ЧЬИ ВЫ, СЯБРЫ, БУДЕТЕ?

16 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 31, 16 августа-23 августа 2002г.
Отправить
Отправить

Внешне они в самом деле похожи на беженцев — трое молодых давно не видевших душа мужчин в походной одежде и с рюкзаками, с заросшими, но вполне интеллигентными лицами и умными глазами...

Внешне они в самом деле похожи на беженцев — трое молодых давно не видевших душа мужчин в походной одежде и с рюкзаками, с заросшими, но вполне интеллигентными лицами и умными глазами. Накануне мы видели этих парней практически на всех ведущих телеканалах страны, читали о них в Интернете и сообщениях информагентств и уже знали, что они просят в Украине политического убежища, поскольку у себя на родине — в Белоруссии — подвергаются «политическому преследованию со стороны белорусских властей в связи с публичной критикой действий президента Александра Лукашенко».

И хотя в редакционной папке уже лежало несколько материалов о белорусских реалиях, в том числе и о нарушениях прав человека, свободы слова, преследованиях за инакомыслие, тем не менее мы решили встретиться с Владимиром Бухановым, Святославом Шаповаловым и Сергеем Корневым, чтобы узнать, возможно, новые подробности о белорусском режиме, поддержать и, если нужно, чем-то помочь смельчакам, а также поделиться с нашими читателями опытом борьбы белорусских оппозиционеров с тоталитарным правителем. Однако...

«А куды ж нясуць гэту крыўду ўсю»?

Вкратце рассказанная ими история бегства выглядела так. Являясь давними «активными противниками и обличителями» режима Лукашенко, «лживую, оккупационную и антинародную политику» которого трое учителей истории из Гомеля публично разоблачали «среди близких и родственников, коллег по работе и окружающих их людей», а также «среди граждан близкого и дальнего зарубежья», герои нашего повествования «в результате угрозы ареста и незаконного инкриминирования им уголовного дела за оппозиционную деятельность и оскорбление чести и достоинства президента», тюремного заключения и других форм политического преследования» не явились для дачи показаний в городскую прокуратуру и срочно выехали в Украину. Нашу государственную границу трое беглецов перешли в Черниговской области, минуя пограничный пункт пропуска.

«С 15.07.2002 г., уехав из Белоруссии, — пишут в своем заявлении В.Буханов, С.Шаповалов и С.Корнев, — мы являемся политическими беженцами, вынужденными временно оставить Белоруссию, пока безвластие не прекратит политического преследования, переехав на территорию Украины, прося помощи и политического убежища.

Даже в гонении мы не считаем нужным оставлять нашу политическую оппозиционную деятельность и просим предоставить нам возможность сформировать оппозиционное политическое движение белорусов в изгнании с альтернативными лукашизму программой и видением будущей государственности белорусов, а также поддержать наше оппозиционное народное движение в Белоруссии и нас в случае нашего ареста».

На первый взгляд ситуация казалась совершенно ясной и вполне соответствовала нашим представлениям и знаниям о белорусских реалиях: режим давит, оппозиция борется, время от времени некоторые борцы с режимом вынуждены покидать родину и искать убежища в более демократических государствах. Но, признаемся, почти с самого начала разговора с гостями редакции у нас появилось ощущение, что что-то тут не так. Слишком уж они были не похожи на всех тех белорусских оппозиционеров, с которыми доводилось общаться раньше. (Ну и что — мысленно отгоняли мы от себя странные ощущения, — ведь люди, а тем более оппозиционеры, а тем более в Белоруссии, бывают очень разные.) Слишком уж заученно и однообразно звучали их обличительные речи. (Но ведь у них перед нами уже была как минимум дюжина собеседников, попробуй каждый раз излагать по-разному — боролись мы с собственной подозрительностью.) И как-то уж очень неохотно они рассказывали о себе (например, информацию о месте работы нам удалось вытянуть из гостей с третьей или четвертой попытки), и всякий раз, когда мы просили их поделиться с нами конкретными фактами гонений и преследований в отношении конкретно каждого из них, переходили на общие и какие-то уж слишком экзальтированные обличения режима Лукашенко. (Но можем ли мы придираться к излишней эмоциональности людей, спасающихся от мести «бацьки», едва избежавших ареста и «постоянно ощущающих над собой угрозу смерти»?)

И все же, чем больше мы расспрашивали сидящих перед нами представителей «оппозиционного народного движения Белоруссии», тем больше сюра появлялось в ощущениях. Хотя, конечно, вполне можно допустить, что тамошние оппозиционеры расписывают общественные места «антирежимными надписями» типа «Долой Лукавого» или «Лукашенко — сын Гитлера». Наверное, ничего странного нет и в том, что борцы с режимом пишут «обличительные письма» руководителям и правительствам России, Франции, Нидерландов, США, Германии. Но, пожалуй, уже несколько странно было слышать о заявлениях в адрес белорусского КГБ и российского ФСБ, разоблачающих «резидентскую роль А.Г. Лукашенко и тайных, закулисных мировых сил, направленную на подрыв госбезопасности Белоруссии, России и Украины». А также о письмах на имя патриарха Алексия II, митрополитов Филарета и Владимира и Папы Римского Иоанна Павла II «с обличением предательской роли православного духовенства и священноначалия, принявшего и поддерживающего античеловеческую и антихристосовскую политику
А.Г.Лукашенко». Но может, мы просто никогда не жили в Белоруссии, недостаточно знакомы с тамошней спецификой и поэтому методы борьбы, с которыми нас ознакомили, кажутся нам столь экзотичными? Во всяком случае, дабы не обидеть гостей, мы постарались скрыть улыбку, когда услышали о письме на имя Дж. Буша, «вскрывающем участие А.Г. Лукашенко в подготовке и финансировании теракта
11 сентября 2001 г. в Америке».

И все же, как ни пытались мы побороть свою недоверчивость, как ни гнали от себя сомнения, чем больше вопросов мы задавали нашим гостям, тем меньше понятной нам логики звучало в их ответах, тем больше они противоречили сами себе, порождая у нас новые вопросы.

Все кроме главного

Итак, почему же беглецы выбрали Украину — во-первых, далеко не самое демократическое государство в мире, во-вторых, поддерживающее с официальным Минском более-менее сносные отношения (во всяком случае, гораздо лучшие, чем большинство западных государств) и, в-третьих, испытывающее как раз в настоящее время аллергию на словосочетание «политический беженец», поскольку за последний год уже не один известный украинец получил на Западе этот статус, а дела еще нескольких находятся на рассмотрении? Почему наши собеседники не выбрали, скажем, как многие их сограждане, Польшу или Литву, более «продвинутые» в политическом и экономическом плане страны, и стали, насколько нам известно, «первопроходцами» в Украину?

По словам белорусов, причин бежать именно в нашу страну у них было несколько. Во-первых, у них не было времени на раздумья и выбор наиболее благоприятного места для поиска убежища, поскольку над ними висела угроза ареста, а до Украины рукой подать. Во-вторых, украинскую границу гораздо легче перейти нелегально, чем польскую или литовскую. Почему не рванули в Россию, где пересечение границы также не вызвало бы особых проблем? В России наши собеседники, оказывается, уже были в прошлом году и также «пытались прорвать информационную блокаду и рассказать, что творится в Белоруссии», но, по их словам, не нашли у российских СМИ ни сочувствия, ни понимания, ни желания разобраться. В Украину же им советовали бежать как знакомые юристы, так и украинские родственники Сергея, утверждавшие, что «Украина вас никогда не выдаст Лукашенко». Но, пожалуй, решающую роль при выборе временного пристанища, по словам В.Буханова, сыграли религиозно-идеологические убеждения беглецов. «Мы люди верующие, — пояснил Владимир, — и нам гораздо ближе наши православные братья-украинцы. А Литва, Польша — для нас это terra incognita. Там уже западный менталитет. Мы не относимся к прозападной белорусской оппозиции, и нам чужды западные ценности, которые уже многими подвергаются сомнению».

Кстати, наши гости не только «не относятся к прозападной оппозиции», но и, как следует из их заявления для прессы, у себя на родине они «разоблачали и обличали лицемерную роль колониальной, так называемой, «белорусской оппозиции», являющейся составной частью лукашистской политики по оболваниванию и порабощению народа, стяжавшей у народа право выражения его антирежимного мнения, обратной стороной лукашизма, финансируемой и управляемой А.Г.Лукашенко». «Не нужно доказывать, — уверены В.Буханов, С.Шаповалов и С.Корнев, — что в Белоруссии нет народной оппозиции, ее подмяла под себя лживая и грантохватательная, колониальная, пролукашистская «оппозиция», с которой у истинных народных оппозиционных сил не может быть ничего общего».

Тем не менее, неприятие западных ценностей не помешало нашим «истинным оппозиционерам» по приезде в Киев сразу же посетить несколько западных диппредставительств, в частности Соединенных Штатов, Великобритании и Нидерландов. Почему они не пошли в эти же посольства в Минске? «Да там же возле каждого посольства стоит белорусская охрана! — был ответ. — Нас милиция просто бы не пустила туда, а то и арестовала бы сразу». С какой целью троица белорусов ходила в западные диппредставительства? Ну, во-первых, за советом. Во-вторых, чтобы рассказать о режиме Лукашенко. А в-третьих, откровенно признались наши собеседники, чтобы… поинтересоваться, а что же предпримут западные страны в случае, если Украина депортирует «политических беженцев» обратно в Белоруссию…

Нас, безусловно, очень интересовало, как же в самом деле, украинские официальные органы вели себя с белорусами, ведь не так давно Украина ратифицировала Конвенцию ООН о правах беженцев, и вот ей предоставился первый громкий повод продемонстрировать, как она соблюдает свои международные обязательства в этой сфере. Но, как выяснилось, на момент посещения нашей редакции (а это было 8 августа) трое белорусов, везде упорно именующих себя «политическими беженцами», по сути, никуда официально с просьбой о предоставлении им убежища в Украине не обращались. За три с половиной недели (!) пребывания в нашей стране В.Буханов, С.Шаповалов и С.Корнев успели «засветиться» во всех ведущих украинских средствах массовой информации, западных посольствах, киевском представительстве Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), обратились с открытым письмом к Президенту, премьер-министру и председателю Верховной Рады Украины с просьбой обеспечить их безопасность на период юридического рассмотрения вопроса о предоставлении им политического убежища в Украине, и выразили надежду «на дальнейшее содействие цивилизованному решению» их проблем «со стороны Украинского государства». Но повторяем, как раз к Украинскому государству они на тот момент так и не обратились, не сделали никаких реальных шагов для того, чтобы началось официальное юридическое рассмотрение их дела (открытое письмо не в счет, ведь понятно, что ни Президент, ни премьер, ни спикер не занимаются предоставлением убежища, и в администрации Президента белорусам об этом сразу сообщили. Точно также, например, в США заявления с просьбой о предоставлении убежища рассматривает не Белый дом и Дж.Буш лично, а специальная миграционная служба).

Признаемся, подобное поведение белорусов нас крайне удивило. Как и то ли искусно разыгранная, то ли в самом деле искренняя наивность трех взрослых мужиков — «закаленных борцов с лукашизмом»: «А мы не знали, что нужно делать, куда обращаться». Странная беспомощность. Ведь как показывает богатый опыт наших правоохранительных органов, даже полуграмотные нелегалы — индусы, пакистанцы, афганцы, абсолютно не владеющие ни русским, ни украинским языком, когда их задерживают наши пограничники или милиция, тут же быстренько пишут заявление с просьбой предоставить им статус беженцев, что автоматически переводит их в разряд лиц, ищущих убежища, и освобождает от ответственности за нелегальное пересечение границы. А трое образованных белорусских учителей-историков, не испытывающих языкового барьера, за три с половиной недели пребывания в Украине не смогли ничего узнать об украинской процедуре получения статуса беженца?! Неужели журналисты «ЗН» являются единственными счастливыми обладателями этой «секретной» информации? Неужели даже в УВКБ ООН белорусам не оказали квалифицированной юридической помощи? Неужели никто кроме нас не объяснил белорусской троице, что юридически на момент нашей с ними встречи никакие они не беженцы, а банальные нелегальные мигранты, которых в любой момент и с полным основанием могут выдворить из страны за нарушение законов Украины? Что для того, чтобы легализовать свое пребывание в нашей стране, они должны были в трехдневный срок обратиться к первому встречному пограничнику или милиционеру с заявлениями о предоставлении им статуса беженца.

«Да, вы первые, кто нас наконец-то просветил. Спасибо вам большое», — ответили нам наши белорусские гости. По их словам, например, в представительстве УВКБ ООН их приняли очень хорошо, даже дали немного денег, но ни с Законом Украины о беженцах, ни с соответствующей конвенцией ООН не ознакомили, а также сказали, что, конечно, не мешало бы обратиться в управление по делам национальностей и миграции Киевской городской администрации, но там якобы уже год не занимаются беженцами, поэтому они (сотрудники УВКБ ООН) очень удивятся, если там белорусам чем-то помогут.

Слово за слово, и выяснилось, что с белорусскими беженцами также общался и замначальника управления гражданства паспортной и иммиграционной службы ГУ МВД Украины в Киеве Виктор Легейда, который также порекомендовал им обратиться в столичное управление по делам национальностей и миграции. И наши «беженцы» туда даже сходили.

—Так почему же вы не оставили там заявления?! — уже буквально вскричали мы.

—В 13.00 там было уже все закрыто, — пояснили белорусы, но тут же поправились: — Нас там не приняли, сказали приходить в другой раз. Да и вообще, для этого заявления нужны фотографии, которые стоят 14 гривен, а у нас даже этих денег нет.

—И что же вы собираетесь делать дальше, каков план действий? — поинтересовались мы.

—У нас нет никакого плана, мы плывем по течению и не знаем, что с нами будет дальше. Мы вообще не знаем, нужно ли нам вообще просить статус беженца в Украине или в другом месте. Наша судьба нас волнует меньше всего. Для нас главное — прорвать информационную блокаду и рассказать как можно больше о Белоруссии. На территории Украины мы хотели бы открыть центр по борьбе с режимом Лукашенко, создать Фронт освобождения Белоруссии. Хотели бы издавать газету, чтобы знакомить с белорусскими реалиями не только украинцев, но и граждан всего мира.

—Но ведь у вас нет денег даже на фотографии, на какие же средства вы планируете вести столь бурную деятельность и издавать газету?

Молчание. Улыбки. И,наконец, исчерпывающий ответ: «Для нас главное — идея». И снова слова, слова, слова о мафиозном, антинародном, лицемерном и т.п. «режиме Лукавого».

Доверяй, но проверяй

И все же нам как-то не верилось, что даже в представительстве УВКБ ООН «белорусским беженцам» не оказали необходимой правовой помощи. Журналистам нашей редакции неоднократно приходилось общаться с сотрудниками этой организации, и мы хорошо знаем, как настойчиво и рьяно они отстаивают интересы беженцев. Поэтому мы перезвонили в киевский офис УВКБ ООН консультанту по юридическим вопросам Юрию Гудиму, с которым, как нам сказали белорусы, они и общались. Юрий подтвердил «ЗН», что в самом деле Владимир Буханов, Святослав Шаповалов и Сергей Корнев обращались к ним в конце июля и… «получили необходимую консультацию по поводу того, что необходимо сделать, чтобы получить в Украине статус беженца». «В том числе мы ознакомили их и с законом Украины «О беженцах», — заверил нас Ю.Гудим. — Мы предоставили им исчерпывающую информацию, как поступаем со всеми, кто к нам обращается. Также завели на них дело и отслеживаем развитие событий». Более того, по словам Юрия, он искренне посоветовал «борцам с режимом Лукашенко» не заниматься никакой политической деятельностью, не «светиться» в СМИ, пока они не легализуют свое пребывание в Украине, иначе их просто «выставят из страны».

Итак, как минимум один раз белорусы сказали нам неправду. А маленькая ложь, как известно, рождает большое недоверие. Поэтому мы и решили провести небольшое расследование. Пройдя «по стопам» наших гостей, выяснили следующее. В.Буханов, С.Шаповалов и С.Корнев перешли украино-белорусскую границу 15 июля в районе с.Гребинка Черниговской области. Штампы, проставляемые пограничниками в пунктах пропуска, в их паспортах отсутствуют, что свидетельствует о том, что границу они в самом деле перешли нелегально. Как подтвердил нам В.Легейда, поскольку в трехдневный срок трое белорусов не обратились согласно украинскому законодательству в соответствующие органы государственной власти Украины для начала процедуры получения статуса беженца, с 18 июля они находились в нашей стране нелегально. Пробыв неделю в Чернигове, 22 июля белорусская троица прибыла в Киев и начала бурную «информационную кампанию», посещая столичные СМИ и иностранные посольства. 23 июля белорусы обратились в администрацию Президента с уже упоминавшимся письмом, содержавшим просьбу о предоставлении убежища. В АП им разъяснили, что не занимаются подобными вопросами. В УВКБ ООН белорусские граждане побывали 25 июля.

Как рассказал «ЗН» Виктор Легейда, ознакомившись 5 августа с многочисленными сообщениями телевизионных СМИ о том, что на Трухановом острове вместе с шахтерами живут «беженцы» из Белоруссии, он как должностное лицо, ответственное за пребывание иностранцев на территории Украины, в тот же вечер лично отправился на остров, но беглецов от «лукашистского режима» там не застал. На следующее утро, то есть 6 августа, он снова совершил рейд на Труханов, и на это раз ему повезло больше — В.Буханов, С.Шаповалов и С.Корнев были на острове. Виктор Федорович заверил нас, что подробно разъяснил им процедуру предоставления статуса беженца в Украине, подчеркнув, что если они не легализуют свое пребывание в нашей стране, то их могут депортировать. Кроме того, В.Легейда, по его словам, направил белорусов в Киевское городское управление по национальностям и миграции, чтобы те написали заявления с просьбой предоставить им статус беженца. Более того, Виктор Легейда пригласил троицу к себе в управление, где белорусам сделали бы бесплатные фотографии, необходимые для подачи заявлений. По словам В.Легейды, с которым мы общались 14 августа, вот уже неделю белорусы «названивают» ему, но так до сих пор и не явились для фотографирования.

У нас в редакции «беженцы» побывали 8 августа, рассказав в том числе и о том, как их не приняли в этот день в городском управлении по национальностям и миграции. «ЗН» связалось с заместителем начальника этого управления Владимиром Горовым, который сообщил, что граждане Белоруссии действительно приходили к ним в этот день, но во время обеденного перерыва, и поэтому им назначили встречу на 14.00. Но «белорусские беженцы» в этот день больше не явились. (В «Зеркало недели» они приехали к 17.00.) По словам В.Горового, В.Буханов, С.Шаповалов и С.Корнев появились в управлении только на следующий день, 9 августа, и, наконец, подали заявления с просьбой о предоставлении статуса беженцев. Владимир Васильевич также отметил «очень странное и непоследовательное поведение» белорусов, «не такое, какое должно быть у людей, желающих легализовать свое положение». «Вместо этого они атакуют СМИ, посольства и компрометируют деятельность украинских государственных органов», — посетовал В.Горовой. Он также сообщил нам, что скорее всего решение о судьбе белорусских граждан, ищущих убежища, будет принимать Государственный комитет по делам национальностей и миграции. А первый замглавы этой структуры Виктор Огнивюк проинформировал «ЗН», что госкомитет начнет «рассматривать вопрос о принятии решения, предоставлять белорусам статус беженцев или нет», только после того, как свои выводы ему предоставит городское управление по делам национальностей и миграции. В свою очередь В.Легейда пояснил нам: если белорусским гражданам предоставят статус беженцев, то они «смогут год беспрепятственно проживать в Украине», если же не предоставят и белорусы добровольно не покинут территорию Украины, то «мы должны будем насильно выдворить их из страны».

В минувший понедельник, 12 августа, «беженцы» перезвонили в «ЗН» и, еще раз поблагодарив нас за то, что мы их так хорошо «просветили» и «вдохновили», рассказали о том, что уже подали заявления и что после того, как с Труханова острова их «выгнала милиция», они вынуждены ночевать теперь где придется — на берегу Днепра, на лавочках в парке, а на родине тем временем на них заведены уголовные дела.

…В четверг, решив пообщаться еще и с горняками, приютившими «беженцев», журналисты «ЗН» обнаружили на месте палаточного городка на Трухановом острове лишь одну шахтерскую каску да стайку беспризорных детишек, которые и поведали нам, что накануне вечером «белорусские беженцы» вместе с шахтерами погрузили вещи в автобус с табличкой «Службовий» и уехали в неизвестном направлении…

«Ци ты — Ясь, ци ты — не?..»

Виктор Легейда в интервью «ЗН» сообщил, что в настоящее время его ведомство не занимается уточнением личностей белорусских граждан, поскольку у С.Шаповалова и С.Корнева наличествуют паспорта, а у В.Буханова — военный билет, кроме того, посольство Белоруссии подтвердило, что вышеуказанные личности являются гражданами Белоруссии.

Нам же, после стольких обнаруженных противоречий между тем, что рассказали нам «белорусские беженцы», и информацией украинских официальных источников, было весьма и весьма любопытно выяснить, кем же на самом деле были герои нашего повествования у себя на родине.

И после нескольких телефонных звонков в Минск и Гомель история «белорусских беженцев» стала еще более интригующей…

Об оппозиционной деятельности «активных противников и обличителей» политики Лукашенко там практически никто не знал. Во всяком случае людей, могущих что-либо сказать по этому поводу, не удалось обнаружить не только нам, но и нашим белорусским коллегам-журналистам, которые проводили свои мини-расследования. Об «оппозиционерах» Владимире Буханове, Святославе Шаповалове и Сергее Корневе ничего не знали в политических партиях, не слышали о них и в молодежных движениях и организациях. Зато нашей коллеге из оппозиционной и влиятельной «Белорусской деловой газеты» Ирине Маковецкой удалось кое-что узнать об учителях истории В.Буханове, С.Шаповалове и С.Корневе.

Вот что нам написала наша коллега: «Директор средней школы №14 областного центра Тамара Кумасинская о профессиональных качествах учителя истории Сергея Корнева отзывается очень хорошо: ответственный, хорошо знает предмет, дети его любят, родители уважают, кабинет к будущему учебному году уже подготовил. Но в коллективе держится обособленно, директор объясняет это тем, что в этой школе Сергей проработал лишь один год. Не осталось без внимания директора и увлечение педагога существующими в мире религиями. «Но он никогда не пропагандировал религиозные взгляды. Он просто рассказывал о религиях для расширения кругозора учеников», — утверждает директор школы. По словам Тамары Кумасинской, ее учитель никогда не критиковал власть и на жизнь не жаловался. На данный момент Корнев в государственном отпуске до 24 августа. В школе он сказал, что поедет к родственникам в Украину.

В средней школе №20 Гомеля корреспонденту «БДГ» пояснили, что учитель истории Святослав Шаповалов здесь не работает уже два года. Но педагоги до сих пор его вспоминают как компетентного историка, умного человека и интересного рассказчика. Помнят о том, что его «коньком» были религиозные учения. Уволился Шаповалов из школы по собственному желанию, говорил, что собрался в Москву поступать в вуз (журналистам «ЗН» «беженцы» рассказывали, что из школы Святослав уволился в знак протеста против существующей в Белоруссии системы образования. — Авт.)

В белорусско-славянской гимназии Гомеля историк Владимир Буханов проработал с 15 марта по 5 мая... 2000 года. Причину увольнения в школе обозначили расхожим «не сошлись характерами». (Владимир пояснял нам свое положение безработного как отказ «работать на режим Лукашенко», поскольку считает, что, «даже работая дворником, ты вмонтирован в эту страшную систему». — Авт.)

Начальник управления образования Гомельского горисполкома Лариса Кузнецова узнала о том, что ее учителя просят политического убежища, только от журналистов. Но спустя часа два Лариса Федоровна подтвердила полученную «БДГ» информацию: «Буханов и Шаповалов в городских школах не работают. Никогда за время работы в качестве учителей они не подвергались ущемлению по религиозным мотивам».

Поскольку, как оказалось, «среди коллег по работе» наша знакомая троица «антинародный характер замаскированной политики» Лукашенко не разоблачала, мы решили уточнить, занимались ли они этим «среди родных и близких».

Отец Сергея Корнева — Павел Фёдорович Корнев на вопрос «ЗН» «Чем занимался ваш сын в Белоруссии?» ответил нам по телефону, что тот работал учителем истории и никакой политической или религиозной деятельностью не занимался, по крайней мере, Сергей об этом ничего родителям не рассказывал. По словам Павла Фёдоровича, никаким гонениям их сын не подвергался. Родители Сергея также не испытывают на родине никаких притеснений. Перед отъездом Сергей сказал родителям, что во время отпуска как обычно поедет с друзьями отдыхать, на этот раз в Украину, и вернётся перед окончанием отпуска. У родителей никаких подозрений это не вызвало, поскольку «каждый год сын ездил с друзьями путешествовать в Россию, Украину». О том, что оставаться в Белоруссии Сергею было якобы небезопасно, Павел Фёдорович узнал из сообщений СМИ.

У Валентины Владимировны, матери Сергея, мы поинтересовались, как она себя чувствует, нет ли у неё серьёзных проблем со здоровьем и всё ли в порядке со здоровьем у их соседей? Ведь как сообщали Владимир, Святослав и Сергей в своем заявлении для прессы, с осени прошлого года, после того как они везде и всюду открыто разоблачали «незаконные, фальсифицированные выборы в Белоруссии 2001 г.», они «стали подвергаться психотропному и нервно-паралитическому воздействию у себя в домах», после чего стало «катастрофически подрываться» не только их собственное здоровье, но и проживающих с ними близких и родных, а также соседей, некоторые из которых уже умерли. О матери Сергея было написано, что она «тяжело больна».

Валентина Владимировна вполне бодрым голосом ответила нам, что с ней всё нормально, никакой серьёзной болезни у неё нет. Здоровье её сына тоже в порядке. Соседи по лестничной клетке не болеют и не умирают. Ответив же на все наши вопросы, она естественно спросила, почему нас это так интересует. И когда мы процитировали отрывок из заявления, женщина просто рассмеялась в трубку: «Ради Бога, о чём вы говорите, глупости это все! У нас всё нормально». Сейчас родители знают о Сергее только то, что известно общественности. Последний раз сын звонил в июле, поздравлял Валентину Владимировну с днём рождения.

С женой С.Шаповалова общался наш коллега из Белорусской службы Радио «Свобода» Анатолий Готовчиц. По его словам, женщина сообщила, что со Святославом они уже год не живут (он только изредка появляется, чтобы взять какие-то вещи), о его «оппозиционной деятельности» ей не только ничего не известно, но и удивительно об этом слышать.

Следователь Гомельской городской прокуратуры Роман Якимец подтвердил журналистке «Белорусской деловой газеты», что в начале июля этого года он приглашал Корнева для «взятия с него объяснений». Прокуратура проводила проверку по факту обнаружения двух брошюр, где излагалась нетрадиционная точка зрения на проблемы религии, оптимизации общественных отношений и форм государственного устройства. Автором брошюры был Сергей Корнев. Однако, по словам следователя, он не нашел в действиях педагога состава преступления и отказал в возбуждении уголовного дела.

Примерно то же самое поведал Р.Якимец и журналисту Радио «Свобода», добавив, что все трое беглецов сочиняли какие-то листовки, законопроекты и посылали их в КГБ, откуда в прокуратуру Гомеля обратились с просьбой «разобраться на месте». Состава преступления следователь в действиях «оппозиционеров» не усмотрел, поскольку их работы нигде в средствах массовой информации опубликованы не были.

Позавчера А.Готовчиц по нашей просьбе связался с прокурором Гомельской области Олегом Половинкой, а также пресс-службой управления КГБ по Гомельской области. В обеих инстанциях журналисту сообщили, что никаких уголовных дел на Владимира Буханова, Святослава Шаповалова и Сергея Корнева в правоохранительных органах Белоруссии на сегодняшний день заведено не было.

Версии

Так кто же они на самом деле — эти «белорусские беженцы»?

После общения с множеством людей, тем или иным образом причастных к этой достаточно странной истории, у нас выкристаллизовалось несколько версий.

Версия первая, «клиническая». Скрывать не будем, у многих наших собеседников сложилось впечатление, что трое белорусских беглецов, как говорится, просто немного «того». Признаемся, нас эта мысль впервые посетила, еще когда мы разговаривали с ними в редакции. Уж очень экзальтированно звучали их политические «обличения», густо приправленные религиозной риторикой. Ознакомление же с их многостраничным, написанным от руки «заявлением для прессы» лишь усилило наши сомнения в адекватности восприятия «белорусскими беженцами» окружающей действительности.

С другой стороны, вспомним, что коллеги по работе характеризовали беглецов как хороших профессионалов, умных людей, интересных рассказчиков, пользовавшихся любовью учеников и уважением коллег и родителей.

Впрочем, в журналистской практике нам не единожды приходилось сталкиваться с умными и хорошо образованными людьми, но болезненно одержимыми какой-то идеей.

Версия вторая, «романтическая». Не исключено, что наша троица — просто заигравшиеся мальчики, которым не хватает в жизни острых ощущений. И для них «бегство в Украину» — своеобразный экстрим. Кто-то предпочитает проводить отпуск под парусом, пытаясь удержать равновесие на гребне волны. Кто-то получает дополнительную дозу адреналина, сигая вниз головой с резинкой, привязанной к ноге. Возможно, что эпопея с поиском политического убежища в Украине — оригинальный способ самовыражения, попытка громко о себе заявить (ведь в Белоруссии подобные вещи действительно небезопасны), почувствовать себя героями еще не самореализовавшихся ребят. Отсюда, возможно, и их выбор «круга общения» в Украине — шахтеры, УНА-УНСО, голодающие на Крещатике.

Версия третья, «прагматическая». Как рассказали нам наши белорусские коллеги, политическое «прикрытие» в последнее время стало верным способом для многих белорусов эмигрировать из своей нищей тоталитарной страны. Помните, как в советские времена шутили: «еврей — это не национальность, а средство передвижения». Нечто похожее, по рассказам коллег, наблюдается сейчас и в Белоруссии. Способ выехать из страны довольно прост: принимаешь участие в нескольких демонстрациях и митингах, расписываешь стены надписями вроде «Долой Лукашенко!», расклеиваешь листовки с таким же содержанием (желательно на виду у милиционеров) или отсылаешь свои «труды» в КГБ, чтоб уж наверняка заметили. А потом, когда тобой начинают интересоваться «компетентные органы», быстренько чухаешь за границу. Правда, обычно бегут в Польшу, Чехию, Бельгию, Штаты, Германию (в Украину, насколько известно нашим коллегам, до сих пор «из политических» никто не бежал, уехало только несколько бизнесменов). Политическое убежище западные страны, как правило, предоставляют, поскольку там все знают, что Белоруссия действительно авторитарное государство, тем более что реальных политических беженцев, над которыми висит реальная угроза, действительно много.

Тот факт, что Буханов, Шаповалов и Корнев упорно избегали начала официальной процедуры получения статуса беженца в Украине, наводит на мысль, что в нашей стране они хотели лишь «засветиться» как «ярые оппозиционеры режиму Лукашенко» (отсюда их тяга к средствам массовой информации и западным посольствам), с тем чтобы затем было проще перебраться на Запад.

Причем «наивные» белорусы действовали беспроигрышно: даже если их на родине до сих пор никто и не преследовал, то теперь, после киевских «фестивалей», им, скорее всего, возвращаться домой будет действительно небезопасно. В этом случае Украина, согласно международному праву, не сможет выслать их обратно.

Версия четвертая, «провокационная». Некоторые наши собеседники были склонны считать «белорусских беженцев»… провокаторами. И здесь наша четвертая версия делится на две подверсии — «белорусскую» и «компроматную».

Сторонники «белорусской» допускают, что «беженцы» могли быть запущены в нашу страну самими белорусскими властями. Например, для того, чтобы поссорить Украину с настоящей белорусской оппозицией и продемонстрировать истинным борцам с режимом, что в Украине им убежища не найти. Или для того, чтобы слегка осложнить двухсторонние отношения и найти очередной повод, для, скажем, нератификации договора о границе.

Те, кто придерживается «компроматной» версии, обратили особое внимание на такой факт: троица белорусов не только всеми силами избегала легализации своего пребывания в нашей стране, но и старательно дразнила украинские официальные власти, общаясь с теми, кто в данный момент против них выступает, и прямо напрашиваясь на депортацию.

Сторонники этой версии рассматривают появление «белорусских беженцев» как звено одной цепи с обнародованием последних пленок майора Мельниченко, в результате чего Украина предстает перед миром государством, чье руководство поражено пещерным антисемитизмом, прослушивает посольства западных стран, в частности членов НАТО, и (в случае депортации «беженцев» в Белоруссию) дружит с одиозным правителем Лукашенко, нарушает права человека и свои международные обязательства. Кому и для чего это может быть выгодно? Об этом мы уже писали в прошлом номере «ЗН».

Какая бы из предложенных нами версий ни оказалась верной, в любом случае Украина попадает в весьма щекотливую ситуацию: с одной стороны, после поднятой в СМИ шумихи и привлечения западных наблюдателей ей нелегко было принять решение об отказе троим белорусам в предоставлении убежища. Для этого должно быть более чем достаточно оснований. С другой стороны, решиться предоставить убежище лицам, чьё поведение на сегодняшний день вызывает столько вопросов, тоже не просто. Власти Украины выбрали первый путь: когда материал был уже готов, мы узнали, что управление по вопросам беженцев и миграции Киевской госадминистрации отказало Владимиру Буханову, Святославу Шаповалову и Сергею Корневу в предоставлении им статуса беженцев. Это связано с тем, что белорусы, во-первых, «перешли границу нелегально», а во-вторых, «подали свои заявления позднее, чем это предусмотрено законодательством».

В свою очередь, представитель УВКБ ООН Наталка Прокопчук подчеркнула, что новый закон «О беженцах», который приняли ещё в прошлом году, до сих пор не начал действовать и что миграционные службы заявили о намерении начать принимать заявления у всех искателей убежища не раньше 15 августа. Поэтому, по её словам, «вины белорусов в несвоевременной подаче заявлений нет и они получат всю необходимую информацию, чтобы в течение семи дней опротестовать это решение в суде».

В Киевском управлении беженцев и миграции нас заверили, что «управление в течение этого года своей деятельности не прекращало и что у белорусов были все возможности написать заявления в необходимые сроки. Почему они этого не сделали – неизвестно».

Тем, кто будет окончательно решать судьбу «белорусских беженцев», потребуется немало терпения и мудрости, чтобы Украина смогла выйти из этой ситуации, не подмочив в очередной раз своей репутации на международной арене, не испортив отношений с Белоруссией, не создав угрозы своей национальной безопасности и не обидев троих белорусских парней, если они в самом деле вдруг окажутся беженцами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК