Деловой климат в 2004—2006 годах: шаг вперед и два — назад?

27 октября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 41, 27 октября-3 ноября 2006г.
Отправить
Отправить

Три с половиной года назад в статье для «Зеркала недели», анализируя оценки и восприятие деловог...

Три с половиной года назад в статье для «Зеркала недели», анализируя оценки и восприятие делового климата в 1999—2002 годах, мы пришли к неутешительному выводу, что, несмотря на предпринятые усилия по реформированию экономики, непосредственные участники процессов улучшения практически не ощутили. Тогда мы писали, что бизнес ждет решительного реформатора. За три с половиной года произошло много событий, так или иначе повлиявших на формирование делового климата. Поэтому вполне логично поинтересоваться: какие изменения бизнес-климат претерпел за это время? Как сегодня его воспринимают руководители украинских промышленных предприятий? Дождался ли бизнес решительных реформ? Главный вывод нашего исследования — несмотря на первое существенное, по оценкам представителей бизнеса, улучшение деловой среды в 2005 году, в нынешнем ситуация явно возвращается на круги своя. Особенно четко это видно в части исследования, посвященной функционированию системы «неформальных платежей», или, иными словами, коррупции, которая после некоторого снижения в 2005-м опять вернулась на привычные позиции в реалиях украинской деловой среды.

Нас традиционно могут упрекнуть в том, что мнения одних только производителей не отражают всей картины, но, учитывая значение этого сектора для украинской экономики в целом, важной задачей является создание рыночных и прозрачных условий деятельности именно для него.

Исследование, которые ежегодно проводится в мае, охватывает 300 промышленных предприятий, находящихся в четырех регионах Украины — Киевской, Львовской, Харьковской и Одесской областях. Около 2/3 предприятий работает в областных центрах, 1/3 представляют другие населенные пункты. Выборка состоит из государственных (15,6%), приватизированных (75,9%) и новообразованных частных (8,5%) предприятий. 23,0% приходятся на малые предприятия (до 50 человек), 58,0% — средние (от 50 до 500 человек) и 19,0% — крупные, на каждом из которых трудится более 500 работников.

Годовой показатель проблемности деловой среды

Для обобщения главных характеристик деловой среды мы разработали Годовой показатель ее проблемности, значение которого изменяется в диапазоне от 1 (благоприятная среда) до 100 (неблагоприятная среда). Составляющие этого показателя следующие:

— % предприятий, считающих, что судебная система не способна обеспечить выполнение коммерческих соглашений и защиту личности и хозяйственных единиц от преступности;

— % предприятий, которые говорят о вмешательстве государства в операционную деятельность;

— % предприятий, считающих хозяйственное законодательство непонятным и непредсказуемым;

— % времени менеджеров, потраченного на взаимодействие с государственными чиновниками;

— среднее арифметическое процента предприятий, признающих уплату неофициальных платежей, и процента предприятий, признающих важность неформальных связей с хотя бы одним государственным органом.

Общая картина проблемности деловой среды представлена на рис. 1. Мы видим, что в 2005 году по сравнению с 2004-м улучшились четыре из пяти показателей, тогда как в 2006 году, по сравнению с 2005-м, улучшились только два показателя, один практически не изменился, а два даже ухудшились. В результате значение Годового показателя проблемности деловой среды увеличилось с 47,5 в 2005 году до 51,0 в 2006-м, демонстрируя замедление позитивных изменений (см. рис. 1 и табл.1).

Чтобы попытаться ответить на вопрос, почему после появившейся было тенденции к некоторому уменьшению, проблемы, с которыми сталкивается бизнес, снова растут, рассмотрим все составляющие Годового показателя проблемности деловой среды по отдельности. Следует отметить, что особого внимания с нашей стороны заслуживает такое явление, как коррупция, поскольку именно здесь тенденция к возвращению на круги своя просматривается наиболее четко.

Соблюдение прав собственности

Руководители предприятий констатировали, что в 2006 году, по сравнению с 2005-м, в сфере соблюдения прав собственности произошли некоторые положительные сдвиги. В частности, доля респондентов, считающих, что судебная система способна обеспечить выполнение их коммерческих соглашений, возросла с 14,7% в 2005 году до 20,5% — в 2006-м. Увеличилось количество респондентов, которые считают, что судебная система способна обеспечить личную безопасность предпринимателей и эффективную защиту предприятия от преступности (см. рис. 2). Общий уровень этого показателя существенно не менялся с 2002 года, находясь в течение 2002—2005 гг. в пределах от 11 до 12,5%. В 2006 г. доля менеджеров, верящих в то, что судебная система способна эффективно защищать предприятия от преступности и обеспечивать их личную безопасность, выросла в два раза и достигла 23,7%! Хотя величина этого индикатора и остается невысокой, тенденция многообещающая. Улучшение этих двух индикаторов зафиксировано для всех предприятий, независимо от их размеров. Однако крупные предприятия в 2006-м, по сравнению с 2005-м и 2004-м, считают себя более защищенными, поскольку уверенность их руководства в том, что правовая система сможет обеспечить выполнение контрактов и защитить бизнес от криминалитета, возросла.

Регуляторная нагрузка

Уже традиционно в нашем опросе мы воздержались от наблюдения за изменениями в барьерах вхождения на рынок (процедуры регистрации предприятия) и в количестве плановых/внеплановых проверок предпринимателей регуляторными органами, поскольку прогресс в этой сфере отмечают и другие аналитики. Регуляторную нагрузку мы оцениваем по таким индикаторам: 1) уровень непрямого государственного вмешательства; 2) предсказуемость и четкость регуляторных актов; 3) «временной налог».

Прямое государственное вмешательство
в операционную деятельность предприятий

Респонденты считают уровень государственного вмешательства довольно низким, хотя после снижения в 2005-м он снова немного повысился в текущем году. В 2006 г. 80,9% предприятий отметили отсутствие или незначительное вмешательство государства в операционные решения, тогда как в 2005-м соответствующий показатель составил 85,7%. Наибольший рост этого индикатора зафиксирован для малых предприятий. При этом крупные предприятия отмечают его уменьшение.

Предсказуемость и четкость регуляторных актов

Довольно малое число опрошенных считают законодательство предсказуемым и четким. Однако в 2005 г. по сравнению с 2004-м доля респондентов, считающих, что законодательство противоречиво и непредсказуемо, уменьшилась с 93,8 до 79,2%. Но в 2006 г. изменения не зафиксированы. Менеджеры малых предприятий продолжают считать законодательство противоречивым. Мнение менеджеров средних предприятий по этому вопросу не изменилось. А мнение руководства крупных предприятий таково: после некоторого снижения этого показателя в 2005 году он снова увеличился, достигнув 90,5% (см. рис. 3).

«Временной налог»

В 2006 г. менеджеры 11,2% своего времени потратили на взаимодействие с государственными чиновниками. По сравнению с 2005 г. «временной налог» уменьшился на 3,6%. Такая ситуация характерна для всех предприятий. Однако наиболее существенное снижение наблюдается для средних предприятий (с 15,2 до 10,2%) (см. рис. 4).

Соблюдение налогового законодательства

Респонденты оценивали процент налогов, который, насколько они знают, фактически выплачивается предприятиями такого же размера в их отрасли, по сравнению с общим объемом налогов в случае полного соблюдения налогового законодательства (см. рис. 5). В 2006-м наблюдалось ухудшение этого показателя по сравнению с 2005-м. Так, средний уровень уплаты налогов уменьшился с 78,9% в 2005 г. до 54,5% в 2006 г. Если в 2005-м 12,8% предприятий указали на уплату менее 50% официального объема налогов, то в 2006-м такого мнения придерживались уже 48%. Вместе с тем количество респондентов, считающих, что выплачивается выше 90% налогов, уменьшилось с 56,8% в 2005 году до 27,5% в 2006-м. Следует отметить, что, по мнению руководителей предприятий, уровень соблюдения налогового законодательства в текущем году хуже даже того, что был в 2004-м. Менеджеры малых предприятий информируют о более низком уровне уплаты налогов, чем на крупных и средних.

Коррупция

Известно, что коррупция — одно из самых серьезных институциональных препятствий на пути нормального ведения бизнеса. Но, исследуя коррупцию в украинской деловой среде, можно отметить, что, несмотря на ту или иную динамику ее показателей, как явление она уже стала обычной для украинского бизнеса. Наше утверждение базируется на следующих фактах. По данным ежеквартальных исследований предприятий, проводимых нашим институтом, влияние коррупции на бизнес в 2003—2006 гг. колеблется в пределах от 0,5 до 9,0%: именно столько респондентов сообщили, что коррупция препятствует росту их бизнеса. Иначе говоря, в списке препятствий она «плетется в хвосте».

Что означает такой относительно невысокий уровень недовольства коррупцией? Возможны три варианта объяснения: либо коррупция в нашей стране явление крайне редкое, либо респонденты неискренни, либо коррупция является институциональным (нет, не препятствием) механизмом ведения бизнеса в Украине. Отбросим первые два объяснения как беспочвенные (в самом деле, кто будет утверждать, что коррупция в Украине — явление крайне редкое?) или как практически не поддающиеся проверке. Остановимся на третьем: стала ли коррупция, по мнению непосредственных участников экономических процессов — руководителей предприятий, механизмом ведения бизнеса? Забегая наперед, скажем: да, стала. В отдельные годы наших наблюдений доля респондентов, считавших, что неофициальные платежи являются распространенным способом «сглаживания» отношений с государственными чиновниками, достигала почти 80%!

Но, возвращаясь к оценке коррупции как препятствия на пути роста бизнеса, следует отметить, что этот показатель не является постоянным: наблюдаются периоды как снижения, так и повышения его важности для менеджеров предприятий. В частности, уменьшение значения коррупции как препятствия на пути развития бизнеса продолжалось с середины 2003-го по май 2005-го. Именно тогда, в мае 2005-го, было зафиксировано рекордно низкое количество респондентов — 0,5%, считавших коррупцию препятствием на пути роста производства на их предприятии. А затем количество респондентов, считающих коррупцию препятствием для бизнеса, снова начинает постепенно увеличиваться. Такая динамика означает, что коррупция как явление меняется (см. рис. 6). Уместно в таком случае спросить: как именно и почему?

Основываясь на результатах опросов руководителей промышленных предприятий, мы попытались оценить изменения в уровне коррупции, исследуя ее как явление по четырем показателям:

— абсолютный уровень коррупции;

— непредсказуемость и нестабильность неофициальных платежей;

— неопределенность последствий коррупционного действия;

— неформальные связи (неявная коррупция).

Абсолютный уровень коррупции

Респонденты отвечали на вопрос, является ли уплата неофициальных платежей для разрешения проблемных ситуаций распространенным явлением? Результаты поражают: число респондентов, свидетельствующих, что неофициальные платежи — это распространенный способ для «сглаживания» отношений с госчиновниками, с 76,8% в 2004 году снизилось до 34% в 2005-м, а в 2006-м вновь возросло до 55,1%! Рост зафиксирован для малых и средних предприятий.

Представители малого и среднего бизнеса прибегают к неофициальным платежам чаще: 57,9% малых и 58,7% средних предприятий указывают на неофициальные платежи как распространенный инструмент, тогда как соответствующий показатель для крупных предприятий составляет 38,5% (см. рис. 7).

В 2006 году средний размер взяток снова возрос и достиг 3,4% годовых продаж. Первый значительный рост размеров взяток был зафиксирован в 2004-м: с 1,9% годовых продаж в 2003-м до 6,5% в 2004-м. В 2005-м было отмечено значительное снижение этого индикатора (до 1,4%). Значение приведенного показателя зависит от величины предприятия. У малых и средних предприятий этот «неофициальный налог» выше.

Непредвиденность
и нестабильность неофициальных платежей

В 2006 году размеры неофициальных платежей стали более стабильными по сравнению с 2005-м (см. рис. 8). Доля менеджеров, сообщающих, что сумма неофициального платежа — непредвиденная/нестабильная, уменьшилась с 86,6% в 2005-м до 79,8% в 2006-м. Наиболее стабильные и ожидаемые размеры взяток были в 2004 году: лишь 43% респондентов сообщали об их нестабильности (непредвиденности). Наиболее прогнозируемы размеры взяток — для малых предприятий.

Неопределенность последствий коррупционного действия (невозможность для плательщиков неофициальных платежей обеспечить желаемые результаты)

Этот индикатор постоянно растет. Доля респондентов, абсолютно не уверенных в том, будет ли после уплаты неофициального платежа предоставлена необходимая «услуга», увеличилась с 25,0% в 2003 году — до 29,6% в 2004-м и до 65,8% в 2005-м. В текущем году каких-либо значительных изменений по сравнению с 2005-м не наблюдается: 63,5% респондентов не уверены в «эффективности» взятки. Более всего не уверены в получении «услуги» на крупных предприятиях.

Неформальные связи (неявная коррупция)

В 2006 году неформальные связи оставались такими же важными, как и в 2005-м. 72% опрошенных менеджеров считают наличие неформальных связей с представителями госвласти важным фактором успеха. В 2005 году этот индикатор уменьшился по сравнению с 2004-м и составил 73,2%. Подобные изменения были характерны для предприятий независимо от их величины. В абсолютном значении важность неформальных связей продолжает оставаться более значимой для крупных и средних предприятий (80,0 и 70,6%), чем для малых (68,2%) (см. табл. 2).

Уровень важности варьируется в зависимости от государственного органа. В течение всего периода наблюдения среди важных субъектов неформальных связей чаще всего называется Государственная налоговая администрация. После снижения в 2005-м важность неформальных связей с ГНА в 2006-м опять повысилась. Следует отметить, что рейтинг «важных друзей» успешного бизнеса претерпел значительные изменения за последние два года. В частности, в прошлом году областная и центральная власть стали более «важными друзьями», если сравнивать с 2004-м (+24,1 и +15,4% соответственно). Вместе с тем важность неформальных связей с милицией уменьшилась (-13,3%). В 2006 г. необходимость неформальных связей с центральной властью продолжала расти (+7,9%). Стали более важными, чем в 2005 году, также «друзья» из городских (районных) органов (+2,5%). Между тем важность неформальных отношений с областной властью уменьшилась (-12,4%).

Степень важности неформальных связей с представителями государственной власти как фактор успеха экономической деятельности зависит от величины предприятия. Чем оно крупнее, тем неформальные связи важнее. Для малых и средних предприятий самыми «важными друзьями» являются ГНА и городская (районная) власть (соответственно, 61,4 и 60,4%; 61,9 и 57,3% в 2006 г.). Список «важняков» для крупных предприятий возглавляют ГНА и центральная власть (71,4 и 68,6% в 2006 г.).

Как и в предыдущие годы, наши результаты утверждаются данными о влиянии смены государственных чиновников на экономические показатели. В 2006 году примерно 46,9% менеджеров (против 40,2% в 2005-м и 48,5% в 2004-м) считали, что смена должностных лиц значительно влияет на успех их предприятий. Опять же, изменения среди сотрудников ГНА и городских (районных) должностных лиц более важны по сравнению с работниками других органов власти. А наиболее важной в 2006 году по сравнению с 2005-м считают центральную власть.

Таким образом, с 1999-го по 2004-й важность неформальных связей с должностными лицами повышалась как в целом, так и для отдельных органов государственной власти. Результаты опросов также свидетельствуют: чем крупнее предприятие, тем более тесные неформальные связи с большим количеством государственных органов ему необходимо налаживать. «Бум» важности неформальных связей был зафиксирован в 2004 году. В 2005-м наблюдалось некоторое снижение, но в 2006 году, к сожалению, эта тенденция не продолжилась: было даже зафиксировано ухудшение некоторых показателей.

Вместо научных выводов

Рис. 9 иллюстрирует ухудшение ситуации с коррупцией в 2006 году после того, как она несколько улучшилась в 2005-м по сравнению с 2004-м.

Мы можем констатировать, что в 2005 году и абсолютный уровень коррупции, и важность для успешного ведения бизнеса неформальных связей с представителями государственных органов власти уменьшились, коррупция стала более рискованным занятием (в частности, размеры взятки стали более «непредсказуемыми», а уверенность, что после неофициального платежа услуга будет предоставлена, уменьшилась). В 2006 году эти показатели увеличились. Размер взятки стал более «стабильным», но уверенность, что после нее услуга будет предоставлена, остается такой же низкой, как и в 2005 г.

Итак, после некоторого уменьшения в 2005 году коррупция снова возвращается на привычные позиции в практике деловых отношений в Украине, по крайней мере, об этом свидетельствуют результаты нашего исследования. Но также очевидно, что институциональная функция коррупции в 2006 году еще не достигла уровня 2004 года. Несмотря на стабилизацию размера взятки, риски и неопределенность результатов в 2006 году столь же высоки, как и в 2005-м. Но станет ли это преградой на пути к полному возврату назад, или же это временная остановка перед налаживанием существовавшей раньше системы — мы сказать не беремся. По крайней мере, сейчас. Подчеркнем только, что от того, какой будет ситуация с коррупцией, зависит и общее состояние делового климата в Украине, и возможность нормального, цивилизованного ведения бизнеса. А пока бизнес-климат в Украине можно охарактеризовать словами из шутливой песенки об уроках танцев: «Шаг вперед и два — назад».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК