Бои без правил

06 октября, 2006, 00:00 Распечатать
Выпуск № 38, 6 октября-13 октября 2006г.
Отправить
Отправить

Россия объявила войну Грузии. Планомерную, бескомпромиссную, изнурительную. Она не ведется привычными военными средствами...

Россия объявила войну Грузии. Планомерную, бескомпромиссную, изнурительную.

Она не ведется привычными военными средствами. Их с успехом заменяют энергетический прессинг, экономические и финансовые санкции, транспортная блокада, политическое давление, ужесточение миграционной политики.

Эта война началась не сегодня и не вчера. Периодически она затухает. Но на прошлой неделе вновь дала о себе знать.

Воспользовавшись шпионским скандалом, вслед за отзывом посла и других дипломатов, прекращением выдачи российских виз и началом учений кораблей ВМС у грузинского берега Москва приостановила на неопределенное время авиационное, автомобильное, морское и железнодорожное сообщение с Грузией, прекратила почтовые и денежные переводы в страну. Эти меры российское руководство приняло сразу же после проведения экстренного заседания Совета безопасности Российской Федерации. И хотя формально повод для блокады исчез еще в понедельник, когда Тбилиси передал разоблаченных офицеров ГРУ представителям ОБСЕ, тем не менее санкции продолжают действовать и далее. И маловероятна их отмена в ближайшее время. Более того, российские политики говорят об их ужесточении.

К сожалению, действия российских властей поддерживает население РФ. Доходит до того, что в школы не пускают детей и учителей грузинской национальности. Возмутительно, когда государство вместо решения социальных и экономических проблем формирует в обществе ксенофобские настроения и создает образ внешнего врага. Но, с точки зрения Кремля, цель оправдывает средства.

Очевидно, что Москва, пытаясь выглядеть перед мировым сообществом потерпевшей стороной, выбрала линию поведения в отношении Тбилиси, которая не предусматривает поиск взаимоприемлемых решений путем дипломатических переговоров. Уязвленная и оскорбленная арестом своих шпионов, она будет придерживаться нынешнего курса долгое время, сознательно нагнетая напряжение вокруг этой небольшой кавказской страны, добиваясь от Тбилиси полной капитуляции.

Причины такой непримиримости следует искать не только в грузино-российских отношениях, последние полтора десятилетия достаточно прохладных, но и в той геополитической ситуации, которая сложилась вокруг Грузии…

Блокада

После первой, эмоционально-истерической реакции Кремля на арест офицеров российской военной разведки (так, президент Владимир Путин назвал действия грузинских властей «государственным терроризмом», а министр обороны Сергей Иванов заговорил о «бандитизме» и вспомнил о 1937 годе) Москва принялась усиленно и методично прессинговать Тбилиси. При этом российские политики все время лицемерно повторяют: эти шаги не направлены против грузинского народа.

В последние годы Грузия находится под постоянным экономическим и энергетическим давлением со стороны России. В 2005 году Москва перекрыла поставки газа, а в начале нынешнего запретила реализацию на российском рынке грузинских вин, минеральной воды, сельскохозяйственной продукции. И, как заявил на днях руководитель Роспотребнадзора, главный государственный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко, грузинское вино в ближайшее время вряд ли вернется на российский рынок. Теперь очередь дошла до транспортной блокады, финансовых санкций и поднятия цен на российский газ.

Несколько дней назад появилась информация, что «Газпром» намерен пересмотреть цену на газ для Грузии и поднять ее до уровня 170–250 долл. за тыс. куб. м. Угроза серьезная для слабой грузинской экономики, во многом зависящей от поставок «Газпрома». Напомним, что сейчас российский монополист поставляет в эту страну голубое топливо по цене 110 долл. за тысячу куб. м. Впрочем, памятуя о прошлых кризисах в двусторонних отношениях, часто сопровождавшихся энергетическим шантажом со стороны России, Грузия постаралась заключить в нынешнем году с соседними странами – Арменией, Азербайджаном, Турцией и Ираном — ряд соглашений о поставках в случае необходимости природного газа и электроэнергии. К тому же не стоит забывать, что за прохождение по грузинской территории газопровода Баку—Тбилиси—Эрзерум Тбилиси в качестве платы получает некоторую часть газа. И теперь министр энергетики Ника Гилаури заявляет: если Россия приостановит поставки природного газа и электроэнергии, то его стране энергокризис не грозит.

Что касается транспортной блокады, начатой еще в июле, когда было закрыто автомобильное сообщение между двумя странами, то сейчас трудно оценить ее экономические последствия для грузин. В грузинском министерстве экономического развития говорят, что санкции не принесут стране какого-либо серьезного ущерба, хотя могут пострадать некоторые компании, работающие с Россией. Например, авиакомпания «Айрзена». Или Тбилисский электровозоремонтный завод: после заседания СБ РФ совет директоров ОАО «Российские железные дороги» принял решение рекомендовать правлению компаний отказаться от закупок в Грузии запчастей для электровозов. Однако особой трагедии в этом нет. Ведь переориентировалась же грузинская экономика на страны черноморского и кавказского регионов после того, как для ее сельскохозяйственной продукции и вин был закрыт российский рынок. (Что же касается поставок металлопродукции, то она в основном идет в Турцию и Иран.)

Для россиян эффективность блокады зависит от того, как поведут себя соседние с Грузией страны — Турция, Азербайджан, Армения. Судя по всему, в отношении их Тбилиси может не волноваться. В силу этого транспортная блокада со стороны России имеет своей целью, скорее всего, оказать психологическое давление на грузин, которые будут чувствовать лишь дискомфорт от возникших неудобств. Ведь многие авиационные маршруты из этой страны проходят через Москву. И в этой ситуации примечательно, что российская сторона прекратила железнодорожное пассажирское сообщение с Грузией, но продолжает и далее грузовые перевозки по железной дороге.

Но вот приостановка денежных переводов может иметь куда более серьезные последствия. По официальным данным, в России ежегодно работает до 300 тыс. нелегальных мигрантов из Грузии, по неофициальным — до шестисот тысяч. В прошлом году они отправили своим семьям около 350 млн. долл. И для многих в Грузии эти деньги — основной источник проживания. (Впрочем, некоторые российские чиновники сейчас предпочитают оперировать другими цифрами. Они утверждают, что, «по неофициальным сведениям, эта сумма почти втрое больше и составляет около
1 млрд. долл.», что подвергается сомнению в самой Грузии.)

Насколько серьезна эта сумма для такой небогатой страны, как Грузия, можно судить уже по тому, что в 2005 году товарооборот между Грузией и Россией составил
505,8 млн. долл., а в 2006 году доходы для грузинского бюджета запланированы на уровне около 2 млрд. долл. Иными словами, объем почтовых переводов сопоставим по размеру с 17% доходами госбюджета Грузии на 2006 год!

Но переоценивать опасность для Грузии финансовых санкций также не следует: в эпоху Интернета и глобализации остановить поток этих средств из России практически невозможно, поскольку существуют и другие пути. Например, Western Union. И в этой ситуации можно согласиться с оценкой грузинского министерства экономического развития, полагающего, что экономическая ситуация в стране едва ли усугубится после этих «адекватных» мер. (К тому же, после того как в начале года Россией был запрещен ввоз из Грузии вина, минеральной воды и сельхозпродукции, грузинский экспорт в Россию практически отсутствует.)

Однако санкции могут способствовать росту недовольства нынешней властью у грузинских граждан. Как может этому поспособствовать и планомерное наступление российских властей на грузинский бизнес в Москве и российской провинции и проведение массовой «зачистки» страны от грузинских нелегалов.

Теоретически последствия такой политики Кремля могут быть достаточно серьезными для грузинского истеблишмента и обернуться не только падением рейтинга власти, но и усилением пророссийских оппозиционных партий. (Впрочем, как показали последние муниципальные выборы, состоявшиеся в четверг, позиции власти в стране все также сильны.) Но очевидно, что эти потенциальные угрозы осознавались грузинским руководством, когда решался вопрос о широком освещении в СМИ ареста разоблаченных российских гэрэушников и их грузинских агентов: иллюзий относительно поведения Москвы у Тбилиси уже давно нет. Грузины готовы были пойти на эти риски. К этому их подталкивала сложившаяся ситуация как в отношениях с Россией, так и в отношениях с Соединенными Штатами и НАТО.

Чего хочет Грузия

В основе продолжающегося вот уже полтора десятилетия конфликта Грузии и России лежит целый комплекс вопросов, где центральное место занимает проблема Абхазии и Южной Осетии. Москва уже давно стала непосредственным участником грузино-абхазского и грузино-южноосетинского конфликтов, выступая на стороне сепаратистов, поддерживая их финансовыми, военными и политическими средствами. Кремль, хотя и говорит о территориальной целостности Грузии, но, ссылаясь на переговоры о будущем статусе Косово, последовательно добивается независимости для этих двух непризнанных республик. Заодно постепенно интегрируя граждан этих республик в состав РФ: многие абхазцы и осетины уже давно имеют российские паспорта. Уже одно это — серьезная причина для столкновения Тбилиси и Москвы.

К тому же не стоит забывать и о наличии на грузинской территории российских военных баз и российских миротворцев. Они для Грузии вовсе не элемент стабильности, а угроза грузинской государственности, поскольку Москва посредством военного присутствия реализовывает свои интересы в этой стране. Поэтому не случайно, что грузинские президенты — и Шеварднадзе, и Саакашвили — системно работали не только над сохранением территориальной целостности страны, но и над выводом российских войск. При этом непонимание и, соответственно, напряженность между Россией и Грузией только растет: Москва и Тбилиси редко находят точки соприкосновения. На сегодняшний день накопившиеся проблемы невозможно решить лишь усилиями двух стран. Ведь и начатый недавно процесс вывода российских войск стал возможным во многом благодаря позиции Запада.

Отсутствие возможностей собственными силами решить стоящие перед Тбилиси задачи потребовало от грузинского руководства поиска сильных и влиятельных союзников. Такими для Грузии стали Соединенные Штаты, Североатлантический альянс и Европейский Союз, а на региональном уровне — Украина, Турция, Азербайджан. Лишь с их помощью страна имеет шансы решить стоящие перед ней проблемы и стать состоявшимся государством. Только будучи членом НАТО Тбилиси может чувствовать себя защищенным от российского вмешательства во внутренние дела. Лишь будучи непосредственным членом европейской системы безопасности, Грузия может быть уверена в безопасности проходящих по ее территории трубопроводов, поставляющих каспийские нефть и газ в западноевропейские страны-потребители.

Каждая страна имеет право прекращать разведывательную деятельность иностранного государства. Но анализ ситуации убеждает, что, раскрывая шпионскую сеть и показательно разоблачая российских военных разведчиков, Тбилиси сознательно обострял отношения с Москвой. Ведь все можно было провернуть втайне, как это уже не раз случалось в прошлом. Действуя публично, грузинский истеблишмент намеревался не просто привлечь внимание Запада к проблеме российского присутствия в стране. Главным было стимулировать страны НАТО и ЕС к активному участию в урегулировании проблем т.н. «замороженных конфликтов» на грузинской территории, представляя Россию как дестабилизирующий фактор в Грузии, и подстегнуть страны альянса в развитии их отношений с Тбилиси. Это первое.

Второе: безусловно, Саакашвили и его команда намеревались нанести удар по репутации России как посреднике в урегулировании ситуации вокруг непризнанных республик. И если еще рано говорить о том, достигнута ли первая стратегическая цель, то касательно второго Тбилиси удалось достичь своего: Грузия дискредитировала Россию, представив ее мировому сообществу не объективным посредником, а заинтересованной стороной конфликта, активно вмешивающейся во внутренние дела страны и продуцируя в ней дестабилизацию. Чтобы убедиться в этом, достаточно просмотреть западную прессу, в массе своей позитивно настроенную по отношению к Грузии и негативно — к России.

Конечно же, публично разоблачая российских шпионов, помимо внешнеполитических целей, Тбилиси преследовал и внутриполитические. Пятого октября в стране проходили выборы в местные органы власти. В условиях предвыборной кампании обострение грузино-российских отношений могло сыграть на руку провластным кандидатам и заодно поднять рейтинг самого Михаила Саакашвили.

Ведь в грузинском обществе объективно существует определенное разочарование в президенте. Одновременно грузинский президент получил возможность нанести удар по политической инфраструктуре российского влияния в стране — пророссийской оппозиции. Напомним, что еще в сентябре в Грузии была фактически ликвидирована партия Игоря Гиоргадзе, бывшего министра госбезопасности, скрывающегося в Москве: его соратников обвинили в подготовке государственного переворота. Теперь возможности Кремля влиять на политические процессы в Грузии существенно ослаблены.

Россия—Грузия: чем хуже, тем лучше

Повторимся: по мере развития скандала реакция России становилась более системной, целенаправленной и конфронтационной. Москва применила к Грузии практически все возможные санкции, разве что не разорвав дипломатические отношения и не начав военные действия. И постаралась свести к минимуму политические и дипломатические контакты. Отказалась Москва и от предложенного посредничества Евросоюза. Достаточно показательно, что, когда в Москве на прошлой неделе находился заместитель министра иностранных дел Грузии, высокопоставленные российские дипломаты не нашли время обсудить с ним разгоравшийся «шпионский скандал».

Сегодня уже можно сделать однозначный вывод: в сложившейся ситуации для Кремля вовсе не важно, какой эффект будут иметь введенные финансовые и экономические санкции, транспортная блокада. Для Москвы куда важнее наличие перманентного кризиса в двусторонних грузино-российских отношениях. При этом Кремль пытается отвести от себя вину за конфронтацию с Тбилиси. Дабы сложить общественное мнение в свою пользу, россияне даже продолжили вывод российских войск с территории Грузии.

Мотивы выбранного россиянами курса в отношении Грузии заключаются не только в том, что российская политическая элита не может смириться с тем, что у власти находится Михаил Саакашвили, ставший президентом в результате демократической революции. Равно как дело не ограничивается только желанием наказать эту страну в пример всем остальным. Мотивация действий российского правительства куда глубже. Ведь для России цена вопроса заключается в том, сохранит ли она свое влияние на постсоветском пространстве в целом и южнокавказском регионе в частности.

Сегодня это кажется маловероятным, учитывая, что Грузия входит в зону влияния Соединенных Штатов, а также то, что она имеет реальные перспективы достаточно скоро стать членом альянса: в Тбилиси уверены, что вступлению страны в НАТО не помешают даже неурегулированные проблемы с сепаратистами из Абхазии и Южной Осетии. Напомним, что в сентябре Организация Североатлантического договора предложила Грузии начать Интенсифицированный диалог по вопросам членства.

Похоже, что именно натовские перспективы Грузии и стали одной из основных причин введения санкций, которые российские власти не собираются отменять даже после того, как были освобождены офицеры ГРУ и снято оцепление штаба Группы российских войск в Закавказье (ГРВЗ). Очевидно, в Кремле полагают, что кризис в грузино-российских отношениях станет серьезным препятствием для вступления Грузии в НАТО и если не отменит, то серьезно заморозит ее евроатлантические перспективы. Ведь в альянсе не все страны поддерживают идею ее вступления в эту политико-военную организацию.

Впрочем, заинтересованность России в перманентной нестабильности как в самой Грузии, так и вокруг этой страны объясняется не только ее реальными шансами стать членом Североатлантического альянса. Существенную роль играют и соображения, связанные с энергетической составляющей российской внешней политики.

Сейчас в России происходит государственная централизация добычи нефти и газа, что, учитывая государственные транспортные монополии «Газпром» и «Транснефть», дает в руки Кремлю «энергетическую дубину». И как показали события в Украине в начале года, российские политики не задумываясь применят ее для достижения своих амбициозных целей: Москва намерена получить энергетические активы на территории Евросоюза, что позволит России оказывать существенное влияние на политику европейских стран.

В контексте реализации этой политики российское руководство с опасением наблюдает за развитием проектов, которые предусматривают альтернативные российским (или иранским) пути доставки нефти и газа. В данном случае речь идет о проходящих по территории Грузии трубопроводах Баку—Тбилиси—Джейхан и Баку—Тбилиси—Эрзерум, по которым каспийские энергоносители попадают в страны-потребители Европы. Эти трубопроводы, проведенные в обход России, положили конец ее монополии на транзит нефти и газа из Каспия. Для России это тем более печальный факт, что энергоресурсы Каспийского региона представляют особый интерес для расширенного Европейского Союза.

Не вызывает сомнения то, что создание и удерживание Россией высокого уровня конфронтации с Грузией, создание в этой стране дестабилизации, имеет своей целью блокировать развитие энергетических проектов, которые идут из Каспия в Европу через Грузию. Дело в том, что именно Грузия является наиболее уязвимым звеном на пути транспортировки каспийских энергоносителей вне территории России. По мнению вице-президента украинского Фонда «Стратегия-1» Михаила Гончара, дестабилизация Грузии создает проблемы как для реализации проектов транзита каспийской нефти и газа через Черное море и Украину в страны Центральной Европы, так и для будущего проекта «Набукко» и уже функционирующих нефтепровода Баку—Тбилиси—Джейхан и газопровода Баку—Тбилиси—Эрзерум.

В случае усиления уровня конфронтационности как в самой Грузии, так и в ее отношениях с Россией, у инвесторов может быть подорвано доверие к способности Тбилиси гарантировать безопасность этих стратегических для Евросоюза трубопроводов. Опасения еще больше возрастут в случае спровоцированных извне волнений в Грузии. А Европа не хотела бы повторения иракской ситуации, когда практически еженедельно происходят взрывы на нефтепроводе Киркук—Джейхан, и Багдад никак не может наладить бесперебойные поставки нефти.

Оправдаются ли надежды россиян? Возьмем на себя смелость утверждать, что нет. Как показывает мировая практика, применение жестких мер преимущественно не приносит желаемого результата их инициаторам. Государства, против которых применяют санкции, еще более сближаются со своими партнерами, позиции которых становятся более четкими. А вот их оппоненты поддаются в мире уничижительной критике. Не исключено, что в Москве многие осознают бесперспективность жестких шагов. Равно как и то, что Россия обречена на поражение в Грузии. Быть может, именно в силу этого Кремль от отчаяния применяет самые крайние меры?

Третья сила

Безусловно, Запад, а в данном случае речь идет не только о Соединенных Штатах, но и о Европейском Союзе, не будет стоять в стороне и беспристрастно наблюдать за подобными действиями Кремля. Активного вмешательства требуют интересы как тех инвесторов, которые вложили свои деньги в трубопроводы Баку—Тбилиси—Джейхан и Баку—Тбилиси—Эрзерум, так и тех, кто финансирует разработку нефтяных и газовых месторождений в азербайджанской и казахстанской частях Каспийского моря. Другое дело, что эта реакция, возможно зачастую, не будет публичной. В этой связи не стоит забывать о позиции Североатлантического альянса, которого Сергею Иванову так и не удалось убедить в необходимости осудить Тбилиси.

В то же время грузинская политика России ставит Вашингтон перед непростым выбором. С одной стороны, Соединенные Штаты поддерживают своего евроатлантически настроенного союзника, учитывая стратегическое положение, занимаемое Грузией в транспортировке энергоносителей из Каспия в Европу. Американский госдеп призвал Кремль отменить санкции против Тбилиси, а представитель Соединенных Штатов в Совете Безопасности ООН, несмотря на демарши россиян, без устали блокирует принятие этим органом антигрузинской резолюции.

С другой стороны, Вашингтон отлично понимает, что Грузия — еще одна проблема и так в достаточно напряженных американо-российских отношениях. Ведь, по сути, Вашингтон и Москва приблизились к новой холодной войне: российское руководство, голову которому вскружили деньги, появившиеся в бюджете после роста мировых цен на энергоносители, вновь вспоминает о великом статусе российской державы. А сейчас РФ видит в США виновника нынешнего кризиса отношений с Грузией. В этой связи достаточно показательны обвинения Лаврова, что Грузия, дескать, арестовала российских офицеров после контактов с США. Показателен и телефонный разговор Владимира Путина с Джорджем Бушем-младшим: российский президент заявил своему американскому коллеге о неприемлемости любых действий третьих стран, которые могли бы трактоваться Грузией как поощрение своей деструктивной политики.

Учитывая это, вопрос о том, насколько далеко готовы идти Штаты, остается открытым. Сомнения могут быть развеяны не только решительными заявлениями, но и увеличением финансовой поддержки Тбилиси, нуждающегося в средствах для проведения необходимых экономических и политических реформ. И все же показательно, что группа американских сенаторов во главе с республиканцем Биллом Фристом внесла на рассмотрение сената законопроект о поддержке вступления Грузии в НАТО. (Кстати, наряду с Грузией, в этом законопроекте также упомянуты Албания, Хорватия, Македония и обойдена вниманием Украина.)

Грузино-российский конфликт во многом станет проверкой и для Киева. Для Украины Грузия не просто стратегический партнер. Две страны связывают прошедшие демократические революции, общее желание интегрироваться в европейские и евроатлантические структуры, участие в таком региональном проекте как Организация за демократию и экономическое развитие—ГУАМ. (Кстати, совместное заявление стран–членов ГУАМ по возникшему кризису было бы неплохой проверкой на жизнеспособность этой организации.) Однако украинские внутриполитические сложности, когда премьер-министр может позволить себе проводить внешнеполитический курс, отличный от президентского, вынуждают Тбилиси с осторожностью ожидать реакции Киева. Что же, опасения небезосновательны.

Пока в украинской столице говорят о поддержке Тбилиси: Виктор Ющенко совместно со своими польским и литовским коллегами выразил по телефону поддержку президенту Грузии и всему грузинскому народу. В четверг появилось совместное заявление президентов Украины, Польши и Литвы, где они положительно оценили шаги представителей ОБСЕ, Европейского Союза по урегулированию ситуации в Грузии. В то же время открытым остается вопрос о том, как поступит Киев, если корабли российского Черноморского флота, базирующиеся в Севастополе, примут участие в антигрузинских акциях. Ведь в соглашениях по ЧФ РФ, насколько нам известно, так и не выписаны положения о возможностях (или невозможностях) участия российского черноморского флота в военных операциях. В том числе и на территории третьих стран.

Но в любом случае то, как поведет себя Киев, во многом определит и отношение к нашей стране в случае возникновения спорных вопросов с той же Россией.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК