АЛЕКСАНДР ОМЕЛЬЧЕНКО: «Я НЕ ИЗ ТЕХ, КТО ПРОСТО ТАК ОТДАЕТ ВЛАСТЬ»

09 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 9 августа-16 августа 2002г.
Отправить
Отправить

Обычно в сказках лев называется царем зверей. Но в реальности все бывает куда интереснее, хотя бы потому, что в жизни нашей страны Львы занимают целый ряд ответственных постов...

Обычно в сказках лев называется царем зверей. Но в реальности все бывает куда интереснее, хотя бы потому, что в жизни нашей страны Львы занимают целый ряд ответственных постов. Например, Лев — президент людей, Лев — премьер, Лев — глава администрации и Лев — мэр. Надо же было случиться, чтобы почти все лидеры государства родились под знаком хищника.

Четыре дня рождения, пришедшиеся на нынешнюю неделю, стали ее главной политической темой. Поздравляющие именинникам желали здоровья, счастья и благополучия. Присоединимся к ним и мы. Хотя наиболее точным и востребованным пожеланием, пожалуй, должно было стать: «Удачной охоты!». От него мы воздержимся, поскольку отдаем себе отчет в том, что украинским Львам аппетита и политического адреналина не занимать. Лишним доказательством тому служит жестокая схватка за территории. В данном случае спорной территорией, за которую лидеры прайдов вступили в борьбу, является Киев. Кто-то в этой драке проявляет присущее знаку мужество, кто-то — коварство, кто-то до поры до времени следит за движениями жертвы из засады. Схватка обещает быть серьезной, и ни одна из сторон не намерена уступать свою победу. Уж больно лакомым куском и с политической, и с экономической точек зрения является столица.

Но оставим в покое благородных зверей и перейдем к описанию действий конкретных политиков, чье положение в табели о рангах в эти дни определялось длиной очереди несущих дары.

Киевский глава Александр Омельченко опасность почувствовал не сегодня. И, как показали события последних дней, интуиция мэра не подвела: деятельностью Киеврады и горадминистрации заинтересовались правоохранительные органы; по неподтвержденным данным управление по борьбе с экономической преступностью уже подготовило протокол о коррупции, касающейся деятельности руководства города; у здания Киеврады зачастили митинги; политикум полнится слухами о грядущем указе Президента об отставке главы Киевской администрации.

Источник в Минюсте передал «ЗН» законопроект, предполагающий внесение изменений в Закон о столице. Суть изменений в превращении организации киевской власти в шаблонный вариант, успешно применяемый во всех областях Украины: представительская власть — у рады, исполнительная — у главы администрации, назначаемого Президентом. Юристы администрации Президента попросили нас рассматривать появившийся законопроект как один из многочисленных документов, приходящих в штаб Президента для оценки. Наши собеседники уверены, что реальных жизненных перспектив у означенного законопроекта нет. Вместе с тем мнением по поводу законопроекта мы попросили поделиться мэра Киева, главу Киевской администрации и председателя Киеврады Александра Омельченко. И он заговорил…

— Александр Александрович, как стало известно «ЗН», Минюст завизировал проект изменений к Закону о столице. Знакомы ли вы с ним, и если да, то как вы относитесь к его содержанию?

— Да, действительно, мне это известно. Несколько дней назад, когда я получил проект нового закона о городе Киеве как столице, я прежде всего позвонил исполняющему обязанности госсекретаря Министерства юстиции Леониду Васильевичу Ефименко. Его виза стояла на законопроекте. Он мне сказал, что визу ставил, но читал невнимательно и что проект этот разрабатывал не Минюст. Рядом с визой Ефименко я увидел также фамилии первого заместителя главы администрации Президента Олега Демина и другого зампреда АП Алексея Ищенко. Поздравляя Олега Алексеевича с днем рождения с опозданием вручил ему один экземпляр и просил, чтобы администрация Президента дала документу правовую оценку.

Совершенно очевидно, что этот проект полностью ликвидирует органы местного самоуправления в городе Киеве. Городской голова в 13-й статье назван председателем Киеврады, а утвержденный действующим Законом о столице исполнительный орган Киеврады исчезает и все его полномочия передаются государственной администрации, назначаемой Президентом и осуществляющей исполнительные функции совета.

Подготовленный проект нарушает Закон о местном самоуправлении, Закон о городе Киеве, Конституцию, я уже не говорю о Европейской хартии. Я бы его назвал не «проект», а «провокация». Считаю, что к этому имеют отношение те политические силы и партии, которые не сумели получить власть в Киеве на выборах 31 марта. Я могу их назвать: это Демсоюз и социал-демократы объединенные, не выигравшие в действующем горсовете ни одного из 90 депутатских мест. Это те партии, которые в Киеве не преодолели 4-процентный барьер. То есть их киевляне не уважают, не ценят, не признают.

Я убежден, что манипуляции с Законом о столице — это лишь вершина айсберга, видимая часть работы, ведущейся с первых месяцев текущего года и до сих пор. Первым этапом я считаю 11 февраля 2002 года, когда премьер-министр Анатолий Кинах приехал в мой кабинет и пытался вручить указ Президента о назначении нового председателя администрации — Игоря Васильевича Шовкуна. Этот указ был незаконным и на тот момент не был подписан Президентом, поскольку Леонид Кучма находился в командировке в России. Я об этом знал и, естественно, указ этот не принял. Премьер так и вышел из моего кабинета с папкой в руках, а потом этот указ был отменен.

У сил, желающих отнять у киевлян их город, был для победы и демократический путь — 31 марта взять верх на выборах. Но ни в номинации городского головы, ни в борьбе за места в Киевраде эти партии не смогли добиться победы в столице. А она им очень нужна, поскольку Киев сегодня демонстрирует пример демократического общества, самоуправления, народовластия, экономического подъема. В столице уровень жизни людей находится на сравнительно высоком уровне, нет безработицы, выплачиваются все льготы, субсидии, дотации. Город со светом, теплом, хлебом, кстати, самым дешевым в Украине. Но, как писал Шевченко, «хто мурує, а хто руйнує». По природе подобные политические силы разрушают, а не созидают. Видимо, киевляне это почувствовали, и я признателен им за поддержку и доверие.

Однако попытки противодействующих сил взять город под контроль не прекратились. Следующим шагом стала попытка создать недемократическим путем подавляющее большинство в Киевской городской раде, чтобы горсовет стал деструктивным по отношению к городскому голове и превратился в контролируемый, управляемый и защищающий интересы не киевлян и государства, а отдельных политических кругов, олигархов, коррупционеров и мафии. Поэтому и попытка от 10—12 июля тоже была обречена на неудачу. Из 20 депутатов городского совета, вошедших во фракцию «Единой Украины», только двое — представители Аграрной партии и Народно-демократической партии — сделали это по политическому призванию, поскольку их партии входили в перечень сил, создавших блок «За единую Украину». Все прочие в Киевраде во фракцию «Единой Украины» вошли под давлением властных структур, в том числе министров, глав комитетов, ответственных сотрудников налоговой инспекции. В основном это депутаты-предприниматели, банкиры, которых предупредили о последствиях нечестного бизнеса. А в нашей стране он не может быть идеально чистым, поскольку нет для этого законодательной базы. Но ведь мы позвали людей с предпринимательской жилкой строить рыночную экономику, не обеспечив их при этом регламентом, полем правовой защиты, нормальной налоговой системой.

Естественно, депутаты, на которых оказывалось давление, написали заявления о вступлении в новообразованную фракцию в Киевраде, но это далеко не значит, что они изменили свои взгляды и убеждения. Почему я так говорю? Потому что проведенная мною 12 июля сессия показала, что голосовали, как и раньше, минимум 58, а в основном 63—65 депутатов. Это значит, что они не выполнили поставленную перед ними задачу на разрушение. Кстати, задачу ставили очень любопытным образом: всех собрали в рабочее время в ресторане «Царское село». Замечательная тройка вела встречу с 19 депутатами: Хорошковский — зампред администрации Медведчука, народный депутат от НДП и мой бывший заместитель Толстоухов и, естественно, тот же Шовкун, который далеко не лучшим образом работал заместителем у меня, а сегодня, наверное, намного лучше работает заместителем Засухи — главы Киевской областной госадминистрации. Как можно говорить о демократии и цивилизованном государстве, если высокие должностные лица закручивают подобные «сериалы»? На следующий день все это было продолжено, но уже в стенах налоговой администрации. В каком обществе это возможно?

— А кто беседовал с депутатами Киеврады — непосредственно Азаров?

— Нет. Заместитель Николая Яновича — Анатолий Иванович Брезвин. После сессии Анатолий Иванович несколько раз мне звонил. Причину я не знаю. Мы с ним не беседовали. Я не проявил инициативу. Сейчас он в отпуске, и думаю, что после него у нас состоится встреча, т.к. он является депутатом Киевской городской рады. В Киеве его знают хорошо, он уже вторично депутат и до этого работал главой налоговой инспекции Оболонского района.

Следовательно все это — звенья одной цепочки. Толчком для ее плетения стало то, что в октябре прошлого года я возглавил партию «Єдність». На нашем съезде была утверждена программа и платформа, базирующиеся на повышении роли местного самоуправления, укреплении народовластия. Так построена вся цивилизованная Европа, весь мир. Целью нашей программы определена необходимость выборности всех органов власти снизу доверху и обязательно — глав районных, областных администраций. Не чиновники должны назначаться на эти должности, а люди должны избирать тех, кто способен эффективно вести хозяйство.

— Какой вам видится цель тех, кто вам противостоит, ведь на самом деле вариантов может быть немало?

— Цель одна — избавить власть Киева от личности, или, если еще проще, — от Омельченко. Но ведь дорогой ценой это делается — ценой ликвидации Закона о столице и всего приобретенного и достигнутого киевским сообществом. Считаю, что это нецивилизованно.

Если закон «Об изменениях» пройдет в Верховной Раде, то городской голова Киева, непредусмотренный этим документом, будет иметь символическое значение. Мандат, выданный мне 73 процентами киевлян, будет осквернен.

— Больше никаких признаков «подкопа» вы не почувствовали?

— Почему же? Почувствовал. Последние пять месяцев в нашем доме очень много гостей: десятки комиссий Минфина, КРУ, МВД, прокуратуры (как городской, так и Генеральной). Происходит полный террор всех подразделений киевской городской власти — всех без исключения! Проверки начинаются, завершаются, начинаются новые... Обратите внимание: я ни к кому не обращался, ни к одному высокому чиновнику, не пытался повлиять на ход проверок: акты писались, люди знакомились с документами. Проверки продолжались. А цель выяснилась сегодня. Вообще-то, не принято поздравлять наперед ни с днем рождения, ни с Днем строителя, который мы празднуем 11 августа. Но я первое поздравление получил авансом. 7 августа по правительственному телефону заместитель генерального прокурора, прокурор города Киева Василий Степанович Присяжнюк кратко сообщил мне, что Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело в связи с превышением полномочий и злоупотреблениями со стороны руководителей администрации Киевского городского совета. Соответствующее распоряжение прокурор Присяжнюк сегодня, то есть 7 августа, подписал. Дело открыто не против конкретного лица, а «по факту превышения полномочий и злоупотреблений». Я не уточнял, о каких фактах речь, поскольку получил подписанные решения о прокурорском аресте или приостановлении нескольких решений Киевского городского совета. Все они принимались в разное время, одно — в 1998 году, второе утвердил Киевсовет прошлого созыва в 2001-м, другие решения — в этом году. Всего пять. Из них четыре подписаны 30 июля.

— Я бы хотела уточнить, арест на какие решения Киевского совета наложила прокуратура?

— В 1998 году было решение сессии Киеврады о создании экологического фонда. Он действует уже четвертый год. На это решение был наложен первый арест. Второй — на решение сессии также прошлого созыва об объединении объектов города Киева. То есть коммунальных объектов — «Киевэнерго», мусоросжигающего завода, «Теплокоммунэнерго», «Академэнерго» и «Киевгаза». Это решение также уже выполнено. И, в соответствии с ним, объекты объединены в единую структуру коммунальных предприятий Киева. Третье, ныне арестованное решение, было принято в текущем году и касается оно создания управления земельных ресурсов. Киеврада пошла на этот шаг в соответствии с Земельным кодексом и Законом о местном самоуправлении. Еще одно решение, оказавшееся приостановленным, — о создании подразделения нового управления Фонда имущества города Киева. Считаю, что это тоже было правом сессии Киеврады. Последняя претензия касалась утверждения новых «красных линий». Есть такое понятие у архитекторов и землеустроителей, разрабатывающих кадастр. Эти линии проходят по границам города, или границам районов, или границам центральных улиц. За них — никому. До них — столько-то километров охранной зоны.

На все пять протестов прокурора, из которых четыре в пожарном порядке были подписаны 30 июля, киевская власть официально послала обоснованные и своевременные ответы. Одну из претензий прокуратуры — по управлению земельными ресурсами — после получения нашего обоснованного ответа прокурор города направил в Шевченковский суд.

— На когда назначено первое слушание?

— Это тоже любопытно: я получил вызов от Шевченковского районного суда на пятницу, 9 августа, на 12 часов.

А теперь смотрите: первым шагом была история с Шовкуном, вторым — эпопея с образованием фракции «Единой Украины» в Киевраде. Третьим звеном стало появление проекта изменений в Законе о столице. Четвертым — возбуждение уголовного дела по «факту» и вызов в суд. Это уже даже не цепь, а канат, сплетенный известными юристами, занимающими сегодня высшие кресла в администрации Президента. Я убежден, что это не только политические игры, а именно это и является ярким примером злоупотребления служебным положением теми лицами, которые ищут пути к прямой дестабилизации власти в городе Киеве. Еще раз вернусь к Шевченко, который видел, кажется, и сегодняшний день:

Хто мурує,

Хто руйнує,

Хто неситим оком

За край світу зазирає…

— Александр Александрович, а, может, вы что-то не то «муруєте»?

— Если вы употребляете это слово в прямом смысле, то, возможно, что-то было сделано не так. Я готов это обсуждать и исправлять. А если вы о переносном значении этого слова, о принципах, в том числе и политических... то я их менять не буду, т. к. уже не в молодом возрасте и немало видел в жизни. Я был в Армении сразу после землетрясения, работал советником-консультантом Посольства Советского Союза в Кабуле, приобрел богатый опыт за время независимости. Взгляды и убеждения не меняют в зрелом возрасте.

— Я припоминаю, что определенные конфликты вызревали у вас с Президентом или его окружением, как правило, весной. Летом они достигали кульминации, но 9 августа, в ваш общий день рождения, вы встречались с Президентом и договаривались между собой. Насколько я знаю, вы собираетесь лететь в Крым. Возможно, сейчас вам удастся еще раз договориться?

— У меня никогда не было прямых конфликтов ни с Президентом Украины, ни с Леонидом Даниловичем без титула Президент Украины. У меня никогда не было недоразумений с прежними руководителями его администрации — ни с Табачником, ни с Билоблоцким, ни с Кушнаревым, ни с Литвином. Некоторые их заместители или отдельные помощники Президента имели свои взгляды. С ними у меня могли происходить определенные трения, и это нормально. Но последние месяцы... Считаю, что это сведение счетов и иначе упомянутые мною события не могу расценивать. Не могут действовать зампреды главы администрации Хорошковский, Ищенко и Демин без ведома главы администрации Президента — Медведчука. Наоборот, они могут действовать только тогда, когда это спланировано, скоординировано и проконтролировано.

— Они без Медведчука — не могут, а Медведчук, значит, без разрешения Президента — может?

— Именно на этот вопрос я хотел бы вам ответить компетентно и откровенно. И смогу это сделать после 12 августа. Поскольку именно тогда встречусь с Президентом. Действительно, так было во все годы, в течение которых мы друг друга поздравляли с днем рождения. Зодиаком было определено, что мы с Леонидом Даниловичем родились в один день, месяц и год.

Я не склонен думать, что Медведчук действует только по собственному усмотрению, но я не уверен, что Президент, будучи очень загруженным, знает все подробности этой кухни. Есть оттенки и они важны.

В Крыму я встречусь с Президентом и во время разговора собираюсь сообщить ему о разработанном проекте изменений к Закону о городе Киеве и о возбуждении уголовного дела по факту злоупотреблений и превышения полномочий руководством киевской городской власти.

— Александр Александрович, а если Президент предложит вам добровольно уйти в отставку, вы согласитесь?

— Я, во-первых, не допускаю такого предложения Президента. А во-вторых, согласия на это я не дам без воли киевлян. Почти три четверти киевлян голосовали за меня. Для того чтобы принимать решение, мне нужно будет спросить у них — сохранили они доверие ко мне или потеряли его? А это делается только через референдум, так предусмотрено законом. Поэтому, во-первых, — не допускаю, что подобное предложение поступит, а во-вторых — ответ будет: «Не дам».

— Президент перед главой администрации поставил задачу до 15 августа создать большинство в Верховной Раде. Я знаю, что эта работа кипит очень активно и, возможно, даст результаты. Насколько мне известно, сегодня уже имеется 221 подпись. Правда, на этом процесс несколько затормозился. Проголосует ли создаваемое большинство за новый проект Закона о столице? Известно, что у вас также есть в Верховной Раде два депутата, прошедшие по мажоритарным округам от партии «Єдність», имеются достаточно серьезные силы, вам симпатизирующие, и есть ваши личные возможности влияния на зажиточных депутатов. Мы ведь хорошо помним, как в прежнем парламенте создавалась фракция «Единство»... Кто победит в этой борьбе?

— Первое. Если вы констатируете факт активного создания администрацией Президента большинства в Верховной Раде, которое могло бы принять закон о городе Киеве в предложенной редакции, то я убежден, что даже без моего вмешательства и влияния Верховная Рада этот закон не примет. В этом проекте черным по белому выписаны все частные интересы конкретных лиц.

Во-вторых, я не могу не интересоваться, не влиять, поскольку речь идет не только о моих личных интересах как руководителя, а и об интересах киевлян, интересах столицы — зеркала Украины. Поэтому закон этот не пройдет и это — очевидно. А если так, то все причастные к подготовке проекта должностные лица обязаны подать в отставку. Поскольку это уже не проект, я повторюсь, а провокация. Более того, все это происходит в то время, когда Президент на прошлой неделе в Судаке в своем выступлении призывал укреплять органы самоуправления, призывал к открытости органов власти. Леонид Данилович однозначно говорил о том, что местной власти нужно дать столько прав и обязанностей, сколько они смогут донести. Так как в таком случае понимать все эти движения подчиненных Президента? Как нож в его спину? Или это игра? А, возможно, правая рука не знает, что делает левая, а левая не знает, что делает правая? Это вопрос глубокий.

— Дело в том, что в последнее время по политическому Киеву ходят слухи будто бы вы благожелательно относитесь к планам оппозиции провести осенью акции протеста с известными лозунгами. Не считаете ли вы, что именно эти разговоры могли стать чем-то типа катализатора, ускорившего события: тут вам и уголовное дело, и разговор о том, что 15 августа уже должен появиться указ о вашем увольнении с должности главы Киевской госадминистрации и о назначении Шовкуна...

— У меня отсутствуют связи и сотрудничество с так называемой оппозицией. Почему я говорю «так называемой»? Потому что де-юре оппозиции у нас нет, поскольку нет у нас законов о политических партиях и об оппозиции. Но де-факто она существует. Так вот, сейчас у меня с ней сотрудничества нет и раньше не было. Другое дело — кому я сочувствую, кому я симпатизирую. Это мое личное дело и мое гражданское право.

Подчеркну: все предыдущие годы только стабильная власть в Киеве позволяла государству удерживать в ограниченных рамках поведение и размах выступлений шахтеров, представителей иных профессий и слоев населения, депутатскую оппозицию. Действия киевской власти были взвешенными, в меру лояльными, в меру демократичными и базировались на законе. И киевляне, наблюдая за протестными выступлениями, мысленно сочувствовали, разделяли лозунги, но участия не принимали. Почему? Да потому, что своевременно получали заработную плату, пенсии, льготы, дотации, имели тепло, свет, работающий транспорт и работу. Сегодня в Киеве дефицит в пять тысяч рабочих мест. И это при том, что более 120 тысяч приезжают к нам на работу из всех регионов Украины. А если бы к шахтерам, медикам, учителям присоединились киевляне, то это было бы не две и не двадцать тысяч (как в лучшие для оппозиции времена), а все 200 тысяч. И не с базой во временных палатках, а с базой в собственных квартирах. Поэтому ответственность за возможные последствия я перекладываю на представителей и руководителей администрации Президента и их окружение. Именно на них — на тех, кто нагнетает ситуацию, надумывает себе проблемы в лице киевской власти, в лице Омельченко, а потом эти проблемы ликвидирует. Как будут выглядеть в сентябре заявления оппозиции на фоне дестабилизации политической и социальной ситуации в городе Киеве, в условиях пусть не полного безвластия, но полубезвластия точно? Дело в том, что незаконно назначенный глава Киевской администрации не предусмотрен ни Конституцией, ни Законом о местном самоуправлении, ни Законом о столице. Он бесправен.

Есть какие-то проблемы? Их можно цивилизованно решать. Но «дирижеру» не нужно решение проблемы, ему нужна власть над Киевом, а власть просто так не сдают, да и я не из тех, кто просто так ее сдает. Указ, к которому подталкивают Президента, будет неконституционным. Поэтому я и не верю, что Президент может его подписать.

— Но по Конституции Президент имеет право назначать глав государственных администраций, в том числе в Киеве и Севастополе.

— Это можно будет сделать тогда, когда будет внесено изменение в Закон о городе Киеве, где будут предусмотрены два должностных лица. А сегодня Законом о местном самоуправлении и Законом о столице предусмотрено одно должностное лицо, ответственное за исполнительную власть в городе. Там сегодня четко выписано, что городской голова выполняет функции исполнительного органа Киеврады и имеет делегированные полномочия администрации Президента и других государственных органов.

— Если есть Закон о столице, о местном самоуправлении и Конституция. В каждом из этих документов имеются определенные нестыковки, то необходимо, наверное, чтобы Конституционный суд давал четкое толкование?

— Конституционный суд — это действительно вышестоящий орган, который после Верховного суда имеет право на толкование положений и статей Конституции и соответствия ей законов. Но считаю, что до обращения в Конституционный суд не дойдет, так как никакие указы ни в августе, ни в сентябре, ни в октябре не появятся.

— Александр Александрович, вы разговаривали с Литвином по поводу складывающейся вокруг вас ситуации? Кажется, у вас наметились общие недруги?..

— Я не имел по этому поводу разговора ни с Владимиром Литвином, ни с Анатолием Кинахом, ни с Олегом Деминым, ни с Президентом Украины. Хотя и премьера, и первого заместителя главы администрации поздравлял с днем рождения. Вчера мне звонил Президент из Крыма, Леонид Данилович интересовался результатами работы Киева за семь месяцев. Его интересовало, в чем состоит причина демонстраций и претензий по адресу Омельченко и киевской власти. Почему люди обеспокоены повышением тарифов в городском транспорте. Я ему ответил, что мы ведем работу (и это наше право) по экономическому обоснованию и изучению зарубежного и отечественного опыта в этой сфере. Мы делаем это гласно, работаем с прессой, изучаем требования троллейбусных депо, трамвайных и автобусных парков, наземного транспорта, метрополитена. В течение августа-сентября мы придем к единой структуре, которая позволит при 20-процентном повышении цен на дизтопливо выйти из этого положения. Но я сообщил Президенту, что никто никаких решений пока не принималось, в частности сессией Киеврады, и поэтому считаю, что публичные акции протеста, проходящие у мэрии, следует рассматривать в одном ряду с теми, о которых мы говорили выше, — это одно из мероприятий, направленных на дестабилизацию ситуации в городе, на подрыв авторитета киевской власти. Это одного поля ягодки. Президент был удовлетворен разговором и объяснением, поинтересовался, где я буду в день рождения и где я буду праздновать День строителя. Я ответил, что узнал из прессы об отлете Президента в Россию. И больше не было никаких разговоров.

— Следовательно, приглашения в Крым не было...

— Я всегда считал, что на дни рождения не приглашают, а приходят те, кто помнит. В соответствии с этой традицией мы и строим много лет наши отношения с Президентом в этот день. Мне всегда хватало одного дня, чтобы отпраздновать день рождения и в Киеве, и в другом месте.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК