БИНОМ ВЫБОРОВ: ДЕНЬГИ+СМИ=МАНДАТ

03 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 40, 3 октября-10 октября 1997г.
Отправить
Отправить

Самым ярким моментом пресс-конференции Александра Мороза, состоявшейся две недели назад, было ее окончание...

Самым ярким моментом пресс-конференции Александра Мороза, состоявшейся две недели назад, было ее окончание. Отвечая на последний вопрос о том, какой будет реакция Президента в случае принятия Закона о выборах по пропорциональной или смешанной системе, председатель Верховной Рады напомнил, что Леонид Кучма пообещал подписать любой закон, какой бы ни приняла Верховная Рада. «А Президент, - дополнил Александр Александрович, - слов на ветер не бросает». Робкие смешки, раздавшиеся в зале, перешли в преступный смех.

Но мы ведь помним, что в жизни всегда есть место не только иронии, но и подвигу. Именно поэтому есть серьезные основания полагать, что Леонид Кучма все же скрепит своей подписью принятый Верховной Радой Закон о выборах. При этом, конечно, он может высказать свои замечания к принятому документу и ссылаться на них при любом удобном случае. Этого права у Президента никто не отнимет.

На сегодняшний день о смешанной системе выборов в высший законодательный орган страны практически можно говорить, как о свершившемся факте, имеющем ряд плюсов и минусов как для Президента, так и для страны в целом. Хотя различные грани ситуации, порождаемой смешанной системой, могут быть одной стороной истолкованы как плюсы, а иной - как минусы. Поэтому строгим делением заниматься не будем, а просто изложим, на наш взгляд, принципиальные новшества, способные отразиться на судьбе государства и его граждан.

О роли голубых экранов

и цветных страниц

Прежде всего заметим, что смешанная система от чисто мажоритарной отличается не только тем, что граждане получат одновременно два бюллетеня: в одном из них будет привычный перечень кандидатов в народные депутаты от избирательного округа (который теперь стал в два раза больше), а в другом (очевидно, многостраничном) - будут находиться названия партий и пять фамилий, возглавляющих партийный список каждой партии или политического блока. Меняется не только технология и последствия процесса выборов, меняются факторы, влияющие на результат. Если при чисто мажоритарной системе на результаты выборов могли оказать влияние центральные и местные власти, бюджетные деньги и теневой капитал, то при смешанной системе весьма существенная роль будет отведена и средствам массовой информации, а точнее - публичному имиджу партий. Без преувеличения можно сказать, что на сегодняшний день подавляющее большинство избирателей смогут с уверенностью отличить друг от друга лишь Компартию и Рух. Всем остальным политическим объединениям придется всерьез поработать над тем, чтобы их узнали. И не только узнали, но и полюбили и отдали свои голоса. Средства массовой информации в этой ситуации - единственный эффективный проводник. Борьба за них будет вестись жесткая, хотя основной передел рынка уже состоялся и можно констатировать, что на сегодняшний день у нас в стране СМИ могут разделиться на твердые, жидкие и газообразные. Причем деление это обусловлено не только позицией издания, но и капиталами, на которые они издаются.

Казалось бы, почему речь в первую очередь зашла о средствах массовой информации, когда имеются более важные аспекты? Но этому есть свое, возможно, субъективное объяснение. Именно присутствие фактора влияния СМИ является связующим звеном между парламентскими и президентскими выборами. В стране, где создана достаточно четкая система блокирования выхода на массы того или иного политика (за счет зависимости СМИ), не так просто блокировать партию. Очень легко проигнорировать тезисы того или иного кандидата в депутаты (а заодно и в президенты), если он баллотируется по мажоритарному округу: все его пламенные речи могут так и оказаться похороненными на миргородском, кировоградском или каком-нибудь другом избирательном округе. Но если политик, наметивший себе цель более высокую, нежели народный депутат, возглавит список одной из партий, то ему практически обеспечена зеленая дорога в средствах массовой информации республиканского масштаба на период предвыборной кампании. Именно поэтому можно считать, что с момента оглашения партийных списков президентская кампания в стране пойдет полным ходом. Скорее всего, те, кто всерьез лелеет намерения побороться за президентский пост в 1999 году, постараются уже сегодня найти, возможно, безликие, но хоть как-то организованные партийные структуры, и возглавить их.

К вопросу о лидерах партий - кандидатах в президенты мы еще вернемся, а пока заметим, что СМИ сыграют еще одну «злую шутку» с партийной половиной парламента. Если депутаты, прошедшие в парламент по мажоритарной квоте, как и их предшественники, совсем не обязательно должны будут исполнять все обещанное во время выборов в округе, то многократно растиражированная на всю страну программа партии будет обязывать ее представителей в парламенте быть последовательными в отношении объявленных политических и экономических ориентиров. Попросту говоря, контроль за сдерживанием слова будет жестче, а уличать в нарушениях и отклонениях будет проще. Теперь прошедшим в парламент депутатам колебаться можно будет только с линией партии, а она в цивилизованном обществе должна быть более статичной, нежели ориентации беспартийного политика.

Истории известно немало случаев, когда на выборах депутаты проходили в парламент под лозунгами, критикующими исполнительную власть и президента, но потом личная жизнь брала свое и делала известный шаг от ненависти к любви. Партии же, прошедшей в Верховную Раду под такими лозунгами, будет намного сложнее отказаться от них, и в этом - одна из сложностей смешанной системы для Президента. Хотя не самая большая. Есть и покрупнее.

Проблема «третьего»

Прежде всего будущий парламент, в силу присутствия партий, будет несравненно более структурирован, а это означает, что Президенту с ним будет гораздо сложнее договариваться или находить общий язык.

Конечно, не стоит полагать, что какая-то одна партийная фракция будет иметь контроль над всем законодательным органом. Но фракционная коалиция вполне сможет оказать существенный отпор главе государства и рассыпать ее будет сложнее, нежели шаткое большинство из депутатов, избранных по мажоритарным округам. В случае, если сконсолидированные на партийной основе фракции реально образуют в парламенте антипрезидентскую коалицию, то это будет означать не только уравнивание сил между законодательной и исполнительной властью, но и начало конституционной перестройки в стране. Имея коалицию, объединенную пусть даже тактической целью, парламент может изменить существующее законодательство, получить более серьезные рычаги влияния на Кабинет министров, внутреннюю и внешнюю политику и вообще заняться перераспределением функций Президента в пользу Верховной Рады. Создание коалиции, способной изменить Конституцию, будет означать начало превращения Украины из президентско-парламентской республики в парламентско-президентскую.

В принципе, ренессанс споров о том, что Украина все же должна быть парламентской и федеративной республикой - неизбежен. Если о федеративности пока речь вестись не будет (бои за власть местного значения - еще за горизонтом), то за власть центральную борьба развернется, скорее всего, в первые же месяцы избрания нового парламента.

Насколько ныне сложившаяся коалиция Марчук-Лазаренко-Мороз будет устойчивой - судить сложно. Во-первых, потому что на каком-то этапе триединые интересы могут разойтись, но объективно этого стоит ждать не раньше окончания избирательной кампании и в основном на почве далекоидущих амбиций лидеров трех течений. Но если об этой причине распада «МЛМ» говорить еще рано, то другая причина может реально повлиять на альянс в любую минуту. Заключается она в том, что в тройственном союзе есть одно достаточно слабое звено, а именно - Евгений Марчук. Имеется в виду, конечно, не политический, экономический или имиджевый потенциал Евгения Кирилловича. Упаси Боже! Речь идет о склонности к ведению двух игр одновременно. Леонид Кучма, не желающий договариваться ни с Морозом, ни с Лазаренко, похоже, совсем не исключает возможности укрепления имеющихся мостов в общении с Евгением Марчуком.

Некоторые эксперты предполагают (и небезосновательно), что после серии встреч Евгению Кирилловичу будет предложен пост секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины. На эту мысль наводит несколько моментов: сгущающиеся тучи над Владимиром Горбулиным; активизация контактов между Президентом и Марчуком, а также между их представителями; посредничество в переговорах крупных бизнесменов; и конечно же, желание Президента развалить создавшийся в парламенте альянс. В случае отставки Владимира Горбулина и президентского предложения Евгению Марчуку, последнему будет сложно объяснить публично отказ от поста, где можно конкретно повлиять (при желании) на улучшение ситуации в стране. При этом Президент может предполагать, что, попав на пост секретаря СНБОУ, Евгений Марчук навсегда расстанется не только с надеждами, но и возможностями претендовать на пост Президента в 1999 году. К тому же Леонид Кучма получит весьма компетентного секретаря не последнего по значимости государственного органа.

В то же время Евгений Кириллович может рассмотреть это предложение и не исключено принять его с иными мыслями. В своей высокой компетентности он не сомневается - и небезосновательно. Поэтому, в случае его прихода на этот пост, предположение о его строгом контроле над силовыми министерствами можно считать реальностью. Не может быть сомнений в том, что и СБУ, и армия, и МВД будут в безраздельном распоряжении секретаря Совета национальной безопасности. Конечно, Президент останется Главнокомандующим. Формально. Народно-демократической партии.

Но не будем больше тратить время на гипотетические ситуации. Ведь прецедента тонких президентских шагов мы не имеем и публичных свидетельств лояльности Евгения Марчука по отношению к главе государства - пока тоже. Нынешнее же поведение Евгения Кирилловича, в котором он стремится быть большим Леонидом Макаровичем, чем сам Леонид Макарович, не исключает того, что его, Лазаренко и Мороза единство антипатий все же будет держать до выборов.

Верховная Дума - Государственной Раде: «Даю маячок!»

Вопрос в другом: возможно ли создание не личностной, а фракционной коалиции в будущем парламенте? Из практического любопытства давайте обратимся к результатам российских выборов в нижнюю палату, в которой, кстати говоря, тоже 450 депутатов. Позволю себе напомнить, что по партийным спискам в Госдуму России прошло: 99 коммунистов, 50 представителей партии Жириновского, 45 находящихся под крышей «Наш дом - Россия» (партия власти), 31 человек занимает места в Думе от «Яблока». По мажоритарным округам эти четыре партии, преодолевшие пятипроцентный барьер, соответственно получили 58, 1, 10 и 14 мест.

В Украине партиями, которым однозначно прогнозируют преодоление четырехпроцентного барьера, являются коммунисты и Рух. Хотя некоторые предчувствия позволяют предположить, что Рух будет не второй, а третьей партией, преодолевшей барьер, пропустив вперед НДП - партию, на победу которой будет работать вся мощь исполнительной власти, причем как в агитации за саму структуру, так и в поддержке кандидатов от НДП, идущих по мажоритарным округам. И именно здесь, в округах, которые теперь потянет не всякий, даже теневой капитал, бюджетные деньги могут оказаться решающими. Конечно, в том случае, если они будут…

Если с этими тремя партиями как бы все ясно, то о судьбе остальных можно говорить лишь в сослагательном наклонении. Хотя не так страшен избирательный порог, как его малюют. Судите сами. На прошлые президентские выборы пришло 26 миллионов избирателей. Обычно к парламентским интерес немного ниже, поэтому предположим, что к избирательным урнам 28 марта явятся 25 миллионов граждан. Четыре процента - это миллион избирателей. Неужели миллион голосов будет так сложно получить соцпартии Александра Мороза да еще и в блоке с Селянской? Неужели в Кировоградской, Запорожской, Днепропетровской областях «Громада» Павла Лазаренко не наберет нужного количества голосов? Не исключено, что социал-демократическая идея, знамя которой, возможно, понесет Евгений Марчук, прельстит избирателей в Донецке, Крыму, Полтаве и Киеве. Кроме того, не стоит исключать появления новой силы, основанной на столпах экономических реформ, социальной защиты, двуязычия и общности взаимовыгодных экономических интересов Украины и России. Эта ниша в политическом спектре не заполнена, и вполне возможно, что, объединившись, Сергей Тигипко, Александр Разумков и Анатолий Кинах смогли бы восполнить этот пробел. Не Гриневу же ее в конце концов закрывать…

Словом, потенций - достаточно, а это означает, что в будущем парламенте совокупное количество прошедших в законодательный орган представителей партий (по спискам и по округам) может, как и в российской Думе, составить четыре пятых, а это означает, что парламент будет четко структурирован и это уже - полдела. Другое дело: какие фракции между собой заключат договор и против кого будут дружить? Например, все в той же российской Госдуме коалиция левых фракций (коммунисты+рыжковцы+ампиловцы) составила 206 депутатов. Если векторы атак объединят в будущем парламенте коммунисты, социалисты, «громадяне» и социал-демократы, то наши шансы жития в парламентской республике существенно увеличатся. Правда, это еще не означает, что жить станет лучше.

Безусловно, смешанная система - это искусственное дыхание для партий в Украине. Именно искусственное, а не второе, поскольку рост партий, который мы с вами сейчас будем наблюдать, станет не объективным, вызревшим в глубинах социального сознания процессом, а искусственно педалируемым, анаболически связанным с приближающимися выборами. Партии-акселераты получат серьезные финансовые вливания, позиции на телевидении и в прессе, выгодные предложения от исполнительной власти, от которых не все смогут отказаться…

на все партии «долгоносиков» не хватит

Но та же смешанная система таит в себе коварные пороги, о которые смогут разбиться или изрядно пораниться выплывающие в политическое море неопытные партии. Например, в момент составления списков. Нельзя исключать, что амбиции отдельных членов партии могут привести к расколу всей организации, к дроблению и без того слабых блоков и систем.

Опасность внутрипартийных войн подстерегает не только слабые, но и в целом сформировавшиеся политические партии. Например, любопытно было бы посмотреть на список НДП: на каких местах распределятся в нем премьер-министр Валерий Пустовойтенко, губернатор Винницкой области и лидер партии Анатолий Матвиенко, глава администрации Президента Евгений Кушнарев и отец «Новой Украины» Владимир Филенко? Интересно, первая строчка этого партийного списка будет занята ее нынешним лидером или кем-то, кого Украина знает хоть немного лучше? Кстати, если правда то, что на вопрос американских властей о возможном преемнике Леонид Кучма действительно назвал Виктора Ющенко (а об этом сообщают и американские, и украинские источники), то весьма логичным было бы фигурирование главы Нацбанка и члена НДП во главе партийного списка Народно-демократической партии. Но это, конечно, если действовать логично и с перспективой…

Вопрос блокирования тоже может вызвать серьезные разногласия. Для многих проблемой может стать такая мелочь, как программа, которая должна быть, как минимум, привлекательной, отличающейся от других и, желательно, реальной.

Есть еще один смешной момент, который способен помешать избирателям точно сориентироваться в партийных оттенках. Возвращаясь к опыту близкой нам географически России, стоит обратить внимание на то, что имиджмейкеры партий и блоков, способные реально оценивать политическую грамотность населения, отдавали себе отчет в том, что электорат в состоянии отличить красный цвет от коричневого и белый - от черного. Оттенки же типа пурпурного, вишневого, серого и слоновой кости на политической палитре смешиваются в серо-буро-малиновую некомпетентность избирателей. А это означает, что партии, занимающие нечеткую цветовую нишу, должны быть обозначены не цветом, а яркой личностью, которую любит, знает, ценит, а главное - которой доверяет, весь российский народ. Москва, сосредоточившая у себя сливки всего бывшего Советского Союза, была щедра на выделение сынов и дочерей для первой тройки партийного списка. Звезды театра и кино шли в списке следом за партийными лидерами средней руки.

Надо полагать, что в Украине, где власть занята более собственным имиджем, нежели имиджем тех, кто мог бы реально своим талантом украсить страну, с общенародными любимцами будет посложнее. Безусловно, предложения будут поступать Богдану Ступке, Лиле Подкопаевой, Сергею Бубке, ну и, может быть, Таисии Повалий с Ириной Билык. Не исключено, что место в первой десятке кто-то предоставит и братьям Кличко, а те, кто не потерял связь с народом, пригласит «Долгоносиков». Во время первого тайма матча «Динамо» (Киев) - «Ньюкасл Юнайтед» у меня даже мелькнула шальная мысль: если бы список какой-нибудь партии возглавил Валерий Лобановский, то как минимум парламентское большинство эта партия взяла бы. Но когда наши пропустили во втором тайме два гола, я поняла, что под руководством Лобановского может быть создана лишь одна из крупных парламентских фракций. Не исключено, что Валерию Васильевичу, в принципе уже имеющему опыт избирательных кампаний, предложение войти в партийный список будет сделано. В целом же дефицит звезд не в последнюю очередь скажется на популярности партий.

Хотя почему только дефицит звезд? На этих выборах мы столкнемся с дефицитом американских денег на выплату украинских зарплат и пенсий, дефицитом связей с российскими и западными имиджмейкерами, дефицитом чистого, или хотя бы отмытого, капитала, задействованного в выборах, дефицитом вещей, с которыми электорат столкнется в избытке, будет меньше. Среди них - огромное количество кандидатов в депутаты, избыточным будет также желание теневых структур повлиять на ход выборов и получить своих представителей в законодательных органах власти. Несложно предположить, что с лихвой рычаги контроля за выборами попытается использовать исполнительная власть. Ну а уж тех, кто совсем пессимистически настроен, уверяют, что эти выборы оставят впечатляющий кровавый след.

«Пережили голод - переживем и изобилие». Именно так пошучивал народ в начале перестройки. С такими явлениями, как дефицит и перебор, несколько поколений в нашей стране сталкивались всю жизнь. Но одно дело - явления, а другое - их проявления. При всех издержках новой избирательной системы, хочется надеяться, что ее результаты придадут законодательной власти больше демократизма, структурированности, определенности, а главное - ответственности. А что касается плюсов и минусов… Так на то она и смешанная система.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК