Восстановление во вторую волну

13 ноября, 2020, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Финансово-экономическая активность в условиях усиления пандемии COVID-19: мир и Украина.

Восстановление во вторую волну
© Gerd Altmann / Pixabay

Быстрого экономического восстановления от последствий пандемии COVID-19 не будет — слишком большим шоком она стала для мировой экономики и экономики ЕС. А новая волна пандемии в октябре-ноябре 2020 года приводит к еще большим сбоям, поскольку требует новых запретов и ограничений. Эпидемиологическая ситуация в странах ЕС и мира на данный момент делает какие-либо прогнозы о восстановлении экономической активности чрезвычайно рискованными. Но мы попытаемся.

По сравнению с экономическим прогнозом на лето 2020 года прогнозы роста как для зоны евро, так и для ЕС немного выше на 2020-й и ниже на 2021-й. Не ожидается, что производство как в зоне евро, так и в ЕС восстановится в 2022 году до своего допандемического уровня.

Экономические последствия пандемии сильно отличаются в странах ЕС, и это же можно сказать о перспективах восстановления. Согласно прогнозу Европейской комиссии, уровень безработицы в зоне евро вырастет с 7,5% в 2019 году до 8,3 — в 2020-м и 9,4 — в 2021-м, а потом снизится до 8,9% в 2022 году. Уровень безработицы в ЕС, по прогнозам, увеличится с 6,7% в 2019 году до 7,7 — в 2020-м и 8,6 — в 2021-м, а потом снизится до 8,0% в 2022 году. Кроме того, можно ожидать, что увеличение государственного дефицита будет очень значительным во всем ЕС в 2020 году, поскольку социальные расходы повышаются, а налоговые поступления падают. Прогнозируя резкий рост дефицита, можно ожидать, что совокупное отношение долга к ВВП еврозоны увеличится с 85,9% ВВП в 2019 году до 101,7% — в 2020-м, 102,3% — в 2021-м и 102,6% ВВП — в 2022 году.

Инфляция в этом году приведет к рецессии и падению экономики стран ЕС. Инфляция в зоне евро, измеряемая гармонизированным индексом потребительских цен, по прогнозам, составит в среднем 0,3% в 2020 году, а потом вырастет до 1,1 — в 2021-м и 1,3% — в 2022 году по мере стабилизации цен на нефть. Для ЕС инфляция прогнозируется на уровне 0,7% в 2020 году, 1,3 — в 2021-м и 1,5% — в 2022 году.

В целом неопределенности и риски, связанные с экономическим прогнозом на осень 2020 года, остаются исключительно высокими. Основной риск, связанный с обострением пандемии, требует более широких строгих мер в сфере общественного здравоохранения и приводит к более серьезным и долгосрочным последствиям для экономики. Также существуют риски того, что последствия, вызванные пандемией COVID-19 в мировой экономике, такие как банкротства, продолжительная безработица и сбои в поставках, могут быть все более глубокими и значительными. На европейскую экономику могут оказать существенное влияние и глобальные негативные тенденции, если мировая экономика и торговля восстановятся меньше, чем прогнозировалось, или если торговая напряженность в мире усилится. Возможность стресса на финансовом рынке — это еще один риск, который, кстати, может быть для стран ЕС снижен. Так, положительным моментом является то, что программа экономического восстановления ЕС — Next Generation EU, включая Фонд восстановления и устойчивости, вероятно, обеспечит больший рост экономики ЕС, чем предусматривалось. Это связано с тем, что прогноз может только частично включать возможные выгоды от этих инициатив, поскольку доступная на этом этапе информация о национальных планах стимулирования экономик стран ЕС все еще ограничена, но они также задействованы.

Быстрые и беспрецедентные действия политиков, в том числе стран группы двадцати (G20) с развитой экономикой и стран с формирующимся рынком, помогли предотвратить еще более серьезные экономические последствия. С начала распространения эпидемии страны группы двадцати предоставили около 11 трлн долл. США на необходимую поддержку отдельным лицам, предприятиям и сектору здравоохранения. Но в целом по странам мира на сегодняшний день большая часть бюджетной поддержки постепенно сокращается, и многие льготы, такие как денежные переводы домашним хозяйствам, отсроченные налоговые платежи или временные займы предприятиям, уже не действуют или должны завершиться до конца этого года.

Так, прогнозируется сокращение бюджетных дефицитов почти во всех экономиках стран G20 в следующем году, исходя из объявленных бюджетов и текущей политики. В странах, где дефицит резко увеличился в этом году, теперь ожидают, что сальдо бюджета сократится более чем на 5% ВВП в 2021-м. Хотя частично это отображает прогнозируемое усиление роста, наибольший вклад в улучшение сальдо бюджета вносит резкое сокращение дискреционной поддержки — мер по предоставлению помощи, введенных для противодействия последствиям кризиса.

Политика, поощряющая инвестиции и наем в сектора, которые расширяются и предоставляют безработным возможности для переподготовки и обучения, усилит восстановление и сделает его более устойчивым. Инвестиции, направленные на декарбонизацию, могут не только увеличить занятость в ближайшее время, но и повысить устойчивость в будущем. В связи с этим путь к сильному, устойчивому, сбалансированному и инклюзивному росту будет сложным, продолжительным и трудным.

Впрочем, существующий кризис действует на экономики разных стран мира неодинаково. Страны с формирующимся рынком и развивающиеся страны, к которым относится и Украина, находятся под большим давлением этого кризиса, при этом инструменты, ресурсы и институциональные условия для эффективной антикризисной борьбы в них почти отсутствуют или существенно ограничены. Эти страны стабильно росли на протяжении двух десятилетий до пандемии COVID-19; это позволило добиться в большинстве из них успехов в снижении уровня бедности и увеличении продолжительности жизни. Но пандемия ставит под угрозу значительную часть этого прогресса, одновременно увеличивая разрыв между богатыми и бедными странами мира. Так, уже доказано, что работники с низкими доходами в меньшей степени способны работать из дому, чем работники с высокими доходами. Эффект от COVID-19 на распределение доходов сказывается намного больше, чем во время прошлых пандемий. Это также свидетельствует о том, что выгоды, достигнутые странами с формирующимся рынком и развивающимися странами с низкими доходами, после мирового финансового кризиса могут быть нивелированы. Исследование показывает, что средний коэффициент Джини (разрыв в доходах между самыми богатыми и самыми бедными) для стран с формирующимся рынком и развивающихся стран повысится до 42,7, и его можно сравнить с показателем 2008 года. Влияние будет более значительным для развивающихся стран с низкими доходами, несмотря на более медленный прогресс с 2008 года.

Пандемия COVID-19 может снизить уровень благосостояния на 8% в странах с формирующимся рынком и в развивающихся странах, причем более половины этого показателя может обусловить чрезмерное изменение неравенства в способности человека работать из дому.

Инвестиции в программы повышения квалификации и переподготовки могут улучшить перспективы повторного трудоустройства для адаптации работников, чьи должностные обязанности могут испытать долгосрочные изменения в результате пандемии. В то же время расширение доступа к Интернету и содействие финансовой доступности будут иметь большое значение для все более цифрового мира труда.

В странах с формирующимся рынком экономическое производство, по прогнозам, сократится на 3,3% в 2020 году. Центральные банки на развивающихся рынках отреагировали быстро и решительно, предоставив собственные меры поддержки. Кроме того, почти все центральные банки развивающихся стран мира снизили ставки, большинство из них осуществляли интервенции на валютных рынках и около половины из них снизили резервные требования для банков, которые обеспечивали ликвидность финансовой системы и облегчили условия кредитования. Около 20 центральных банков стран с формирующимся рынком впервые запустили количественное смягчение, формально известное как программы выкупа активов путем покупки государственного и частного долга, чтобы снять стресс в экономике и помочь рынкам функционировать. Анализ показывает, что эти программы выкупа активов в целом доказали свою эффективность, в том числе за счет помощи в стабилизации местных финансовых рынков.

Вышеупомянутые методы реагирования на вызовы эпидемии развитыми и развивающимися странами мира существенно влияют на перспективы функционирования финансово-экономической среды Украины в условиях активизации международных трансформаций, особенно во время пандемии, а также в послекризисный период.

Заметим, что украинское правительство и НБУ в этот сложный для отечественной финансово-экономической среды период не действуют слаженно и эффективно. К сожалению, в Украине на государственном уровне проявляются управленческий хаос, несогласованность, некомпетентность, отсутствие четких приоритетов в борьбе с пандемией, ограниченность в стимулирующих и восстановительных мерах, которые бы способствовали активизации экономических процессов. Кроме того, остаются старые проблемы с верховенством права в стране, коррупционными факторами, монополизацией и олигархизацией экономики и т.п. Все это в комплексе несет существенные риски для быстрого восстановления социально-экономической сферы Украины, а также угрожает сверхсложными проблемами, связанными с дальнейшим ухудшением ситуации.

МВФ прогнозирует падение глобального ВВП на 4,9% в 2020 году, в том числе на 8 — в развитых странах и на 3% — в развивающихся. А по данным Министерства развития экономики, торговли и сельского хозяйства, реальный ВВП Украины уменьшился на 1,3% в первом квартале, на 11,4 — во втором и на 3,6% — в третьем квартале 2020-го по отношению к предыдущему году. В целом за девять месяцев 2020 года падение составляло 5,5%, а сокращение сводного индекса производства — 6,2%, что вдвое больше, чем в развивающихся странах.

Отметим, что, по данным МВФ, средний темп падения промышленного производства в странах с жесткими мерами социального дистанцирования составлял 15% (месяц к месяцу). А в странах с минимальными монетарными и фискальными стимулами падение промышленного производства усиливалось до 22%. Поэтому Украине необходимо прекращать сверхвредную во время пандемии практику хаоса и несогласованности в государственном секторе управления и формировать комплексную стратегию защиты от пандемии COVID-19 населения и бизнес-структур, особенно тех категорий населения и сфер деятельности, которые пострадали в наибольшей степени. Прежде всего необходимо обеспечить финансированием медиков, систему тестирования на COVID-19, четкие протоколы качественного медицинского обслуживания, превентивные меры и стандарты здравоохранения во время пандемии. Кроме того, на наш взгляд, ведущими финансово-экономическими инструментами во время пандемии COVID-19 и в послекризисный период являются следующие:

1) активизация фискально-монетарного и финансово-инвестиционного механизма стимулирования спроса у населения и бизнес-структур, а также поддержка достаточной ликвидности в банках и компаниях;

2) дальнейшее снижение учетной ставки НБУ;

3) своевременные валютные интервенции;

4) пересмотр и улучшение резервных норм для банков и страховых организаций;

5) предоставление более широких возможностей для проведения операций репо с ценными бумагами;

6) внедрение программы предоставления предложений и выкупа государственных облигаций для поддержки и углубления отечественного финансового рынка;

7) предоставление долговых отсрочек или компенсационных механизмов для наиболее пострадавших сфер деятельности (пассажирские перевозки, туризм, ресторанно-гостиничный бизнес, сфера обслуживания и развлечений и т.п.);

8) внедрение целевых программ переподготовки безработных под перспективные сферы деятельности (программирование и обслуживание ІТ-сферы, декарбонизированное производство, фармацевтика, робототехника, биотехнологическое производство, выращивание экологически чистой и уникальной продукции и т.п.);

9) предоставление отсрочки по налоговым обязательствам для наиболее пострадавших сфер деятельности;

10) внедрение государственных программ поддержки и сопровождения экспорта несырьевого бизнеса (активизация торгово-экономических представительств при посольствах, помощь в логистике, страховании и др.).

Предложенные меры, по моему мнению, могут оказать значительное содействие в восстановлении экономики Украины и повысят ее конкурентоспособность, но при этом необходимо четко рассчитать возможности и масштаб такой поддержки. Отечественная экономика не является мировым эмиссионным центром и не является членом ЕС, чтобы претендовать, как Польша, Испания или Италия, на безвозвратную помощь от различных фондов ЕС в размере 50–120 млрд евро на восстановление. Поэтому ведущими параметрами и маяками являются целевые уровни инфляции в 5–9%, четко определенный и контролируемый валютно-курсовой коридор на среднесрочную перспективу, стабильность уровня золотовалютных резервов Украины, мониторинг состояния торгового и платежного баланса, реально определенные бюджетные возможности и резервы отечественной экономики. За счет стимулирования, которое базируется на прагматической экономической основе, Украина может существенно снизить риски пандемии и уменьшить влияние негативной активизации международных трансформаций на отечественную финансово-экономическую среду.

Больше статей Евгения Редзюка читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК