Другая игра

05 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 5 ноября-12 ноября 2004г.
Отправить
Отправить

«Во второй тур выйдут Александр Мороз и Виктор Ющенко. Ющенко, независимо от того, кто станет его оппонентом, способен набрать 42—43%...

«Во второй тур выйдут Александр Мороз и Виктор Ющенко. Ющенко, независимо от того, кто станет его оппонентом, способен набрать 42—43%. Поэтому, безусловно, победит Мороз, набрав 56—57%». Сегодня это относительно недавнее заявление Иосифа Винского (начальника предвыборного штаба Александра Мороза) вызывает улыбку. У кого-то — злорадную, у кого-то — сочувственную, у кого-то снисходительную. Примерно такая же реакция возникает и при воспоминаниях об оптимистических прогнозах некоторых вожаков КПУ. Которые считали, что Петру Симоненко вполне по силам взять ту же планку, что и осенью 99-го. Для тех, кто забыл, напомним: четыре года назад лидеру Компартии удалось выйти во второй тур. К промежуточному финишу Петр Николаевич пришел с результатом 22, 24%. Конечный результат и вовсе вызывал невольное уважение — 37,77%.

Нетрудно представить, как восприняли поклонники Мороза и сторонники Симоненко результаты голосования 31 октября. После обработки ЦИК 97,67% бюллетеней выяснилось: руководитель СПУ заручился поддержкой 5,83% голосов избирателей, вождь КПУ — 5,03%. В сравнении с кампанией-99 первый «упал» на 5,5%, второй — почти на 33%…

Поражение левых (и в первую очередь коммунистов) можно охарактеризовать одним словом — сокрушительное. Тем более что для последователей Ильича вроде бы ничто не предвещало такой страшной беды. Два года назад, на парламентских выборах, Компартию поддержала почти пятая часть избирателей. Даже самый большой скептик в команде Симоненко едва ли мог предположить, что первый секретарь ЦК КПУ не дотянет даже до 7%, позволяющих хотя бы вернуть кандидатский денежный залог.

Позволим себе проиллюстрировать происшедшее цифрами. Сравним показатели, полученные лидерами (и командами) в некоторых регионах на предыдущих президентских выборах, в ходе позапрошлогодней парламентской кампании, а также в первом туре нынешнего марафона.

Итак, Мороз и СПУ собирали:

— в Киевской области — 21,3% (1999), 11,9% (2002), 9,5% (2004);

— в Кировоградской области — 20,6% (1999), 15,5% (2002), 13,7% (2004)

— в Хмельницкой области — 15,08% (1999), 8,71% (2002), 7,13% (2004);

— в Киеве — 15,3% (1999), 4,3% (2002), 5,4% (2004).

У Симоненко и КПУ показатели таковы:

— в Донецкой области — 39,4% (1999), 29,8% (2002), 3,3% (2004);

— в Луганской области — 47,2% (1999), 39,7% (2002), 5,9% (2004);

— в Крыму — 37,6% (1999), 33,9% (2002), 6,7% (2004);

— в Одесской области — 24,8% (1999), 26,2% (2002), 6,7% (2004).

Согласитесь, цифры весьма красноречивые. Безусловно, сравнивать прошлую и нынешнюю гонку было бы некорректно. Столь же нелепо ставить знак равенства между логикой и философией выбора, сделанного по итогам президентской и парламентской кампаний. Тем не менее, приведенные данные — весьма любопытная пища для анализа. И достаточный повод говорить о кризисе левого движения, о серьезной потере доверия к социалистам и коммунистам именно в тех регионах, в которых они до сих пор были традиционно сильны.

Имеют ли под собой почву разговоры о фальсификации? Скорее всего, да. Есть повод думать: и СПУ, и КПУ, что называется, «попали под раздачу», их электоратом «попользовались» без их ведома. И, по большому счету, без материальной компенсации за причиненный моральный ущерб. Однако есть основания полагать и другое: едва ли масштаб фальсификаций был так велик, как считают в штабах Симоненко и Мороза. Поверить в то, что коммунистов «ободрали» на 10—15%, а социалистов — на 8—12% (именно такие цифры называли авторитетные представители команд), довольно трудно. Хотя, повторимся, достаточно легко поверить, что поствыборные табели о рангах двух этих политиков подверглись существенной коррекции. В словах видных партийцев звучит вполне естественная для подобного случая обида и столь же естественное желание списать просчеты штабов на козни власти.

Справедливо будет сказать и о другом: характер выборов, их цена, их значение неизбежно лишали проводников двух политических организаций запланированных очков. Подсознательное неверие в победу Мороза (и одновременно осознанное нежелание терпеть эту власть и дальше) могло заставить многих симпатиков СПУ на Подолье или в Полесье отдать свой голос Ющенко. В то же время можно допустить, что искренние сторонники коммунистов в Крыму или на Донбассе решили проголосовать за Януковича, отнюдь не считая его лучшим президентом для этой страны. Просто триумф Симоненко у них вызывал сомнения, а победа Ющенко (особенно после назойливых рассказов о его воинствующем национализме) — страх. Население делало ставки на фаворитов. К таковым ни Петра Николаевича, ни Александра Александровича не относил, в массе своей, даже традиционный левый электорат. И чтобы вернуть веру избирателей, авторитетным вождям придется немало потрудиться.

То, что на востоке страны (особенно в Донецкой и Луганской областях) Симоненко банально обокрали, очевидно. Но очевидным это стало отнюдь не утром 1 ноября. Это должно было стать очевидным для Петра Николаевича и его соратников еще после выбо-
ров-2002, когда «доны» (используя предвыборный сленг) без малейших зазрений совести «убивали» оппонентов-коммунистов. Причем в некоторых округах — невзирая на достигнутые ранее договоренности. Партия глухо пороптала, на том все и закончилось. Тогда же выяснилось, что некоторые члены избиркомов, выдвинутые на эту ответственную работу Коммунистической партией, во время подсчета голосов вели себя, мягко говоря, странно. Уже тогда наметилась печальная для КПУ тенденция, которая в 2004-м превратилась в огромную проблему. Выяснилось, что бескорыстных сторонников Симоненко в участковых и территориальных избирательных комиссиях не так много, как хотелось. А в некоторых округах и даже целых регионах их не оказалось вовсе. По этой простой причине коммунисты не смогли достойно противостоять фальсификациям на уровне участков. Они не смогли провести даже элементарный параллельный подсчет голосов — глаза и руки коммунистов в избиркомах оказались чужими глазами и руками. Доказать факт подтасовки результатов, не имея копии бюллетеня, невозможно даже теоретически. Слишком многие члены комиссий, представляющие кандидата Симоненко, эти бюллетени в штаб не предоставили. Слишком многие, судя по всему, спокойно взирали на то, как бюллетени, поданные за одного кандидата, отправлялись в другую стопку.

У Петра Николаевича, на наш взгляд, должно накопиться изрядное количество вопросов к первым секретарям Донецкого, Луганского, Сумского, Черниговского и некоторых других обкомов. Не потому, что для КПУ эти регионы превратились в места «массового электорального избинения». А потому, что краевые ячейки оказались к этому не готовы. Потому что накануне жестокого боя не провели разведку, не вырыли окопы, не подвезли боеприпасы, не собрали ополчение, не поставили заградотряды.

У Петра Николаевича должно накопиться изрядное количество замечаний к коллегам-депутатам, которые не слишком активно поддерживали его в ходе кампании. Ибо сам вождь работал, пускай и без особого огонька, но все же как вол. Если бы другие приметные персонажи продемонстрировали хотя бы половину его активности и трудолюбия, результат мог оказаться иным.

Наконец, у Петра Николаевича должно накопиться изрядное количество претензий к своему штабу, который не учел опыт ошибок прежних кампаний. И не учел специфики кампании нынешней.

Вопрос о снятии партийного начальника штаба Адама Мартынюка с поста второго секретаря ЦК партии (неоднократно поднимавшийся ранее) сегодня зазвучал с новой силой. Имеют основания опасаться резкого поворота в партийной карьере персеки Донецкого, Луганского, Сумского, Черниговского ОК КПУ Георгий Буйко, Владимир Земляков, Владимир Петренко и Геннадий Долженко. Кадровые чистки если и последуют, то, безусловно, не сегодня. Проведя их, Симоненко, возможно, снимет с себя часть вины за обидный проигрыш. Но едва ли рокировка принесет плоды. Если партия немедленно не приступит к ликвидации проблем. Которые были давно очевидны, но борьбу с которыми все время откладывали. Дальше откладывать, похоже, некуда. В противном случае КПУ через два года может не преодолеть и 4-процентный барьер.

Выборы-2004 для коммунистов уже завершились. И главный вывод, который они должны сделать, если хотят остаться одной из ведущих политических сил, — в партии кризис. Идеологический, кадровый и финансовый. Есть сведения о том, что средства (и порой весьма значительные) время от времени в КПУ появляются. Но куда они деваются — вопрос, который должен интересовать в первую очередь самих коммунистов. Можно предположить, что далеко не все финансовые ресурсы, собранные на кампанию, в итоге были на нее направлены. Можно предположить и то, что далеко не все средства, брошенные на выборы, были на нее потрачены. Формула «минимум средств, максимум риторики» на этот раз у Симоненко не сработала. У Януковича риторики было ничуть не меньше, а денег намного больше. В КПУ не появлялись новые идеи и новые люди, которые могли с собой эти идеи принести. Избиратель изменился, партия — нет. И в этом главная причина оглушительного фиаско Симоненко. Расчет на инерцию не оправдался. Тормозной путь вышел той же длины, а вот стена, в которую врезались, оказалась покрепче.

В случае с СПУ и Морозом все до боли похоже. Тот же расчет на привычку, на удачу, на консерватизм избирателей, на бескорыстие сторонников. То же трудолюбие лидера и тот же примитивизм кампании. Те же иллюзии и такая же пощечина. Ну, может быть, чуть-чуть потише. То же нежелание ответственных лиц признавать свои ошибки. Те же разговоры о «понижении в классе», которое якобы грозит начальнику штаба (на этот раз — Иосифу Винскому), и о снятии с постов руководителей обкомов, заваливших кампанию. То же самое желание перенести решение этой проблемы на поствыборный период. И те же опасения лидера. Сниму этих, где возьму других? Что лучше: плохой аппарат или его возможное отсутствие? Тот же дефицит энергичных новобранцев и свежих мыслей.

Вот только проблема, наверное, даже помасштабнее, чем у коммунистов. Ибо Мороз воспринимался как политик более яркий, чем Симоненко. А СПУ как партия более современная, чем КПУ. Выборы-2004 должны были этот тезис подтвердить, а они его опровергли. Как нам кажется, у коммунистов отдельные люди в отдельных регионах могли что-то изменить к лучшему, если бы захотели. В случае же с СПУ напрягаться необходимо было партии в целом. Она должна была прыгнуть выше головы, а не просто эксплуатировать одну говорящую голову. По сути, социалисты откатали кампанию по той же методике, что и коммунисты. Словно позабыв не только о том, что его кровный избиратель все же несколько отличается от коммунистического, но и сама кампания несколько отличается от предыдущей. По подбору участников, по накалу борьбы. По цене, которую приобретает каждый голос. Поданный за одного либо не поданный за другого.

Напряглись социалисты в Запорожской и Ривненской областях — получили 5%. Завалили работу в Харьковской и Николаевской — получили те же 5%.

Условная «пятерка» по стобалльной шкале — это оценка, выставленная не столько Морозу, сколько его партии. Выставленная избирателями. Кризис в СПУ столь же очевиден, как и кризис в КПУ. Но его последствия могут оказаться куда более серьезными. Если Симоненко предстоит обновить партию, чтобы не оказаться на политических задворках, то Морозу необходимо строить ее заново, чтобы не раствориться в меняющемся внутриполитическом мире.

А еще обоим предстоит крепко подумать о том, что и как они, вместе с командами, будут делать перед, во время и после второго тура. Если не хотят, чтобы их партии просто «обнулили» за ненадобностью. Потому что готовность одного из фаворитов президентской гонки выстроить однопартийную (точнее, однобригадную) систему в стране не вызывает сомнений у одних и вызывает страх у других.

Чем могут и как должны Мороз и Симоненко помочь Ющенко либо Януковичу? Так называемое «перетекание электората» — штука скользкая и малоизученная. Рискнем предположить: призывы лидеров, адресованные своим сторонникам и рекомендующие отдать голоса за тех или иных кандидатов, не слишком сильно повлияют на позицию избирателей. Рискнем предположить и другое. Основная масса тех, кто голосовал за Александра Александровича, скорее всего, во втором туре отдадут предпочтение Виктору Андреевичу. А значительная часть электората Петра Николаевича с высокой степенью вероятности может оказать поддержку Виктору Федоровичу. Основная масса, значительная часть, но отнюдь не все. Очень многие будут сомневаться. И за них, за тех, кто не определился, кто решил не идти на выборы либо вознамерился проголосовать против всех, должны бороться «оставшиеся в живых» кандидаты. В первую очередь от них, и уже во вторую — от Мороза и Симоненко зависит их окончательный выбор. Призывы лидеров важны, но не определяющи.

Приведем пример. В 1999-м перед вторым туром Мороз, Витренко, Кармазин, Габер и Базилюк призвали своих сторонников поддержать Петра Симоненко. Суммарный показатель пятерых перечисленных кандидатов составлял 22,87%. Кстати, больше, чем набрал в первом туре сам Симоненко. Если бы голоса неудачников автоматически «перетекли» к Петру Николаевичу, его конечный результат составлял бы более 45%. Симоненко получил лишь около 38%. Что, тем не менее, намного превосходило реальное число его сторонников.

За Кучму перед вторым туром никто из сошедших с дистанции голосовать не призывал. Но он улучшил свой рейтинг почти на 20%. И получил 56,21%, что колоссально превосходило реальное число его сторонников.

37,77% голосов, поданных за Симоненко в 1999-м, — число ярко выраженных антикучмистов. 56,21% голосов, тогда же поданных за Симоненко, — число ярко выраженных антикоммунистов. Вот и вся математика. Фальсификации исказили цифры, но не изменили логику.

Для чего в таком случае тому же Ющенко была нужна публичная поддержка Мороза? Ведь и так было ясно, что Сан Саныч не поддержит Януковича. А если вдруг такое и случилось бы, то его примеру не последовала бы львиная доля его избирателей.

Во-первых, призыв Мороза голосовать за Ющенко лишил власть возможности пошло приписать его 6% Януковичу. И объяснить гипотетическое поражение Виктора Андреевича «неперетеканием электората». Во-вторых (и это может быть главное), поддержка Мороза — это возможное предоставление в распоряжение Ющенко имеющегося у СПУ ресурса — финансового, организационного, медийного. Это «Сільські вісті», это представители в органах местной власти, это штабы, агитаторы, наблюдатели и, разумеется, члены избиркомов. В последних лидер «Нашей Украины» и его команда нуждается, пожалуй, острее всего. Очень многие «свои» члены избирательных комиссий, скажем так, сильно удивили на этих выборах и Ющенко, и Мороза, и Симоненко. Объединение усилий двух участников гонки — уже сошедшего с дистанции и продолжающего вести борьбу — способно помочь Виктору Андреевичу хотя бы частично решить эту проблему.

Кстати, коммунисты долго и серьезно обсуждали, что делать со своими избиркомовцами. Отозвать их они имели полное право — и моральное, и юридическое. Проанализировав, как считали голоса на некоторых участках, в руководстве партии усомнились если не в честности, то, во всяком случае, в компетентности своих товарищей. Кое у кого в ЦК было желание выдернуть «счетоводов». В знак протеста. Во имя репутации партии. Ради того, чтобы окончательно не развращать людей, не способных устоять перед подкупом. Тем не менее решили оставить. По официальной версии — «чтобы продолжать защищать право граждан на волеизъявление». Пускай товарищи считают и дальше так же, как считали.

Симоненко не рискнул ответить ударом на удар. Он призвал не поддерживать никого из «ставленников кланово-олигархической системы». Привычно, но уже без задора покритиковал власть. И опять забыл произнести вслух фамилию «Янукович». Хотя Виктор Федорович (после того, что он сделал с Петром Николаевичем в первом туре), ей-Богу, заслуживал адресного спича главы КПУ. Боится он его, что ли?

А вот коллеги Симоненко из братской КПРФ поминать Януковича всуе не боятся. Зампред ЦК российской Компартии Иван Мельников назвал вещи своими именами: «Те сторонники коммунистов, которые отдали свои голоса не кандидату от КПУ, рассуждали прагматично. Они понимали, что только временная поддержка Януковича на этом этапе в будущем откроет больше шансов для победы коммунистов. Думаю, что ни один из голосов, которые вынужденно потерял Симоненко, не ушел к Ющенко…Украине нужна, в первую очередь, политическая стабильность…»

Симоненко поступил так, как от него и ожидали. Мороз в общем-то тоже. Начало интенсивных переговоров о поддержке Ющенко со стороны СПУ и ее лидера ознаменовалось словесной перепалкой между Юрием Костенко и Николаем Рудьковским. А также программной статьей Сан Саныча в «Сільських вістях», в которой было сказано много доброго о команде лидера «Нашей Украины», да и о нем самом в общем тоже.

Конфликт прогнозировался. Прогнозировался и долгий список требований, от удовлетворения которых зависела судьба альянса. Ющенко предлагалось:

— обеспечить участие фракции «Наша Украина» в конституционном процессе и поддержку проекта политреформы, согласованного по содержанию и срокам реализации;

— добиться отмены вето Президента на закон о запрете продажи земли сельскохозяйственного назначения;

— заявить о непредоставлении гарантий неприкосновенности от уголовной ответственности Президенту Кучме и его окружению;

— способствовать скорейшему расследованию резонансных убийств;

— пообещать (в случае избрания Президентом) принять решение о выводе войск из Ирака на протяжении двух недель;

— после победы на выборах издать ряд социально ориентированных указов;

— принять участие в борьбе с незаконной приватизацией объектов стратегического значения;

— поддержать внеблоковый статус Украины и гарантировать развитие добрых отношений с соседями, прежде всего с Россией.

Можно было, конечно, вспомнить, что во времена «Украины без Кучмы!» Мороз призывал Ющенко присоединиться к оппозиции и никаких требований при этом не выставлял. Но можно вспомнить и о том, что во времена «Украины без Кучмы!» вопрос скорейшей рассадки бандитов по тюрьмам Виктора Ющенко тоже не так сильно заботил.

Правила игры были всем понятны. Стороны обменялись колкостями, затем любезностями и в итоге достигли принципиальной договоренности. Мороз понимал, что не все его требования удовлетворят. Ющенко понимал, что некоторые требования необходимо удовлетворить. Главной проблемой выглядела возможная поддержка Виктором Андреевичем реформы. Лидер «Нашей Укрианы» согласился, но категорически возражал против голосования между турами. Формулировка «на этой сессии парламента, но после выборов, со вступлением их в действие с 2006 года» в общем-то устроила обоих. Тем более что Ющенко заявил о предоставлении любых гарантий искренности своих слов. Кроме того, из меморандума пока изъяли фразу о внеблоковом статусе Украины. Пока.

После чего политисполком Соцпартии заявил о намерении подписать с Ющенко соглашение о поддержке Виктора Андреевича во втором туре выборов. Официальное решение должно быть подписано сегодня.

Мороз сделал то, чего ждали многие избиратели. То, к чему призывали многие соратники, выразившие готовность поддерживать Ющенко независимо от официального решения партии. Но не только этим продиктован его выбор. Дальнейшая судьба Сан Саныча, похоже, во многом зависит от судьбы политреформы. По крайней мере, он так искренно считает. И, кажется, понимает, что в случае прихода Януковича к власти реформы не будет. Счастливой судьбы — тоже. Ни у него, ни у страны. Дай Бог, чтобы за оставшиеся недели это поняло как можно большее количество людей. Включая тех, кого призывают не голосовать ни за кого. Включая тех, кто будет считать голоса, закрывая при этом глаза. Включая тех, кто все еще закрывает глаза на то, что происходит сегодня в стране.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК