…А МУСОР УБИРАЙТЕ САМИ

13 февраля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 6, 13 февраля-20 февраля 2004г.
Отправить
Отправить

Джордж Буш написал письмо Леониду Кучме. Послание было передано адресату послом Хербстом еще 20 января, однако широкой общественности его содержание стало известно лишь на этой неделе...

Джордж Буш написал письмо Леониду Кучме. Послание было передано адресату послом Хербстом еще 20 января, однако широкой общественности его содержание стало известно лишь на этой неделе. И хотя в первых строках своего письма президент США информирует украинского коллегу о том, как пристально он следит за событиями в Украине, в том числе и за политической реформой, какое большое значение придает грядущим президентским выборам, их честности и прозрачности, а завершает послание высокой оценкой важного вклада Украины в «общее дело» в Ираке и говорит о зависимости нашего стратегического партнерства от совместных усилий в борьбе с международным терроризмом и общих ценностей, включая стремление к демократическому развитию общества, основной месидж этого послания касается совсем другой темы.

Письмо Дж.Буша является, собственно, ответом на направленное ему в декабре прошлого года письмо Президента Украины, в котором затрагивался вопрос возобновления финансирования американской стороной экологически безопасной ликвидации твердого ракетного топлива (ТРТ) на Павлоградском химическом заводе (ПХЗ). В настоящее время в Павлограде находится на хранении около пяти тысяч тонн ТРТ ракет SS-24. «Это создает огромную техногенную нагрузку и социальное напряжение, увеличивает и без того высокий риск экологической катастрофы в одном из наиболее густонаселенных регионов Украины. Проблема приобретает общенациональный резонанс», — отмечалось в письме украинского Президента. В документе также подчеркивалось, что финансирование проекта ликвидации твердого топлива на Павлоградском химзаводе является обязательством американской стороны.

В ответ на это Дж.Буш выразил надежду, что «мы сможем выполнить последнее задание в уничтожении стратегического оружия — ликвидировать твердотопливные двигатели ракет SS-24». Он также подчеркнул, что подход к такому важному проекту должен быть технически и финансово грамотным. «Метод, который вначале использовали наши правительства, не отвечал этим двум главным принципам. Несмотря на значительное увеличение затрат, этот процесс нельзя признать ни технически возможным, ни безопасным, — пишет американский президент. — Я призываю Вас направить усилия Ваших экспертов на поиск согласия с нашими относительно альтернативного метода для завершения этого важного проекта таким образом, чтобы он был технически продуманным, безопасным для окружающей среды и финансово целесообразным».

Чтобы было понятней, о чем ведут речь оба президента, напомним, что в свое время из нескольких предложенных американцами методов уничтожения твердого ракетного топлива украинскими специалистами был выбран гидродинамический метод, разработанный американской компанией «Тайокол». После гидроразмыва топлива предполагалось его дальнейшее использование в качестве компонента промышленных взрывчатых веществ (ВВ). В свою очередь Агентство по уменьшению угрозы министерства обороны США на бестендерной основе передало контракты и выделило финансирование на строительство объекта ликвидации топлива в Павлограде американской корпорации «Моррисон Кнудсен» (ныне «Вашингтон групп Интернешнл»), ставшей интегрирующим подрядчиком с американской стороны.

О четырехлетних перипетиях вокруг этого сложнейшего проекта, спорах и конфликтах украинской и американской сторон наша газета подробно писала два года назад в публикации «Взрывоопасная тема» («ЗН», №8 (383), 2—8 марта 2002 г.). Однако к лету того же года казалось, что стороны, наконец, нашли взаимопонимание. На Павлоградском химзаводе началась работа на пилотной установке. И к 26 ноября 2002 г. специалистами предприятия уже было подготовлено технико-экономическое обоснование для полномасштабного объекта ликвидации ТРТ. В ноябре—декабре на пилотной установке также были проведены все необходимые тесты и получены положительные заключения украинских и американских экспертов о том, что все виды топлива от трех ступеней SS-24 могут быть, с точки зрения воздействия на человека и окружающую среду, безопасно переработаны с помощью гидродинамического метода.

В конце февраля 2003 г. пилотную установку на ПХЗ торжественно посетили Президент Л.Кучма и тогдашний посол США К.Паскуаль, который спустя месяц (31марта) по результатам этого мероприятия направил украинскому Президенту письмо. В нем дипломат высоко оценивал проделанную сторонами работу и сообщал, в частности, о том, что недавно госсекретарь США Колин Пауэлл утвердил Украину в качестве реципиента получения дополнительной помощи по Программе коллективного уменьшения угрозы (Нанна-Лугара), и это позволяет Соединенным Штатам «продолжить финансирование нашего совместного проекта». Украинская сторона была полна оптимизма, а специалисты ПХЗ планировали завершить в 2003 г. работы на пилотной установке и в этом же году начать строительство полномасштабной установки.

Однако стремительно развивавшиеся в то же время события в Вашингтоне совершенно неожиданно перечеркнули все планы. И буквально через пару недель после своего обнадеживающего письма Л.Кучме К.Паскуаль был вынужден оповестить руководство украинского Минобороны и Национального космического агентства о прекращении финансирования проекта по ликвидации ТРТ.

4 марта во влиятельной «Вашингтон пост» была опубликована чрезвычайно критическая статья главы парламентского комитета по вопросам вооруженных сил, контролирующего финансирование американского минобороны, республиканца Дункана Хантера. Конгрессмен в пух и прах разнес два крайне неудачных проекта в России, также финансируемых американцами и, к несчастью для Украины, также касавшихся ликвидации ракетного топлива. На оба проекта американцами было выделено более 200 млн. долл. Однако построенный в рамках одного из них завод в Красноярске по ликвидации жидкого ракетного топлива не работает и вряд ли заработает когда-либо, поскольку к моменту его запуска у россиян не оказалось… топлива. Гептил был использован в коммерческих целях в космической промышленности РФ. Что же касается второго проекта — по ликвидации твердого ракетного топлива, — то предлагаемая американской компанией «Локхид Мартин» технология сжигания в закрытом объеме (с частичной очисткой) не прошла проверки на предмет соответствия российскому экологическому законодательству и была в штыки принята местным населением, проводившим акции протеста на протяжении нескольких последних лет.

Так на основании этих двух примеров выбрасывания на ветер денег американских налогоплательщиков влиятельный конгрессмен сделал вывод о том, что вся Программа коллективного уменьшения угрозы пошла в неправильном направлении: «Сначала Программа уделяла внимание стратегическим ядерным системам, потому что они представляли собой самую большую угрозу национальной безопасности США, ведь большинство из них были нацелены на американскую территорию. Но через какое-то время деньги Программы стали тратиться (и достаточно неудачно) на ряд проектов, немногие из которых подпадали под подобные стандарты». «Министерство обороны не делает США более защищенным государством, уничтожая излишки ракетного топлива и двигателей. Ведь понятно, что будущие террористы их не выкрадут и не используют», — пояснял дальше свою мысль конгрессмен. Кроме того, Д.Хантер высказал опасения, что в то время как США предоставляют России финансовую помощь для уничтожения одних вооружений, Москва может использовать сэкономленные средства для финансирования военных программ, противоречащих интересам безопасности Соединенных Штатов. И даже привел примеры подобных разработок, в частности, программу создания биологического оружия и начало создания «новых межконтинентальных баллистических ракет, которые смогут преодолеть американскую противоракетную оборону». «Ставки достаточно высоки, — резюмировал Д.Хантер, — чтобы заставить конгресс проводить сильную политику осуществления контроля за выполнением этой и другими подобными программами четко поставленных перед ними задач и использования каждого вложенного доллара для обеспечения реального результата, который можно проверить и который содействовал бы уменьшению любой еще существующей угрозы Соединенным Штатам».

По свидетельству наших некоторых американских собеседников, после этой публикации Пентагон «испытывал сильный стресс», особенно когда в военное ведомство зачастили представители аппарата конгресса, которые начали проверять проекты и грозить пальцем перед носом военных (вот это парламентский контроль над ВС!). Политическое руководство Пентагона сориентировалось очень быстро и пришло к выводам, звучавшим примерно так: Программа коллективного уменьшения угрозы совершенно сбилась со своего стратегического направления; утилизация ракетного топлива — не оправдавшая себя деятельность; мы хотим уменьшить наши риски в выполнении Программы в целом.

Для Украины эти выводы имели следующие последствия: буквально через месяц после публикации в «Вашингтон пост», 10 апреля, посол Паскуаль был проинформирован о том, что Пентагон отдал распоряжение Агентству по уменьшению угрозы приостановить финансирование Программы и на 30 дней взять тайм-аут. Насколько нам известно, это решение было совершенно неожиданно как для посла, так и для американских менеджеров проекта, и все последующие дни они считали, что это снова временные трудности, и вскоре реализация проекта в Павлограде продолжится. Однако за эти тридцать дней в Пентагоне весьма оперативно провели «инвентаризацию» всех проектов Программы в России, Казахстане, Украине и Узбекистане. Анализировалось, отвечает ли каждый проект «стратегическим целям США», существуют ли технические риски и происходит ли перерасход средств. В результате неожиданно даже для многих американских участников Программы некоторые проекты оказались не в струе «стратегических целей США».

В мае 2003 г. послу Паскуалю из Вашингтона был передан очень подробный список изменений в украинских проектах Программы коллективного уменьшения угрозы, среди которых был не только павлоградский. Например, только 2 апреля был подписан контракт на сумму 15 млн. долл. на расчистку и подготовку к гражданскому использованию нескольких украинских стратегических авиабаз, а в мае его пришлось аннулировать. Кроме того, за несколько месяцев до нашумевшей публикации был подписан контракт по очистке некоторых мест складирования жидкого ракетного топлива — гептила. В его рамках в двух местах уже активно проводились работы, еще в шести — планировались. В мае Пентагон распорядился завершить работы там, где они уже были начаты, а остальные шесть объектов были вычеркнуты из проекта. Что же касается проекта ликвидации ТРТ в Павлограде, то 20 мая Агентство письмом проинформировало интегрирующего подрядчика о прекращении его финансирования, а 10 июня об этом уже официально сообщило и посольство США в Украине.

И вот возникает резонный вопрос: почему два неудачных проекта в России повлекли за собой столь драматические последствия для достаточно успешных проектов в Украине? Как туманно-философски заметил один наш американский собеседник, «тут можно сослаться лишь на наши общие знания географии: большинство рек течет на юг», тем самым подтвердив некоторые наши подозрения: «в самом деле, проблемы, появляющиеся на севере, имеют тенденцию мигрировать на юг». Если говорить более доступно, то для Украины одна из проблем заключается в специфичности географических познаний многих влиятельных американских политиков и чиновников, для которых вся территория СНГ представляет собой единое политико-географическое пространство. И проблемы, возникающие у американцев в одном из постсоветских государств, зачастую экстраполируются на остальные. (Но справедливости ради заметим: Украина во многом сама виновата, что ее до сих пор с трудом отличают от России.)

Что же касается конкретного примера с проектами ликвидации ракетного топлива, то здесь свою роль, вероятно, сыграли и различные внутренние сложности в американском военном ведомстве. Ведь и в Пентагоне, как в любой другой организации, существует соперничество между отдельными подразделениями и отдельными людьми, как и везде, там есть сотрудники, стремящиеся скрыть собственные промахи или завидующие чужим успехам. Мы можем лишь выдвигать различные гипотезы и предполагать, что, возможно, кураторов неудачных проектов в России отнюдь не воодушевляло более-менее успешное продвижение проекта в Украине. И что после смены администрации Белого дома и перемещения по служебной лестнице поближе к руководству Пентагона эти люди и оказали решающее влияние на судьбу украинских проектов. Возможно, что, дорожа карьерой и боясь, что им могут вспомнить неудачи на прежнем посту, некоторые высокопоставленные пентагоновские чиновники теперь стремятся снизить до нуля любые риски в курируемых ими программах.

И было бы смешно, если бы не было так грустно: в то время как финансирование нескольких проектов в Украине было прекращено, финансирование провальных проектов в России, так возмутивших американский Конгресс, по нашей информации, продолжается. Кстати, в свое время, рассказывая о том, почему в России американцы решили применять метод сжигания топлива в закрытом объеме, российская пресса упоминала о неких «субъективных факторах», а именно о «конкретных интересах участников данного процесса с американской стороны, причем как на государственном уровне, так и на уровне привлекаемых к соответствующим работам компаний». А некоторые источники даже предполагали наличие акций компании, осуществлявшей проект в России, у кое-кого из кураторов этого проекта. После таких сообщений мы вправе предположить: в этом одна из причин того, что в России финансирование не остановлено, а для отчета перед разгневанным Конгрессом и возмущенными налогоплательщиками было произведено «обрезание», в частности, проектов в Украине.

Кстати, одной из причин прекращения финансирования проекта ликвидации твердого ракетного топлива на Павлоградском химзаводе американской стороной было названо превышение в два раза бюджета на создание пилотной установки и проведение работ на ней (изначально было выделено
12 млн. долл., а к марту 2003 г., как утверждают американцы, ими было потрачено 24 млн. долл.). Но, по свидетельству одного из представителей американской стороны, с которым мы беседовали, в свое время американские менеджеры убедили Пентагон в том, что такое превышение бюджета «обосновано и объективно обусловлено». Когда же после прекращения финансирования украинская сторона услышала претензии по поводу перерасхода средств, то Межведомственная рабочая группа при СНБОУ, контролирующая и координирующая процесс ликвидации ТРТ с украинской стороны, решила проверить, сколько же было потрачено денег на проект. Подняв необходимые документы по всем контрактам, выполненным украинскими подрядчиками, сложив их стоимость и приплюсовав указанную в таможенных документах стоимость ввезенного американским подрядчиком на территорию Украины оборудования для пилотной установки, получили в результате меньше 10 млн. долл. Эта цифра была доведена до сведения приезжавших летом прошлого года чиновников Пентагона. Рассказывают, что один из них, не сдержавшись, ужаснулся: не дай бог, это попадет в Конгресс! Хотя, наверное, в свете всех вышеописанных событий Конгресс наверняка бы заинтересовался, а на что же были потрачены интегрирующим американским подрядчиком остальные 14 млн. долл.?

В завершение же этой части нашего повествования о судьбе многострадального проекта ликвидации топлива от SS-24 в Украине хотелось бы напомнить о некоторых его правовых аспектах и моральной стороне дела, если вообще уместно говорить о морали в вопросах межгосударственной политики.

В этом году исполняется десять лет, как Украина отказалась от ядерного оружия. За это время в нашей стране уничтожены все шахтно-пусковые установки, разобраны и ликвидированы все элементы межконтинентальных баллистических ракет SS-24, и этой опасности для Соединенных Штатов больше не существует. Но осталась угроза для Украины — в 2007 г. истекает гарантийный срок хранения высокотоксичного твердого ракетного топлива, складированного на Павлоградском химзаводе. И как раз тогда, когда обе стороны вплотную подошли уже к созданию промышленной установки по ликвидации ТРТ, американцы делают вывод, что для их страны это топливо угрозы не представляет. И даже сенатор Лугар, один из отцов Программы коллективного уменьшения угрозы, на письмо украинского Президента ответил в июне прошлого года, что у США нынче иные приоритеты, перед ними иные вызовы — борьба с терроризмом, а продолжение проекта по ликвидации ТРТ представляет «ограниченные выгоды в уменьшении угрозы». По иронии судьбы, как раз в это же время Украина готовила к отправке свой военный контингент для участия в «общем деле» в Ираке… Напомним, вопреки мнению большинства своих граждан.

Разумеется, американская сторона официально не отказывается совсем от участия в ликвидации твердого ракетного топлива от
SS-24. Ведь договор СНВ-1, определяющий степень уничтожения данного вида вооружений, подразумевает в том числе и утилизацию твердого ракетного топлива. Кроме того, в межгосударственном договоре от 25 октября 1993 г. американская сторона взяла на себя обязательство «оказать безвозмездную помощь» в достижении таких целей, как «ликвидация стратегического ядерного оружия, включая экологически безопасное уничтожение высокотоксичного ракетного топлива, добытого из МБР».

Насколько нам известно,
29 января этого года украинской стороне были переданы новые предложения американцев по уничтожению ТРТ, включающие описание двух возможных, с их точки зрения, методов — открытого сжигания и открытой детонации. Насколько эти методы приемлемы для нашей страны, насколько они «экологически безопасны» и «финансово целесообразны», «ЗН» постарается разобраться в ближайших номерах.

Согласно Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений
(СНВ-1), а также двусторонних украино-американских документов правительство Украины дало согласие на ликвидацию межконтинентальных баллистических ракет (МБР) SS-24, размещенных на территории нашей страны, а правительство США — оказать Украине необходимую для этого помощь. Программа ликвидации системы вооружений состоит из трех частей: а) извлечения, транспортировки и хранения 54 МБР SS-24, б) демонтажа и уничтожения компонентов ракет, в) уничтожения твердого топлива ракет. Эти этапы должны были идти параллельно. Однако на сегодняшний день в Украине в точном соответствии с принятыми ранее графиками ликвидированы все шахтно-пусковые установки (ШПУ), инфраструктура и все МБР SS-24, а вот работы по утилизации снаряженных корпусов двигателей ракет (СКД) и твердого ракетного топлива до сих пор так и не начались.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК