НЕУДОБНЫЙ ВОПРОС

14 мая, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 14 мая-21 мая 2004г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

В перестроечные времена борцы за независимость Украины, вслед за соратниками-прибалтами, переиначивая афоризм, шутили: русские демократы заканчиваются там, где начинается украинский вопрос...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

В перестроечные времена борцы за независимость Украины, вслед за соратниками-прибалтами, переиначивая афоризм, шутили: русские демократы заканчиваются там, где начинается украинский вопрос. Теперь перед теми, кто называет себя приверженцем демократических ценностей, все безысходнее вырисовывается перспектива: либо «закончиться» на крымскотатарском вопросе, либо признать за народом право на самоопределение.

18 мая исполнится 60 лет со дня депортации с полуострова крымских татар. Как и каждый год, десятки тысяч репатриантов выйдут на площади крымских городов, чтобы почтить память жертв депортации и напомнить власти о своих проблемах. В отличие от предыдущих лет, требования восстановления крымскотатарской автономии уже не звучат как отдаленная стратегическая задача национального движения возвращающегося на родину народа. И власти все труднее делать вид, что этой проблемы не существует. Рассмотрение всех аспектов крымскотатарского вопроса требует не журналистских очерков, а серьезного комплексного экспертного анализа, общественной дискуссии и «круглого стола» в широком понимании. Поэтому задача этой статьи — своеобразное приглашение к общественному диалогу по этой сложной и такой неудобной для украинских политиков теме.

Сегодня уже ни для кого не секрет, что, создавая крымскую автономию по территориальному принципу, партийная власть стремительно распадающейся страны преследовала несколько сдерживающих целей, одна из которых — упредить требования возвращающихся на родину крымских татар воссоздать национальную автономию. То, что Крымская АССР с момента существования и до упразднения после депортации крымскотатарской автономией была лишь в той степени, которая позволяла декларировать справедливость ленинской национальной политики, — вопрос на сегодняшний день дискуссионный, однако не принципиальный. Потому что ответа требует другой: имеет ли крымскотатарский народ право на самоопределение в современной Украине или нет.

«Нам никуда не уйти от решения вопроса о статусе крымскотатарского народа в Украине, потому что это целостный народ, который проживает на собственной территории, где он сложился как этнос, и эта территория полностью находится в составе государства Украина. За пределами Украины у крымских татар нет ни другой этнической территории, ни этнически породненного государства», — сказал в интервью «Зеркалу недели» народный депутат Украины и зампредседателя меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. Еще в начале пятидесятых годов прошлого века, напоминает лидер меджлиса Мустафа Джемилев, национальное движение крымских татар сформулировало свои цели: возвращение всего народа на историческую родину и воссоздание национальной автономии. И до депортации, и после крымские татары не составляют большинство населения полуострова, однако это обстоятельство, считает Мустафа Джемилев, не может служить препятствием для создания крымскотатарской автономии. «Этот термин почему-то всех пугает, как будто будет установлена диктатура крымских татар. Говорят, что нас меньшинство, какая может быть автономия. Но если так рассуждать, то надо ликвидировать практически все национальные автономии в Российской Федерации. В Карелии, к примеру, самих карелов всего 9,8 процента. В Абхазии, где жило 17 процентов абхазцев, попробовали ликвидировать автономию, и что получилось? Теперь там одни абхазцы, а сколько крови пролилось. Национальный вопрос не на референдуме решается, есть еще международно-правовые нормы, права коренных народов, но это у нас не учитывается», — говорит Мустафа Джемилев.

Последовательные идеологические противники меджлиса — русские организации полуострова и коммунисты — рассматривают возможность создания крымскотатарской автономии как угрозу гражданскому миру в республике, так и национальной безопасности страны. По убеждению Сергея Шувайникова, лидера Конгресса русских общин Крыма, русскоязычное население, составляющее большинство, будет притесняться и станет людьми второго сорта. Лидер крымских коммунистов Л.Грач подозревает лидеров меджлиса в сепаратистских намерениях и прогнозирует отделение Крыма от Украины. Поскольку же изложение позиций разных политических сил происходит не в процессе общественного диалога, а выглядит как перестрелка из окопов, роль которых играют подконтрольные СМИ, говорить о плодотворной дискуссии не приходится. Более того, в последнее время тема спасения соотечественников от явно преувеличенной крымскотатарской угрозы стала чуть ли не главной в деятельности политических сил полуострова, еще недавно могущественных, но после бездарного и корыстного правления автономией потерявших поддержку населения. (К слову: то, что антисемитские высказывания — это постыдно и плохо, украинские политики, кажется, усвоили, но разжигание антитатарских (антиисламских) настроений по-прежнему считают вполне приличествующим занятием.) Украинская власть при этом довольствуется ролью стороннего наблюдателя, причем слепого и немого.

Если решение социально-экономических проблем репатриантов, выполнение государственной программы их обустройства в последние два-три года наконец-то вышло на более-менее соответствующие потребностям объемы финансирования, то политико-правовые вопросы — статус крымскотатарского народа в Украине, его право на самоопределение, компенсация утраченного имущества и, по-сути, принудительного труда в местах высылки, гарантии сохранения аутентичности — остаются без ответа. Потому что у государства, считает известный крымский политолог Александр Форманчук, нет видения их решения. «Нельзя тупо отвергать, игнорировать и бояться самой мысли о существовании национальной автономии в Крыму. Крымские татары относятся к национальному меньшинству в Украине — это же нонсенс, — говорит А.Форманчук. — Выжидательная позиция украинской власти на сегодня не оправдана. Нежелание или неспособность государства решать правовые проблемы репатриантов приводит к тому, что критическая масса недовольства продолжает накапливаться и межэтническая напряженность в Крыму не снижается».

Помнится, лишь однажды президент Леонид Кравчук, ровно десять лет назад, в год 50-летия депортации крымских татар и год президентских выборов, на траурном мероприятии в Киеве заявил о праве народа на самоопределение. С тех пор тема постепенно властью табуировалась, лидеры крымских татар, оставаясь верными принятым Курултаем задачам, тем не менее старались «блюсти приличия» и не раздражать власть упоминанием о главной цели. Участившиеся же в последний год требования митингов репатриантов вернуть им автономию воспринимались чиновниками с обидой: мол, Украина взвалила на себя всю тяжесть обустройства крымских татар, а взамен такая неблагодарность.

Крымский премьер Сергей Куницын в интервью украинской службе Би-би-си признается: «Я раньше уходил от этого вопроса и считаю, что сегодня невозможно восстановить крымскотатарскую автономию. Я не поддерживаю такие требования, потому что это ни к чему хорошему не приведет. Однако для того, чтобы знать, что делать через 10—15 лет, надо выработать идеологию, и делать это открыто, с привлечением всех сторон, представителей всех этносов Крыма. Должны быть «круглые столы», теледебаты, прямые эфиры. Это острейшая проблема, а весь цивилизованный мир через открытое обсуждение принимает решения. А если мы будем делать вид, что этой проблемы нет или она есть, но об этом не нужно говорить, то это обязательно где-то выстрелит».

Итак, чего же хотят крымские татары? Какой они видят национальную автономию и каким путем к ней намерены идти? Целостного программного документа, законопроекта или концепции на этот счет, как удалось выяснить, сегодня крымскотатарская политическая элита не имеет. И это при том, что в вопросе восстановления автономии солидарны не только меджлис и его оппозиция, но даже Партия мусульман Украины, родом из Донецка, внесла это требование в свои программные документы. Рефат Чубаров считает, что такой документ должен быть разработан государством с учетом мнения всех этнических сегментов крымского сообщества. Главное, чтобы были соблюдены следующие принципы: «Когда мы говорим, что любой народ имеет право на самоопределение, мы имеем в виду, особенно в современных условиях, что это право не может означать череду создания все новых и новых государств. Надо находить взаимоприемлемые формы между правом на самоопределение и принципом территориальной целостности государства Украина. А правовые механизмы, регулирующие самоуправление автономного образования, должны гарантировать соблюдение равноправия этносов, независимо от их численности. Для крымских татар это особенно важно и болезненно».

По мнению Александра Форманчука, со стороны государства нужна серия последовательных шагов. В первую очередь — закон о политической реабилитации крымских татар. Затем — закон о статусе народа в Украине, который даст гарантии всестороннего развития нации. Разработкой правовой базы, говорит А.Форманчук, должен заняться специально созданный государственный орган — «что-то вроде министерства по вопросам территорий либо же по делам репатриантов. Вместо того чтобы содержать представительство Президента Украины в АРК, необходимо создать орган, который бы занимался изучением проблематики автономии, исследованиями и наработкой рекомендаций законодателям». Возможности трансформации нынешней территориальной автономии в национальную либо же в национально-культурную, ее преимущества и риски для государства никем всерьез не изучались. Как утверждает А.Форманчук, даже закрытых разработок такого рода не существует.

И пока крымскотатарский вопрос не стал предметом открытой дискуссии, он будет оставаться предметом политических спекуляций. Например, пять лет назад указом Президента был создан Совет представителей крымскотатарского народа при Президенте. В него в полном составе вошел меджлис крымскотатарского народа. Однако правовой статус представительного органа крымских татар такая полумера в действительности не решила и не могла решить. Поэтому Президент встречается с Советом представителей, а пророссийские политики называют меджлис незаконным формированием, антиконституционным органом и требуют от Президента его упразднения.

Зашкаливание настроений ожидания чего-то плохого и страшного накануне 60-летия со дня депортации наглядно продемонстрировала моя дочь, рассказав, что некоторые ее одноклассники 18 мая не выйдут за порог квартиры, потому что соседи — крымские татары. По сравнению с этим детским страхом, без сомнения, укрепившимся благодаря разговорам папы с мамой, заявления Л.Грача о намерении репатриантов сбросить памятник Ленину, на площади у которого проходят ежегодные траурные мероприятия, выглядели бы смешно, если бы не предчувствие очередной, после зимне-весенних, провокации. Дабы ее не допустить, власть ко Дню депортации подготовилась традиционно. В Крыму идут антитеррористические учения спецподразделений. Сколько их наводнило близлежащие Симферополю населенные пункты — не сообщается. По словам Сергея Куницына, есть основания остерегаться провокаций. Причем со стороны крымских татар никаких противоправных действий не ожидается. «Однако не всем нравится, что в Украине и Крыму мирно сосуществуют разные народы и конфессии, что ситуация управляемая и спокойная».

Как бы в противовес меджлис намеренно проводит «демилитаризацию», отказавшись от акций протеста, — только траурные митинги. В Крыму посадят 60 тысяч деревьев в память о жертвах сталинского режима, а на митинг в Симферополе меджлис рекомендовал соотечественникам нести только государственные и национальные флаги, отказаться от скандирования «Аллах акбар» и исламской символики. В Крымском инженерно-педагогическом университете откроют построенный на деньги преподавателей и студентов памятник — в знак благодарности украинскому и узбекскому народам за помощь в возрождении крымскотатарского народа.

Рефат Чубаров впервые не будет принимать участие в траурном митинге соотечественников. Он останется в Киеве, чтобы попытаться еще раз убедить коллег-депутатов принять закон «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку». Кабминовский вариант, поддержанный в первом чтении, и лидеры крымских татар, и представители власти автономии откровенно называют декларативным, пустым, «для галочки», но сам факт его принятия, возможно, с поправками, приравнивающими ранее депортированных к политрепрессированным, говорил бы сам за себя. Однако в четверг, из-за блокирования работы сессии коммунистами, требующими отзыва из Ирака украинского контингента, законопроект так и не был поставлен на голосование. Если 18 мая его не поддержат — власть не продемонстрирует своим гражданам-крымским татарам даже символического жеста солидарности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК