КОРРЕКЦИЯ ВИРТУАЛЬНОСТИ

29 апреля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 17, 29 апреля-15 мая 2004г.
Отправить
Отправить

Признаюсь честно: собираться с мыслями и разбираться с собственными чувствами по поводу новшеств — «коррекции приоритетов» и «политики конструктивной евроинтеграции» — лично мне пришлось достаточно долго...

Признаюсь честно: собираться с мыслями и разбираться с собственными чувствами по поводу новшеств — «коррекции приоритетов» и «политики конструктивной евроинтеграции» — лично мне пришлось достаточно долго. С одной стороны, с некоторыми последними заявлениями представителей руководства страны относительно украинской евроинтеграции трудно не согласиться. С другой стороны, фамилии этих людей, а также исторический момент, в который были сделаны заявления, заставляют насторожиться и задуматься над истинной подоплекой сказанного.

Но сначала напомним, о чем собственно речь. На прошлой неделе, выступая на конференции со сложным названием «Стратегия устойчивого развития и структурно-инновационной перестройки украинской экономики (2004-2015)», Президент Леонид Кучма, во-первых, констатировал, что «реализация конечной цели — обретение Украиной полноправного членства в ЕС, а это наше неизменное стремление», откладывается на более отдаленный, чем это предполагалось ранее руководством страны, срок.

Во-вторых, Президент заявил, что «мы должны творчески осмыслить опыт стран предыдущей волны евроинтеграционного процесса, проанализировать не только позитивные, но и негативные стороны, чтобы избежать ошибок, которые допустили страны Центральной Европы». «Мы не должны интегрироваться в Европу как «младшая сестра». Мы уже это проходили. Должны избежать этих явлений», — подчеркнул Л.Кучма.

И в-третьих, глава государства заявил о «специфических чертах украинского пути евроинтеграции, где основное внимание концентрируется на фундаментальных внутренних преобразованиях». «Речь идет о политике, которую можно было бы назвать политикой конструктивной евроинтеграции, учитывающей риски и угрозы форсированной евроинтеграции. Реализация Копенгагенских критериев должна осуществляться нами именно на такой основе. Поспешность тут неуместна», — пояснил новые особенности украинской евроинтеграции глава государства.

Вслед за Президентом со статьей в еженедельнике «Бизнес» выступил первый вице-премьер, он же уполномоченный страны по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Николай Азаров и сообщил: поскольку «Украина долго и настойчиво стремилась получить план присоединения к ЕС, а Союз столь же долго отстранялся от решения этого вопроса», «мы скорректировали свои приоритеты: неизменный курс на евроинтеграцию Украины вовсе не равнозначен вступлению в Евросоюз». «Мы сосредотачиваемся не на вступлении, а на создании в Украине экономических, социальных и правовых стандартов, которые позволят не проситься в ЕС, а спокойно решать — вступать или нет». Заметим, что г-н Азаров настолько увлекся корректировкой курса, что откорректировал самого Президента, который, напомним, подчеркнул, что «полноправное членство в ЕС — наше неизменное стремление».

Правда, о том, что «вполне возможно проводить политику евроинтеграции, не касаясь вопроса о членстве в ЕС, концентрируясь, в первую очередь на внутренних трансформациях», говорил в том же номере «Бизнеса» и первый замминистра иностранных дел по вопросам европейской интеграции Александр Чалый. Он привел примеры Швейцарии, Норвегии и Исландии, «которые, бесспорно, являются частью интегрированной Европы, но в то же время не входят в Европейский Союз и не ставят перед собой такой цели, преследуя свои национальные интересы». Дипломат также подчеркнул, что поскольку после расширения ЕС и НАТО Украина окажется в принципиально новой геополитической и геоэкономической ситуации, это обстоятельство «диктует необходимость поиска новой модели нашей евроинтеграционной стратегии». Повторить же успешный опыт наших соседей, в первую очередь Польши, то есть использовать инструмент соглашения об ассоциации европейского типа, по мнению А.Чалого, Украине не удастся: «Сегодня очевидно, что не только и не столько по нашей вине перспективы реализации такой стратегии выглядят довольно призрачно. Значит, нам надо искать другие пути и формы».

С одной стороны, трудно не согласиться с предложением меньше говорить о членстве в ЕС, а больше внимания уделить, как и предлагает Президент, уменьшению разрыва в размерах ВВП на душу населения между Украиной и государствами-членами Евросоюза, повышению конкурентоспособности экономики, утверждению Украины как высокотехнологической страны, сокращению разрыва в уровне и качестве стандартов жизни со странами ЕС и т. д. Потому что реализация именно этих задач и является основной целью евроинтеграции нашей страны. Именно такая евроинтеграция найдет отклик в душе каждого украинца, а не бесконечные пустые заклинания о высокой «стратегической цели».

И признать, что членство Украины в Европейском Союзе может стать реальностью не так скоро, как хотелось бы, со стороны нынешней власти гораздо честнее, чем обещать, ничего при этом не делая, создание предпосылок для этого членства уже в 2011 г. Новая риторика представителей украинской власти кое в чем действительно больше соответствует реальному положению дел с нашей евроинтеграцией, чем это было до сих пор.

Но, с другой стороны, возникает резонный вопрос: а почему это наши евроинтеграторы вдруг стали такими честными реалистами и почему это с ними случилось именно сейчас? Почему так кардинально изменилась риторика? Ведь, собственно, в самой украинской евроинтеграции абсолютно ничего не изменилось — она как была, так и остается виртуальной. Разве только сейчас стало понятно, что никакая ассоциация с ЕС нам в ближайшее время не светит? Разве раньше Евросоюз на всех уровнях не говорил, что сначала Украине необходимо провести фундаментальные реформы во всех сферах, а потом уже заводить разговор о новых формах отношений с ним?

Все становится на свои места, если вспомнить, когда именно были сделаны все процитированные выше (и другие аналогичные) заявления. Во-первых, сразу же после завершения эпопеи с заключением Украиной Соглашения о формировании ЕЭП, во время которой множество экспертов, политиков и даже госчиновников высоких рангов многократно повторили тезис о противоречии участия нашей страны в ЕЭП ее стратегическому курсу — полноправному членству в ЕС. Но теперь, после того как главный промоутер Украины в ЕЭП г-н Азаров пояснил, что наша евроинтеграция «вовсе не равнозначна вступлению в ЕС», то и противоречий никаких быть не может, поскольку у нас теперь своя, специфическая «евроинтеграция», как хотим, так и трактуем ее, подо что хотим, под то и подгоняем. Хоть под Казахстан, хоть под Белоруссию. Это пусть страны Центральной Европы со своими ошибками в Евросоюз вступают. А мы таких ошибок повторять не станем. И «младшей сестрой» для Европы не будем. Мы теперь вместе с Россией на роль «старшего брата», наверное, претендуем.

Во-вторых, перед выборами очень кстати заявить, что поспешность в выполнении копенгагенских критериев абсолютно неуместна, более того, «форсированная евроинтеграция» просто опасна. Особенно, пожалуй, в вопросах, относящихся к первому критерию — обеспечению стабильности институтов, являющихся гарантами демократии, верховенства права, прав человека, уважения прав меньшинств и их защиты. Вон Леониду Даниловичу отношения Украины с ЕС даже в виде корриды представляются, на которой ЕС исполняет роль опытного тореадора, размахивающего красным полотнищем, а Украине досталась роль молодого бычка. «Тореадор-то на месте стоит, а мы все вокруг бегаем. А стрелы-то летят, и уже живого места не осталось», — живописует Президент. Разумеется, очень выгодно накануне выборов обвинить Европейский Союз в придирках и предвзятом отношении к Украине. Ведь выборы в Мукачево очень четко показали, что реакция Евросоюза в случае нечестных, недемократичных и непрозрачных президентских выборов будет очень жесткой. Вплоть до непризнания результатов этих выборов. Поэтому и стараются кучмовские кризисные менеджеры заранее сформировать у населения Украины негативный образ ЕС, чтобы всерьез его заявления тут больше никто не воспринимал. Для этого и темники специальные пишутся. Например, кто-нибудь из зрителей трех центральных каналов хоть что-нибудь слышал о «европейском туре» по городам нашей страны, который накануне расширения ЕС организовало представительство Еврокомиссии в Украине с целью широкого ознакомления украинцев с политикой Евросоюза? Вряд ли. Скольким украинцам известно, что евросоюзовский документ «Расширенная Европа» отнюдь не исключает будущего членства Украины в ЕС? Что в настоящее время Евросоюз работает над отчетом по Украине, во многом напоминающим подобные отчеты, в свое время подготовленные для стран-кандидатов и использующим те же критерии оценки? Кто из украинцев в курсе того, что сейчас разрабатывается и скоро будет принят конкретный и амбициозный план действий Украина—ЕС, мониторинг выполнения которого во многом будет схож с оценкой Евросоюзом достижений стран-кандидатов на пути к полному членству? Думается, что немногие наши соотечественники могут похвастаться такой осведомленностью.

Зато все весьма наслышаны о том, как Украина «долго и настойчиво» хотела получить «план присоединения к ЕС», а тот остался равнодушен к нашим благородным порывам и даже «журавля в небе» не пообещал, а только «учит, учит, учит». Все хорошо осведомлены об «эгоизме» и несговорчивости Евросоюза, из-за расширения которого Украина понесет ужасные убытки, которые он якобы никак компенсировать не хочет. А раз так, то можно смело заявлять, что «Европа нам не указ».

Президентский тезис о «конструктивной» (получается, что раньше она была деструктивной?) и неспешной евроинтеграции также очень удобен. Опять же в преддверии выборов. Ведь теперь можно смело отметать любые обвинения в невыполнении самой же властью и начерченного графика украинской евроинтеграции, о малореальности которого многие эксперты говорили с самого начала. Напомним тем, кто забыл, что в широко известном послании Верховной Раде под названием «Европейский выбор» Президент ровно два года назад, в апреле 2002-го, планировал, что членом ВТО Украина станет в 2002—2003 гг., в 2003—2004 гг. проведет переговоры и подпишет с Евросоюзом Соглашение об ассоциации, а также проведет переговоры относительно создания зоны свободной торговли с ЕС (график на дальнейшие годы даже не будем вспоминать). Этот план оказался нереализованным. И не только и не столько по вине Евросоюза. И мы все прекрасно это понимаем. Ведь до сих пор Украина так «спешила» и «форсировала» евроинтеграцию, что, например, не выполнила даже все пункты Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, которое так настойчиво стремилась заменить соглашением об ассоциации, сорвала все планы и графики адаптации украинского законодательства к европейскому, о нашей же готовности к членству в ЕС в сфере стандартизации и сертификации лучше вообще помолчать (например, в металлургии или сельском хозяйстве, по данным Минэкономики, она составляет чуть более 10%). И таких примеров — не счесть.

И статус страны с рыночной экономикой мы тоже до сих пор не получили. Но, похоже, скоро все-таки получим. Вы заметили, как оживились и с новой силой стали требовать его наши чиновники и высокие должностные лица, особенно премьер Янукович? Как стали убеждать, что сейчас это самый принципиальный вопрос в наших отношениях с ЕС? А ведь с полгода назад высокопоставленные дипломаты в частных беседах говорили, что украинская сторона больше не будет так активно давить на Евросоюз относительно предоставления рыночного статуса, поскольку, во-первых, это не настолько уж и принципиально, а во-вторых, потому что «скоро сами придут и дадут», «все к тому идет».

Видимо, «все» почти «пришло», так как вопрос рыночного статуса вновь поднимается на всех мало-мальски важных переговорах, и можно ожидать, что скоро кандидат в президенты Виктор Янукович объявит о громкой и трудной победе, вырванной у несговорчивого Евросоюза. Правда, сами европейцы достаточно прозрачно намекают на то, что, во-первых, сейчас как раз заканчиваются все формальные процедуры, выполнение которых необходимо для предоставления рыночного статуса. Во-вторых, откровенно сомневаются, что украинская экономика в самом деле такая уж рыночная (задавая при этом риторические вопросы, например, можно ли в Украине свободно торговать землей, свободно ли функционирует украинская финансовая система, свободно ли предоставляются кредиты, свободно ли ценообразование и т.д. и т. п.). Но рыночный статус, наверное, все-таки дадут. Украинцы уже всех «достали» аргументом, что, мол, России же дали этот статус, хотя она ему не соответствует (а европейцы особо по этому поводу и не возражают: и в самом деле не соответствует).

Одно остается непонятным: зачем нам этот рыночный статус? Ведь наш лучший друг Владимир Путин на совместной с Леонидом Кучмой пресс-конференции в Алуште выразился в том смысле, что все равно без России и ЕЭПа Украина на мировых рынках только буряком торговать и может, а буряк-то этот никому не нужен. Леонид Данилович не только не стал возражать, но и дополнил высказывание коллеги на своей позавчерашней пресс-конференции безапелляционным утверждением, что Украина на европейском рынке «абсолютно неконкурентоспособна». Ну, неправда это. Зачем же так уничижительно о собственной стране-то? Неужели никто из членов правительства не доводил до сведения Президента данные Минэкономики, свидетельствующие о том, что «важной особенностью сотрудничества Украины с ЕС и его новыми странами-членами за последние четыре года является ускорение темпов роста двусторонней торговли»? Неужели никто не обращал внимания Президента на тот факт, что именно в торговле с Евросоюзом мы имеем положительное сальдо, в то время как с Россией — большое и постоянно увеличивающееся отрицательное? Неужели никто не знакомил главу государства со статистикой, согласно которой за последние четыре года прирост нашего товарооборота с ЕС составлял 16—18% в год, а в 2003 году эти тенденции значительно усилились: у нас была позитивная динамика с ЕС-15 на уровне 34%, а с десяткой новых членов — так вообще 47,5%? Разве Леониду Даниловичу неизвестно, что близкие ему бизнесмены и родственники чрезвычайно заинтересованы в европейском рынке для сбыта экспортной продукции, производимой на их предприятиях? По-видимому, Леониду Кучме никто не сообщал, что уже сегодня больше всего инвестиций в Украину приходит из стран Евросоюза — около 36% от их общего объема. Неужели Леониду Кучме, который шел на выборы в 1999 году под европейскими лозунгами, неизвестно, что на протяжении всех последних лет стабильные 60% населения страны поддерживали достижение стратегической цели Украины — полноправного членства в Европейском Союзе? Думается, все это Президенту прекрасно известно. Просто цели и партнеры у него сегодня совсем иные…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК