20 лет экономической интеграции глазами бизнеса

2 марта, 16:26 Распечатать

Необходимо с помощью информационных кампаний углублять осведомленность о том, как найти партнера в странах Европейского Союза.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Представление отечественного бизнеса о направлениях экономической интеграции страны претерпело постепенные, но существенные изменения за период независимости Украины. 

По результатам опроса руководителей предприятий "Деловое мнение", которое Институт экономических исследований и политических консультаций (ИЭИ) проводит с 1998 г., доля сторонников исключительно западного (европейского) вектора экономической интеграции выросла с 14% в 1998 г. до 61% в 2017-м. При этом доля тех, кто считает приоритетом экономической политики страны сотрудничество с Россией и странами СНГ, сократилась, соответственно, с 42% в 1998 г. до 9% в 2017-м.

На отношение бизнеса к вопросам европейской интеграции влияли как личностные предпочтения и ценностные ориентации руководителей предприятий, так и, очевидно, рациональные ожидания, связанные с ведением бизнеса. Например, по результатам того же опроса, те из респондентов, которые сотрудничали с партнерами в России и не смогли переориентировать свой экспорт, даже после начала российской военной агрессии на Востоке Украины считают такой вектор приоритетным. Они, конечно, в меньшинстве. Вместе с этим именно факт российской военной агрессии оказал решающее влияние на драматическое уменьшение доли сторонников исключительно восточного вектора экономической интеграции Украины, а начало действия Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС и безвизового режима для украинцев, очевидно, имело решающее влияние на значительный рост доли сторонников западного. Именно подобные тенденции отношения руководителей предприятий к экономической интеграции зафиксированы самыми свежими результатами исследования "Деловое мнение", проведенного Институтом экономических исследований и политических консультаций в октябре-ноябре 2017 г.

Наследие СССР
и кризис 1990-х

В целом, по результатам ежеквартальных опросов руководителей предприятий "Деловое мнение", приемлемость для бизнеса европейского направления экономической интеграции постепенно, но неуклонно возрастала (см. рис. 1 на 9-й стр.). В 1998 г. ИЭИ впервые задал вопрос руководителям предприятий о выборе одного приоритетного направления экономической интеграции страны. Полученные результаты свидетельствуют о существовании, по меньшей мере, двух тенденций. Первая — доля сторонников восточного направления экономической интеграции существенно превышала долю сторонников западного (европейского) направления. 

Так, 42% опрошенных тогда руководителей предприятий считали приоритетом экономическую интеграцию с Россией и странами СНГ. Только 14% отдавали предпочтение европейскому вектору. Вторая тенденция — это существование и довольно большая распространенность смешанного взгляда бизнеса на эти вопросы. Так, в 1998 г. более 40% респондентов не смогли выбрать одно приоритетное направление, вместо этого указывая или оба противоположных — восточный и западный, или же выбирая вариант "трудно ответить".

В дальнейшем в наблюдениях проекта "Деловое мнение" ситуация неопределенности будет встречаться часто — с пиками в те годы, когда проходили выборы и смена властной элиты в стране. В частности, так было в 1999 г., конец которого можно охарактеризовать, как начало новой эры экономической политики. Именно тогда, после назначения нового премьер-министра страны В.Ющенко, 50% опрошенных не могли определиться с приоритетным направлением экономической интеграции. Высокая неопределенность наблюдалась и в 2004-м и 2005-м — годы Оранжевой революции и посторанжевой real politics. В эти годы 42 и 43% респондентов соответственно не могли обозначить свои приоритеты экономической интеграции для страны или имели смешанный приоритет. В ходе выборов президента в 2010 г., когда выиграл В.Янукович, 41% опрошенных не сформулировали четкого собственного отношения к векторам экономической интеграции страны. Также доли тех, кто не смог определиться с приоритетом экономической интеграции, были больше в 2015-м и 2016 г. Они составляли 56,5 и 50% соответственно. Причиной здесь очевидно будет оккупация Россией Крыма и военная агрессия гибридных российско-террористических войск на Востоке страны, резко повлиявшие на сознание украинского общества в целом и представителей бизнеса, в частности.

Западный вектор экономической интеграции: постепенный рост поддержки

В период с 1998-го по 2017 г. доля сторонников западного, европейского, вектора экономической интеграции среди украинского бизнеса постепенно росла. Так, в 2001 г. она составляла уже четверть опрошенных "Делового мнения", в 2004-м — почти треть, а в 2005 г. более трети респондентов "Делового мнения" считали, что единственным приоритетом экономической интеграции Украины должен быть европейский или западный.

Динамика же благосклонности бизнеса к восточному вектору совершенно другая. Так, в 2001 г. зафиксирован пик тех, кто видел приоритетом экономическое сотрудничество с Россией или странами СНГ, одновременно этот период характеризовался одним из самых низких показателей доли неопределившихся. В 2004 г. впервые за время проведения этого измерения доли сторонников западного и восточного векторов сравнялись — 28,5 и 28,8% опрошенных соответственно. Дальше — больше: в 2005 г. доля сторонников восточного направления впервые была меньше доли сторонников западного —24 и 33% соответственно, а доля неопределившихся, как уже отмечалось выше, была одной из наибольших. То есть политический нарратив Оранжевой революции впервые показал определенную альтернативу сотрудничества со странами бывшего СССР, что сразу сказалось на оценках и ожиданиях представителей бизнеса.

Однако дальнейшие события, а именно — посторанжевый реванш в политической плоскости и благоприятная мировая экономическая конъюнктура, в частности рост цен на продукцию украинской металлургической промышленности, затормозили как реформы в стране, так и изменения общественного дискурса. Поэтому в дальнейшем, в 2006 г., при увеличении числа сторонников европейского вектора экономической интеграции (35% опрошенных) доля сторонников сотрудничества с Россией и странами СНГ (после уменьшения в 2004–2005 гг.) также существенно выросла (37%) и снова превысила долю сторонников западного вектора.

В следующие два года — 2007-й и 2008-й — склонность бизнеса к восточному вектору экономической интеграции продолжила стремительно расти, достигнув показателя 1998 г. — 42 и 43% руководителей предприятий, соответственно, сообщали о желании экономической интеграции исключительно с Россией и странами СНГ. Это происходило за счет уменьшения доли тех, у кого был смешанный взгляд на вопрос экономической интеграции. Доля сторонников западного вектора в этот период претерпела изменения в рамках 5-процентной статистической погрешности.

В 2009 г. снова произошло уменьшение доли сторонников восточного вектора экономической интеграции (хотя так же, как в 2000–2008 гг., статистически недостоверное), наблюдался рост распространенности среди руководителей предприятий смешанного взгляда на приоритеты экономической интеграции Украины, а доля сторонников европейского вектора практически не изменилась — 30% в 2009 г. по сравнению с 32% в 2008-м.

В 2010 г., когда В.Янукович выиграл выборы и вернул себе полномочия согласно Конституции 1996 г., значительно увеличилась доля руководителей предприятий, которые не смогли определиться с приоритетом экономической интеграции страны. Это происходило за счет уменьшения до 31% (с 39% в 2009 г.) доли сторонников исключительно восточного (российского) направления экономической интеграции Украины. Доля сторонников западного вектора существенно не изменилась и составляла 28% опрошенных. Это было очередной поворотной точкой тенденции приверженности к европейскому вектору экономической интеграции среди украинского бизнеса.

Так, в 2011 г. уже 38% опрошенных не видели альтернативы европейскому вектору экономической интеграции, в 2012 г. таких было 39%, а в 2013-м — рекордные на то время 52,4%. То есть в 2013-м впервые за время наблюдений с 1998 г. доля сторонников исключительно европейской экономической интеграции составила более половины респондентов панели исследования "Деловое мнение"! Вместе с тем уменьшилась доля тех, у кого был смешанный взгляд на приоритеты экономической интеграции, а доля сторонников исключительно восточного вектора, снизившись до 25% в 2011-м, в 2012-м и 2013 г. оставалась практически без изменений. Конечно, вклад в такую динамику взглядов внесли разные факторы, например, увеличение положительных сообщений о перспективах экономической интеграции с Европейским Союзом и выгоды от углубленного Соглашения о свободной торговле. Они были важны в информационной и политической повестке дня тогдашней украинской власти и служили, как сейчас уже известно, ширмой для западных партнеров и частью многовекторной политики, практиковавшейся в стране со времен "позднего" Кучмы.

Влияние Революции достоинства на приоритеты экономической интеграции украинского бизнеса: рост определенности

Важно указать, что время проведения опроса в 2013 г. практически совпало с началом Революции достоинства. Толчком к ней было резкое изменение внешнеполитического и внешнеэкономического векторов режимом Януковича, в частности отказ подписать Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом и планы экономического сближения с Россией. В результате на данных опроса "Деловое мнение" видна одна из самых определенных за все время проведения исследования позиций украинского бизнеса относительно векторов экономической интеграции страны — только 24% опрошенных руководителей предприятий не смогли определиться или имели смешанный взгляд (см. рис. 2).

Подобное уже наблюдалось в 2001-м (тогда было 23% неопределившихся) и 2008 г. (25%). Но в 2013 г. сами векторы экономического развития кардинально изменились по сравнению как с 2001-м, так и с 2008-м. Если в 2001 г. доля приверженцев экономической интеграции исключительно с Россией и странами СНГ составляла 52%, а приверженцев исключительно европейской экономической интеграции было только 25%, то в 2013 г., как уже отмечалось выше, уже 52% были приверженцами исключительно европейской интеграции и только 23% не видели альтернативы постсоветской экономической интеграции. То есть Украине понадобилось 12 лет для того, чтобы изменить отношение к вектору экономического сотрудничества страны с внешними партнерами.

Динамика прозападного и пророссийского векторов экономической политики в 2014–2017 гг.

В последующие четыре года на оценки и ожидания украинского бизнеса, как, очевидно, и всего общества, существенное влияние оказывал фактор российской военной агрессии. В частности, доля приверженцев исключительно восточного, т.е. российского плюс страны СНГ, или постсоветского вектора экономической интеграции в 2014 г. сократилась до 5% (с 23% в 2013-м). Это наименьшая доля приверженцев этого направления экономической интеграции за все 19 лет, в течение которых проводятся такие замеры. В последующие годы — 2015-м,
2016-м и 2017-м — наблюдается тенденция к незначительному росту показателя благосклонности к восточному вектору экономической интеграции. Хотя эти изменения статистически недостоверны, т.е. находятся в интервале погрешности для данных, полученных из выборки такого размера, как выборка исследования "Деловое мнение". В частности, в 2015 г. доля приверженцев восточного вектора экономической интеграции составила 8%, в 2016-м — 7, а в 2017 г. — 9%. Отдельно укажем, что в 2017 г. среди этих 9% приверженцев экономической интеграции с Россией и странами СНГ большинство составляют респонденты из пограничной Харьковской области, что свидетельствует в том числе и о трудностях в переориентации экспорта предприятий восточных областей страны. Конечно, влияние собственных политических вкусов и ценностных ориентаций респондентов отбрасывать нельзя, хотя о них и нет данных.

Вместе с существенным снижением благосклонности к экономической интеграции с Россией и странами СНГ в 2014 г. произошел значительный рост числа тех, кто не определился или имеет смешанный взгляд на интеграционные приоритеты. Доля руководителей предприятий, придерживавшихся подобного мнения, выросла с 24% в 2103 г. до 47% в 2014-м. Вместе с тем доля приверженцев исключительно западного вектора экономической интеграции несколько сократилась — с 52% в 2013 г. до 48% в 2014-м (хотя и здесь отмечу, что со статической точки зрения это сокращение находится в пределах погрешности выборки). Но результаты, полученные в 2015-м, свидетельствуют, что в 2014 г. все же наблюдалось определенное начало новых тенденций. В частности, несмотря на проевропейский курс украинской власти после 2014 г., в 2015-м доля руководителей предприятий, считавших приоритетом исключительно западный вектор экономической интеграции, сократилась до 36%, а доля тех, кто не смог определиться или имел смешанный взгляд на приоритеты экономической интеграции, выросла до рекордных (наибольших за все время проведения наблюдений) 56,5% опрошенных. Очевидно, что украинский бизнес вновь оказался в ситуации неопределенности. Но выскажу допущение, что в этот раз ситуация обусловлена абсолютно другими факторами, чем было в предыдущие годы. Прежде всего, это задержка с ратификацией Соглашения об ассоциации со стороны ЕС из-за процедурных моментов, определенное разочарование украинского общества и бизнеса процессами, происходившими внутри ЕС, разочарование от реакции ЕС на военные потери Украины вследствие агрессии со стороны России и т.п.

В 2016 г. доля приверженцев исключительно западного вектора экономической интеграции снова растет до 47%, а доля тех, кто не определился с одним приоритетным вектором интеграции, уменьшается до 46%. Очевидно, дают о себе знать первые результаты действия экономической части Соглашения об ассоциации и специальных преференций со стороны ЕС для украинского бизнеса и другие ожидаемые реакции ЕС на ситуацию в Украине, в частности продолжение экономических санкций против России как страны-агрессора.

В следующем 2017-м наблюдается дальнейший существенный рост благосклонности украинского бизнеса к европейскому вектору экономической интеграции Украины. 61% руководителей предприятий считают, что именно западный вектор должен быть приоритетным в Украине. Этот показатель увеличился на 14 п.п. по сравнению с 2016 г., достигнув своего рекордно высокого значения за все время проведения исследования. Существенен тот факт, что такой рост произошел за счет уменьшения доли тех, кто не смог определиться. Доля респондентов, которые не определились или имели смешанный взгляд на приоритеты экономической интеграции, снизилась с 46% в
2016 г. до 29% в 2017-м. Очевидно, что важным фактором, повлиявшим на отношение бизнеса к векторам интеграции, является как введение безвизового режима со странами ЕС, так и успешный опыт внешнеэкономического сотрудничества с партнерами из стран Евросоюза. Это стало возможным благодаря реализации положений Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом.

Выводы и рекомендации

Результаты наших наблюдений свидетельствуют, что дальнейший положительный опыт экономического сотрудничества с партнерами из ЕС, неизменность политического курса Украины относительно западного вектора развития, успех проевропейских реформ внутри страны, в частности улучшение делового климата, уменьшение возможностей для высокоуровневой коррупции, укрепление демократии и усиление самоуправления, будут способствовать усилению поддержки западного (европейского) вектора интеграции как украинским обществом, так и украинским бизнесом. Вместе с тем внутренние дискуссии и вызовы единству, с которыми столкнулись страны ЕС в последние годы, при определенных условиях могут усилить желание украинского бизнеса искать партнеров вне Евросоюза. Это, скорее, положительный, чем отрицательный факт с точки зрения экономических интересов нашей страны. Вместе с тем российская военная агрессия и оккупация части Украины не будут способствовать восстановлению благосклонности к экономической интеграции с Россией. Но особое внимание надо обратить на бизнес, расположенный в пограничных с Россией областях, который из-за своего географического расположения и предыдущего опыта склонен к экономическим связям с Россией. Здесь необходимо с помощью информационных кампаний углублять осведомленность о том, как найти партнера в странах Европейского Союза, и о тех преимуществах, которые дает экономическое сотрудничество со странами ЕС.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно