Эстонский пряник

31 января, 16:58 Распечатать Выпуск №3, 27 января-2 февраля

Киеву следует обратить внимание не только на эстонскую модель налогообложения.

© estonianworld.com

Идея заменить налогом на выведенный капитал налог на прибыль не нова и обсуждается уже два года. Старт реформы запланирован на 2019 г. Она остается одним из приоритетов правительства, но никаких конкретных шагов на Грушевского пока не предпринимают, опасаясь возможных бюджетных потерь в первые годы после замены одного налога другим. 

По оценкам Офиса крупных налогоплательщиков, они могут составить порядка 80 млрд грн, и тут есть о чем задуматься. Идеализированная многими отечественными экспертами "эстонская модель", которую уже переняли Грузия и Латвия, действительно привлекательна для бизнеса, но Эстония предлагает своим предприятиям не только нулевую ставку по налогу на прибыль, но и гораздо меньшую административную нагрузку, электронные сервисы, максимально понятное законодательство и минимальное вмешательство контролирующих органов в работу фирм. Об этом в Украине предпочитают не вспоминать, хотя очевидно, что сама по себе замена одного налога другим панацеей не станет, если сохранится действующая система администрирования и не изменятся условия работы компаний. И раз уж мы хотим использовать эстонский опыт, то почему берем на вооружение лишь его часть?

В рейтинге Doing Business-2018 Эстония находится на 12-м месте, Украина — на 76-м. В сфере налогообложения за последние четыре года мы показали наибольший прогресс, поднявшись с 65-й позиции на 41-ю. Но до Эстонии, занимающей 14-е место, нам все еще очень далеко. Что интересно, общая налоговая нагрузка на предприятия в Эстонии выше, чем в Украине, — 48,7% против 37,8, но на администрирование налогов эстонская компания тратит порядка 50 часов в год, а украинская — свыше 327. И сравнивая эти цифры, невольно приходишь к мысли, что Украине эстонская модель администрирования нужна куда больше, чем эстонская модель налогообложения.

В 2011 г. эстонская электронная система подачи налоговой отчетности была признана лучшей в мире. Все отношения граждан и компаний с государством давно переведены в онлайн и максимально упрощены. Эстония стала административным офшором, предлагая компаниям не пониженную налоговую нагрузку, а ту самую легкость ведения бизнеса, о которой у нас пока только мечтают.

Еще в конце 90-х все государственные реестры Эстонии сделали электронными, а в начале 2000-х их объединили в единую информационную систему — так называемый Х-путь. В отличие от налога на распределенную прибыль, эта система заинтересовала многие страны ЕС, опыт Эстонии в создании электронного государства уже перенимают Финляндия, Литва, Польша, Бельгия и Португалия. "Х-путь" на сегодняшний день позволяет в один клик получить всю информацию, которая есть о компании либо физическом лице. Реестры закрыты, доступ к ним ограничен законом о защите личных данных, но доступ к единому реестру имеют все государственные органы, что существенно упрощает и ускоряет бюрократические процедуры, так как человеку не нужно собирать стопку бумажек в трех разных инстанциях, перед тем как прийти на встречу к чиновнику. Кроме объединения реестров на уровне государства, был введен новый принцип: если гражданин или компания единожды подали в госаппарат какой-то документ, они уже не должны подавать его еще раз — документ вносится в реестр, и любая другая госструктура может из реестра его получить.

Например, если в семье родился ребенок, и роддом внес информацию об этом в реестр, муниципалитет эту информацию видит и сразу готовит для семьи предложение о вариантах государственного пособия по уходу за ребенком, которое могут оформить родители. Родители, решив, что хотели бы получать эту помощь, нажимают кнопку "да" в своем личном кабинете в системе, после чего система автоматически генерирует соответствующее заявление в муниципалитет. А налоговая, так как налогами в Эстонии облагается любая прибыль от одного евро, получает информацию о том, что такая помощь назначена и облагается налогом.

"Все налоги эстонцы декларируют в электронной системе налогообложения. Ежемесячно они подают две декларации — по трудовым налогам и налогу на добавленную стоимость. Налоговым агентом по трудовым налогам при этом всегда является работодатель. Декларации заполняются в электронном виде, на каждого сотрудника. Налоговые обязательства программа рассчитывает автоматически. Итоговую сумму компания переводит на счет налогового департамента. В помощь налоговой службе и пенсионному фонду создан трудовой реестр, в котором фиксируются все принятые на работу/уволенные сотрудники", — рассказал ZN.UA Виталий Галицких, руководитель Таллиннского офиса ЮФ "Ильяшев и Партнеры".

Декларирование и уплата НДС происходят по этой же схеме: в электронном виде фиксируются все сделки компании, к сделкам свыше 1000 евро прилагаются счета, выводится общая сумма и отправляется платеж. На первом этапе все проверяется автоматически, программа самостоятельно сверяет декларации агентов и контрагентов. Если автоматическая проверка обнаруживает несоответствия, документы проверяются инспектором. Серьезных нарушений практически нет. До введения электронного администрирования махинации с НДС были очень популярны в Эстонии, существовали так называемые фабрики счетов, генерировавшие фиктивный налоговый кредит, но автоматизация и постепенный отказ от использования наличных расчетов позволили Эстонии избавиться от этой напасти. Сейчас большая часть злоупотреблений с НДС касается его возмещения.

При этом юристы не считают, что налоговое законодательство Эстонии или ее налоговые инспекторы излишне лояльны к плательщикам. "Скажем прямо, эстонское законодательство сформулировано не в пользу налогоплательщика, там есть однозначная формулировка — любое решение принимается на усмотрение налогового инспектора. Что, по сути, означает, что если налоговый инспектор думает, что это была, например, фиктивная сделка, значит, это была фиктивная сделка, — отметил Виталий Галицких. — Да, оспорить эту позицию налогового инспектора в суде можно, но суды первой и второй инстанций, как правило, на стороне налоговой. Не потому, что судьи коррумпированы, а потому что в законодательстве мнение налоговой определено как приоритетное".

Но юрист отмечает, что все законодательство Эстонии построено на принципе разумности, а налоговая, несмотря на более сильную позицию в судах, позиционирует себя все-таки как консультативный орган. Ее главная задача не собрать налоги — все давно автоматизировано, а проконсультировать предпринимателей, как эти налоги правильно уплатить. Перед тем как заключить какую-либо сделку, компании обращаются в налоговую службу за консультацией: облагается ли эта сделка налогами, какими, как их оплатить. Эстонская налоговая служба изначально строит свою работу с плательщиками так, чтобы их направлять, предвосхищая возможные ошибки, а не потом налагать штрафы за них. По мнению эстонцев, каждая сделка проходит по индивидуальным условиям и правилам, и индивидуальный подход к плательщику тут приветствуется, а не порицается.

Отчасти это оправдано, но перенять эту практику, не реформировав фискальную службу, Украина не сможет. Ведь она создает определенные риски, если система коррумпирована, а налоговая служба в каждой индивидуальной сделке видит персональную выгоду. Мы хорошо помним, как в ответ на произвол фискальной службы были попытки отнять у нее право предоставлять консультации плательщикам, Минфин даже грозился писать обобщающие консультации для всех, чтобы отобрать у ГФСУ возможность манипулировать разночтениями отечественного налогового законодательства. Но практика не прижилась — изменения в украинское налоговое законодательство вносятся слишком часто и всегда требуют трактовок. Несмотря на декларируемую дерегуляцию и снижение административного давления, поводов для беспокойства у украинских бизнесменов меньше не становится. Например, по данным USAID, в третьем квартале 2017-го ГФСУ провела свыше
5 тыс. проверок малых и средних предприятий — это наивысший показатель за последние шесть кварталов. Количество криминальных производств в отношении субъектов предпринимательства всех размеров тоже выросло с 1478 в третьем квартале 2016-го до 2768 — в третьем квартале 2017-го. На рассмотрении в судах на 1 октября 2017 г. было свыше 45 тыс. исков налогоплательщиков к ГФСУ. Более 37% малых и 40% средних компаний считают регуляторное давление ключевым барьером для своего развития, отмечая и рост коррупции, и негативное влияние частых изменений в законодательстве.

"В налоговое законодательство Эстонии тоже периодически вносятся какие-то поправки, но все-таки глобальных изменений в налоговой системе не было с 2000 г. Именно в это время в стране был введен налог на выведенный капитал. Конечно, предприятиям стало легче, они перестали выплачивать этот налог, реинвестиции выросли. Но были и другие факторы, существенно облегчившие работу фирм, — считает Виталий Галицких. — Например, в 2004 г. Эстония вступила в ЕС, что помогло развитию бизнеса и привлекло инвесторов. Кроме того, за последние 17 лет существенно развились электронные услуги государства, что очень упростило административную нагрузку на компании. Нельзя сказать, что какой-то один из этих факторов был решающим для развития предпринимательства и экономики. Скорее всего, оценивать надо эффекты от всех этих мер в комплексе".

Вдобавок к максимально простому налоговому администрированию и одной из лучших в мире систем электронного государства Эстония ввела так называемое э-резидентство, предложив гражданам других стран стать резидентами Эстонии, всего лишь заполнив анкету на сайте.

Выгода государства от введения э-резидентства косвенная и, на первый взгляд, никак не связана с налоговыми или административными преференциями, которые предлагает Эстония. Тем не менее карта э-резидента содержит электронную цифровую подпись и позволяет получить все предоставляемые государством услуги, в том числе и зарегистрировать фирму, не отходя от компьютера.

Идея э-резидентства родилась для того, чтобы финские компании, у которых всегда с Эстонией были довольно тесные экономические контакты, регистрировали там свои предприятия и налоги платили уже Эстонии. Они не предлагали им низкие ставки, льготы, но они предложили им удобную и простую систему регистрации и ведения бизнеса. Эффект не заставил себя ждать. По сравнению с Финляндией конкуренция в Эстонии намного ниже, налоговые ставки такие же, а удобство администрирования на порядок выше. Конечно, речь идет не о крупных корпорациях, а о среднем и малом бизнесе, как правило, о новых компаниях, которым сложно выходить на высококонкурентные рынки Финляндии. Согласно классификации ЕС, в Эстонии вообще нет крупного бизнеса, все предприятия в стране попадают в сектор МСБ, причем малый бизнес со штатом до пяти сотрудников преобладает. Но динамика впечатляет, только в 2016 г. в стране было зарегистрировано свыше 20 тыс. новых компаний, а в 2017-м — еще 22 тыс.

"Э-резидентство позволяет открыть фирму онлайн, не приезжая в Эстонию, максимально быстро — час на подачу заявки и еще максимум пять дней на ее рассмотрение. Но скорее всего, компанию зарегистрируют в течение одного-двух дней. Конечно, можно зарегистрировать фирму и через нотариуса, но сбор, подготовка и оформление документов займут несколько недель, потребуют вашего присутствия и услуг переводчика, ведь все делопроизводство ведется на эстонском языке, а онлайн-регистрация возможна удаленно и на английском", — объяснил ZN.UA юрист.

Э-резидентство привлекло в Эстонию не только финнов. В данный момент украинцы лидируют по количеству зарегистрированных юридических лиц в Эстонии — свыше 314, еще 1600 заявлений о предоставлении э-резидентства от наших сограждан ожидают решения департамента полиции и пограничной охраны страны. До тех пор, пока производственные мощности не перенесены на территорию Эстонии, открытая фирма налогов там не платит. Но административные услуги страны настолько привлекательны, что компании, особенно предоставляющие IT-услуги, все чаще выбирают для себя "переезд" в Таллинн. Судите сами — страна ЕС со стабильной экономикой, эффективной налоговой политикой и беспрецедентно простыми взаимоотношениями с государством.

Ограничившись введением налога на распределенную прибыль, Украина все равно проиграет конкурентную борьбу за налогоплательщика, потому что услуги, предлагаемые Эстонией, уже гораздо привлекательнее ее системы налогообложения, а ведь они продолжают развиваться. Коль уж мы приняли Стратегию развития цифровой экономики, то почему бы не использовать опыт Эстонии по созданию действительно удобной системы, максимально упрощающей все отношения компаний и граждан с государством.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно