О НАЦИОНАЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ИНФЛЯЦИИ И ИНДЕКСА ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ЦЕН

15 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 44, 15 ноября-22 ноября 2002г.
Отправить
Отправить

В самых первых числах каждого месяца, на две-три недели раньше общих итогов экономического развития страны, Госкомстат публикует индекс потребительских цен (ИПЦ)...

В самых первых числах каждого месяца, на две-три недели раньше общих итогов экономического развития страны, Госкомстат публикует индекс потребительских цен (ИПЦ). В октябре он увеличился на 0,7% по отношению к сентябрю, а к декабрю прошлого года составил 97,6%.

ИПЦ — один из «семьи» индексов, характеризующих инфляцию. К ним, в частности, с полным правом можно отнести индексы цен производителей промышленной продукции, реализации сельхозпродукции, цен инвестиций в основной капитал, цен на строительно-монтажные работы, индексы-дефляторы ВВП.

Для стран с развитой рыночной экономикой ИПЦ — один из важнейших макроэкономических показателей, уступающий по значимости разве что ВВП. Но каким образом он рассчитывается, какие товары и услуги охватывает, нуждается ли в совершенствовании? И главное — есть ли у нас основания ему верить? Для подавляющего большинства наших сограждан эти вопросы так и остаются без ответа. Тем более, что пока не реализованы требования прошлогоднего ноябрьского распоряжения Президента Украины о распространении среди потребителей материалов о методологии расчетов индексов цен и тарифов.

Считалось, что в СССР не было инфляции

Господствовавшая в СССР идеология исходила из догмы, что инфляции в Советском Союзе не было, нет и не может быть. Считалось, что она присуща лишь экономике капиталистических стран. Так, в одном из последних советских политэкономических словарей находим такую трактовку: «Инфляция — процесс обесценения денег при капитализме, проявляющийся в общем неуклонном повышении цен и приводящий к перераспределению национального дохода в пользу господствующего класса (…) При монополистическом капитализме инфляция приобретает хронический, необратимый и всеобщий характер».

Поскольку инфляция в СССР официально отрицалась (хотя в повседневной жизни ее проявления ощущались всеми), она не рассчитывалась статистическими органами, и при главлитовской цензуре тех времен даже намеки на нее не попадали в печать. Лишь на закате существования Советского Союза, в 1989 году, когда скрывать очевидное стало уже невозможно, рост цен признали официально. В статистическом ежегоднике «Народное хозяйство СССР в 1990 году» в первый и последний раз был рассчитан и опубликован сводный индекс потребительских цен за 1990 год
(в % к 1989-му) — 106,8% с учетом цен «черного рынка» и 105,3% без их учета. Причем в целом по стране — по союзным республикам расчеты не производились.

С обретением Украиной независимости и стремительным ростом инфляции возникла острая необходимость организации расчетов ИПЦ в нашей стране. В короткие сроки статистическими органами была проведена довольно сложная методическая и организационная работа, определенную помощь оказали нам и эксперты МВФ.

ИПЦ рассчитывается практически во всех странах мира, включая даже Бурунди и Соломоновы острова. Общие требования к нему определяются статьей 12 Конвенции Международной организации труда № 160 за 1985 год «О статистике труда» и более детально — еще двумя документами МОТ. В целом наши национальные ИПЦ в основном соответствуют требованиям этих международных рекомендаций.

ИПЦ 80 лет назад

Мало кому известно, но расчеты индекса потребительских цен в Украине впервые начались не в начале 90-х, а в первой половине 20-х годов прошлого века, когда после начала НЭПа в стране бушевала инфляция. «Поэзия» тех времен сохранила ее отголоски: «Залетаю я в буфет, ни копейки денег нет. Разменяйте десять миллионов». Тогда статистические органы Украины осуществляли масштабные расчеты индексов розничных, оптовых цен и «всеукраинского бюджетного индекса». По сути, последний соответствовал современному пониманию ИПЦ, охватывая 20 важнейших сельскохозяйственных и 15 промышленных товаров.

Для того времени это был вполне репрезентативный индекс, ни в чем не уступавший аналогичным в США и европейских странах. В 1923 году, когда цены в Украине начали расти особенно быстро, он стал определяться даже дважды в месяц. Его веса (то есть удельный вес расходов на отдельные товары в общих потребительских расходах) определялись по данным бюджетных обследований. Отсюда и название — «бюджетный».

Инфляция в те годы была очень высокой. За 1923-й цены на продовольственные товары выросли в 281,36 раза, на непродовольственные — в 295,01. В 1927—28 годах в индекс стали включать квартирную плату, коммунальные услуги и так называемые культрасходы. Таким образом, он все более приобретал контуры современного ИПЦ.

Тогдашний Госплан Украины — дедушка или даже прадедушка нынешнего Министерства экономики и по вопросам европейской интеграции — не был, как нынче, в стороне от методологии его составления и анализа. Еще в те времена Госплан считал, что «нужно поставить перед нашей статистической мыслью как первоочередную задачу — на протяжении этого года еще более усовершенствовать методы и технику его исчисления».

Но с началом «пятилеток шагов саженных» ценовые индексы, показывавшие рост цен, стали мешать досрочному выполнению и перевыполнению планов. И расчеты были прекращены. Многие ранее открытые статистические данные переводились в разряд «секретных» или «для служебного пользования». Показательно, что на обложке госплановских «Контрольних цифр на 1929—30 роки» появилась тогда еще резиновая допечатка «Оголошенню не підлягає»…

Цензурные ограничения в отношении статистических данных расширялись. Они просуществовали до середины 1989 года, резко сузив, а то и полностью исключив на 60 с лишним лет возможность объективного анализа экономического развития. Не будь этих запретов — может, и не потребовалась бы нам в начале 90-х помощь экспертов МВФ и МОТ…

«Очень сложное умножение и деление»

Прекращение статистических наблюдений за изменением цен способствовало тому, что показатели экономического развития СССР и Украины систематически завышались. Суть происходящего была схвачена — правда, в слегка иносказательной форме — И.Ильфом и Е.Петровым в «Золотом теленке», который они писали в 1929—1930 годах. Если помните, один из «фигурантов» этого произведения, отец Зоси Синицкой, подготовил для СМИ алгеброид, «в котором, путем очень сложного умножения и деления, доказывалось преимущество советской власти перед всеми другими властями».

Хотя уровень инфляции с началом пятилеток существенно снизился, она продолжала сохраняться на протяжении всего существования СССР. И темпы роста национального дохода, промышленного производства, жизненного уровня оказывались без ее учета, или, по крайней мере, из-за недоучета, значительно выше реальных.

Например, путем такого «очень сложного умножения и деления» уже первая пятилетка оказалась выполненной по стоимостным показателям досрочно — за четыре года и три месяца. А по почти всем натуральным показателям цифры ее отрапортованного завершения в 1932 году оказались намного меньше плановых. Так, задания первой пятилетки (включая и повышенные) по многим показателям были достигнуты только в послевоенные годы: по чугуну — в 1950-м, хлопчатобумажным тканям и сахарному песку — в 1951-м , нефти — в 1952-м, а по тракторам — в 1956-м.

И, не умаляя действительного существенного роста промышленности СССР в предвоенные и послевоенные годы, надо признать: путем таких сложных арифметических упражнений мы оказывались «впереди планеты всей» не только «в области балета». Мы обгоняли как капиталистические страны, так и самих себя.

Как рассчитывается ИПЦ

Для расчета индекса инфляции необходимы два блока данных. Первый — о среднем изменении цен по каждому из товаров и платных услуг, включенных в индекс. Второй — об удельном весе (или просто — весе) расходов на этот вид товаров и услуг в общей сумме денежных потребительских расходов населения.

Что касается наблюдения за изменением цен, то этой довольно сложной работой на местах постоянно заняты несколько сотен статистиков в 550 городах, включая районные центры. Цены ежемесячно регистрируются в магазинах, на городских рынках и во всех других местах, включая «неорганизованные рынки» (в крупных городах — в 10—15 местах продажи, в небольших — в 5—10). Таким образом определяются средние изменения цен по отношению к аналогичным за предыдущий месяц.

Еще до недавнего времени в целом по городам Украины ежемесячно проводилось более одного миллиона регистраций цен.

Безусловно, рассчитываемый в любой стране ИПЦ не может включать абсолютно все потребительские товары и услуги. Берутся, как правило, несколько сотен наиболее значимых. Например, в Австрии — 582, Франции — 295, ФРГ — 735, Великобритании — 394, США — 359, а в Польше — даже 1400. До ноября 2001 года наш ИПЦ охватывал 425 позиций, в том числе 108 продовольственных, 237 непродовольственных товаров и 80 видов платных услуг.

Ощущалась неоправданная детализация, выделение очень мелких позиций по непродовольственным товарам, особенно по одежде и обуви, удельный вес на приобретение которых на практике весьма и весьма незначителен. Так, 101 из 237 непродовольственных товаров занимал в потребительских расходах 0,010% и меньше. Учитывая это, а также рекомендации экспертов МВФ, в конце прошлого года перечень товаров и услуг индекса был пересмотрен и сокращен до 270.

Теперь наш ИПЦ включает 102 продовольственных, 120 непродовольственных товаров и 48 видов платных услуг. И сокращение можно считать в целом обоснованным. Оно позволило сократить расходы по этому довольно дорогостоящему статистическому наблюдению, не ухудшая качества расчетов индекса.

Конечно, нельзя сказать, что все необходимые изменения уже проведены. Желательно было бы «разукрупнить» отдельные товары, имеющие большой удельный вес в общих потребительских расходах. Речь идет прежде всего о молоке (вес 2,424%), растительном масле (2,115%), говядине (1,804%) и свинине (2,757%). Так, молоко следовало бы разделить на три основных вида, имеющих разные средние цены продажи: разливное, пастеризованное в мягкой пластиковой и твердой тетраупаковке. Растительное масло — на два вида, также с четко выраженными различными средними ценами (рафинированное в стеклянной и пластиковой таре и нерафинированное разливное, продаваемое на рынках).

Основой для определения весов отдельных товаров и услуг в ИПЦ служат данные выборочных обследований домохозяйств. В Украине с 1999 года они базируются на международной методологии и практике стран Евросоюза. Применительно к нашей теме важно подчеркнуть, что обследуется не только городское, но и сельское население, давая очень детализированную структуру денежных потребительских расходов и, таким образом, надежно обеспечивая второй необходимый блок расчетов ИПЦ.

В десятке наиболее значимых позиций нашего индекса — исключительно расходы на продовольственные товары (семь) и жилищно-коммунальные услуги (три). Среди них и близко нет ни одного непродовольственного товара, включая автомобили. Десятку открывает хлеб пшеничный — 5,508%, далее идут сахар — 3,847% (для сравнения: суммарный вес 30 видов одежды, белья и трикотажных изделий — 3,472%), центральное отопление — 3,237, электроэнергия — 3,005, картофель — 2,910, свинина — 2,759, яйца — 2,589, молоко — 2,424% (суммарный вес 14 позиций индекса по обуви — 2,273%). Замыкает десятку подсолнечное масло — 2,115%.

Цены и тренды

За период второго пришествия ИПЦ наиболее высокие темпы его роста были в уже слегка подзабытом 1993-м (к декабрю предыдущего, 1992-го — 10256,0%, то есть вырос за год в 102,6 раза). В ежемесячном исчислении наиболее тяжелым был январь 1993-го — цены за тот месяц увеличились в 3,852 раза. За весь 1992 год — в 21,00 раза, в 1994-м — в 5,01. К 1997 году галопирующую инфляцию удалось обуздать, и за последние годы наибольший рост цен отмечен в 2000-м — на 25,8%.

В целом за весь период исчисления — с декабря 1990 года по октябрь нынешнего — наш ИПЦ вырос в 339,0 тыс. раз. Цены на продовольственный компонент индекса увеличились в 301,0 тыс. раз, на непродовольственные росли вдвое меньшими темпами — увеличение в 159,3 тыс. раз. Зато на платные услуги они поднялись более чем в два с половиной миллиона раз (2566,5 тыс. раз).

Если посмотреть динамику трех последних лет, то при общем увеличении цен в октябре 2002 года к декабрю 1999-го на 31,4% (в том числе на 25,8% в 2000 году) цены на продовольствие выросли на 31,0%, на непродовольственные товары — на 10,7, лидировать продолжают платные услуги — рост на 42,4%.

По всем непродовольственным товарам (их общий вес в индексе — 13,552%) основные изменения касались бензина и горюче-смазочных материалов. Мало менялись цены на одежду, обувь, трикотажные изделия.

Продовольственные товары после значительного подорожания в 2000 году — на 28,4% и относительно небольшого в 2001-м (на 7,3), за девять месяцев этого подешевели — на 6,1%. Почти на треть (31,4%) снизились в этому году цены на яйца и почти вдвое (на 48,0%) — на картофель. Но это в основном обусловлено сезонным фактором — сентябрьские цены 2002-го соотносятся с декабрьскими 2001-го.

Об определенной некорректности таких расчетов на страницах «ЗН» уже говорилось. Не только страны ОЭСР и Евросоюза, но и многие развивающиеся экономики исключают сезонные колебания из ИПЦ (или же делают два варианта расчетов). Наша статистика пока такого подхода не приемлет, хотя сезонные колебания цен у нас намного масштабнее — они затрагивают примерно пятую часть весов ИПЦ.

Дальнейшее повышение цен на продукты, видимо, уперлось в низкий платежеспособный спрос населения и невозможность еще более увеличивать долю питания в общих денежных потребительских расходах. Даже у 10% наиболее зажиточного населения в 2001 году траты на него составляли 62,2%, а по всему населению — 65,6%. Эти цифры выше, чем в Индии. И при значительном сокращении производства продуктов животноводства против уровня 1990 года, когда их потребление было также ниже рекомендуемого уровня, Украина сегодня имеет излишки мяса, молока, ломая голову над тем, куда бы их еще экспортировать...

По кому изменения цен бьют больнее

Очевидно, что социальная политика страны должна формироваться таким образом, чтобы отрицательное влияние инфляции было одинаковым для всех групп населения, или же в наибольшей мере затрагивало наиболее зажиточные слои. Однако на деле все наоборот.

Из таблицы видно, что в 2000 году наименее материально обеспеченной — первой квинтильной группе населения (с ежемесячными денежными потребительскими расходами на душу в 51,9 грн.) ИПЦ был выше, чем по всему населению — 125,3 против 124,8%, а в наиболее материально обеспеченной пятой группе (313,0 грн. в месяц) — несколько ниже (124,6 против тех же 124,8%).

Еще более высоким получается рассчитанный индекс для 4,6% самых бедных, тех, кто по существующему законодательству имеет право на получение материальной помощи (у них денежные потребительские расходы в месяц на душу составляют только 29,1 грн., или почти в пять раз ниже, чем по всему населению) — 126,4. Это объясняется опережающим ростом цен на основные продовольственные товары, который наблюдался в 2000 году.

Можно ли доверять ИПЦ?

Во многих странах национальные индексы вызывают недоверие у части граждан, считающих, что таким образом происходит занижение реального роста потребительских цен. Не является исключением и Украина. Однако в действительности наш ИПЦ не несет печати какого-либо его сознательного занижения, и в этом плане ему вполне можно доверять. Все первичные расчеты индекса проводятся и предварительно тщательно проверяются в регионах и лишь в целом по Украине сводятся в центре. Наш индекс с этой точки зрения тщательно проверялся экспертами МВФ.

Недоверие к статистике сохраняется в обществе с советских времен. Но один серьезный сбой, который явно не способствовал повышению доверия к ИПЦ, произошел в конце лета 1998 года. Эхо тогдашнего дефолта в России привело к значительному росту розничных цен в конце августа и резкому падению курса гривни в Украине. Но госкомстатовский ИПЦ, обнародованный в начале сентября, показал увеличение цен в августе только на 3,8%. В то время подо Львовым проходил съезд статистиков Украины, и было как-то неудобно смотреть в глаза нашему статистическому руководству…

Увы, населению даже не попытались объяснить основную причину явно заниженных данных. А она заключалась в том, что в большинстве из 524 городов, в которых собирались данные, цены учитывались в первой половине месяца. А скачок произошел после 18 августа. И лишь в нескольких крупных городах сбор цен для индекса проводился и в это время. Следующий, сентябрьский индекс (106,2%) учитывал возросшие цены, хотя фактически они увеличились еще в конце августа, а не в сентябре.

В действительности же следует говорить о другом, что также вряд ли поспособствует полному доверию — о вероятном завышении нашего ИПЦ. Это достаточно серьезная проблема, в определенной мере влияющая на другие макроэкономические показатели.

Индекс цен у нас ниже!

Просматриваются три элемента возможного завышения ИПЦ. Они носят преимущественно методологический характер и более ощутимо проявляются при относительно высокой инфляции, а при показателях менее 5—7% за год не столь очевидны. Поэтому эта проблема рассматривается применительно к 2000 году, в течение которого наш ИПЦ вырос на 25,8%.

Первый элемент связан с тем, что индекс охватывает только городское население и не охватывает сельское, т.е. почти треть страны. По аналогии с недавними парламентскими выборами, это примерно то же, что неучастие сельских жителей в них.

Об этом изъяне индекса практически нигде не упоминается, даже в пояснениях в статсборниках «Індекси споживчих цін». И для большинства специалистов это полная неожиданность. Скорее всего, она прошла незамеченной и при рассмотрении и утверждении методики исчисления этого индекса.

Основная причина подобного ограничения, по словам разработчиков методики, в том, что в сельской местности не ведется наблюдение (регистрация) изменений цен. Это действительно так. Но и в других странах, где ИПЦ охватывает все население, включая сельское, изменения цен в сельской местности также не регистрируются. Методическое руководство МОТ подчеркивает, что «регистрация цен в сельской местности обходится дороже, а изменения цен (хотя и не обязательно уровня цен) в селах аналогичны изменениям в городах».

Второй необходимый для расчетов компонент ИПЦ на селе — структура расходов сельского населения (то есть веса для села) обеспечивается детальнейшими данными выборочных обследований домохозяйств. И национальная статистика всех (кроме Греции) стран ЕС, куда мы так стремимся, включает в национальные ИПЦ и сельское население, ограничиваясь наблюдением за ценами преимущественно только в региональных центрах и проводя эти дорогостоящие наблюдения в гораздо меньших масштабах, чем в Украине. Основным препятствием ко включению сельских жителей в расчетах ИПЦ в некоторых странах является исключительно отсутствие данных о структуре расходов на селе.

Кроме того, по данным статистики торговли и услуг на сельскую местность в последние годы приходится только 10—12% розничного товарооборота и 11% объема платных услуг. То есть сельское население Украины приобретает большую часть товаров и услуг в городах.

Расчеты, проведенные за 2000 год, показывают, что по продовольственному компоненту ИПЦ (64,6% весов всего индекса) при включении в него сельского населения он был бы на 1,3—1,4 пункта ниже, чем по городскому и составлял примерно 127,0—127,1% вместо 128,4%. А по всему индексу завышение может составить 0,8—0,9 пункта, и он должен был бы равняться 124,9—125,0, а не 125,8%.

Более низкий ИПЦ вытекает из различий в структуре потребления в городах и селах. Поэтому следует понимать, что в другие годы включение в расчеты сельского населения может вести и к некоторому повышению общего ИПЦ. Но здесь важен принцип — имея оба необходимых блока данных, методологически необоснованно исключать из расчетов ИПЦ жителей села.

Второй элемент вероятного завышения более масштабен. Он связан с методикой определения жилищно-коммунального компонента ИПЦ и будет вести к его системному завышению и в будущем. Если общий индекс, по данным Госкомстата за 1992—2000 гг., вырос к декабрю 1991-го в 84 тыс. раз, то индекс жилищно-коммунальных услуг — в 1377 тыс. раз, то есть в 16,4 раза больше.

По действующей методике расчетов этот компонент ИПЦ определяют, не вычитая размеров субсидий и льгот, получаемых значительной частью населения. В чистом виде люди ни льготы, ни субсидии не получают на руки, и по методике международной системы национальных счетов они должны относиться не к конечным потребительским расходам домохозяйств, а к конечным расходам правительственных органов, которые передаются в виде безналичных трансфертов населению. Поэтому цифры почти полуторамиллионного роста тарифов на жилищно-коммунальные услуги отражают изменение тарифов производителей, а не фактическую оплату этих услуг населением из собственного кармана. Реально оплата гораздо меньше и растет не столь стремительно.

В 2000 году (декабрь к декабрю 1999-го) жилищно-коммунальный компонент ИПЦ дал рост на 39,2%. Между тем фактические (без учета величины субсидий и льгот) расходы населения на оплату жилищно-коммунальных услуг составляли в декабре 1999 года 724,6 млн. грн., а в декабре 2000-го — 850,3 млн. грн., то есть увеличились на 17,3%, а не на 39,2%. Так что если исключить влияние субсидий и льгот по жилищно-коммунальному хозяйству, ИПЦ составил бы не 125,8, а примерно 123,4%. Нужно признать, что существуют определенные трудности включения жилищно-коммунальных расходов на чистой (без льгот и субсидий) базе, но их нельзя считать неразрешимыми.

Третий элемент завышения ИПЦ также довольно существенен, но определить его довольно сложно. Это завышение происходит оттого, что при выборочном обследовании домохозяйств, проводимом по добровольному согласию респондентов, в нем отказываются участвовать преимущественно самые зажиточные семьи. А ведь материалы обследований, как уже отмечалось, служат базой для расчета весов ИПЦ.

Отказы вызваны двумя причинами. Первая и основная — понятным нежеланием «светиться» и детально описывать все свои доходы и расходы даже при условии, что получаемые данные являются строго конфиденциальными и не предназначены для налоговых и других органов. Вторая — участие в обследовании требует ведения дневников доходов и расходов, что занимает немало времени и, с точки зрения зажиточных респондентов, не компенсируется платой в размере одной десятой минимальной заработной платы.

В проводившемся в этом году обследовании из 12,5 тыс. первоначально отобранных в Украине домохозяйств согласились принимать участие 10,4 тыс., или 83%. В относительно небогатых Волынской, Ивано-Франковской, Закарпатской областях уровень «согласия» составляет 95—98, а вот в Киеве — только 60%.

Логика подсказывает, что домохозяйства с более высокими доходами имеют возможность тратить на непродовольственные товары, услуги (помимо жилищно-коммунальных) большую часть своего потребительского бюджета и уж никак не 65,0% на питание в 10% наиболее обеспеченных семей, как это следует из результата обследования. А ИПЦ по непродовольственным товарам был существенно ниже, чем по продовольственным (в 2000 году — только 108,9 по сравнению со 128,4% по продовольствию). В силу этого в весах ИПЦ, базирующихся на данных выборочного обследования, ощутимо занижен действительный вес товаров и услуг с более низкими темпами увеличения индекса по ним.

Торговая статистика показывает, что население приобретает значительно больше холодильников, телевизоров, легковых автомобилей, чем по данным выборочных обследований, которые охватывают в основном средний класс и бедные слои. И три пары весов, заложенных в последнем ИПЦ, подтверждают это явное занижение:

бензин — 0,463%,

лук репчатый — 0,509%;

телевизоры цветные — 0,157%,

свекла — 0,186%;

автомобили легковые — 0,074%,

туалетная бумага

и салфетки — 0,077%.

То есть здесь необходима корректировка весов «недопредставленных» групп товаров и услуг в сторону их существенного увеличения. Задача нелегкая, которую надо решать совместными усилиями практиков и научных институтов.

Применительно к ИПЦ 2000 года (рост на 25,8%) по двум первым слагаемым набегает вероятное завышение в 3,2—3,3 пункта, да и более сложный для подсчетов третий элемент потянет минимум на 1,0—1,5%, что в сумме составит 4—5 пунктов из 25,8% роста. Так что в действительности индексы цен в Украине скорее ниже, чем говорит статистическая отчетность.

Как улучшить расчеты и мониторинг

Кажется, нет нужды доказывать, зачем стране нужен надежный и точный ИПЦ. Для Национального банка Украины — это важнейший курсоформирующий фактор. Для Минэкономики — один из «столпов», на которых зиждутся макроэкономические параметры. Было бы оправданно, если бы эти ведомства усилили внимание к проблеме и нашли возможность для проведения научных и практических работ по совершенствованию методики и расчетов. Индекс не может не интересовать и МВФ, который ежемесячно приводит его по 150—160 странам мира в International Financial Statistics. Но, отдавая должное квалификации эмвээфовских экспертов, нельзя не отметить, что они не могут чувствовать некоторых особенностей, влияющих на формирование наших индексов. В то же время рекомендации экспертов являются решающими и почти единственными, влияющими на совершенствование методологии и практики их расчетов.

Что же касается собственных предложений, то нам следовало бы восстановить проводившиеся в советские времена и довольно широко распространенные в США и других странах расчеты поэлементного определения структуры цен на важнейшие продовольственные товары и услуги. Справочник «Структура роздрібних цін на окремі товари народного споживання по Українській РСР» в последний раз издан Минстатом Украины в 1991 году. Там, например, по розничной цене молока цельного показывались выплаты колхозам и совхозам, дотации, заготовительные расходы, расходы по переработке, стоимость отходов, наценки розничной торговли, стоимость тары и т.д.

Особенно нужны современные расчеты по товарам и услугам естественных монополий. Тогда, например, вряд ли пройдет «на ура» предупреждение кабельного телевидения ООО «Воля» в Киеве, помещенное на обратной стороне квитанции за август, о планируемом увеличении месячной платы сразу в 1,7 раза «в связи с повышением цен на энергоносители». Будто бы эта уважаемая компания собирается производить алюминий или ферросплавы, и эти деньги ей нужны на строительство третьей очереди ДнепроГЭСа.

Ряд действенных мер по совершенствованию цен содержится в уже упоминавшемся распоряжении Президента Украины «О совершенствовании наблюдений за ценами и тарифами» и принятом в его развитие постановлении Кабмина. Но они все же не учитывают весь комплекс мероприятий, которые были бы необходимы для более качественного мониторинга цен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК