Недоперепобедили

10 декабря, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 50, 10 декабря-17 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

С начала осени на всех застольях (на которые мне приходилось попадать в эти дни) я неизменно произносил один и тот же тост...

С начала осени на всех застольях (на которые мне приходилось попадать в эти дни) я неизменно произносил один и тот же тост. В самых разных компаниях ваш покорный слуга предлагал окружающим поднять бокал за то, чтобы новый политический год наступил раньше календарного. С недавних пор потребность в подобном ритуале отпала. И не только потому, что официальный победитель президентских выборов, вполне возможно, не будет объявлен даже 31 декабря. Просто чувство предпраздничной приподнятости уже уступило место состоянию постпраздничной утомленности.

Кричали мужики «Ура!» и в воздух шарфики бросали…

Наверняка вам знакомы описываемые мною ощущения. Сперва — томительное предвкушение новогодней ночи. Лихорадочное ожидание новогоднего действа. Страстное вожделение некоего новогоднего чуда. Затем — усталость, разочарование, опустошенность. Вроде бы и без особых на то причин. А ведь все просто: объятия будней кажутся особенно холодными после горячего прикосновения праздника.

В эти две с небольшим недели значительная часть страны пережила нечто подобное. Усталость, разочарование и опустошение вдруг овладели множеством людей, еще недавно живших радостным ожиданием политического чуда.

В палатках и ресторанах, на автобусных остановках и в подземных переходах люди растерянно спрашивали друг друга об одном и том же. То, что произошло в среду в Верховной Раде, — это хорошо или плохо? Для кого это хорошо, а для кого — плохо? Если это хорошо для Кучмы, то почему он так задавленно улыбался, когда проникновенно вещал об историческом значении этого? А если это хорошо для Ющенко, то почему лично он за это не голосовал?

Спорят недоумевающие граждане. Случившееся давеча — это ничья? Если нет, то почему в равной степени ликовали после пресловутого «пакетного» голосования как оранжевые, так и бело-голубые? А если победа — то чья? Кучмы? Ющенко? Януковича? Путина?

А-а, победа здравого смысла… То есть как бы наша… Постой-постой, чего-то не пойму, а у кого мы, собственно выиграли? В чьи ворота голы забивали? Мы чего хотели? Провозглашения президентом истинного победителя. На худой конец — признания факта массовых нарушений, отмены результатов выборов, переголосования. Так мы всего этого уже раньше добились. Я, любезнейший, интересуюсь, сейчас по какому случаю фейерверк? Ах, да — Центризбирком отправили в отставку. Новый избрали… Так ведь в том же составе! Ну, Кивалова выперли, и еще одного, как его… Ну, который за Донецкую область отвечал. И что? Разве только в них двоих дело? Поставят теперь отвечать за Донбасс, к примеру, этого, забыл… Охрендовского, что ли? Он еще не такое наворотит! Я его по телевизору видел, тот еще жук! Да и сам Кивалов — мемуары собирается писать, на пресс-конференциях рассиживается. А где должен сидеть после всего, что натворил? То-то…

Реформу, говорите, приняли? А зачем? То есть я, конечно, целиком и полностью за гармоничное распределение полномочий. Но Ющенко нам что говорил? Конституцию поменяем, но после демократических выборов. И голосовать будем за другой проект, а не за этот, шулерский. Который нам Кучма специально подсовывает, чтоб при власти остаться. Что же теперь получается: проект уже не шулерский? Или, может быть, выборы демократические уже состоялись? Так нет, вроде бы. А, Кучма уже не опасен, на уступки идет? На какие, осмелюсь спросить? Януковича снял? Министра внутренних дел выпер? Губернаторам-сепаратистам должное воздал? Правительство в отставку отправил?

Что говорите? Закон о выборах изменили? Так его перед самой кампанией меняли. Когда за него Рада проголосовала, оппозиционеры вовсю этот самый закон нахваливали, сам в газетах читал. И что, помогло им это? Так где, позвольте вас спросить, гарантия, что новые правила прежних нарушителей приструнят? Есть ли в этой стране закон, который нельзя было бы нарушить?

И есть ли в этой стране правда?

Этот вопрос — самый страшный в длинной череде. В приведенном выше импровизированном монологе рядового гражданина мы описали далеко не все терзания, которыми мучаются граждане, населяющие многочисленные города и веси необъятной нашей Родины. И не только те из них, кто голосовал за Ющенко. Избирателям, принципиально и осознанно поддержавшим его оппонента, тоже кое-что невдомек. Мучит их, к примеру, ответ на следующий вопрос: отчего политики, которых они считали «своими», сегодня рассыпаются в похвалах в адрес «чужих». В адрес тех, кого они сами еще вчера называли узурпаторами, похитителями победы, законно добытой Януковичем.

Страшный вопрос предполагает страшный ответ. Слово «предательство» произносит все большее количество людей. Кто-то шепотом, кто-то — нарочито громко.

Так кто же кого предал? И предавал ли?

Кому война — не мать родна?

Трезво оценить происшедшее сложно. Слишком утомили общество семнадцать мгновений лютой политической зимы. Слишком сильная инъекция эмоций впрыснута даже в самые трезвые мозги этого государства. Что уж говорить о горячих журналистских головах? Холодный анализ случившегося — еще впереди.

И все же наберусь наглости и утешу тех, кто переживает особо остро. Не произошло ничего, заставляющего рассуждать о сокрушительном поражении, злодейской измене либо подлом предательстве кого бы то ни было кем бы то ни было. Не произошло ничего, позволяющего говорить о доблестной победе, великом триумфе либо всеобщем единении. Историческое решение Верховного суда было на два порядка значимее.

Скорее правы те, кто утверждает, что не произошло ничего особенного. Кто полагает, что реальные поводы для обильных лобзаний и продолжительных салютов попросту отсутствовали. Последовавшие за голосованием песни, пляски и раздачу наград спишем на естественную усталость участников процесса.

Более или менее подробный разбор того, за что отдали свои голоса 402 народных депутата, еще впереди. Попытаемся оценить характер и значение утвержденного Верховной Радой законодательного пакета.

Восьмого декабря в отечественном парламенте была достигнута достаточно масштабная политическая договоренность. Часть отечественных мэтров искусства возможного убеждена, что без нее страна вполне могла бы обойтись. Другая часть уверена: иного выхода не было. У каждого —собственные резоны, по-своему убедительные. Чтобы перечислить все аргументы всех участников процесса «Зеркалу недели» пришлось бы печатать отдельное приложение. Посему попытаемся высчитать логику того, чья позиция сегодня интересует более всего — логику Виктора Ющенко.

Виктора Андреевича лишили, как он считает (судя по всему, небезосновательно), законной победы. Путей для восстановления справедливости у него было только два. Первый — так называемый «революционный». Второй — переговорный процесс.

«Революция от Ющенко» была невозможна в принципе. Причина первая и наиболее очевидная: лидер «Нашей Украины» не является революционным вождем по определению. В любом другом случае указания этой причины было бы достаточно для того, чтобы не называть прочие. Но мы разбираем слишком серьезный случай, а потому вынуждены перечислить и другие аргументы.

Ющенко помнил о 9 марта 2001 года и не забыл, до какой степени одна-единственная стычка митингующих с правоохранниками перепугала целую страну. Ющенко отдавал себе отчет в том, что переход борьбы с режимом в активную силовую фазу способен привести к человеческим жертвам. И не желал этого допустить. Как всякий нормальный человек и ответственный политик.

Ющенко знал, что его штаб толком не прорабатывал силовой вариант противодействия. Люди, способные обеспечить подготовку такого плана, в свое время не получили необходимых полномочий.

Ющенко осознавал, что распускать Майдан нельзя — есть риск сдать завоеванные позиции. И чувствовал, что долго держать сотни тысяч людей в напряженном бездействии тоже нельзя — у кого-то могут сдать нервы, и тогда не избежать незапланированного столкновения.

Ющенко чувствовал, что провокатором стычек может выступить власть. И подозревал, что ответственность за последствия ляжет и на него. Он понимал, что только Янукович мог инициировать подобный план, и только Кучма мог подобный план санкционировать. А потому Ющенко был заинтересован в разрыве тесной связи между главой государства (отходящим от власти) и главой правительства (к этой самой власти рвущимся). Для осуществления подобной цели лидер оппозиции должен был вступать в переговоры с Леонидом Кучмой.

Лишив премьера поддержки Президента, Ющенко лишал Януковича главного оружия — административного ресурса. Оставался бы Виктор Федорович премьером или нет, большого значения для итогов нового повторного голосования это не имело. Ибо все необходимые команды всем необходимым лицам, структурам отдавались либо непосредственно Кучмой, либо от его имени и с его ведома.

По убеждению Ющенко, именно Кучма (стремительно теряющий остатки авторитета, но сохраняющий остатки влияния) мог несколько притормозить набиравший обороты процесс сепаратизма. Генетический страх перед гарантом и остающимися в его руках полномочиями были веским аргументом для губернаторов и представителей региональных элит в парламенте. Значит, ради сохранения остатков всенародного спокойствия (по мнению Виктора Андреевича) в переговорах с Леонидом Даниловичем следовало идти на некоторые уступки.

Добившись согласия Президента и лидеров провластных фракций, Ющенко со товарищи мог осуществить хотя бы частичную ротацию ЦИК. То, что радикально изменить состав Центризбиркома в сжатые сроки не удастся, стало очевидным очень скоро. А потому ставилась программа-минимум — снять Кивалова и заменить его человеком, по возможности более порядочным. Это сохраняло некоторые шансы на то, что удастся избежать внешнего вмешательства в электронную систему ЦИК. А также масштабных манипуляций, связанных с «подгонкой» бюллетеней и протоколов.

Кроме того, советники Ющенко настаивали на срочном изменении правил проведения предвыборной борьбы, благодаря которым можно было бы обезопасить себя от некоторых, наиболее грязных и наиболее эффективных технологий.

Для обновления ЦИК и «освежения» закона требовался компромисс не только с Президентом, но и с неоппозиционными депутатскими сообществами. Ющенко на этот компромисс пошел. Суть компромисса, в конечном счете, сводилась к поддержке конституционной реформы. Зачем она была необходима оппонентам Виктора Андреевича? Назову лишь некоторые основные причины.

Первая — переходные положения предусматривали, что «Верховная Рада Украины, избранная в 2002 году, продолжает осуществлять конституционные полномочия до дня обретения полномочий Верховной Радой Украины, избранной в 2006 году». По сути, это означает запрет на проведение досрочных парламентских выборов. Страха перед внеочередной кампанией не скрывали многие представители большинства. А многие представители оппозиции не скрывали своей решимости эту кампанию организовать. В случае проведения досрочных выборов сторонники Ющенко (используя волну народного подъема) могли бы постараться обеспечить новому президенту новое большинство в Раде. Теперь они такой возможности лишились.

Причина вторая. В случае избрания Виктора Ющенко президентом с прежним набором полномочий его оппоненты лишались возможности эффективного политического противодействия новому главе государства. Реализация плана «Политическая реформа» за ними такие возможности сохраняет.

Причина третья, психологического порядка. Первый раунд власть оппозиции проиграла. Вполне естественно, она хотела слегка подсластить горечь поражения и несколько омрачить радость победителей. И не только. Втягивая Ющенко в конституционный процесс, его противники желали убедить общество в его слабости, внести в ряды сторонников Виктора Андреевича раздор и сомнения. Глядишь — это сработает, отразится и на единстве оппозиции, и на настроениях избирателей. Кто-то ведь может воспринять случившееся как упущенный шанс, как украденную победу. И, поддавшись разочарованию, не прийти в назначенный день на избирательный участок.

И еще два важных обстоятельства, на наш взгляд, побудивших Виктора Андреевича сделать однозначный выбор в пользу переговоров. Во-первых, возможность его маневра сковала позиция Запада, однозначно давшего понять — он признает только легитимного президента. Провозглашение Ющенко главой государства на митинге, после захвата Банковой, к числу легитимных способов не относилось. Во-вторых, лидер «Нашей Украины» откровенно боялся резкого конфликта с Морозом. Александр Александрович это понимал и, пользуясь ситуацией, откровенно продавливал близкую его сердцу реформу.

Надеюсь, теперь вам ясно, отчего Ющенко избрал именно такую линию поведения? Отчего некоторые решения выглядели половинчатыми, некоторые — откровенно странными? Полагаю, сейчас вы согласитесь, что голосование за реформу и прочие договоренности (устные и письменные, официальные и негласные) нельзя считать ни чьей-то победой, ни чьим-либо поражением. Их можно называть лишь компромиссом.

Границы разумного
и пределы дозволенного

Мог ли Ющенко обойтись без этого? Многие считают, что да. Что решения Верховного суда и фактора Майдана было достаточно, чтобы добиться от власти всех необходимых уступок. Что новый закон и «новый» ЦИК не являются действенным противоядием от фальсификаций. Что после серии политических и моральных побед он мог добиться окончательного триумфа, невзирая на несовершенство законодательной базы и противодействие Центризбиркома. Что народ не уполномочивал лидера «Нашей Украины» на «конституционный сговор» с обанкротившейся властью. Что Виктор Андреевич, добровольно согласившись на обрезание президентских полномочий, лишает себя (в случае избрания) возможности выполнить многие предвыборные обещания.

Не станем ни спорить с этим, ни соглашаться. Судить политиков легко, быть политиком (в особенности политиком ответственным) непросто. Не думаю, что кто-нибудь захотел бы сегодня оказаться в шкуре Ющенко, на чьи плечи внезапно взвалилась такая ответственность. Наверное, избранный им путь был не худшим выходом из ситуации, в которой он оказался. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что в эту ситуацию он сам себя загнал. Виктор Андреевич не всегда делал, говорил, обещал и подписывал то, что следовало. Там, где следовало. Тогда, когда следовало. Так, как следовало.

Как бы там ни было, Ющенко принял решение и взял на себя ответственность. Прав ли он оказался, рассудит история. Правда, есть один нюанс: в своей правоте необходимо было убеждать не только членов фракции «Наша Украина». С трибуны нужно было говорить не только о королеве Ярославне и трипольской культуре. И не только с трибуны. И не только самому вождю. Необходимо было толково, доходчиво, подробно растолковывать происходящее. Тогда не было бы в обществе разочарований и сомнений. Обидных упреков и несправедливых обвинений в предательстве. Не было бы разговоров об утраченной победе и захлебнувшейся революции…

Чего добились Ющенко и его сторонники? Во-первых, публичного позора Сергея Кивалова и прихода на пост Ярослава Давидовича, человека, вне всякого сомнения, добросовестного.

Во-вторых, одобрения документа, несколько странного с формальной точки зрения. Смысл закона «Об особенностях применения Закона Украины «О выборах Президента Украины» при повторном голосовании 26 декабря 2004 года» не соответствовал его названию. Поясним почему. Словосочетание «особенности применения закона», честно говоря, не предполагает наличия в документе новых норм. А они в нем есть — он, собственно говоря, из этих самых новых норм и состоит. По логике данный акт должен был представлять собой руководство по эксплуатации старого закона в новых обстоятельствах. По сути же он является новой версией избирательных правил. Вопросов не возникало бы, если бы документ предполагал внесение изменений в действующий закон. Но он их не предполагает. Это — одноразовый акт, срок действия которого истекает «в день, следующий за днем вступления на пост новоизбранного президента». Почему была предпринята попытка отредактировать действующий закон? Потому, отвечают оппозиционеры, что эта попытка была заранее обречена на провал и подобный прием был единственно возможным способом подправить ситуацию. С точки зрения политической логики, аргументация естественная. С точки зрения правовой логики — нет.

Еще одна важная деталь. Появление подобного закона стало возможным благодаря решению Верховного суда. И это самое решение в этом самом законе нарушается. Поясню: ВС обязал провести повторное голосование в соответствии с требованиями 85-й статьи Закона «О выборах президента Украины». Она, в частности, предусматривает: «Если один из кандидатов, включенных в избирательный бюллетень для повторного голосования, не позднее, чем за десять дней до повторного голосования, снял свою кандидатуру… Центральная избирательная комиссия неотложно принимает решение о включении в избирательный бюллетень кандидата, следующего по количеству полученных в день выборов голосов». Смотрим в текст принятого депутатами закона «о порядке применения». Согласно статье 9, если один из кандидатов не позднее чем за десять дней сошел с дистанции, «в избирательный бюллетень включается один кандидат».

Не понял я чего-то. Разве решение Верховного суда подлежит коррекции? Разве введение подобной нормы не нарушает права кандидатов в президенты? И чем, простите, руководствовался Мороз, когда заявлял о своей готовности принять участие в борьбе в случае отказа Януковича? Может, Сан Саныч проект закона не читал?

Есть основания считать, что очень многие депутаты не читали тексты документов, за которые так дружно голосовали 8 декабря. Что, согласитесь, печально, учитывая важность этих документов. Есть повод думать, что многие народные избранники забыли о нормах регламента, предусматривающего императивную процедуру рассмотрения и принятия законов. В данном случае ее попросту проигнорировали. Никаких тебе обсуждений, первых и вторых чтений, никаких «за основу» и «в целом». Сразу да еще с прицепом — двумя другими документами. Была ли такой высокой цена вносимых изменений, чтобы так откровенно нарушать правила? Чтобы давать повод (пускай и формальный) ставить под сомнение результаты голосования 26 декабря?

В «Нашей Украине» полагают, что изменения важны.

Во-первых, появилась возможность сформировать новые участковые и территориальные избирательные комиссии. Теперь они будут комплектоваться исключительно представителями двух кандидатов. А значит, Янукович не будет иметь преимущества за счет скрытых агентов влияния, внедренных «техническими» кандидатами.

Во-вторых, решение о внесении изменений в состав избирательных комиссий должно приниматься не позднее, чем за два дня до повторного голосования. Это исключает массовое изгнание представителей одного из кандидатов в самый неподходящий момент, как это было в ходе второго тура.

В-третьих, объявлена война махинациям с открепительными талонами. Теперь их будут изготавливать «в количестве, 0,5% от количества избирателей, внесенных в списки для голосования» (ранее эта цифра составляла 4%). Предусмотрено, что лица, внесенные в списки избирателей на основании открепительных удостоверений, не включаются в списки избирателей для повторного голосования. На открепительных отныне будет проставляться номер территориального округа. Чтобы проголосовать по открепительному, избиратель должен не позднее 12 часов 25 декабря обратиться в соответствующий избирком. Ужесточен механизм выдачи открепительных, упорядочена система их учета и контроля за их использованием. Любое нарушение четко регламентированных правил служит причиной для отказа в праве проголосовать по «отрывному билетику».

И еще две важных детали. Включение избирателя в списки избирателей отныне возможно только по решению суда. А голосование за пределами избирательных участков предусмотрено только для инвалидов первой группы, не способных передвигаться самостоятельно.

Цель новшеств ясна — обезопасить страну от наиболее грубых и наиболее распространенных фальсификаций. Однако было бы несправедливым не заметить: борьба с одними нарушениями породила другие. Часть избирателей (пускай и незначительная) неизбежно будет поражена в правах. Далеко не всем командировочным и путешествующим наверняка известно, в каком территориальном округе им предстоит голосовать. А без точного указания номера теризбиркома вам попросту не выдадут открепительный. Далеко не все успеют добраться до места назначения за сутки до выборов, как того требует закон. Наконец, будем откровенны: не только неподвижные инвалиды не в состоянии явиться на участки. Понятно, что махинации с выносными урнами стали притчей во языцех. В некоторых регионах на дому, по неизвестным причинам, голосовали до 20% избирателей. Но борьба за права одних, предусматривающая нарушение прав других (особенно если это — больные и старики), вызывает если не однозначное осуждение, то, как минимум, неоднозначную реакцию.

Политическая реформа: совмещение неприятного
с полезным

Выше мы уже упомянули о том, что новые правила предвыборной борьбы были лишь маленькой тележкой. К ней были прицеплены два огромных вагона в виде пары проектов конституционных изменений. Один из них (№4180) ранее был предварительно одобрен парламентом. Теперь, благодаря поддержке конституционного большинства Рады, он был окончательно принят. Однако срок его введения еще не наступил. Об этом — несколько ниже. Второй проект (№3207-1) только сейчас и прошел процедуру предварительного одобрения. Сразу заметим, что (вопреки ошибочным сообщениям в прессе) нардепы голосовали не за весь проект, а лишь за его часть. Если быть точным, за ту его часть, которая касается реорганизации сферы действия органов местной власти и местного самоуправления.

Поясним, зачем это было сделано. Согласно действующей Конституции, главы местных администраций назначаются и увольняются президентом Украины по представлению Кабмина. В самом начале конституционного процесса ряд депутатов предложил сделать губернаторские должности выборными. Массовой поддерки эта инициатива не нашла. Тогда решили сформулировать эту часть 118 статьи Конституции следующим образом: «Главы местных администраций назначаются и увольняются Кабинетом министров Украины по представлению премьер-министра Украины». Именно такая формулировка изначально содержалась в проекте №4180. Введение подобного механизма существенно ограничивало бы президентскую власть и расширяло бы полномочия правительства. Однако против новшества решительно выступил Виктор Ющенко. Ему пошли навстречу и норму из законопроекта изъяли. И, кстати, не только ее.

Например, в статье 94-й проекта было записано, что если Президент в установленный срок не подписал закон, завизировать и обнародовать его должен спикер. Нормальный механизм, необходимость которого понятна для всех, кто помнит, сколько законов отказывался подписывать Леонид Кучма, сколько накладывал так называемых «повторных вето», никем и ничем не предусмотренных. Команда Ющенко возразила против этого механизма — ей пошли навстречу.

Таких примеров достаточно много. Обращаю на них внимание тех, кто переживает, что президент превращается в декоративную фигуру. Человек, обладающий единоличным правом подписывать законы и монопольным правом назначать глав администраций, декоративной фигурой не может быть по определению. Особенно если учесть, что механизм импичмента все так же мутен. Зато глава государства получает два дополнительных повода распустить парламент — если Рада не успела вовремя создать парламентскую коалицию и если она в установленные сроки не смогла сформировать Кабмин.

Но вернемся к связке проектов №4180 и №3207-1. Первый изменяет целый ряд положений Конституции. Однако юридической силы эти изменения еще не набрали. Согласно одобренным договоренностям, проект №3207-1 должен быть рассмотрен на следующей сессии Верховной Рады. Если он наберет 300 голосов, то оба «реформаторских» проекта обретут юридическую силу 1 сентября 2005 года. Если нет — то в Конституцию внесут только те изменения, которые предусмотрены проектом №4180. И сделают это только после 1 января 2006 года. То есть, новый президент минимум девять месяцев будет руководить страной, обладая прежними огромными полномочиями. А если учесть, что массовое одобрение проекта №3207-1 выглядит весьма сомнительным, то будущий глава государства будет наслаждаться почти абсолютной властью год.

Но и это не все. Главное новшество принятых конституционных изменений заключается в том, что парламент получит новые возможности влияния на Кабинет министров. Схематично модель выглядит так:

1) после парламентских выборов Рада формирует коалицию;

2) коалиция предлагает президенту кандидатуру премьера;

3) с подачи президента назначает премьера, министра обороны и главы МИД;

4) с подачи премьера назначает персональный состав правительства.

Ранее президент назначал премьера (по представлению Рады) и других руководителей центральных органов исполнительной власти. И он же единолично всех их увольнял. Сейчас это становится прерогативой Рады. Ранее Кабмин был ответственен только перед президентом. Теперь — перед ним и Верховной Радой. Ранее Кабинет министров слагал полномочия перед новоизбранным президентом. Теперь — перед новоизбранной Верховной Радой.

Однако парламентская коалиция может рассчитывать на свои дополнительные возможности влияния на Кабмин только после следующих парламентских выборов. То есть в марте 2006 года. До тех пор, независимо от развития событий, главные рычаги влияния на правительство будут находиться в руках Президента.

А при чем тут проект №3207-1, которому еще только предстоит стать законом (и который им, скорее всего, не станет)? Разъясняем. Насколько нам известно, после того как Ющенко отказался передавать право назначения глав местных администраций в руки Кабмина, его упрекнули в нежелании реформировать региональную власть. Его юристы предложили компромисс — усовершенствовать эту самую местную власть при помощи проекта №3207-1. Он предусматривает три принципиальных новшества.

Первое: местные госадминистрации будут осуществлять исполнительную власть только в областях, а также Киеве и Севастополе. По действующей Конституции, подобным правом обладают еще и районные администрации.

Второе: распределение полномочий между органами местной власти и местного самоуправления будет определяться законом.

Третье: жители общин будут избирать на пятилетний срок городских и сельских, поселковых председателей, которые автоматически будут возглавлять исполнительские органы советов. Главы районных и областных советов будут избираться местными радами и также возглавят местные исполнительские структуры. Полномочия этих органов, а также их глав опять же предстоит определить законодателям.

Суммируем. Если 3207-1 проходит, местное самоуправление может получить некоторые дополнительные права. Но как они будут выглядеть, неизвестно. Когда будет принят соответствующий закон — непонятно. Если 3207-1 не проходит (а это очень вероятно), все остается, как было.

Но в любом случае президент назначал, назначает и будет назначать глав местных государственных администраций. Что лишний раз подтверждает его ключевую роль в системе государственной власти. Более подробный анализ принятых конституционных изменений — еще впереди. Но предварительные выводы можно сделать уже сегодня.

Вывод первый. Сделаны первые шаги в направлении более разумного распределения сфер влияния властей. Шаги робкие и половинчатые. Но их делать необходимо, если страна на хочет второго Кучмы.

Вывод второй: согласие на проведение реформы, помимо всего прочего, подтвердило готовность Ющенко идти на реорганизацию института государственного управления. Что обнадеживает. Однако Виктор Андреевич дал очередной повод подозревать, что лидер «Нашей Украины» не знает, каким именно должен быть этот механизм и как именно его следует внедрять.

Вывод третий: форма и время легитимизации конституционных изменений, действительно, вызывают вопросы. Леонид Данилович неожиданно и не вполне заслуженно обрел статус миротворца и реформатора, что многих покоробило. Однако эмоции не должны мешать понять главное: ничего угрожающего для демократии не произошло.

Вывод последний: нам предстоит еще долгий путь, чтобы народ научился понимать своих вождей. А вожди научились быть достойными своего народа.

Для многих политическое постновогоднее похмелье наступило несколько раньше, чем ожидалось. Минувшая среда просто напомнила нам, что чудес в реальной жизни не бывает. Что мы, и только мы, а отнюдь не сами политики, должны и можем быть творцами истинных политических чудес. И даже хорошо, что кое-кто испытал разочарование уже сейчас, а не спустя месяцы после президентских выборов. Чем меньше у нас будет иллюзий по поводу вождей, тем меньше у вождей будет шансов нас обмануть. Майдан многому научил и поводырей, и народ. И, кстати, никакие изменения Конституции не могут запретить появление нового Майдана.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК