На пороге — олигархический ренессанс?

2 декабря, 2016, 23:00 Распечатать Выпуск №46, 3 декабря-9 декабря

В популярной сейчас черно-белой палитре общественных оценок национальная экономика до сих пор воспринимается как находящаяся в глубоком кризисе. На сообщения о положительных трендах реагируют в основном с иронией или, по крайней мере, с недоверием, что и не удивительно: их влияние на качество жизни обычного украинца остается практически неощутимым. 

Тенденции и перспективы возобновления экономического роста в Украине.

В популярной сейчас черно-белой палитре общественных оценок национальная экономика до сих пор воспринимается как находящаяся в глубоком кризисе. На сообщения о положительных трендах реагируют в основном с иронией или, по крайней мере, с недоверием, что и не удивительно: их влияние на качество жизни обычного украинца остается практически неощутимым. 

Между тем следует учитывать, что новая волна экономического роста уже не придет извне, как это было в 2006-м или 2010 г., условия для его возобновления необходимо будет тщательно выстраивать. Поэтому для специалистов эти тренды имеют большое значение: они позволяют увидеть картину будущего роста, скорректировать его качество, своевременно подхватить влияние благоприятных факторов. И в ближайшие годы именно государственная политика роста будет определять долгосрочные, на последующие десятилетия, характеристики развития национальной экономики и общества в целом.

В 2016 г. у отечественных экономистов уже практически не осталось сомнений: экономика Украины достигла дна кризиса. Но и возобновление экономического роста происходит довольно медленно. По данным национальных счетов (сейчас они доступны только за полгода), в первом и втором кварталах текущего года прирост ВВП составил в постоянных ценах 0,1 и 1,4% соответственно, а за полгода в целом — 0,8%. Прирост в третьем квартале, по предварительным данным, будет равняться уже 1,8%.

Ускорение динамики ценно уже само по себе, поскольку в первом полугодии 2015-го наблюдался тренд ослабления экономического спада (-17,0% в первом квартале, -14,7 — во втором и -7,2% — в третьем), а значит, с помощью базы сравнения достичь ускорения роста было сложнее. Но намного более ценно то, что статистика первого полугодия подтвердила: прирост ВВП обеспечен прежде всего ростом валового накопления основного капитала на 11,4%, причем во втором квартале этот показатель существенно ускорился (до 17,6% против минус 13,8% год назад). Непрерывный прирост валового накопления основного капитала, продолжающийся третий квартал подряд, возник впервые после середины 2012 г., что можно рассматривать как предпосылку утверждения тенденции роста в дальнейшем.

Этот тренд подтверждается статистикой капитальных инвестиций, выросших за три квартала на 16,4%, причем в сельском хозяйстве — на 64,3, оптовой и розничной торговле — на 27,6, транспорте и связи — на 22,9, промышленности — 15,5%. В целом в реальный сектор экономики (промышленность, сельское хозяйство, транспорт и строительство) поступило 68,4% капитальных инвестиций, а 45,5% инвестиций составляет приобретение машин, оборудования и транспортных средств. Инвестирование в активную часть основных фондов реального сектора экономики подтверждает наращивание процессов структурной перестройки экономики.

В структуре источников финансирования капитальных инвестиций собственные средства составляют 71,8%, это на 2,5 процентного пункта больше, чем год назад. Причем объем полученной субъектами хозяйствования прибыли (данные за первое полугодие) увеличился только на 9,3% в номинальном измерении, а в основных отраслях реального сектора уменьшился: в промышленности — на 4,6%, транспорте и связи — на 11,0, в сфере торговли — на 5,1%.

Доля государственного и местных бюджетов среди источников инвестирования по итогам трех кварталов заметно увеличилась (на 1,5 п.п.)и составила 5,9%. Доля банковских кредитов снизилась на 1,6 п.п. Очевидный, но очень важный вывод заключается в том, что даже в условиях сложного финансового положения предприятий у последних существенно увеличилась мотивация к инвестированию, что заставляет их направлять на накопление большую часть дохода, несмотря на невозможность привлекать дополнительные заемные средства.

К сожалению, активизация инвестиционных процессов не стала надлежащим стимулятором для роста национальной экономики и прежде всего проявилась увеличения импорта: производство в машиностроении за девять месяцев выросло всего на 0,2%, вместе с тем отмечен прирост импорта машин и оборудования на 27,0%, на эту статью пришлась пятая часть всего товарного импорта в Украину. Влиянием увеличения инвестиций и сопутствующего роста в строительной отрасли (продукция которой за девять месяцев увеличилась на 13,2%) может быть в значительной степени объяснен также прирост импорта металлургической продукции за восемь месяцев на 13,1%. При этом отечественное производство строительных металлических конструкций и изделий за этот период уменьшилось на 0,5%.

Динамика потребительского спроса серьезно отстает, поэтому конечные потребительские расходы не могут пока рассматриваться как двигатель возобновления экономического роста. Это объясняется значительным падением реальных доходов населения на протяжении 2014–2015 гг. (на 25,4%) и весьма медленным восстановлением их роста: на 5,8% в первом полугодии 2016-го по сравнению с прошлогодним аналогом. При этом оборот розничной торговли вырос за девять месяцев только на 3,3%. В то же время экономика медленно реагирует даже на слабый рост потребительского спроса: импорт готовых пищевых продуктов за три квартала увеличился на 7,1% при росте отечественного производства только на 1,6%.

На этом фоне привлекают внимание положительные показатели динамики производства в секторах, представленных преимущественно малыми и средними предприятиями. Так, прирост продукции в текстильной промышленности за девять месяцев составил 4,9%, производстве обуви — 2,6%. Важно, что эти отрасли в указанный период демонстрируют также увеличение экспорта (8,7 и 5,7% соответственно).

Внесла свой вклад и политика ограничения бюджетных расходов. Хотя расходы на потребности обороны и безопасности выросли за три квартала (в текущих ценах) на 25,8%, а в сфере социальной защиты и социального обеспечения — на 60,8%, они не смогли перекрыть негативное влияние на совокупное государственное потребление резкого снижения расходов на образование и здравоохранение, причем потери добавленной стоимости по этим двум секторам экономики за полгода в 2,5 раза превышают общее увеличение ВВП в сравнимых ценах. Это подтвердило деструктивность чрезмерного сжатия бюджетных расходов для экономического роста.

Не может рассматриваться как двигатель возобновления экономического роста и экспорт. Экономическое оживление сопровождается ухудшением баланса внешней торговли (экспорт за девять месяцев года уменьшился на 8,7%, импорт восстановил прошлогодний уровень), из-за чего отрицательный показатель чистого экспорта как составляющей ВВП за полгода вырос почти на треть. Этот тренд имеет четко обусловленный структурный характер. С одной стороны, в структуре экспорта увеличивается доля сырьевой и низкотехнологичной продукции, которой на мировых рынках присуща слабая или же нисходящая ценовая динамика. В частности, экспорт аграрной и пищевой продукции (группы 1–24 ТН ВЭД) вырос за девять месяцев на 2,1% прежде всего за счет масложировой промышленности, а доля этой продукции увеличилась до 40,2% товарного экспорта. Вместе с тем экспорт продукции машино- и приборостроения уменьшился на 10,5%, а доля этой продукции — до 12,1% товарного экспорта. С другой стороны, наблюдается усложнение структуры импорта: в то время как импорт минеральных продуктов уменьшился на 40,0%, а его доля — до 20,0% товарного импорта, доля продукции машино- и приборостроения выросла до 29,1%. Понятно, что период ускорения инвестиционной динамики будет сопровождаться в Украине дальнейшим ухудшением состояния торгового баланса.

Следовательно, сейчас в Украине сложилась довольно неординарная для нашей страны ситуация. Происходит восстановление экономического роста, который не имеет прочных макроэкономических предпосылок в виде увеличения внешнего или внутреннего спроса, да еще и в условиях сохранения затрудненного доступа к финансовым ресурсам. Собственно, могло бы сложиться впечатление, что срабатывает классическая модель циклического обновления экономики, если бы не отсутствие ключевых драйверов такой модели — удешевления основных фондов и снижения процентных ставок. Таким образом, главными двигателями экономического оживления следует считать институциональные факторы, состоящие прежде всего в стабилизации ожиданий экономических субъектов относительно перспектив национальной экономики: вследствие относительной устойчивости макроэкономической стабильности, адаптации к перманентно высоким рискам военной агрессии и внутриполитической неопределенности, силовых вмешательств и нарушений правового поля.

Улучшение предпринимательских и инвестиционных настроений подтверждается результатами проведенных Госстатом опросов об оценках перспектив развития деловой активности. Так, среди предприятий реального сектора экономики показатель деловой уверенности восстановил рост с третьего-четвертого кварталов 2015 г. Большинство показателей деловой активности сохраняют хотя и слабый, но положительный тренд на протяжении всего 2016 г. Причем ведущая роль валового накопления подтверждает, что речь идет не об обычном возобновляемом росте, обусловленном восстановлением на основе улучшения настроений сжатого кризисом спроса, а об осуществлении бизнесом сознательных стратегий структурной модернизации. И пути дальнейшего развития национальной экономики будут определяться тем, под каким влиянием в дальнейшем окажется этот модернизационный вектор.

Наиболее вероятным пока, к сожалению, остается развитие в направлении так называемого олигархического ренессанса, варианты которого Украина уже проходила в 2003–2004, 2006–2007 и 2010–2011 гг. Его модель состоит в создании преференциальных условий для опережающего развития крупного бизнеса, создающего предпосылки для макроэкономической (прежде всего валютно-курсовой) стабильности, тогда как потери фискального ресурса компенсируются за счет усиления нагрузки на мелкие и средние компании. Это, кстати, не исключает ротации круга так называемых олигархов, к которому стоит отнести представителей крупного бизнеса, заинтересованных накапливать свой "политический капитал", чтобы влиять на формирование выгодной для себя модели экономической политики государства. Поэтому ключевой недостаток такой модели, которая, кстати, органически не противоречит сохранению значительного распространения коррупции, — в ее неинклюзивности, то есть в изъятии из числа субъектов, получающих выгоду от роста, довольно многочисленной прослойки экономически активного населения. Следовательно, с позиций влияния на электорат положительный эффект удвоения минимальной зарплаты будет с избытком перекрыт негативным отношением к правительственному нововведению мелкого, малого и среднего бизнеса. Именно поэтому в предыдущие периоды "олигархический ренессанс" заканчивался быстрым формированием препосылок для "мелкобуржуазной революции". Понятно, что при таких "политических качелях" о стратегическом векторе структурной модернизации не стоит и думать.

Чтобы избежать очередного повторения неприятных моментов новейшей истории, правительству необходимо в первоочередном порядке создать пока что почти отсутствующий макроэкономический фундамент экономического роста, который должен подкрепить действенные, но короткоживущие институциональные факторы восстановления роста. Для этого следует сосредоточиться на следующих векторах:

— целенаправленной поддержке экспортной деятельности отечественного бизнеса, в том числе кредитной и страховой, которая должна ускорить перестройку экспортных секторов и использование позитива ЗСТ с ЕС;

— восстановлении сегмента "длинных" инвестиционных денег с помощью соответствующей регуляторной политики относительно коммерческих банков, активизации бюджетных инвестиций, улучшения привлекательности экономики для иностранных инвесторов;

— содействии наиболее полной реализации предпринимательского потенциала на основе дальнейшего улучшения условий для развития малого бизнеса путем углубления дерегуляции, распространения инструментов мелкого кредитования, предоставления методической и правовой поддержки организации, ведению бизнеса, выходу на внешние рынки и т.п.;

— активной конкурентной политике, достижении обоснованности ценообразования для естественных монополий, содействии развитию инфраструктуры и институтов потребительского рынка;

— укреплении институциональных факторов экономического роста путем поддержки ведения общественными объединениями предпринимателей открытого общественного диалога по актуальным социально-экономическим проблемам, требующим безотлагательного решения, и по стратегии общественного развития, формирования действенного механизма привлечения объединений предпринимателей к разработке, принятию и выполнению решений органов государственной власти всех уровней, восстановления в полном объеме общественных советов при министерствах и ведомствах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Харитон Харитон 7 грудня, 17:57 Це що, одкровення, відкриття? Та почитайте праці Норта і його колег про суспільство обмеженого доступу! Там же чітко говориться, що економіка суспільств обмеженого доступу, до яких без сумніву належить Україна, також має потенціал (деякий) для зростання (деякого). Але немає, не існує жодних гарантій, що влада цих країн намагатиметься створювати умови, щоб перевести свої суспільства у суспільства відкритого доступу.Тим більше за умов і у період деякого зростання економіки. Чому? Бо влада цих країн захищає і консервує виключно інтереси олігархів і немає кому їй заборонити це робити, а у суспільствах відкритого доступу влада змушена дотримуватись зовсім інших стандартів, принципів через перш за все пронизуючий, конституюючий ці суспільства імператив, принцип конкуренції, тобто конкуренції не лише у царині економіки, але й в політиці, юриспруденції, мистецтві, освіті, релігії навіть, абсолютно в усьому. В усьому ці суспільства відкриті конкуренції... согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно