ли, что эта статья будет изъята из проекта бюджета на следующий год?

- Этот вопрос находится в переговорном процессе. В понедельник в Москву с группой специалистов выезжает Василий Дурдинец. На переговорах будут обсуждаться две группы вопросов: этот и вопрос Черноморского флота. Если будет достигнута взаимная договоренность по вопросу НДС, то это будет очень хорошо, поскольку будет выгодно для обеих сторон.

- Вы сказали о том, что Черномырдин не боится брать на себя ответственность. Президент в своей речи по случаю пятой годовщины независимости сказал о том, что после принятия Конституции всю ответственность за экономическую ситуацию в стране несете вы, как глава правительства. Согласны ли вы с этим?

- Я понимаю всю меру ответственности за ситуацию и понимаю, что никто другой эту ответственность на себя не возьмет. Мне придется ее взять. Ясно, что на решение определенных вопросов не пойдет и Верховная Рада. Это нормальная схема. Если нам хватит сил, мы будем доказывать, мы будем лоббировать необходимость принятия каких-то конкретных необходимых, но непопулярных решений. Не хватит - ну что ж. Ответственность мне придется нести, хочу я этого или не хочу.

Есть моя база, за которую я отвечаю непосредственно и отсчет ее я начинаю с 28 мая 1996 года. За это я обязан отвечать и по закону и перед собственной совестью. И я готов нести эту ответственность, поскольку другого человека, который может на себя ее взять, - нет. На протяжении последних трех месяцев мы не увеличили задолженности по заработной плате. По объективным причинам мы не смогли погасить тот долг, который тянется с 1995 года. И субъективных причин здесь нет, ведь в бюджет заложены такие параметры, при которых нам не хватает в году полутора месяцев для того, чтобы, имея стопроцентные поступления, рассчитаться с бюджетом по зарплате, не говоря о других проплатах. На сегодня скрытый дефицит бюджета составил 860 трлн. на 1996 год. В расходной части это предусмотрено, а в доходной - нет. С 28 мая мы сократили на 17 трлн. задолженность по невыплатам пенсий. И это уже отсчет мой, с моей базы. А что касается ответственности... Хочу я этого или нет, а иск мне все равно предъявят и по полной программе.

- Вы обещали до 15 сентября выплатить зарплату шахтерам. Насколько я понимаю, обещание не выполнено?..

- Обещание выполнено, просто сегодня по-разному трактуют. Ведь есть зарплата, которая идет из дотации, проистекающей из госбюджета, и есть зарплата, которую шахтеры получают, продавая уголь. Так вот свои обязательства правительство перевыполнило на два месяца. Мы вперед профинансировали бюджетную зарплату для шахтеров вплоть до 15 ноября. Мы рассчитались стопроцентно за июнь, за июль, в течение десяти дней стопроцентно рассчитаемся за август. У этого правительства долгов по зарплате нет. Есть 32 трлн. долга, которые тянутся с прошлого года. Остальное - это долги не правительства, а расхлябанных директоров шахт. Потихоньку мы будем решать вопрос с погашением долгов за март, апрель и май. Поверьте, диаграмму выплат зарплат я контролирую постоянно, а сейчас приступил к контролю за отгрузкой угля, чтобы деньги за полученную продукцию поступали шахтерам, а не пошли, как это было раньше, по ветру.

- После покушения вы сказали, что силовые структуры обязаны найти того, кто это сделал, в противном случае, вы тогда не понимаете, чем они занимаются. Насколько известно широкому кругу, организаторы покушения не найдены. Означает ли это, что вы будете добиваться отставки силовиков?

- После всего случившегося я действительно находился в состоянии шока. Когда ты едешь, ни о чем не подозреваешь и перед тобой вдруг возникает столб камней, когда взрывная волна попадает в верхнюю планку машины, а тебе в голову летит оторванная панель приборов... В себя я пришел только минут через тридцать и первое, о чем подумал, это о троих маленьких детях. Была и такая мысль: «Зачем, по большому счету, все это нужно, когда понимаешь, чем это грозит». Я по сей день считаю, что независимо ни от каких вопросов правоохранительные органы обязаны раскрыть и найти тех, кто стоял за этим покушением. Если не раскрываются покушения на премьер-министра, то что можно сказать о рядовых гражданах? Я прекрасно понимаю, что сегодня и МВД, и СБУ принимают неординарные меры, подключают мощные силы для того, чтобы раскрыть этот заговор. Я верю, что все будет раскрыто. Если нет, то что тогда уже говорить о тех убийствах и покушениях, которые имели место в Донецке и в Крыму! Силовые структуры обязаны все раскрыть. Иначе не может быть.

- Павел Иванович, а не кажется ли вам, что ваше желание лично контролировать все происходящее как в Украине и ее исполнительной власти, так и конкретно в экономике страны, превращает вас в единолично ответственную верхушку пирамиды, устранив которую, можно решить абсолютно все проблемы? Я имею в виду проблемы тех людей, которых не устраивает ваша деятельность в том или ином направлении?

- Я осознаю, что мною были сделаны большие ошибки. Во-первых, нельзя за месяц принимать столько решений. Я принял решение по угольщикам, и тут нужно учитывать, что только в этом году в этой отрасли «в трубу» улетело 27 трлн. Их украли из отрасли, мы же начали с июня активнейшую работу по реформированию угледобывающей отрасли. Потом было принято решение о легализации производства спиртных напитков. На момент принятия решения мы получали семь процентов акциза от уровня 1993 года. Сейчас мы за два дня в сентябре получаем от реализации спиртного такой же доход в бюджет, как за месяц торговли в августе. Это стало возможным в результате введения внутренней акцизной марки и легализации производства. Я понимал, какие силы и какие теневые доходы стояли за этим бизнесом. Я знал, что процентов пятьдесят водки делалось нелегально, в так называемых гуральнях. Но самое страшное то, что мне не нужно было так решительно идти на ликвидацию давальческой схемы по спирту. 23 миллиона декалитров спирта вывезено по давальческой схеме. Это страшные «левые» деньги. Размер этих средств являет собой 65 - 70% доходов теневого бизнеса. Сегодня эти каналы перекрыты.

Более того, 90% табака в начале года завозилось в страну нелегально. Благодаря введению внутренней акцизной марки на табак мы добились того, что сейчас в страну уже 70% ввозится нелегально. Вы видите, что здесь есть простор для наведения порядка. Серьезные решения были приняты и в сфере радиочастот... Я понимаю, что все эти решения нужно было растянуть во времени. Но вышло так, что в течение одного месяца я попытался разобраться со всем негативом, который был в стране. Я понимал, на что иду. Но, как бы там ни было, это только начало, существует еще громадное количество проблем, которые нужно решать и которые мы будем решать. 367 трлн. «черных» денег, гуляющих за пределами банков - это та сумма, которая может взорвать всю экономику страны.

- Павел Иванович, как вы относитесь к заявлению Президента о том, что он намерен баллотироваться на второй срок?

- Положительно. Он аргументировал такое свое решение и в его заявлении сказано, что необходим достаточный отрезок времени для того, чтобы сделать то, что он обещал.

Вы заметили, я никогда не проявлял политических амбиций. Я никогда не высказывал на этот счет никаких своих стремлений и желаний.

- Я знаю, что вы человек расчетливый. Вернее - основательный. Вы сначала все подготовите, а потом, возможно, у вас и появятся политические амбиции...

- Пользуясь тем, что мы с вами разговариваем, я хочу сказать: мне 43 года. Всего 43. Мое - еще будет. А сегодня я прекрасно осознаю, что политические амбиции - это не мое. Сегодня необходимо сделать огромную работу для того, чтобы в какое-то соответствие привести экономику. Поэтому я буду работать здесь, где поручено и где мне доверено. И ничей я не ставленник, и поэтому все разговоры о том, что Лазаренко начал какую-то предвыборную борьбу - неправда. Поймите, мне, по большому счету, это не надо. Поверьте мне в этом.

- Я вам верю, Павел Иванович. И допускаю, что в вашем положении, возможно, пост Президента вам и ни к чему...

- Да, у меня другая направленность.

- Я просто хотела сказать, что вы - хозяин, а не политик.

- Да, я хозяин.

- Означает ли это, что через три года вы не будете выдвигаться в кандидаты на пост Президента?

- Не буду. Я буду поддерживать на следующих президентских выборах Леонида Даниловича Кучму.

- Не так давно в средствах массовой информации были публикации, доказывающие ваше особое отношение к оптовому поставщику российского газа в Украину - «Единым энергетическим системам Украины». Чем объясняется ваше исключительное отношение к этой компании?

- Я бы хотел отвечать на этот вопрос не в цейтноте, но постараюсь сформулировать свои представления кратко. Мне было поручено в сентябре прошлого года заниматься программой газового обеспечения страны. Долги перед Россией за 1994 год были 1,4 млрд. долларов. Это бременем лежит на нас. На 1 сентября 1995 года мы имели дополнительно долгов на 670 миллионов. Чуть меньше был долг Туркменистану. Мне нужно было искать неординарные схемы. И я их нашел: долгов за 1995 год нет. Долгов за восемь месяцев 1996 года - нет.

- У нас есть иная информация по этому поводу.

- Это неправильная информация. Эту информацию дали вам те заинтересованные люди, которые публиковали статьи против меня в «Регионе» и в «Бизнесе». Могу вас заверить, что в ближайшие дни будет подписана официальная информация на высшем уровне о существующем соотношении. А даже если и есть долги, так что? Ведь смотрите - по газу работают и с Туркменистаном. Есть структура, которая поставляет этот газ. Долг перед Туркменистаном тоже есть и составляет он около 500 млн. долларов, над ним работают, но ведь это - долг коммерческой структуры Туркменистану, и правительство не имеет к нему никакого отношения. Получается, что они нас кредитуют, мы должны этому только радоваться. Но при этом нет никаких гарантий правительства по оплате поставляемого туркменского газа, равно как и российского.

- Вы хотите сказать, что ни одной из газоторгующих фирм не будут выданы правительственные гарантии?

- Не будут! Мы впервые прожили 1996 год без правительственных гарантий в этой сфере. За все несут ответственность коммерческие фирмы, поставляющие газ. И эта схема будет сохраняться и совершенствоваться.

- А не придется ли нам вместо правительственных гарантий расплачиваться с РАО «Газпром» или «ТуркменРосгазом» собственностью на украинские газопроводы и газохранилища?

- Каким образом? Где вы видели такие договора?

- Я говорю о перспективе. Возможно ли заключение таких соглашений?

- Это невозможно. А возвращаясь к теме долгов, скажу, что нет их и у таких структур как ЕЭСУ, поскольку в течение месяца все вопросы обычно решаются. Но, как бы то ни было, в декабре мы сможем сказать о том, что это первый год, когда Украинское государство не имеет долгов за энергоносители и весь долг - на коммерческих структурах. Пусть эти структуры и разбираются, таковы законы цивилизованного рынка. Это нормально и это не касается государства.

- С последним я бы могла поспорить прямо сейчас, поскольку на днях на имя Президента Украины поступило письмо от министра обороны России Родионова, в котором говорится о том, что ЕЭСУ не выполняют взятые на себя по договору обязательства по поставке российскому МО материально-технических ресурсов. В связи с этим Родионов просит заменить ЕЭСУ на «Интергаз». Как вы это прокомментируете?

- Это письмо организовано заинтересованными людьми. Сегодня уже отправлено ЕЭСУ продукции на 180 млн. долларов. Выполнение программы с Министерством обороны России идет нормально. А это письмо действительно есть. С ним подошли к министру и подписали. Это идет то же самое лоббирование, одни пытаются вытеснить других с рынка. Через некоторое время на все эти письма и решения вы посмотрите совсем иными глазами.

- Возможно, письмо Родионова - это результат лоббирования. Допустим. Но это - результат лоббирования коммерческой структуры, в данном случае, как я понимаю, «Интергаза». Они лоббировать могут, но вы ведь, как премьер, этим заниматься не можете.

- А я никого и не лоббирую. Я хочу, чтобы цивилизованно работали структуры и они работают. Я писал письма и подписывал, буду это делать и дальше. Я просто понимаю, что для нашей экономики выгодно рассчитываться не деньгами, а материально-техническими ресурсами. Этим мы можем дать работу своим предприятиям. В этом году мы рассчитались в подавляющем большинстве материально-техническими ресурсами и лишь мизерная сумма была выплачена валютой. Такие схемы, как премьер, я буду поддерживать и не только по ЕЭСУ, но и по другим структурам, по которым я тоже пишу письма.

- Павел Иванович, вы очень богатый человек?

- Нет. Это все мифы, которые фабрикуются мне известно кем.

- Кем?

- Людьми, которые ко мне настроены враждебно и агрессивно. И мне известно, почему они так настроены. Мы с вами обсуждали эти темы. Это происходит из-за того, что я перекрыл весьма существенные теневые лазейки для зарабатывания огромных нелегальных капиталов.

- И последний вопрос, Павел Иванович. Латиноамериканцы говорят: «Америка - богатая страна, она может себе позволить демократию и мерседесы. Наши страны бедные и поэтому мы можем позволить себе только мерседесы». Правительство Украины имеет мерседесы, а что такое для вас демократия?

- У правительства нет мерседесов и оно ездит на тех машинах, которые остались ему от прежнего состава. На представительском мерседесе я ездил только раз, когда нужно было встречать высоких гостей. А я езжу на той машине, на которой ездил и полтора года назад.

- Хорошо, с мерседесами ясно. А с демократией как?

- Это слишком большой вопрос, на который я с удовольствием отвечу, но уже в следующий раз.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК