Олимп без богов

16 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 10, 16 марта-23 марта 2007г.
Отправить
Отправить

Несостоявшийся акт политической близости между президентом и премьером на исходе недели стал главной темой обсуждения общественности, политикума и прессы...

Несостоявшийся акт политической близости между президентом и премьером на исходе недели стал главной темой обсуждения общественности, политикума и прессы. Так же, как и сопутствующие (и тоже незавершенные) процессы — несостоявшийся «развод» Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко и несостоявшееся назначение Владимира Огрызко на должность министра иностранных дел. Вполне естественно, что политики случившееся (и не случившееся) оценивали поразному. Принадлежность к враждующим лагерям вынуждала отечественных деятелей быть не до конца откровенными и не вполне объективными. Однако было нечто, всех их объединявшее. На сегодняшний день все — глава государства и руководитель правительства, спикер парламента и лидер оппозиции, «антикризисники» и противники коалициантов, — испытывают плохо скрываемое чувство разочарования. У каждого из перечисленных субъектов политической борьбы — свои резоны и своя правда. Они ставили перед собой разные цели и различными средствами пытались добиться их достижения. Не выиграл никто. Украина в очередной раз проиграла. Главное разочарование выпало именно на долю общества. Поскольку и власть, и оппозиция опять продемонстрировали:

— неумение адекватно реагировать на актуальные внутри и внешнеполитические вызовы, стоящие перед страной;

— игнорирование стратегических интересов государства ради достижения узкогрупповых интересов;

— неспособность отказаться от мелкой политической грызни и подняться до уровня достойной политической борьбы, нежелание пожертвовать кулуарными договоренностями ради перехода, к прозрачному конструктивному диалогу.

А потому как бы беспощадно для когото ни прозвучали эти слова, но и правящий режим, и борцы с ним в равной степени несут ответственность за превращение государства в провинцию. Превращение, которое становится все более неотвратимым.

Хроника

Прежде чем перейти к анализу и аргументации, схематично опишем события последних дней. БЮТ и «Наша Украина» (после длительного периода похолодания) сделали реальные шаги к объединению. Депутатские фракции двух политических сил договорились о консолидации действий и сообща сформулировали перечень требований, предъявляемых правящей коалиции. В случае игнорирования ультиматума формализованная парламентская оппозиция обещала не принимать участия в работе Рады и блокировать ее работу. Свою угрозу она исполнила. Для разрешения возникшего кризиса стороны конфликта обращаются к главе государства. Его лояльность к действиям оппозиции очевидна. Более того — ни для кого не секрет, что без ведома Ющенко «Наша Украина» никогда не пошла бы на союз с БЮТ, никогда не согласилась бы публично требовать проведения досрочных парламентских выборов и отмены политической реформы. Но Виктор Андреевич — глава государства и (по его собст­венному признанию) президент всей Украины, а не президент оппозиции.

Предполагается, что поиск компромисса будет осуществляться под предводительством гаранта и при участии всех сторон — руководства правительства, парламента, правящей коалиции. Предлагаемый формат встречи — заседание Совбеза. Но тут события приобретают непрогнозируемый характер. Президент проводит встречу только с премьером и спикером. Заседание СНБОУ отменяется. После судьбоносной беседы трех первых лиц государства:

— коалицианты говорят о полном взаимопонимании Ющенко с Януковичем и Морозом;

— политологи и журналисты предполагают возврат к договоренностям времен подписания Универсала, прогнозируя возобновление переговоров о создании широкой коалиции вокруг «Регионов» и «Нашей Украины»;

— Тимошенко, борясь с гневом и отчаянием, предостерегает президента от искушения наступить на те же грабли и выражает надежду, что сумеет переубедить Виктора Андреевича при личной встрече.

Личная встреча происходит в аэропорту Борисполь, перед вылетом президента в Данию, и (по некоторым сведениям) длится полтора часа. По словам очевидцев, Юлия Владимировна после беседы выглядит крайне растерянной. Как утверждают осведомленные шутники, большую часть разговора президент пытался убедить визави, что Универсал о национальном единстве и список из 17 требований оппозиции, по сути, одно и то же. (Хотя сходства между ними не больше, чем между «Майн Кампф» и Торой.) По заявлениям информированных лиц, на прощание действующий президент попросил бывшего премьера поддержать кандидатуру Владимира Огрызко, которая уже якобы согласована с «антикризисниками».

Далее события вновь принимают неожиданный оборот. Парламентское большинство «прокатывает» Огрызко. Глава президентского секретариата и лидер пропрезидентской «Нашей Украины» Виктор Балога разражается гневными обвинениями в адрес правящей коалиции. Воспрянувшие духом оппозиционеры в очередной раз заявляют о своем нерушимом единстве. «Регионы» обвиняют главу государства в срыве договоренностей. Банковая и правящая коалиция обзывают друг друга «кидалами». Все возвращается на круги своя.

Президент

Чтобы понять, что произошло, необходимо оценить положение каждой из сторон и попытаться просчитать ее интересы. Начнем с Виктора Андреевича. Практически очевидно, что глава государства разочаровался в идее проведения досрочных выборов. По крайней мере, в этом году. В силу ряда причин. Первая (и не исключено, что основная) — Ющенко не верит в то, что Конституционный суд будет принимать решения, устраивающие его. По слухам, некоторые влиятельные «регионалы» в приватных беседах утверждали, что в КС счет — 13:5 в их пользу. Многие полагают, что если подобное утверждение и является преувеличением, то не слишком большим. Думается, Виктор Андреевич относится к числу тех, кто тоже так считает. А потому не ждет от «конституционалистов» ни права распустить Раду, ни шанса «отыграть» политреформу.

Причина вторая, не менее важная. Ющенко не видит особого смысла в проведении выборов. На Банковой достаточно людей, пытавшихся (очевидно, небезуспешно) убедить его в том, что после срочно проведенных досрочных выборов он получит в парламенте примерно тот же расклад. Серьезного падения рейтинга Януковича, правительства и правящей коалиции не наблюдается. Теплая зима ощутимо нивелировала нагрузку на бюджет, возникшую в следствии роста цен на газ (по некоторым сведениям, экономия газа — 20%). Повышение тарифов обещало волну народного гнева, направленного на Кабмин. Однако хорошо продуманная популистская риторика и недавно принятый популистский же закон практически вывели правительство из-под удара. Бюджет худо-бедно наполняется. Власть на местах, в массе своей зачищена, руководители МВД, прокуратуры и налоговой — под контролем. Поэтому в случае проведения внеочередной кампании режим в состоянии жестко контролировать процесс.

Рейтинг оппозиции не растет. Потому что она не сделала ничего серьезного для его реального повышения (но об этом чуть позже). При этом количество избирателей, не знающих, за кого отдать свой голос, по-прежнему огромно, и по отдельным данным, достигает 40%. Это еще одна, весьма неутешительная для Ющенко, цифра.

Чтобы изменить ситуацию в свою пользу, оранжевым необходимо единство действий — в идеале, единый блок, единый список. Но к этому не готовы ни в БЮТ, ни в «Нашей Украине», не говоря о менее крупных политических проектах. Новый этап споров вокруг мест, постов, квот и преференций заберет уйму сил и времени.

Причина третья. Количество заинтересованных в проведении досрочных выборов ничтожно мало. Немало противников подобного шага и в среде самих оппозиционеров. Зачем расставаться сегодня с мандатами, не имея гарантии получить их завтра? Еще больше оппонентов — в рядах коалиции. Большинство парламента уверено, что в состоянии заблокировать президентскую инициативу по проведению внеочередной кампании. Ющенко об этом знает.

Причина вторая, не менее важная. Ющенко не видит особого смысла в проведении выборов. На Банковой достаточно людей, пытавшихся (очевидно, небезуспешно) убедить его в том, что после срочно проведенных досрочных выборов он получит в парламенте примерно тот же расклад. Серьезного падения рейтинга Януковича, правительства и правящей коалиции не наблюдается. Теплая зима ощутимо нивелировала нагрузку на бюджет, возникшую в следствии роста цен на газ (по некоторым сведениям, экономия газа — 20%). Повышение тарифов обещало волну народного гнева, направленного на Кабмин. Однако хорошо продуманная популистская риторика и недавно принятый популистский же закон практически вывели правительство из-под удара. Бюджет худо-бедно наполняется. Власть на местах, в массе своей зачищена, руководители МВД, прокуратуры и налоговой — под контролем. Поэтому в случае проведения внеочередной кампании режим в состоянии жестко контролировать процесс.

Рейтинг оппозиции не растет. Потому что она не сделала ничего серьезного для его реального повышения (но об этом чуть позже). При этом количество избирателей, не знающих, за кого отдать свой голос, по-прежнему огромно, и по отдельным данным, достигает 40%. Это еще одна, весьма неутешительная для Ющенко, цифра.

Чтобы изменить ситуацию в свою пользу, оранжевым необходимо единство действий — в идеале, единый блок, единый список. Но к этому не готовы ни в БЮТ, ни в «Нашей Украине», не говоря о менее крупных политических проектах. Новый этап споров вокруг мест, постов, квот и преференций заберет уйму сил и времени.

Причина третья. Количество заинтересованных в проведении досрочных выборов ничтожно мало. Немало противников подобного шага и в среде самих оппозиционеров. Зачем расставаться сегодня с мандатами, не имея гарантии получить их завтра? Еще больше оппонентов — в рядах коалиции. Большинство парламента уверено, что в состоянии заблокировать президентскую инициативу по проведению внеочередной кампании. Ющенко об этом знает.

В чем состоял президентский расчет? Мнения экспертов по этому поводу расходятся. Одни полагают, что Виктор Андреевич использовал Тимошенко как стенобитное орудие. Благодаря ее усилиям правящий режим не мог позволить себе безмятежное существование. Разговор с позиции силы заставил Януковича и Мороза пойти на уступки, свернуть с тропы войны и вернуться к диалогу. Именно это якобы и требовалось Ющенко. Который:

— не хочет утратить остатки полномочий, но до сих пор не видел средств достижения этой цели;

— устал от войны, которая не является естественным его состоянием;

— не оставляет надежд загнать «Нашу Украину» и «Регионы» в одну коалицию, рассчитывая, что таким образом он сможет реально влиять на решения парламента и правительства.

Согласно этой версии, Виктор Андреевич готов был пойти на ряд уступок ради исполнения ряда требований. Например, отказаться от желания видеть Короля на посту главы СБУ ради назначения Огрызко на пост главы МИД. Или пообещать реже пользоваться правом вето в обмен на возвращение ему целого ряда уже отобранных властных полномочий, в том числе в кадровых вопросах.

Сторонники другой теории убеждены, что Виктор Андреевич уже не тот. Он не верит в мирное сосуществование с «донами» и не хочет «теплой ванной». Он якобы ничего такого не обещал ни Януковичу, ни Морозу, ни кому бы то ни было еще. И все якобы достигнутые кулуарные договоренности — интерпретация «коалициантов» и фантазия журналистов. Есть люди, считающие, что президент не расстался с мыслью о досрочных выборах, просто он хочет к ним тщательно подготовиться и надеется, что в 2008-м они все же состоятся и завершатся победой объединенной оппозиции. Но для этого ему необходимо выиграть время.

Данная гипотеза нам кажется не слишком убедительной. Однако как бы в действительности ни выглядела цепь возможных президентских рассуждений, мы не получаем ответа на главный вопрос: почему президент ничего не сделал для реализации любого из планов? Его поступки и заявления носили ситуативный, спорадический характер. Контакты главы государства с носителями фактической власти в стране не имели конструктивного характера. Контакты Ющенко с оппозицией не были осмысленными. Первые не понимали, о чем он с ним пытается договариваться, вторые не знали, чего от него ждать. Позицию президента трудно назвать правильной или неправильной. Он не дал ни одного шанса убедиться, что она у него вообще есть. Интерпретация его слов и дел в исполнении Балоги, Тимошенко, Януковича и Мороза выглядела по-разному. Но он сам дал повод интерпретировать свои слова и действия, как кому заблагорассудится. Что недопустимо для президента страны. Независимо от полномочий, которыми он обладает.

Коалиция

Зачем Морозу и тем более Януковичу какие-то переговоры с день ото дня слабеющим президентом? На этот вопрос также нет четкого ответа. Кабмин работает, большинство в Раде функционирует, законы принимаются, деньги зарабатываются, рейтинг не падает. Конституционный суд, как полагают многие, на их стороне, благо необходимая для этого системная работа проводится постоянно. Чего они испугались? Решитель­ности Тимошенко, способной вынудить Ющенко пойти на крайние меры?

А испугались ли? Речь, наверное, шла не столько о страхе, сколько об опасениях. Хотя, повторимся, не будь лидер БЮТ столь настойчивой, не приобрети пусть даже ситуативное единство оппозиции вполне конкретные формы, даже опасаться было бы нечего.

Остановимся на резонах подробнее. Чем опасна для истинной власти формальная власть в лице Ющенко? Правом останавливать акты Кабмина и ветировать законы. Конституционного большинства у коалиции нет, и пока (насколько можно судить) не предвидится. Счет в КС, может быть, и в их пользу, но он пока не на табло. Обитатели офиса на Жилянской не торопятся принимать решения, и до этого времени в стране существуют два реальных, легитимных центра власти, диаметрально противоположно взирающие на положение вещей. Как избавиться от неудобства? «Доны» и компания решили сегодня пожертвовать малым, чтобы завтра получить все. Они готовы подписать хоть десять универсалов. Они понимают выгоду от присутствия «НУ» в коалиции. Ибо таким образом они:

— локализуют ветоносного Ющенко;

— разбивают единство оппозиции, добивая и рейтинг «НУ», и рейтинг президента;

— снимают (надолго, возможно, навсегда) вопрос о досрочных выборах;

— взяв вчерашних борцов с режимом под крыло, получают новые возможности для «конструктивной работы» с ними.

Заинтересованы ли правительство и коалиция в неконфликтном, кулуарном, внесудебном решении спорных вопросов с Банковой? Безусловно.

Желает ли Янукович (которому явно пришелся по душе образ эдакого миротворца), чтобы на Западе он выглядел в роли руководителя политически стабильной страны? Конечно.

Хочет ли Мороз иметь под рукой не инфарктный, а достаточно предсказуемый и вполне управляемый парламент? Разумеется.

Правда, есть одна деталь. Если с гамбитом не сложится, правящая сила готова идти до конца. Ей все равно, сколько ходов до мата, она настроена его поставить во что бы то ни стало. Агрессивность оппозиции ее озадачила — с одной стороны. Но, с другой, — она ее сплотила. Наличие внешнего врага отодвинуло на второй план неприязнь «донов» к Морозу, трения между Януковичем и Ахметовым, недомолвки между Азаровым и Богатыревой и т.д. и т.п. Нынешняя власть прагматична.

Она считала разумным в чем-то уступить Ющенко. Но в дело вмешались коммунисты. Для Симоненко, давно искавшего повод заявить о своем недовольстве, Огрызко был фигурой неприемлемой. А возможность союза «Регионов» и «НУ» грозила потерей веса в коалиции и, возможно, изгнанием из нее.

Ультиматум оппозиции Януковича со товарищи не пугал. Ультиматум коммунистов заставил еще раз взвесит все «за» и «против». Сговорчивость Ющенко, вхождение в большинство «Нашей Украины» — красивая теория. Сотрудничество с КПУ — будничная, но эффективная практика. Выход бойцов Петра Николаевича из коалиции означал бы ее развал со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вплоть до отставки Кабинета, а в самом пиковом варианте — до внеочередных выборов. Коммунистам, по большому счету, терять было нечего. «Доны» теряли почти все. Мороз, скорее всего, тоже.

Вмешалась или не вмешалась Россия в этот вопрос. Звонил кто-то Януковичу из Москвы по поводу Огрызко или нет, неизвестно. По большому счету, для нашей истории, это значения не имеет. «Доны» все равно сделали бы свой выбор.

Что это означает? Дальнейшее обострение ситуации. Дальнейшую жесткость. О степени демократичности реальной власти по отношению к оппонентам можно судить хотя бы по «теплому приему», устроенному ее наместниками Юрию Луценко, рискнувшему наведаться в «региональный Харьков. О степени же понимания властью национальной безопасности можно судить хотя бы по политике, проводимой ею в энергосфере…

Попытка диалога с Ющенко не была попыткой достичь единства в стране. Даже не попыткой добиться единства действий ветвей власти. Это была попытка придать цивилизованный вид рейдерской атаке на всю власть в стране.

Оппозиция

Наблюдая за тем, что и как делает власть в этой стране, порою, чув­ствуешь самый настоящий страх. Созерцания деяния оппозиции, испытываешь недоумение. Только усиливающее чувство страха.

Перечень вопросов к власти долог. Перед страной — масса вызовов и задач. В стране — масса проблем и бед. Но небожители не занимаются стратегией. Им не до ЕЭС и ПРО, не до реформы ЖКХ и преобразований в сфере здравоохранения, не до преодоления энергозависимости и восполнения пробелов в законодательстве. Они делят. Полномочия, привилегии, бюджет, землю, предприятия, барыши. Делят на своих и чужих.

А что же оппозиция, которая должна быть контролером, если хотите, надсмотрщиком власти? Справляется ли она со своими функциями? Простите нашу категоричность — нет. Вне поля зрения оппонентов режима не имеет права оказаться ни одно противоречивое, противоправное решение. Ни одна сомнительная сделка. Ни одно, идущее вразрез интересам страны деяние. Ни одно, способное нанести ущерб демократии слово. Оппози­ция должна указывать фарватер. А она бредет в арьергарде.

Ее представители должны при­сут­ствовать на каждом заседании Кабмина и всех без исключения правительственных комитетов. Она должна разъяснять непонятное, предавать огласке неочевидное, предлагать разумное вместо порочного.

Однако оппозиция, в большинстве случаев, предпочитает брань критике, популизм прагматизму, разъяснительную работу — низкопробному пиру. Много ли реальных пороков власти вскрыто борцами с ней? Имея неприкосновенность и трибуну, оппозиционеры предпочитают большую часть своих функций взвалить на плечи масс-медиа. Что несправедливо и неверно. Вместо документов и доказательств — лозунги и «общие» обвинения. О каких бы злоупотреблениях со стороны власти, о каких бы проблемах, стоящих перед страной, не шла речь, чаще всего, именно масс-медиа становились той силой, которая привлекала общественное внимание к этим вопросам. Оппозиция в лучшем случае этим пользовалась, иногдя — спустя месяцы.

Желание значительной части оппозиции провести досрочную кампанию естественно, ее интерес к происходящему в Конституцион­ном суде понятен. Но ее деятельность не может ограничиваться достижением лишь этой цели. Выбо­ры могут быть лишь целью, а не средством. А цели оппозиции до сих пор не ясны. За год без малого она не преуспела в сфере качественного (а не количественного) законотворчества, не сподобилась сотворить ни одного масштабного общенационального проекта. Не дала возможности избирателям судить о том, как она, придя к власти, будет решать глобальные проблемы, которые не вчера возникли , сегодня не решаются и завтра не исчезнут. Ее, оппозиции настоящее — это постоянные апелляции к прошлому. Она хочет вернуться, чтобы вернуть. Прежнюю конституцию, прежние полномочия, прежнюю власть. Чтобы что?

Оппозиция должна принять на свой счет и еще один, абсолютно справедливый упрек. Нельзя одновременно бороться с «антинародным режимом» и помогать ему узаконить огромные полномочия. Нельзя одновременно договариваться о единстве действий в парламенте и с разных сторон подавать взаимоисключающие законопроекты на одну и ту же тему. Нельзя обещать вечную любовь всем сразу, тогда никто не поверит в искренность твоей дружбы.

Политическая связь межу «НУ» и БЮТ во многом обусловлена вынужденной потребностью друг в друге. Дух соперничества мешает им стать одной командой. Наличие единого, крайне опасного, врага не позволяет терять друг друга из виду. Ющенко без Тимошенко не имеет шансов остаться равнозначной фигурой в глазах Януковича, сам по себе он «донам» не опасен. Тимошенко без Ющенко не имеет перспективы. Одна, как влиятельный политик, в оппозиции четыре года не выживет. Впрочем, Ю.В. — феникс...

Сцепив зубы, вожди опять ссорятся и снова сходятся. Чтобы поговорить о мелочных обидах, таких же победах и поражениях. В понедельник они планируют встретиться еще раз. И все будет как всегда. В оппозиции. Во власти. В стране.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК