Антисептик МВФ для украинской власти

16 июня, 2020, 11:40 Распечатать
Отправить
Отправить

Кроме достижения фискальных и монетарных показателей, Фонд требует от нашего государства реальной борьбы с коррупцией.

9 июня Международный валютный фонд (МВФ) утвердил новую 18-месячную программу сотрудничества с Украиной, и мы уже даже получили 2,1 миллиарда долларов первого транша.

Кредитная программа прежде всего нацелена на поддержку макроэкономической стабильности страны в период кризиса, вызванного пандемией. Однако особенностью сотрудничества Украины и МВФ на протяжении последних шести лет является то, что, кроме достижения фискальных и монетарных показателей, Фонд требует от нашего государства реальной борьбы с коррупцией.

В этом году также впервые добавились требования по реформе правосудия. Подробно рассмотрим, что Украина обязалась делать в течение следующих полутора лет в сферах антикоррупции и правосудия.

Борьба с коррупцией

В Меморандуме между МВФ и Украиной наше государство берет на себя обязательства по предотвращению любых откатов недавних антикоррупционных достижений, а также по сохранению независимости и добропорядочности НАБУ, САП и ВАКС. Президенту Зеленскому следует предостеречь свою фракцию от чрезмерной законодательной активности в сфере антикоррупции, чтобы не сорвать сотрудничество с МВФ. Депутаты неоднократно пытались внести изменения, направленные на ослабление антикоррупционных требований и уменьшение гарантий независимости для антикоррупционных органов. Выполнить свои обязательства можно, только избежав хаотических и необоснованных изменений в антикоррупционное законодательство, которые так или иначе ослабят текущие требования.

Что же касается Антикоррупционного суда, то ключевое требование МВФ - до конца августа этого года предоставить в собственность суда постоянные помещения как для судей первой инстанции, так и для апелляционной палаты ВАКС. Чтобы это произошло, необходимо принять два законопроекта (№3348 и 3350), которые уже поддержали в первом чтении и сейчас готовят ко второму. Парламент может саботировать принятие этих законопроектов, но этим будет сорвано выполнение такой задачи.

Также в Меморандуме есть блок мер, связанных с деятельностью Специализированной антикоррупционной прокуратуры. Руководство государства взяло на себя обязательства обеспечить автономность САП, для чего надо пересмотреть процедуры отбора должностных лиц САП, организационная состоятельность САП должна быть аналогичной состоятельности офиса региональной прокуратуры, а также должна быть внедрена процедура внешнего аудита САП, который будут проводить авторитетные эксперты с международным опытом. Существует риск того, что власть вместо комплексного усиления состоятельности САП как самостоятельного органа прокуратуры ограничится всего лишь незначительными косметическими изменениями в подзаконных актах.

Поэтому чтобы достичь выполнения взятых обязательств относительно САП, необходимо внести изменения в законы, которые бы превратили САП из структурного подразделения Офиса генерального прокурора в отдельный орган прокуратуры и отдельное учреждение. Также процедуру отбора руководства САП надо пересмотреть с тем, чтобы уменьшить риски политического влияния на результаты конкурса: для этого конкурсная комиссия по отбору руководства САП должна состоять на паритетных началах из лиц, делегированных Советом прокуроров, и признанных международных экспертов, которых предложат доноры в сфере антикоррупции. Также только изменениями в закон может быть введен внешний аудит деятельности САП, который должны проводить несколько признанных иностранных экспертов, предложенных донорами.

Что же касается Национального антикоррупционного бюро, то государство взяло на себя обязательства поддерживать его независимость и добропорядочность, которая включает, в частности, сохранение ограниченных и серьезных оснований для увольнения директора НАБУ. На протяжении последних месяцев депутаты неоднократно пытались расширить перечень оснований для увольнения руководителя бюро, добавив в него его привлечение к административной ответственности за связанные с коррупцией правонарушения, в то время как даже для рядовых госслужащих это основание для увольнения уже было исключено. С точки зрения независимости органа, дополнение перечня таким основанием негативно скажется на независимости НАБУ и его руководителя, поскольку подобное решение совсем несложно получить в украинских судах путем давления на судью.

Государство также должно сохранить исключительную юрисдикцию НАБУ по коррупции высших должностных лиц, и юрисдикция нового органа, который будет расследовать финансовые преступления, не должна повлиять на подследственность НАБУ. Для этого также достаточно не пытаться пересмотреть подследственность бюро и не нарушать подследственность в конкретных делах, хотя такие попытки постоянно делают.

Еще один вопрос - обеспечить практическую возможность осуществлять автономную прослушку для бюро. Необходимые изменения в законы были приняты осенью, а теперь надо обеспечить НАБУ соответствующим техническим оборудованием и изменить подзаконные акты. Впрочем, сейчас президент и подконтрольная ему СБУ пытаются не позволить воплотить это на практике и сохранить свои исключительные функции по проведению прослушки. Так, президентский законопроект о "реформировании" СБУ вновь предполагает, что исключительно эта служба будет устанавливать оборудование, необходимое для снятия информации, и в таком случае о какой-либо автономности прослушки детективами не может быть и речи. Для выполнения условия от МВФ надо предотвратить какие-либо законодательные изменения, которые могут ограничить право НАБУ на автономную прослушку фигурантов подследственных им дел, и обеспечить техническую возможность бюро осуществлять прослушку самостоятельно, без использования для этого инфраструктуры СБУ.

Новый Меморандум предусматривает, что не произойдет откатов и с электронным декларированием: все высшие должностные лица должны оставаться декларантами и в дальнейшем. В последнее время все чаще встречаются инициативы депутатов о пересмотре перечня декларантов в сторону сужения за счет исключения некоторых категорий, например, недавний печально известный законопроект "о внебрачных детях".

Судебная реформа

Едва ли не самый важный раздел Меморандума - судебная реформа. Речь идет об обновлении Высшего совета правосудия, усовершенствовании дисциплинарных процедур в отношении судей и реформе Окружного админсуда Киева.

Как бы Зеленский ни пытался избежать настоящей судебной реформы, но перезагружать Высший совет правосудия и решать вопрос ОАСК ему все же придется. Меморандум предусматривает, что до конца октября 2020 года Украина должна принять закон о новой конкурсной процедуре отбора членов Высшего совета правосудия. Должен появиться дополнительный фильтр в виде независимой комиссии, которая будет проводить предварительный отбор кандидатов. По меньшей мере половина членов комиссии - международные эксперты с решающим голосом.

Решение о назначении по-прежнему будут принимать субъекты, определенные Конституцией (а это съезд судей, президент, парламент, съезд адвокатов и научных работников), но их выбор будет ограничен только теми кандидатами, которые прошли проверку на добропорядочность у международников. Эта же комиссия должна провести одноразовую проверку на добропорядочность действующих членов ВСП и инициировать их увольнение, а с такими персонажами, как Маловацкий, Гречковский, Иванова, Шелест и Прудивус (подробнее о них здесь) ВСП имеет все шансы очиститься по крайней мере на треть.

У Зеленского есть несколько спасательных кругов, которые он может бросить ВСП. Во-первых, в независимую комиссию по проверке и отбору кандидатов в ВСП могут протащить ручных международников, неких "лыжных инструкторов", которые будут подыгрывать действующим Офису президента и судейским кланам. Во-вторых, контроль над всеми процессами вновь отдадут в руки нереформированных членов ВСП, которые смогут заблокировать любой процесс. Наконец, решение комиссии сделают необязательным для субъектов назначения, и они просто откажутся увольнять или назначать тех, кого рекомендовала комиссия.

Единственный способ избежать такого сценария - это предусмотреть следующие предохранители:

- в состав независимой комиссии могут войти только те международные эксперты, которых рекомендовали доноры, оказывающие Украине международную техническую помощь в сфере верховенства права, предотвращения и противодействия коррупции;

- лишить ВСП каких-либо рычагов влияния на работу комиссии или возможности блокировать ее решения;

- предусмотреть обязательность решений независимой комиссии для субъектов назначения и отстранения членов ВСП, увольнение которых инициировала комиссия, без возможности их возвращения к выполнению полномочий.

Только при таких условиях возможно успешное выполнение Украиной взятых на себя обязательств.

Также Меморандум с МВФ предусматривает передачу дел от Окружного админсуда Киева в Верховный суд. Информация о бесчинствах киевского суда дошла даже до МВФ, который отказывается сотрудничать с Украиной без решения этой проблемы. Дела, которые ОАСК использовал, чтобы шантажировать власть, теперь будут переданы на рассмотрение Верховного суда. Речь идет о делах при участии Кабмина, НАБУ, НАПК, САП, Антимонопольного комитета, Нацбанка и т.п. Критерии дел, которые передадут в Верховный суд, будут определены до конца августа этого года.

Президент, до сих пор медливший с ликвидацией ОАСК, может быть заинтересован в том, чтобы важные "политические" дела оставались в юрисдикции судьи Вовка и компании. Меморандум четко не определяет, какие именно дела должны передаваться, а следовательно, Офис президента может выписать критерии таким образом, чтобы в Верховный суд передали мизер, остальное оставив ОАСК. Вполне вероятно, ключевая манипуляция, к которой могут прибегнуть, - нельзя перегружать Верховный суд сотнями дел, потому что он и с теми, что есть, не справляется.

У этой проблемы есть очень простое решение: в составе Кассационного административного суда можно создать отдельную палату для рассмотрения этих дел и дополнительно избрать в нее нужное количество судей, воспользовавшись успешным опытом отбора судей Высшего антикоррупционного суда. Более того, ОАСК все же должен быть ликвидирован, а дела, которые не были переданы в Верховный суд, должен рассматривать Киевский окружной админсуд.

В действительности требования МВФ в сферах антикоррупции и правосудия - это то, что президент Зеленский и партия "Слуга народа" уже и так обещали своим избирателям прошлым летом. Поэтому эти обязательства на самом деле не перед международными кредиторами, а перед народом Украины, и в интересах власти как можно быстрее их выполнить.

Все статьи автора читайте здесь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК