«Поцарювали» — и хватит?

28 октября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 28 октября-4 ноября 2005г.
Отправить
Отправить

О том, что власть не имеет стратегии развития страны, предполагающей четкое определение приоритетов, писалось много и давно...

О том, что власть не имеет стратегии развития страны, предполагающей четкое определение приоритетов, писалось много и давно. Однако на этой неделе мы получили наиболее красноречивое тому подтверждение: несмотря на то что всю предвыборную кампанию Виктор Ющенко говорил о необходимости реприватизации «Криворожстали»; несмотря на то что уже во время его каденции стало ясно, что КМК будет возвращен государству и продан дороже; несмотря на то что суды Кабмином и Генпрокуратурой были выиграны и конкурс за семьдесят пять дней объявлен, несмотря на весь этот временной запас, после проведения самого конкурса представители власти — президент, премьер, министр финансов, министр экономики — вразнобой стали выдвигать версии, на что необходимо потратить деньги, вырученные от продажи предприятия! Если бы у власти была определена стратегия и приоритеты развития (не те приоритеты, которые в течение пяти минут перечисляются в речи президента по случаю Дня независимости, а те, которые перечисляются за 10 секунд, поскольку ясны и утверждены), то не возникало бы сегодня вопросов, на что потратить двадцать четыре миллиарда гривен.

Создание финской компании «Нокиа», ставшей одним из мировых лидеров мобильной связи, стало возможным после того как на протяжении определенного времени страна практически треть бюджета тратила на развитие сферы высоких технологий. На пять военных предприятий работала вся Южная Корея для того, чтобы, конверсировав их, создать всемирно известные брэнды и впоследствии выстроить на них экономику страны. Примеров определения приоритетов, которые при правильном расчете вытягивали экономики государств из стагнации и депрессий, как Барон Мюнхгаузен себя за волосы из болота, можно приводить много. В Украине же эти приоритеты не определены. Тогда как абсолютно очевидно, что деньги, оставшиеся от приватизации «Криворожстали» после погашения бюджетного дефицита и, возможно, трехмиллиардного дефицита Пенсионного фонда, не должны уйти через растопыренные пальцы всех отраслей, а сконцентрироваться в одном-двух местах с тем, чтобы впоследствии приносить стране прибыль как минимум не меньшую той, которую могла бы при эффективном менеджменте давать «Криворожсталь», оставшись в государственной собственности. Что это может быть? Сельское хозяйство? Строительство газопровода? Строительство дорог, способствующих повышению привлекательности Украины как транзитного коридора? Инновационная политика? Ответа нет. Потому что власть знает, что ей нужно латать, но она не знает, что ей нужно шить.

Другое дело, что она далеко не всегда имеет представление о том, как и какими силами делать даже это. В стране разрушена государственная система управления. О качестве львиной доли кадров из нового призыва мы говорить не будем. Об этом опять-таки давно все сказано. Но налицо и другие проблемы. Секретариат президента разрушен. Предпринимаются, безусловно, попытки восстановить и наладить его работу, но запустить все так быстро, как это представлялось Олегу Рыбачуку еще полтора месяца назад, невозможно. В лучшем случае интеллектуальная плацента президента заработает с нового года. Пока же налицо организационная гипоксия.

Генпрокуратура обезглавлена. В течение девяти месяцев не произошло назначения послов. Полгода у нас нет представителя в Вашингтоне и еще почти в двух десятках стран. А в России украинскую дипмиссию возглавляет человек, с требованием отставки которого в самом начале срока выступил лично президент Украины. Не вдаваясь в обсуждение политических взглядов и профессиональных качеств Николая Билоблоцкого, хочу поинтересоваться: а насколько эффективно может работать «подвешенный» посол?

Тот же вопрос и ко всем губернаторам. После отставки правительства президент не скрывал, что намерен провести кадровые чистки в губернаторском корпусе. Было обещано завершить их до 11 октября. Намерение верное. Но сегодня 29 октября. Почти два месяца главы областей не имеют представления о том, как сложится их судьба, и можно предположить, что приоритетно занимаются либо ее решением, либо самообеспечением ввиду неизвестности собственного будущего. Насколько они эффективны в своей работе (опять-таки не вдаваясь в оценку личностных и профессиональных качеств каждого из них), — вопрос риторический.

Идем дальше. Были некоторые основания полагать, что с приходом Анатолия Кинаха — достаточно внятного менеджера и организатора — на пост секретаря СНБОУ хотя бы эта структура заработает внятно. Но пока этого не произошло. Все, кто занимал кресло секретаря СНБОУ во все времена, хотели стать Горбулиным. Но для того чтобы им стать, а, точнее, иметь то влияние, которое с 1994-го по 1998 годы (1999-й уже не в счет) имел Владимир Павлович в стране, не нужно иметь дополнительные полномочия — Горбулин обходился теми, что были описаны в законе, а потом в Конституции; для этого не нужно иметь штат ни в 280 человек, как того хотел Порошенко, ни в 240, как утвердил Кинах, — Горбулин принципиально следил за тем, чтобы число штатных сотрудников не переходило цифру 100. Для этого нужно быть государственным деятелем, способным распределять последовательность приоритетов следующим образом: сначала государственные интересы и азарт к большой, в том числе и международной, политической игре, а потом уже — интересы собственные. Политика как цель, а не политика как средство. Интрига, а не интрижки. Этого уровня никто из сменщиков Владимира Павловича, к сожалению, не достиг, равно как и уровня подготовки заседаний СНБОУ.

Зачем далеко ходить за примером? О том, что в пятницу в три часа дня состоится заседание Совета, его члены — премьер, спикер, глава Верховного суда, министры, председатель СБУ — узнали в конце рабочего дня в четверг! Равно как и о теме, которая будет обсуждаться на самой ответственной государственной дискуссионной площадке страны. Кто-то себе представляет качество решений, принимаемых в подобных условиях? То-то же.

Единственная структура, которая на сегодняшний день работает более-менее эффективно, — это Кабинет министров. В нем есть свои слабые и сильные звенья, но в целом процесс идет. Идет и натыкается на… отсутствие провластного большинства в парламенте. Реализация многих наработок Кабмина является проблематичной, а часто невозможной именно в силу этого фактора. Что, кроме политической близорукости, отсутствия организации и невычлененности политических приоритетов, помешало руководству страны в первые месяцы создать в Раде большинство из фракций победившей коалиции и испуганных представителей прокучминского большинства? Что кроме этого помешало сконструировать машину для принятия правительственных и президентских законопроектов? Детали же сами из ямы выпрыгивали! Жизнь в очередной раз доказала: исполнительная власть без поддержки парламентского большинства — все равно что кондитер без духовки: пирожки законопроектов можно лепить, но сырыми их не съешь. Завал парламентом своевременного принятия законов, необходимых для вступления в ВТО; победа депутатских лобби над здравым смыслом изменения тарифной политики и как следствие — процветание контрабанды на границе; принятие популистских законов, разрывающих реальную оболочку бюджета — это лишь некоторые примеры, ставшие следствием упущенного шанса по созданию провластного большинства в Раде.

Отсутствие стратегии развития экономики и деформация государственной бюрократической машины в совокупности с перманентными скандалами в оранжевой, а с учетом социалистов — оранжево-розовой команде, привели к падению авторитета власти. Ярким примером тому может служить трансформация самоощущения украинских олигархов. Двух лет нахождения в парламентской оппозиции Виктору Ющенко и Юлии Тимошенко оказалось мало для того, чтобы выработать четкие критерии и методики разруливания ситуации с ревизией приватизации прошлых лет. О последствиях отсутствия таких критериев руководителей государства неоднократно предупреждали как во время предвыборной кампании, когда реваншистские идеи были вышиты на оранжевых знаменах, так и на заре новой власти. Зря предупреждали. Впрочем, как и о многом другом. Тут журналистам «ЗН» поведали о том, как Вера Ивановна Ульянченко возмущалась тоном публикации в «Зеркале недели». Мол, «что это за форма — «президент должен»! Президент никому ничего не должен». Возможно, Вера Ивановна была бы и права, если бы не два момента. Первый — этот президент должен обществу и стране, как колхоз земле. Это априори. И второй — главе государства понадобилось восемь месяцев (во время которых был убит шанс на прорыв) для того, чтобы начать делать то, о необходимости чего говорилось в феврале и марте: назначить вице-премьера по регионам; встретиться с олигархами; начать сшивать страну; выстраивать цивилизованные контакты с оппозиционными силами; провести ревизию кадровых назначений в регионах; ограничить влияние людей, пришедших во власть «отбивать» деньги за предвыборную кампанию и т.д. и т.п. Некоторые из этих вещей не поздно реализовать сейчас, а с некоторыми и вчера опоздали. Если до середины весны можно было говорить о реальной реприватизации предприятий по четко обозначенному и всем понятному законному принципу (например, невыполнение инвестобязательств или юридические нарушения во время проведения тендеров); если еще до середины лета можно было говорить о реальности механизма доплат, разумеется, при условии его утверждения ВР, — то сейчас с украинскими олигархами, стыдящимися своего многомесячного и, как оказалось, беспричинного страха, говорить можно было лишь о создании рамок и правил игры. Для иного разговора у нынешней власти нет ресурса. Четче всего об этом сказал экс-генпрокурор: «Гаишник поднимает жезл, и уже никто не останавливается». Кстати, в том, что государственная машина, и в первую очередь правоохранительные органы, прибавив в пиаре и вербальной демократичности, сдали в профессионализме и не набрали в принципиальности, значимая доля вины самого Святослава Пискуна. Зачастую в прокуратуре и судах государство, вступающее в спор с казнокрадами либо сомнительными собственниками земель, заводов и пароходов, проигрывает, поскольку его законные аргументы уступают весомым аргументам состоятельных ответчиков… Эту тенденцию украинские олигархи просекли намного раньше, чем украинское общество поняло, что происходит.

После того как из украинской власти исчезла Юлия Тимошенко, беззаветно преданная идее приватизационной продразверстки; после того как из окружения Ющенко де-юре (а некоторые и де-факто) исчезли люди, имевшие намерение бороться за перераспределение собственности либо за финансовые потоки, эксплуатация которых привела бы к приумножению собственного крупного бизнеса, после исхода из мелкой власти крупных игроков возле Виктора Андреевича остались люди, которые на крупную собственность не претендовали и реприватизации не жаждали. Но некоторым из них было достаточно благодарности, поступающей от состоятельных соискателей президентского внимания. Попросту говоря, те, кто жил на зарплаты, пережили тех, кто хотел крупной собственности и власти. Этот аспект также стал одной из причин возможности не просто встречи президента с олигархами, а именно такой встречи, созванной впопыхах, проведенной без сценария и укрепившей мнение олигархов о слабости президента.

Мне приходилось слышать об этом мнении из первых уст. Квинтесенция такова: «То, что Ющенко проиграл, было ясно еще до встречи. Никаких доплат не будет. Реприватизации — тоже. Возможно, еще разберутся с НЗФ и на этом будет поставлена точка. И все же встреча была важна. Но мы ожидали, что это будет разговор с государственным деятелем, с президентом, во время которого обе стороны возьмут на себя определенные обязательства и кроме того обсудят стратегические вопросы. Поднимут темы, которые определят завершение периода первичного накопления капитала и определят взаимовыгодные, пусть одинаковые для всех, но стабильные правила игры. Мы думали с нами будут говорить о законе «Об амнистии теневых капиталов» и его условиях, о новом Налоговом кодексе, о судебной реформе, без которой ведение бизнеса в стране является чрезвычайно рискованным. Вместо этого мы услышали общие слова о том, что нужно честно делать бизнес и в течение нескольких часов были свидетелями того, как Скударь, Жеваго, Бойко и Гайдук препирались с Пинзеником по поводу невозврата НДС. А тот, в свою очередь, ссылался на непереданные налоговой документы. Почему нас должны интересовать какие-то несогласованности между структурами власти?! Почему разговор с президентом, с главой государства должен опускаться до уровня разговора в кабинете налоговика? Президент нас попросил строить больницы и реставрировать памятники. Заниматься меценатством или нет, по большому счету, это наше личное дело. Мы ведь платим налоги, за которые государство это все должно делать само за счет бюджета».

Ну, положим, по поводу налогов мои собеседники погорячились, ибо культивируемая «оптимизация» налогов внутри страны и уход от налогов из-за вывода значительной части капитала за рубеж — грех практически каждого, кто сидел за одним столом с президентом. Однако, «дорогі друзі» так и не услышали о реальной схеме, позволяющей обрести доверие к власти и через амнистирование засветить свои реальные капиталы.

Погорячился президент также, называя этих людей лицом украинского бизнеса. На самом же деле бизнесовым лицом государств может служить «Сони» и «Дженерал Моторс», «Бритиш Петролеум» и «Шанель». Иными словами, производители брендов, которые ассоциируются со своими странами больше, чем с расцветки флагов; те компании, которые способствовали обнаружению места своего государства в международном разделении труда. Не Суркис, не Жеваго, не Пинчук, не Хорошковский, не Ахметов (несмотря на пиар-претензии) не могут считаться бизнес-лицом Украины: не доросли, не вызрели. Однако, как о держателях крупнейших капиталов и крупнейших работодателях о них говорить можно. И как крупнейшие собственники, сформировавшиеся в эпоху Кучмы, они даны новой власти как объективная реальность. Других отечественных буржуев подобного масштаба в стране уже не будет: нет той разницы внутренних и мировых цен на металл и химию, нет тех потоков российского газа и нефти, на которых эти состояния были нажиты. Да, успех этих людей также связан с фаворитизмом, коррупцией и, что немаловажно, с практиковавшейся закрытостью украинского рынка для крупных зарубежных инвесторов. Но они есть и власти не хватило технологичности и решимости, а также законных оснований, либо законодательных инициатив для того, чтобы исправить приватизационную несправедливость прошлых лет. Но теперь ей не хватает авторитета и идей для навязывания олигархам прозрачных и выгодных для государства правил игры. Потенциальные жертвы справедливости отделались большим страхом и малыми затратами на реставрацию Сечи, Батуринского дворца. На сегодняшний день реальное беспокойство — и то не за свой бизнес, а за себя лично — испытывает разве что Ринат Ахметов. Однако после того, как уголовное дело о делах давно минувших дней было положено в долгий ящик, Ринат Леонидович по приглашению главы государства вернулся в страну и на радостях готов был поддержать кандидатуру на пост премьера не то что Еханурова, а Степана Хмары.

Разумеется, встреча с олигархами, либо крупнейшими собственниками Украины, должна была быть проведена президентом в самом начале каденции. По иному сценарию, в иной атмосфере и с иными требованиями, условиями. И на ней президент выглядел бы победителем и государственным деятелем, а не партнером. В результате глава государства не снискал авторитета в олигархической среде и в очередной раз изумил собственный электорат.

Проблемы со стратегией, менеджментом и авторитетом серьезно ослабляют шансы властной команды на будущих парламентских выборах. Население, называющее стиль правления «бардаком», продолжает находиться в растрепанных чувствах. В первую очередь это касается электората оранжевой команды. Часть страны злорадствует, часть разочаровывается, часть озлобляется, но часть еще надеется. Та, что надеется, справедливо замечает, что рассчитанная не на год, а на пять лет программа, все же частями выполняется: зарплаты, пенсии повышены; детенезация экономики, давшая 70-процентный прирост к бюджету, имела место; срок службы сокращен; новорожденных поддерживают восьмитысячными выплатами; «Криворожсталь» продана; свобода слова во всей красе (было бы что сказать). Но все эти достижения, во-первых, ничтожны в сравнении с тем прорывом, который могла бы совершить страна, если бы у новой власти был план и ставка делалась на интеллект и менеджеров. А во-вторых, если бы сама расколовшаяся команда не имела столь ярко выраженных суицидальных наклонностей. В настоящий момент совершенно очевидно, что действия Тимошенко и ее команды в первую очередь направлены на дискредитацию Ющенко и его окружения. С другой стороны мы видим, что действия как окружения президента, так и его лично, сконцентрированы на дискредитации Тимошенко и ее команды. Вы за последние месяцы слышали от Виктора Андреевича критическое замечание в адрес Симоненко или Януковича, Литвина или Витренко? Правильно, не слышали…

Представители распиленной сцены Майдана методично вгоняют гвозди в рейтинговые гробики друг друга. Параллельно война, разразившаяся между Литвиным и Морозом, опускает возросшие было шансы обеих сил. В результате как Родина-мать над Киевом, над страной нависает монументальный образ Виктора Федоровича. Только не с мечем, а с клюшкой для гольфа, к которому лидер «Регионов» пристрастился: свободного времени у него прорва. Кто-то спросит: а почему же вы критикуете власть и не трогаете Януковича? Резонно. Но что можно сказать о человеке, которому удалось за это время отдохнуть, похудеть и совершить тур по базарам? Солдат спит — служба идет. Сегодня никто из его конкурентов не в состоянии забраться на его электоральное поле. Им бы свое удержать. А удержав, упросить прийти к избирательным урнам. Ибо как показывают социологические данные, сам по себе электорат Виктора Януковича не растет. Но когда подсчеты производятся не от всех опрошенных, а только от тех, кто намерен прийти на выборы, показатели партии Януковича резко вырываются вперед. Ибо страна, которую так и не сшили, по-прежнему разделена на два лагеря. Но если в Виларибо царит растерянность и разочарование, то в Вилабаджо — предвкушение реванша.

Учитывая неизбежность конституционной реформы и как следствие — перераспределения полномочий от президента к парламенту и Кабмину, роль Верховной Рады и ее будущего состава сложно переоценить. На сегодняшний день ситуация для оранжевого лагеря выглядит весьма неутешительно: перспективы у Януковича вернуть себе пост премьера и как следствие в жесткой форме обеспечить ренессанс — сегодня реальны. Если не произойдет никаких качественных изменений на борту властного корабля, либо в стане оранжевых в широком понимании этого слова, то у страны будет две перспективы: либо полный откат назад с точки зрения принципов и ценностей, либо перманентная война ни на жизнь, а на смерть между центрами власти.

Первая ситуация предполагает создание в будущем парламенте коалиции с участием президентской «Нашей Украины», «Регионов» и возможно Литвина. Последствия такого союза с реальным выдвижением Януковича на пост премьера можно описывать очень долго. Вместе с тем, это описание будет лишь дополнением к абсолютно ясному представлению о том, кто станет главной фигурой во власти и с какими принципами. Именно под руководством этой фигуры в следствии достижения его консенсуса с «Нашей Украиной» и опять-таки, возможно, с партией Литвина, состоится колоссальный деребан постов, потоков и силовиков. В принципе, коалицию можно было бы расширить иными, преодолевшими барьер политическими силами, если конечно кто-то объяснит трем партнерам необходимость подпускать к пирогу лишние рты.

Второй, конфронтационный вариант будет иметь место в том случае, если большинство будет сформировано без учета президентской силы. Тогда глава исполнительной власти — премьер-министр, избранный, например, коалицией «Регинов», Тимошенко и Мороза, а также спикер, назначенный этой же коалицией, вступят в неминуемое противостояние с президентом. А поскольку реформа порождает три равновеликих центра власти, то ни о каком реальном развитии и прорыве речь идти не сможет.

Некоторые из вас спросят: «А почему же не рассматривается вариант союза Ющенко и Тимошенко?». С точки зрения политстратегии и ответственности победителей этот союз необходим. Он не является всерешающим выходом из ситуации. Но, возможно, спасительным для сохранения неких ценностей, за торжество которых люди стояли на Майдане. Для этого электората любой другой союз и Ющенко, и Тимошенко — безнравственен. Однако, в силу доминирующих амбиций и эмоций, разумный шаг, направленный на прагматичное воссоединение, многим представляется невозможным. Именно это нерациональное и безответственное поведение обеих сторон в совокупности с общими и сделанными по отдельности Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко ошибками, перечеркивают в сознании многих позитивные наработки их совместной власти и расчищают дорогу к возрождению жесткого варианта эпохи Кучмы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК