«1+1»: сделка есть и сделки нет...

02 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 2 сентября-9 сентября 2005г.
Отправить
Отправить

После многочисленных слухов и разноплановой информации о покупке 40% доли популярного телеканала ...

После многочисленных слухов и разноплановой информации о покупке 40% доли популярного телеканала «1+1» группой «Приват», компания СМЕ, являющаяся собственником контрольного пакета акций, попыталась поставить в этом вопросе точку. Пресс-служба канала распространила заявление, в котором было сказано следующее: «Central Media Enterprises подтверждает, что действительно были проведены переговоры с Игорем Коломойским относительно его предложения о приобретении 40% капитала студии «1+1», принадлежащих партнерам СМЕ. Однако СМЕ четко и однозначно подтверждает, что это соглашение окончательно не утверждено. Более того, 16 августа 2005 года СМЕ в письменной форме сообщила Коломойскому об этом обстоятельстве, а также о том, что СМЕ окончательно и бесповоротно отзывает свое предложение о рассмотрении указанного соглашения». В этом заявлении решение СМЕ никак мотивировано не было.

Но как показывают дальнейшие события, в этом вопросе точку ставить пока рановато. В эксклюзивных интервью «ЗН» участники переговорного процесса — директор компании СМЕ Рональд Лаудер и руководитель «Привата» Игорь Коломойский — продемонстрировали разное видение ситуации. Как СМЕ, так и «Приват» определили свои интересы и готовы жестко их отстаивать.

Этот вроде бы коммерческий спор на самом деле остается фактором во внутренней политике страны, ведь медийный ресурс с 95-процентным покрытием и более 20% зрительской аудитории может серьезно усилить любую из политических групп. В преддверии парламентских выборов главная задача для любого политика — увеличить собственное присутствие в информационном пространстве страны. И не секрет, что с точки зрения большинства этих политиков по-прежнему гарантией такого присутствия является не грамотно продуманная избирательная стратегия, которая призвана обеспечить естественное внимание со стороны журналистов, а собственный контроль над печатными и электронными изданиями.

Но главным заложником сложной ситуации вокруг канала может оказаться его коллектив. Понятно, что нестабильность порождает неопределенность, которая никак не может способствовать работе журналистов. Тем не менее нынешняя работа канала показывает, что журналисты одного из ведущих электронных медиа страны начинают осознавать: редакционную политику определяют не только собственники. На самом деле много зависит и от позиции коллектива, который собственно и обеспечивает качественную, эффективную и объективную работу телеканала прежде всего в интересах зрителя. Тем более что в случае с «плюсами» мы уже наблюдали, как канал с главной долей западного капитала работал по весьма специфичным — восточным — принципам. Пока борьба за право называться собственником студии «1+1» не заметна его зрителю — и это уже серьезное достижение коллектива. Тем не менее, похоже, эта борьба входит в новую фазу, которая может оказаться еще более жесткой...

Рональд Лаудер
Рональд Лаудер
Рональд Лаудер

Рональд Лаудер: «Мы приносим извинения украинским телезрителям»

— Господин Лаудер, Александр Роднянский и Борис Фуксман заявляли, что они рассматривают несколько предложений по поводу покупки их акций. Возможно ли изменение состава акционеров канала в ближайшее время и известно ли вам, с кем сейчас ведутся переговоры?

— Наши партнеры сообщили нам, что к ним поступают предложения о приобретении их акций. Они не приняли пока окончательного решения — продать свои акции или нет. Наши партнеры не связаны временными рамками и в любое время могут принять решение — продать акции либо остаться.

СМЕ не заинтересовано в продаже своих акций. Мы сделали крупные инвестиции в телекомпанию «1+1». Мы будем укреплять свои позиции и делать вложения, поэтому создаем украинскую структуру UMS, которая будет руководить этим процессом. СМЕ — один из крупнейших инвесторов в Украине, и мы намерены продолжать инвестировать средства в украинский телевизионный бизнес. Нами будет построен телевизионный центр для «1+1», создана база для производства украинского телевизионного продукта. Ориентировочная стоимость проекта 15—20 млн. долл. Этот проект откроет новые перспективы и возможности для украинских талантов.

— Намерены ли вы приобрести у Фуксмана и Роднянского их 40% акций канала?

— Мы намерены увеличить нашу долю акций, если такая возможность нам представится. Это входит в общую стратегию СМЕ не только в Украине.

— Лицензия «1+1» на право вещания на втором национальном канале неоднократно оспаривалась в суде. Может ли это и в будущем стать причиной давления на канал?

— Наша лицензия никогда не ставилась под сомнение государством. Судебные процессы, которые возникали, были частной инициативой. Наша компания выполняет все условия лицензии, работает в рамках законодательства не только в Украине, а всюду, где есть наши телекомпании. Мы считаем, что такого давления не будет. Это нелогично. СМЕ — самый крупный телевизионный инвестор в Центральной и Восточной Европе, кроме того, СМЕ — публичная компания, которая котируется на Нью-Йоркской бирже и взаимодействует с рядом крупных финансовых компаний.

Давление на СМЕ отпугнет от Украины других инвесторов.

— По какой причине компания СМЕ не дала согласия на покупку 40% акций канала «1+1» господину Коломойскому? Соответствует ли действительности информация о том, что вы и ваши представители общались с представителями украинской власти по поводу возможной покупки акций канала группой «Приват»?

— В настоящий момент мы никому не даем согласия на покупку этих акций, поскольку в наши планы входит увеличение доли СМЕ в пакете акций «1+1». Действительно, у нас была встреча с президентом Ющенко. Вы знаете, что другие крупные медиабизнесмены, например Руперт Мэрдок, также встречались с господином Ющенко. В этом нет ничего особенного. Мы встречаемся с президентами всех стран, где СМЕ делает значительные инвестиции. Как я сказал ранее, мы планируем дополнительные инвестиции в Украину, и для нас было важно услышать, что новое правительство одобряет наши планы.

Мы считаем, что инициатива СМЕ послужит примером для иностранных инвесторов в других сферах украинской экономики.

Да, нас действительно спрашивали, будет ли сделка с группой «Приват». Это естественно, поскольку ее предложение широко обсуждалось в прессе. Хочу подчеркнуть, что на нас не оказывали давления по поводу выбора партнеров на рынке. При встрече мы также заявили о своих намерениях увеличить долю акций в студии «1+1».

— Не секрет, что до оранжевой революции канал «1+1» был абсолютно лояльным к власти и его редакционная политика в значительной степени определялась чиновниками, а не журналистами или акционерами. Почему вы, как гражданин демократической страны с давними традициями свободы медиа и крупнейший (де-факто) акционер «1+1», не сочли нужным откорректировать линию канала в сторону объективной подачи информации?

— В той политической ситуации, когда журналисты находились под ежедневным давлением властей, СМЕ хотя и пыталась, не смогло защитить их, поскольку повлиять на эту ситуацию методами, которые приняты в демократических странах, было невозможно. Однако мы принесли свои извинения лично господину Ющенко, приносим извинения украинским телезрителям и сделаем определенные выводы.

Мы уже принимаем ряд мер, чтобы подобная ситуация не повторилась. Кроме того, мы уверены, что новый политический климат в стране будет способствовать демократическим принципам работы СМИ. Это подчеркивал и президент во время нашей встречи.

— Может ли повториться подобная ситуация сейчас? Каким вы видите позиционирование канала, контрольным пакетом акций которого владеете, к новой украинской власти?

— Мы вводим структурные изменения в компанию, что позволит проводить в жизнь принципы нейтральной, объективной информационной политики. Мы хотим поднять уровень профессионализма журналистов и качество их работы. Новостные программы — это лишь часть наполнения «1+1». Не нужно забывать, что «1+1» прежде всего коммерческий канал, поэтому развлекательные и познавательные программы имеют для нас не меньшее значение. Правильная программная стратегия, построенная на сочетании разных жанров, как мы полагаем, приведет к повышению рейтингов канала.

— Недавно на канале изменилось руководство. Что стало причиной кадровых изменений и какие главные задачи поставлены перед новыми руководителями?

— Генеральный директор «1+1» попросил освободить его от занимаемой должности по состоянию здоровья. Для нас это не было неожиданностью, в течение нескольких месяцев мы готовили замену. Мы считаем, что успех канала зависит не только от одного человека, а от сильной команды, которая управляет этим бизнесом. Мы решили дать возможность ключевым фигурам канала проявить себя.

Основные задачи канала — улучшение имиджа, программного наполнения, а также его финансовых показателей. Юрий Морозов — опытный программный специалист, а Ольга Герасимьюк — талантливый журналист и продюсер, поэтому логичным было их продвижение на должности генерального директора и генерального продюсера. СМЕ также привлекла к работе компетентного финансового специалиста Карен Харрисон, которая с этого месяца возглавит финансовый департамент. Мы считаем, что эта команда сможет вывести «1+1» на лучшие позиции и предложить аудитории канала новые качественные программы.

Игорь Коломойский: «В глазах партнеров я буду просто выглядеть клоуном, если сделка не состоится…»

— Компания СМЕ официально заявила о том, что отказывает вам в приобретении у их партнеров, Бориса Фуксмана и Александра Роднянского, 40 процентов «1+1». Можно сказать, что на этом в вашей эпопее с приобретением пакета «1+1» поставлена точка?

— Нет, так сказать нельзя, поскольку у меня на руках есть письменное разрешение на сделку и покупку, выданное советом директоров компании СМЕ. Датировано оно 14 июня 2005 года. Никаких документов, говорящих о том, что это решение отозвано, у меня на руках нет. Но даже если они появятся, то эти документы не могут носить для нас какой-то указательный характер, поскольку разрешение уже было получено и не может быть отозвано, ибо, юридически выражаясь, носит характер непреодолимого решения.

На сегодняшний день о чем я могу сказать точно, так это о том, что в среду Борис Фуксман сказал, что отправил мне письмо о том, что он не может в данный момент начать сделку по переоформлению, поскольку СМЕ запрещает ему это делать. На руках у меня этого письма еще нет, но меня уведомили, что его отправили. Какими причинами руководствовалось СМЕ мне не понятно. То ли по причине незавершения реструктуризации, то ли по каким другим причинам. Поэтому я считаю, что скорее всего дело завершится судебным процессом: придется решением суда принуждать Фуксмана и Роднянского к завершению сделки. Не исключаю, что они откажутся и тогда им придется заплатить весьма существенные штрафы, поскольку все документы оформлены.

— Каким может быть размер штрафа?

— Думаю, что сумма требования может дойти до 50 миллионов долларов.

— Вы вносили какую-то предоплату за предстоящую сделку?

— Это коммерческая тайна и я не могу ее разглашать, поскольку эти аргументы могут использоваться в суде.

— Т.е. вы намерены бороться за канал?

— У меня подписаны все документы, у адвокатов в папке с названием «1+1» лежит разрешение совета директоров на сделку. Более того, на базе всех этих разрешений и согласований я получил себе внутренних партнеров, в глазах которых я буду просто выглядеть клоуном, если сделка не состоится.

— И как вы оцениваете свои шансы?

— Как очень перспективные. Мои юристы и адвокаты считают, что у нас есть 80 или 90-процентный шанс.

— По какой причине с вашей точки зрения Рональд Лаудер отказал вам, не захотев иметь такого партнера по бизнесу?

— У меня его отказа нет, есть только разрешение СМЕ на сделку. Но те вещи, которые сейчас происходят, могут быть связаны с тем, что он с кем-то встречался в Украине, может быть, ему кто-то советовал не иметь нас в партнерах. Мне сложно комментировать причины решения Лаудера, тем более, что документа об отказе я еще не видел.

— Практикуются ли в мире отзывы разрешений, выданных на сделку?

— Только с взаимного согласия — согласия потенциального покупателя. Они могли бы обратиться ко мне и, объяснив причины, попросить отказаться от сделки. Но вопрос в том, что в моем случае продавцом являются не СМЕ, а Роднянский и Фуксман. А они изъявляют желание завершить сделку. Просто сегодня они говорят о том, что всяческими угрозами, карами, запугиванием СМЕ не дает разрешение на сделку. Но учитывая то, что у нас с Роднянским и Фуксманом хорошие отношения, нам не хотелось бы их понуждать к прямому нарушению каких-то внутренних договоренностей, о которых мы не знаем. Я думаю, что если мы не сможем завершить эту сделку из-за каких-то запретов, то суд подскажет СМЕ интерпретацию этой сделки.

— Правда ли, что вы готовы добавить за 40 процентов 1+1 к согласованным 100 миллионам еще 50?

— На сегодняшний день у меня есть предложения и определенные отношения с другими покупателями, которые готовы были бы заплатить за это не 150, а 160 миллионов. Во многом благодаря количеству слухов, сопровождающих эту сделку, товар подорожал. Поэтому я считаю, что приобрел очень хороший товар. Осталось только его дооформить.

— И что это за покупатели, готовые приобрести у вас пакет «плюсов»?

— Имя одного покупателя я вам не назову, а о другом скажу, что он из России. Они не покупают весь пакет, а лишь часть в нашем пакете, исходя из общей стоимости сорока процентов в 160 миллионов.

— Допустим, вам удалось отсудить свое право на сделку. Но ведь отношения с СМЕ — держателем 60-процентного пакета канала — испорчены. Неужели вы считаете, что возможно эффективное нормальное сосуществование двух партнеров, чьи отношения складываются подобным образом? Кроме того, вы ведь все равно будете миноритарным акционером? Разве вас эти проблемы не смущают?

— Не смущают, поскольку у Фуксмана и Роднянского достаточно четко прописаны их права и обязанности. Нас они вполне устраивают. Поэтому я думаю мы сможем договориться. Но если не договоримся, то тогда придется думать, кому из нашего канала выйти. В конце концов можно будет прописать правила развода и на канале останется тот, кто предложит за него большую сумму денег.

От редакции. В комментарии «Зеркалу недели» руководитель юридической фирмы «Грищенко и партнеры» Дмитрий Грищенко заявил, что отзыв разрешения, выданного на сделку, возможен, если это не запрещено законодательством страны и уставом компании, о которой идет речь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК