КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ЗАВЕРШАЕТ ПОДГОТОВИТЕЛЬНУЮ РАБОТУ

28 марта, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 13, 28 марта-4 апреля 1997г.
Отправить
Отправить

Мы были первыми журналистами, побывавшими в зале заседаний Конституционного Суда, который временно размещается в здании на Банковой...

Мы были первыми журналистами, побывавшими в зале заседаний Конституционного Суда, который временно размещается в здании на Банковой. По периметру небольшого помещения прямоугольником стоит стол, вокруг которого расставлены 18 (по числу судей) добротных высоких кресел. На заднем плане уже установлен государственный флаг. Иван Артемович Тимченко, который с гордостью показал нам отремонтированные помещения, при нас решил выбрать из четырех стоящих по центру кресел второе справа. Рядом с ним будет сидеть судья-докладчик.

В зале заседаний, к сожалению, так мало места, что свидетелям придется сидеть в «предбаннике», а журналистам - в отдельном пресс-центре. Там они смогут наблюдать за ходом процессов по двум мониторам, на которые будет поступать «картинка» от установленных в зале камер, зато в непосредственной близости от буфета. Мы пошутили, что такой опыт общения с прессой - через мониторы - могут с удовольствием перенять все остальные органы власти. Это вынужденная мера, ответили нам, и как только Суд переедет в новое постоянное здание на Жилянской, где будет хорошее большое помещение для зала суда, для прессы будет выделена отдельная ложа.

Председатель Конституционного Суда Иван Тимченко дал нам интервью.

- Иван Артемович! Прошло уже более пяти месяцев со дня принятия присяги судьями Конституционного Суда. В январе было официально объявлено о том, что Суд начал работать, но пока ни одно дело не было рассмотрено...

- Действительно, судьи приняли присягу 18 октября прошлого года и таким образом вступили в должность. С 1 января, а точнее, с 3-го, Суд начал официально принимать к рассмотрению конституционные представления и обращения. Обращения поступали и раньше, но мы не могли их рассматривать из-за отсутствия помещения, аппарата.

Необходимо учесть тот факт, что Конституционный Суд - новая государственная структура. Мы должны были пройти период становления, нужна была большая предварительная работа, время для подготовки документов, регулирующих нашу деятельность, в частности Регламента, положения о Секретариате и т.д.

Это время было использовано и для того, чтобы судьи подготовились к работе, - ведь опыта такого рода ни у кого из нас нет. Судьи получили дополнительную теоретическую, практическую подготовку, изучали опыт работы конституционных судов в других странах.

Нам необходимо было сформировать аппарат, подобрать кадры. А ситуация здесь сложная, так как нужны люди очень высокой квалификации, особенно юристы. Все это возлагает большую ответственность и увеличивает нагрузку на самих судей, тем более, что половина из них работает пока без научных консультантов, помощников.

Параллельно решался вопрос с нашим постоянным помещением на Жилянской, 14. Хотя мы непосредственно и не вмешивались в выяснение отношений между Верховной Радой и Кабинетом министров по зданию на Банковой, о чем уже много писали, но неопределенность ситуации поставила нас в тяжелое положение, поскольку из-за этого до сих пор не удалось создать нормальные условия работы для всех наших подразделений.

Однако дело делалось. Скажем, мы оборудовали зал заседаний, решили многие вопросы технического обеспечения, приобрели мантии, без которых судьи не могут проводить пленарные заседания. Кстати, мы отказались от черного цвета, и наши мантии будут темно-вишневыми.

Все это в совокупности дает представление о том, почему мы еще не приступили к рассмотрению дел на пленарных заседаниях, хотя подготовка ряда вопросов к слушаниям близка к завершению. А первое дело мы, по-видимому, рассмотрим 9-10 апреля. Я считаю, что сроки, в которые мы рассмотрим первые дела, - оптимальные, и, возможно, даже ускоренные, если принять во внимание практику работы конституционных судов других стран.

Да и Законом о нашем суде установлен трехмесячный срок для рассмотрения дел по конституционным представлениям и шестимесячный - по конституционным обращениям. Это со дня открытия производства. Но ведь нужно время и для предварительного изучения дела, то есть до открытия его производства.

- В прессе уже сообщалось, что в Конституционный Суд поступило много конституционных представлений и обращений от разных субъектов права на такие обращения. Сколько их поступило от Президента, депутатов, частных лиц?

- По состоянию на 24 марта в Конституционный Суд поступило 1196 документов от юридических лиц и граждан. Среди них 1097 - это жалобы. Конституционных представлений поступило 18, обращений - 36. Все они переданы судьям для предварительного изучения и решения вопроса о возможности открытия конституционного производства по делу.

По ряду этих предложений и обращений коллегиями судей принято решение об отказе в открытии конституционного производства по основаниям, предусмотренным законом, большей частью - из-за неподведомственности Конституционному Суду или ненадлежащего оформления документов.

От Президента Украины поступило 5 конституционных представлений, от народных депутатов (напомню, что под представлением должно подписаться не менее 45 народных депутатов) - 10, одно - от Высшего арбитражного суда и два - от горисполкомов.

За этот же период поступило 9 конституционных обращений от юридических лиц, 27 - от граждан.

Не все пока понимают наши задачи. Например, нам направляют жалобы по жилищно-имущественным вопросам (134 обращения), нарушениям трудового законодательства и невыплате зарплаты (106), по вопросам социальной защиты (72), жалобы на решения судов (73), о пересмотре дел осужденных (47) и т.д.

Я хочу подчеркнуть, что задача Конституционного Суда - гарантировать верховенство Конституции Украины как Основного Закона. То есть к нашей компетенции относится только то, что связано с Конституцией. А к нам даже обращаются для толкования того или иного закона, если можно так выразиться, ради «спортивного интереса», без каких-либо обоснований. Думаю, что со временем это положение изменится.

- Судя по приведенным вами цифрам, большинство обращений граждан в Конституционный Суд - это жалобы на те или иные нарушения их прав. Все же, в каком случае Конституционный Суд берется за рассмотрение подобного дела? Допустим, нарушено чье-то конституционное право на свободу слова...

- Во-первых, каждому гражданину гарантировано право судебной защиты его конституционных прав. Если кто-то считает, что его конституционное право, скажем, на свободу слова, нарушено, то он обращается в суд общей компетенции.

Суд определяет, есть или нет нарушение прав гражданина, и применяет соответствующий закон. Но в процессе судебного рассмотрения гражданин может заявить, что закон, который применяется судом, не соответствует Конституции. В этом случае он просит суд общей юрисдикции обратиться для решения данного вопроса в Конституционный Суд.

Таким образом, сегодня для защиты своего конституционного права гражданин может обратиться в Конституционный Суд только через суд, а также через уполномоченного Верховной Рады по правам человека - в случае несоответствия Конституции закона или другого нормативного акта, указа Президента, постановления или распоряжения Кабинета министров и т.д.

Как известно, уполномоченного по правам человека Верховная Рада еще не назначила, но все мы надеемся, что этот вопрос в ближайшее время будет решен.

Добавлю, что гражданин может обратиться в Конституционный Суд и по поводу официального толкования закона, но применительно к Конституции. Уже сейчас, например, по-разному объясняют положение Конституции о государственном языке в Донецкой области и во Львове. Значит, неоднозначное толкование может ущемлять права гражданина? Может. В таком случае гражданин имеет право обратиться к нам за официальным толкованием соответствующих норм Конституции, закона.

Но, замечу, любое обращение в Конституционный Суд должно быть обосновано, необходимо доказать, что твои права нарушены, в какой мере, какими действиями или законами.

- С вашей точки зрения, какие наиболее важные вопросы будет рассматривать в ближайшее время Конституционный Суд?

- Я уже говорил в одном интервью, что не могу давать оценку тому, какие дела будут наиболее громкими, наиболее резонансными. Все зависит от того, кто и как будет на это реагировать. Но каждое из дел будет важным в той или иной мере для гражданина, для общества в целом, для государства.

Конечно же, вызовет внимание рассмотрение дел об отмене смертной казни, о Счетной палате... Я не буду дальше перечислять, так как все дела, безусловно, будут интересными, а как воспримут решение суда - это другой вопрос.

Хочу напомнить, что решение Суда в любом случае - окончательное и обжалованию не подлежит, хотя его могут критиковать, одобрять или не одобрять. Наверное, именно усилиями по формированию общественного мнения вокруг того или иного дела, в том числе через средства массовой информации, и будет определяться уровень его резонансности.

- Какое дело вы планируете рассмотреть 9-10 апреля?

- В работе у нас сейчас одновременно несколько дел, мы еще точно не определились, какое из них рассмотрим первым.

- Мы уже затронули проблему толкования законов, этот вопрос поднимался и в недавнем интервью председателя Верховной Рады. Кто все-таки, по-вашему, должен иметь право толковать законы Украины?

- Да, я знаю о высказываниях председателя Верховной Рады Украины относительно того, что толковать законы должна Верховная Рада, а не Конституционный Суд. Даже предлагалось внести изменения в Конституцию, с тем чтобы предоставить это право именно Верховной Раде.

Я еще раз подчеркиваю: задача Конституционного Суда - гарантировать верховенство Конституции.

Поэтому Конституционный Суд будет давать толкование законов только в контексте Конституции, в контексте конституционных положений, а не просто в том случае, когда возникает неоднозначное понимание того или иного положения закона при его применении. В этом случае дать официальное разъяснение - дело, скорее всего, самой Верховной Рады, которая и принимала закон.

А.Мороз предлагал же вообще лишить Конституционный Суд права толковать законы. Мне уже приходилось говорить: как быть тогда, когда Конституционный Суд при решении вопроса о соответствии закона Конституции дает толкование конкретной нормы, а Верховная Рада дает свое официальное толкование той же нормы закона? Как быть, если по содержанию эти толкования - разные? Чье толкование нужно считать тогда окончательным?

Без права толковать законы Конституционный Суд не будет иметь достаточных возможностей для принятия решений о соответствии норм законов Основному Закону. Но нужно видеть главное - Конституционный Суд имеет право толковать законы не вообще, а только в контексте Конституции, конституционных положений.

- Скажите, пожалуйста, какой механизм предусматривается при рассмотрении в Конституционном Суде международных договоров и соглашений?

- Конституцией предусмотрено два вида дел, касающихся международных договоров, которые может рассматривать Конституционный Суд. Это - действующие международные договоры и договоры, требующие ратификации Верховной Радой.

В первом случае, по представлению Кабинета министров или Президента, Конституционный Суд при возникновении вопроса о соответствии тех или иных положений международного договора Конституции должен дать соответствующее заключение.

Следовательно, Конституционный Суд может рассмотреть таким образом все действующие сегодня международные договоры, но не по собственной инициативе, а по представлению Президента или Кабмина.

Во втором случае Суд рассматривает поданные на ратификацию в Верховную Раду международные договоры - опять же по представлению Президента или Кабинета министров - на предмет их конституционности. После рассмотрения договора или отдельных его положений заключение направляется в Верховную Раду.

- То есть, действие международного договора или соглашения, заключенного ранее, может быть приостановлено в случае, если он не соответствует Конституции?

- Да. Может быть, но, скорее всего, не договора в целом, а отдельной его части. Если в отношении какого-либо ныне действующего международного договора поступит представление в Конституционный Суд о том, что статья такая-то такого-то договора в чем-то не соответствует Конституции, и Конституционный Суд признает эту норму действительно неконституционной, вопрос о действии ее и договора в целом должен решаться, очевидно, путем переговоров нашего государства с другой стороной.

Но если при этом другая сторона не согласится на изменение нормы, признанной нами неконституционной, юридическую силу может утратить весь договор или какая-то его часть. Не исключена возможность и внесения изменений в Конституцию, если это для нас приемлемо и мы хотим остаться участником такого международного договора. Однако пока таких обращений к нам не было.

- Предусмотрена ли возможность обращения в Конституционный Суд лиц, не имеющих гражданства Украины, или предприятий со 100% иностранным капиталом?

- По закону в Конституционный Суд могут обращаться граждане Украины, иностранцы, лица без гражданства, а также любые юридические лица.

Вместе с тем, и гражданин Украины, и иностранец, и лицо без гражданства могут обратиться в Конституционный Суд по вопросам соответствия любого нормативного акта Конституции через уполномоченного Верховной Рады по правам человека.

Предприятие, если оно находится на территории Украины, может, как юридическое лицо, обратиться в Суд за официальным толкованием Конституции, закона.

- В одном из своих первых интервью вы сказали, что вне зависимости от того, кем назначены судьи - Верховной Радой, Президентом или съездом судей, - они будут независимы и объективны. После первого общения с судьями вы придерживаетесь той же точки зрения? С этим связан и следующий вопрос - независимость Конституционного Суда. Можете ли вы сказать, что независимы от всех ветвей власти?

- Я совершенно определенно могу сказать, что какого-либо расслоения по признаку того, кто кем назначен, я не замечал. В ходе поиска решения тех или иных вопросов возникают дискуссии, споры, иногда эмоциональные, но всегда - только профессиональные.

Являемся ли мы независимыми? Я пока еще не вижу давления и не думаю, что это давление ощутим в дальнейшем, тем более, что мы уже утвердились.

Скажем, законом на Кабинет министров возложена обязанность материально-технического и финансового обеспечения работы Конституционного Суда. Так что, Кабмин не выделит нам деньги, если будет недоволен нашим решением? Кстати, от Кабинета министров еще не поступило ни одного конституционного представления.

Верховная Рада, при желании, может попытаться оказать давление - принять какой-то закон, урезать бюджет... Но я не думаю, что законодатели когда-либо станут на такой путь.

- А что касается психологического давления...

- Психологического давления мы не испытываем. Мы ведь не принимаем участия ни в каких политических дискуссиях, не высказываем своего личного мнения по сути тех документов, которые нам направляют, словом, не делаем ничего, что может быть расценено как вмешательство в политику. Конституционный Суд должен и будет стоять в стороне от нее, а каждый из нас, судей, не будет дискредитировать себя как профессионала.

- Спасибо за интервью. Хочется пожелать нашему Конституционному Суду действительной моральной и материальной независимости.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК