Братство конца

16 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 16 сентября-23 сентября 2005г.
Отправить
Отправить

13 сентября декларация с пафосным названием «Единение и сотрудничество ради будущего» была скреплена подписями президента, спикера, и.о...

13 сентября декларация с пафосным названием «Единение и сотрудничество ради будущего» была скреплена подписями президента, спикера, и.о. премьера, руководителей десяти парламентских объединений и примкнувшего к ним Анатолия Кинаха. Один из отечественных телеканалов назвал это событие историческим. Несмотря на абсолютно серьезный тон диктора, подобное определение прозвучало как откровенная издевка. Команда президента добросовестно старалась придать событию торжественность и значимость. Но, невзирая на их усилия, оно выглядело абсолютно заурядным, особенно на фоне многочисленных перманентных и масштабных скандалов.

Никто еще не успел забыть, что подобные коллективные клятвы были в чести у прежней власти. Однако попытка власти новой воспользоваться испытанным приемом выглядела бесталанной копией бездарного рисунка. Все казалось безвкусным, бессмысленным, вторичным и даже комичным. Банальное название, трафаретный текст, неоправданная помпезность лишь подчеркивали заурядность события. Документ нельзя было назвать ни новым военным союзом, ни договором о дружбе и сотрудничестве, ни (даже) пактом о ненападении. Присоединение к декларации, по большому счету, ни к чему не обязывало подписантов — ни к участию в голосовании за новое правительство, ни к неучастию в голосовании за новую временную следственную спецкомиссию.

Примечательным это событие делало лишь одно обстоятельство: под текстом декларации в числе прочих автографов красовался росчерк пера лидера фракции «Регионы Украины».

Задача с одним известным

Зачем «донецким» понадобилось подставить плечо вчерашним непримиримым противникам в тяжелый для последних момент? Ответить на этот вопросом мы попытаемся чуть ниже. А пока постараемся проследить логику поведения Виктора Ющенко. Причин, вынудивших его озаботиться подготовкой подобного документа, было несколько.

Первая. Виктору Андреевичу требовалось немедленно перехватить инициативу. Предметом особого внимания со стороны Ющенко, безусловно, был парламент. Еще совсем недавно глава государства всерьез помышлял о создании формализации многочисленного пропрезидентского большинства в высшем законодательном органе. Сегодня же он столкнулся с угрозой появления столь же многочисленного большинства антипрезидентского. Времени изменить ситуацию у лидера страны немного. Он не мог ждать, когда кое-кто из вчерашних соратников перейдет в разряд колеблющихся, а многие колеблющиеся пополнят ряды соперников. Необходимо было срочно продемонстрировать, что всенародно избранный опирается на значительную часть парламентариев. Гарант испытывал острую нужду в как можно большем количестве если не союзников, то хотя бы тех, кого можно было бы выдать за союзников. Для этого годился любой благовидный предлог.

В самом деле, почему бы не «завизировать» бумагу, на которой написано, что небо обязано быть голубым, трава — зеленой, а народ — счастливым? Тем более что многие участники соглашения имели возможность обменять свое участие в проекте на уступки со стороны власти.

Вторая причина непосредственно связана с первой. Президент стремился не только к тому, чтобы представители отдельных политических сил попали на его орбиту, он всеми силами препятствовал их попаданию на орбиту экс-премьера.

Подпись под декларацией одновременно упрощала дальнейшие контакты с Ющенко и одновременно усложняла переговоры с Тимошенко. Автограф на документе еще не означал стратегического выбора в пользу Виктора Андреевича. Однако он как минимум оттягивал принятие решения о той или иной форме сотрудничества с Юлией Владимировной.

Причина третья. Президент хотел заручиться хотя бы относительной поддержкой ведущих фракций в канун утверждения нового премьера. Торги еще не закончились, но сам факт появления декларации позволял их начать — прицениться, прикинуть возможные потери и потенциальные дивиденды, соотнести возможности и потребности. В конце концов — понять, кто чем дышит и кто без кого задохнется.

Следующая причина — технологическая. Декларация и все, что с ней связано, — абсолютно очевидный и вполне оправданный PR-ход. Президент обязан был хотя бы частично отвлечь внимание общества. Таким образом он надеялся в глазах избирателей превратиться из участника боевых действий в миротворца, из фигуранта скандала — в его арбитра.

Насколько Виктору Андреевичу удалось осуществить задуманное? Мнения на этот счет существуют разные. С точки зрения автора этих срок — попытка вышла неловкой. Возможно, подвела поспешность. Безусловно, эффект был подпорчен скандалом, связанным с деньгами Бориса Березовского.

Говорить о том, насколько Ющенко справился с поставленной задачей, наверное, все же не имеет смысла. Потому что ошибка была не в решении, а в условии. Главным (на наш взгляд) пороком данного политического проекта стало то, что на Банковой считалось едва ли не главным достоинством. Если бы Ющенко раскрыл свои объятия для политических противников вскоре после своего триумфа, это можно было бы расценивать как демонстрацию великодушной силы. А вот поиск союзников в стане врага в момент кризиса поступком сильного назвать сложно. Многие противники (как старые, так и новые) восприняли это как свидетельство слабости. Многие сторонники — как предательство идеалов. Ежели вообще уместно говорить о каких бы то ни было идеалах в стране, переживающей время оглушительного крушения кумиров и насильственного избавления от остатков иллюзий.

Свои среди чужих, чужие среди своих

Как все-таки причудливо складывается жизнь. Численность фракции главного оппозиционера Ющенко (невзирая не жесточайший прессинг со стороны режима никогда не падала ниже гроссмейстерской отметки «100»). Ныне количественный состав парламентской ячейки президентской партии не дотягивает и до полусотни. Это обстоятельство бьет по самолюбию Ющенко, во-первых. И не позволяет Народному союзу «Наша Украина» быть центром влияния в парламенте, во-вторых.

Да, расслоению мегафракции можно найти и объективные причины. Как известно, новый избирательный закон гарантирует место в избиркомах партиям, имеющим свои фракции в ВР. Этим можно объяснить желание Украинской народной партии, Народного руха Украины и партии «Реформы и порядок» (официально все еще именующейся партией «Наша Украина») уйти в автономное парламентское плавание. Но нельзя объяснить их нежелание делить политический кров с НСНУ только этим. Конфликт между Ющенко и партиями, в свое время основавшими его блок, ни для кого не был тайной.

В нынешней, непростой для него ситуации, президент предпринял попытку сгладить противоречия не только в отношениях со вчерашними друзьями, но и с позавчерашними врагами . Для него была важна каждая подпись под декларацией. Эмиссарам главы государства, ведшим переговоры от его имени, была поставлена конкретная задача — документ должно поддержать большинство депутатского корпуса.

Из переговорного процесса, насколько известно, изначально были исключены только две фракции — БЮТ и СДПУ(о). Во-первых, сам Виктор Андреевич не желал видеть их среди участников. Во-вторых, было вполне очевидно: ни соратники Тимошенко, ни эсдеки не согласились бы на сотрудничество с Ющенко, независимо от формы.

С двумя депутатскими отрядами, представляющими Народный союз «Наша Украина» и Партию промышленников и предпринимателей, никаких проблем не было и быть не могло. Анатолий Кинах, как мы уже отмечали, проявил недюжинное рвение: согласно договоренности, декларацию подписывали лидеры фракций. Для ПППУ было сделано исключение — от ее имени бумагу подмахнул не только полномочный представитель ячейки Станислав Довгий, но и глава партии. После этого особенно легко было поверить в то, что Анатолию Кирилловичу пообещали кабминовское долголетие, а его партструктуре — гарантированное место в провластном блоке.

Владимиру Литвину право на место в президентской предвыборной лодке было даровано давно. Но спикер и его команда откровенно не торопились занимать места согласно выделенным контрамаркам. Литвин и ранее понимал, что поглощение его политструктуры президентскими «нашими» лишает Народную партию права на самоопределение, а его самого превращает из активного участника политических процессов в придаток к главе государства. А сейчас, в пору активных боевых действий, ставки Владимира Михайловича выросли. Он (по крайней мере пока) не является фигурантом ни одного из скандалов. Парламентский лидер заметно дорожит статусом стороннего наблюдателя и потустороннего советчика. И не торопится делать опрометчивых шагов. Тем более что в принципе не исключен такой вариант развития событий, при котором блок во главе с НСНУ может превратиться в братскую политическую могилу для непредусмотрительных попутчиков Виктора Андреевича.

Между тем для Ющенко подпись Литвина под декларацией была жизненно важна.

Во-первых, без нее вся затея теряла смысл. Без автографа главы высшего представительского органа нельзя было говорить ни об общегосударственном значении документа, ни о единстве ветвей власти. Пускай, даже условном.

Во-вторых, согласие Литвина сохраняло шанс на дальнейшее продолжение переговоров о поддержке кандидатуры Еханурова и о политическом союзе между НСНУ и НПУ.

В-третьих, присутствовал банальный арифметический расчет. «Добро» со стороны Литвина гарантировало поддержку сразу двух фракций — НПУ и «Вперед, Україно!». Фактическим лидером последней является близкий к Литвину Игорь Шаров, а само депутатское объединение небезосновательно считают неофициальными «сателлитами» литвиновских народников. Уломав Владимира Михайловича, Виктор Андреевич заручался поддержкой 64 народных избранников. Для сравнения: пропрезидентские НСНУ и ПППУ в сумме давали только 60.

Уламывать Владимира Михайловича долго не пришлось. Он не видел причин грудью вставать на защиту президента, но и не усматривал повода отказывать ему в достаточно невинной просьбе. Понимая, сколь нуждается Ющенко в подобном ситуативном партнерстве, председатель ВР не упустил случая подкорректировать подготовленный президентским секретариатом документ. На особенностях текста мы остановимся ниже. А пока лишь заметим, что (согласно имеющейся информации) Литвин настойчиво рекомендовал Ющенко вписать в декларацию несколько обязательств, взятых на себя властью. Речь шла, в частности, о поддержке политреформы и готовности в сжатые сроки разработать и принять законы «О Президенте» и «О Кабинете министров».

На необходимости помянуть конституционные изменения настаивал и Александр Мороз. Лидер СПУ, как и вождь НПУ, достаточно легко пошел на контакт. Особенно после того как ему якобы пообещали, что имена Луценко, Николаенко и Баранивского будут присутствовать и в новой правительственной обойме, а главе Фонда госуимущества Семенюк в ближайшее время не будут подыскивать замену. Говорят также, что (по просьбе руководителя ФГИ) Александр Александрович убедил президента вписать в перечень первоочередных нормативных актов закон «О Фонде государственного имущества».

Поддержка социалистов добавляла в копилку «деклараторов» еще 26 голосов. Таким образом, инициаторы выходили на цифру «150». В случае поддержки инициативы фракциями УНП, НРУ и ПРП количество подписантов переваливало за две сотни. А Ющенко имел право говорит о единстве рядов «оранжевой гвардии». Лидер Украинской народной партии Юрий Костенко дал себя переубедить на удивление легко. Обида, нанесенная Юрию Ивановичу Виктором Андреевичем забылась, как только президент (по утверждениям источников) пообещал членам УНП квоты в новом правительстве и будущем пропрезидентском блоке.

Не стал упрямиться и Рух. Глава НРУ Борис Тарасюк имеет все шансы остаться министром иностранных дел как минимум до 2006-г, и потому имел дополнительный стимул уговорить некоторых особо строптивых партийцев.

С ПРП оказалось сложнее. Как стало известно, часть партийного руководства настойчиво порекомендовала лидеру «реформистов» Виктору Пинзенику воздержаться как от подписания документа, так и от поста в правительстве (если таковой ему будет предложен). После непродолжительной, но бурной дискуссии партия приняла заявление о «нецелесообразности подписания декларации» и фактически заключила соглашение о координации действий с БЮТ. Таким образом, политструктура, в состав которой входят трое из четверых «генералов Майдана» (Николай Томенко, Тарас Стецькив и Владимир Филенко) сделала два решительных шага в сторону оппозиции.

«Скажи мне, кто твой друг,
и я скажу, который час»

Если следовать этой поговорке, можно смело утверждать, что на дворе — кризис. Иначе не довелось бы власти искать сочувствия у вчерашних врагов. Соратников и союзников, искренних и ситуативных у Виктора Андреевича набралось аж 186 человек. Скрытые резервы пришлось изыскивать в лагере, именующем себя оппозиционным.

Возможные договоренности с коммунистами Ющенко не приветствовал, но и не отметал. КПУ сочла за благо отмежеваться. «Единая Украина» во главе с Богданом Губским, которая поначалу тщетно пыталась понравиться новой власти, уже сделала свой выбор в пользу Тимошенко.

Кто оставался? «Регионы» и новообразованная фракция, созданная на базе обломков НДП и «трудовиков». История появления этого объединения примечательна. Утром 8 сентября президент объявляет об отставке правительства. Вечером того же дня СМИ передают информацию о том, что новым министром транспорта может стать Валерий Пустовойтенко. На следующий день Валерий Павлович и Ко объявляют о создании фракции. Совпадение? Наверное. Большинство членов нового парламентского отряда — активисты «бело-голубой» команды-2004. 13 сентября вождь «народно-трудовых демократов» Пустовойтенко ставит свою подпись под декларацией. Организаторы проекта выходят на цифру «200».

Что дальше? Не что, а кто. «Донецкие». Есть еще, правда, внефракционные, которых формально представил бывший эсдек Владимир Заплатинский. Чем добавил экзотики и дал повод говорить, что идею поддержали все слои парламента. Но кого Владимир Михайлович представляет кроме себя самого, не вполне ясно.

Так что без «Регионов» не обойтись. А они президенту нужны не меньше, чем Литвин. Во-первых, в этом случае он выходит на заветное большинство. Пускай оно и является виртуальным. Во-вторых, он получает право говорить об «объединении Востока и Запада». Пускай оно и выглядит условным. В-третьих, он усложняет «донецким» возможность сближения с Тимошенко. По крайней мере, на какое-то время.

Революции не исполнилось еще и года. Раны еще не зажили. А вчерашние вожди Майдана, кажется, уже включились в активную борьбу за расположение вчерашних врагов.

Можно ли назвать это изменой идеалам? Если вы в них верите, то да. Если нет — вы готовый политик. И тогда вы это назовете политической целесообразностью. Потому что идеал любого политика в этой стране — власть, и ничего более. Скажи мне, который час показывают политические часы, и я скажу, тебе, кто будет моим другом.

Во всяком случае, избиратели становятся друзьями политиков только на время выборов.

А что, спросите вы, постыдного в том, что одна политическая сила договаривается с другой о союзе? Ничего. Если при этом:

— процесс является открытым и прозрачным;

— а тайные договоренности не противоречат публичным декларациям.

Можно предположить, что уполномоченные представители Тимошенко и Ющенко вели переговоры с руководством «Регионов». Можно предположить, о чем именно шел разговор.

Допускаем, что от имени Юлии Владимировны Ахметову, Януковичу и Ко предлагалось:

— не подписывать декларацию;

— не голосовать за правительство Еханурова;

— не принимать участия в формировании Кабинета;

— активно защищать политреформы;

— после выборов-2006 войти в парламентскую коалицию во главе с Тимошенко.

В случае выполнения этих условий и в случае успеха операции бывший (будущий?) премьер, возможно, пообещала квоты при распределении министерских и губернаторских постов (если дончане смогут делегировать неодиозных новых людей). А заодно могла заверить, что после прихода на должность постреформенного премьера ничего и никого трогать не будет.

С еще более высокой степенью вероятности можно предположить, что от имени Виктора Андреевича Ахметову, Януковичу и Ко предлагалось:

— подписать декларацию;

— проголосовать за правительство Еханурова;

— принять участие в формировании Кабинета;

— прекратить все контакты с Тимошенко.

Что могли «донецкие» попросить взамен? Давайте попробуем угадать:

— отказ власти от передела собственности;

— сохранение итогов политреформы;

— прекращение «наездов» правоохранительных органов на ключевых персонажей (прежде всего, Ахметова, Колесникова, Януковича);

— публичную порку наиболее рьяных силовиков (в первую очередь, надо думать, Шокина и Москаля).

При этом «регионалов», насколько известно, вовсе не интересовали места в Кабинете министров. Они не верят в долговечность ни этого правительства, ни этой власти…

Могла ли согласиться придерживающаяся иного мнения власть на подобные требования? Точного ответа дать не можем. Вначале руководитель фракции «Регионов» Раиса Богатырева отказалось даже читать текст декларации. А вечером тех же суток она неожиданно для многих явилась на политическую вечерю к президенту и от имени 52 «регионалов» поддержала президентскую инициативу.

Что могло произойти? Как утверждают некоторые источники, накануне состоялся разговор между отсиживающимся в Москве Ринатом Ахметовым и Виктором Януковичем. В ходе которого Виктор Федорович (якобы ссылаясь на заверения некоего члена ближайшего окружения Ющенко) сообщил, что власть приняла все условия. После чего последовал звонок Ахметова Богатыревой, и «регионалы» стали «декларантами».

Ющенко заручился формальной поддержкой большинства депутатов. Один мой знакомый назвал новый союз «братством конца». Он, бедолага, был из тех, кто до последнего времени думал, что власть действительно верит в те идеи, которые провозглашает…

Но конец, похоже, наступает раньше, чем думалось. Чернила на тексте декларации еще не высохли, как представители «Регионов» объявили, что их подписи под документом не означают поддержки Кабинету Еханурова. Более того, «донецкие» предварительно поддержали идею создания временной следственной спецкомиссии по проверке обвинений Кравчука.

Что опять случилось? Часовая стрелка сделала еще один круг. Маятник опять качнулся в другую сторону. Заявления Кравчука, пресс-конференция Турчинова и очередная сенсация от Бродского сделали положение власти еще более интересным. А шансы Еханурова пройти через парламент еще более низкими.

Кроме того, поговаривают, Ахметова опять посетили. На этот раз из другого лагеря. И якобы предоставили неопровержимые доказательства того, что:

— власть готовит «кидок» Рината Леонидовича и его партнеров;

— на подходе новая порция компромата, которая окончательно утопит Ющенко и его режим.

Правда ли это — судить не беремся. Но, по слухам, «московский затворник» опять перезвонил на родину и дал команду отойти на прежние позиции.

Отреагировал на новые обстоятельства и спикер Литвин. В четверг он решился на шаг, к которому его давно подталкивали — объявил о создании собственного блока. Братство распалось, так и не возникнув.

Что в имени твоем?

Имеет ли смысл после всего сказанного разбирать текст декларации? Наверное, все-таки имеет.

При этом предлагаем прибегнуть к сравнительному анализу, сличив два текста — подготовленный в недрах администрации Ющенко и подписанный разнокалиберными вождями. Отличаются даже названия: президентская версия именовалась «взаимопонимание ради будущего». Исправленная шапка несла иную смысловую нагрузку — «Объединение и сотрудничество ради будущего». Оно и понятно: Виктору Андреевичу хотелось поговорить о взаимопонимании. Его ситуативным партнерам — получить какие-никакие гарантии будущего сотрудничества.

Документы отличаются по стилю. Первый больше похож на митинговый спич — он пестрит лозунгами, и конкретные предложения касаются только президентских инициатив:

— созвать общенациональный круглый стол;

— создать политический совет при главе государства;

— разработать и подписать соглашение об обеспечении демократических выборов в парламент.

Исправления сделали документ несколько более реалистичным. Упоминания о круглом столе и соглашении исчезли. Что вполне естественно: первое — смешно, второе — глупо. Зачем плодить соглашения, если достаточно просто выполнить требования закона? Зато появились вещи более прагматичные — например, обязательство власти внедрить политреформу, а также подготовить и принять законы «О Президенте» и «О Кабинете министров». Как тут не вспомнить, что принятие этих нормативных актов Виктор Андреевич называл острой жизненной необходимостью еще в 2002-м…

Появились вещи неприятные — например заявление о «недопустимости политических преследований и использовании власти для давления на политических оппонентов».

И все ради чего? Ради сохранения хорошей мины при плохой игре? Но мина-то вышла кислой. К тому же (как шутят саперы) когда ты наступил на мину, неважно, какая у тебя мина.

Ющенко. Игры в декларации не принесли ему осязаемых политических дивидендов. А заигрывание с «донцами» ударило по имиджу не меньше, чем обвинения в адрес Тимошенко.

Тем более что его обещаниям с каждым днем все меньше веры. Если Виктор Андреевич готов поддерживать реформу (вступающую в силу 1 января 2006 г. и сужающую власть президента), зачем сразу после подписания декларации он поручает Олегу Рыбачуку «До 1 января разработать проект программы усовершенствования института президентства»? И зачем какая-то филькина программа, если Виктор Андреевич обещал подготовить профильный закон?

И с чего б это вдруг Роман Зварич на следующий день заговорил о нелегитимности реформы? Ради чего? Единства? Сотрудничества? Взаимопонимания? Будущего?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК