Вирляна Ткач: "В опере "Газ" мы стараемся сохранить курбасовское "превращение"

24 мая, 16:28 Распечатать Выпуск №19, 25 мая-31 мая

Уже в июне на сцене Национального театра имени И.Франко — опера "Газ" от формации Nova Opera.

© Евгений Малолетка

Именно спектакль "Газ" был в 1923 году премьерной постановкой Леся Курбаса в Художественном объединении "Березиль". Режиссером нынешнего проекта выступила Вирляна Ткач, которая уже три десятилетия изучает творчество расстрелянного художника.

Как отмечают авторы, этот проект — международный. Уже в сентябре "Газ" будет представлен на фестивале в Вене, далее — в следующем году — в театре La Mama (Нью-Йорк). В опере звучат четыре языка. Кстати, в этом году урбанистической пьесе немецкого драматурга Георга Кайзера исполняется 100 лет. 

Вирляна Ткач, режиссер с украинскими корнями, говорит, что она не чувствует себя американкой, она скорее "ньюйорковчанка". Госпожа Ткач работает в нью-йоркском экспериментальном театре La Mama, при котором с 1990 года у нее собственная студия Yara Arts Group.

 Создателем проекта "Газ" является также очень опытный композиторский дуэт — Роман Григорив и Илья Разумейко. Кстати, они задействованы и в главных ролях. Григорив — дирижер и Сын Миллиардера, владельца завода. Разумейко — Инженер, в спектакле он будет играть на пианино, которое является центральным образом художественной реальности. 

В общем, авторы обозначили оперу как антиутопию. Ее действие строится вокруг истории о взрыве на футуристической фабрике, которая когда-то продуцировала энергию для всего индустриального общества. 

Вирлана Ткач
Вирляна Ткач

— Пани Вирляна, в какой степени вы апеллируете в своей постановке к спектаклю Леся Курбаса от 1923 года? 

— Курбас всегда подчеркивал, что роль режиссера в спектакле главная. Также очень важно — это сбор творческой группы. Вот творческая группа театра "Березиль" собралась и сделала премьерный спектакль — "Газ" по пьесе Георга Кайзера. Но главным в той постановке была не пьеса, а сценические превращения, которые делает именно Курбас. Сам дизайн пьесы весьма абстрактный: видно только, что актеры — это рабочие фабрики, которые начинают работать на разных машинах. Их движения и музыка — это что-то невероятное. 

Курбас создает спектакль через своего сценографа, лицедея, костюмера, музыканта. То есть можно сказать, что все сценическое действо сделал сам Курбас. Его режиссерские понятия трансформируются через всех задействованных в творческом процессе. Я это имела в виду. 

— Почему вас заинтересовала именно эта пьеса Георга Кайзера?

— Прежде всего меня заинтересовала не пьеса, а постановка Курбаса. То, как, собственно, он сделал все свои "превращения". Но мы не хотим это иллюстрировать или воссоздавать, потому что важнейшая часть театра — это аудитория. А наша аудитория из-за течения времени совершенно другая, чем в 1923 году, на которую и ставил свой спектакль Лесь Курбас. Нельзя воссоздать саму постановку Курбаса. Мы можем только знать, что он делал, и какие мысли у него были о своем времени. И это нас вдохновляет!

Поэтому как режиссер я больше склоняюсь к режиссерским понятиям Курбаса, который тесно сотрудничал с актерами. Он понимал, как подходить к актеру, как можно создать образ — именно телом, а не только голосом и эмоцией. Ведь над этой постановкой работал художник Вадим Меллер, который пришел в "Березиль" после работы в "Школе движения" Брониславы Нежинской. А еще — композитор и дирижер симфонического оркестра Анатолий Буцкий. 

— Как вы познакомились с композиторским дуэтом Романа Григорива и Ильи Разумейко? 

— Все началось с выставки в "Мистецькому Арсеналі" — "Курбас: нові світи". Там мы и познакомились. Ранее я видела оперы этого творческого дуэта на Гогольfest. И скажу, что такая музыка меня поражает и вдохновляет. Композиторы попросили, чтобы я им больше рассказала о Курбасе. Они и предложили: "Может, мы бы написали музыку к спектаклю Курбаса "Газ", ведь самой пьесе в 2019-м исполняется 100 лет?". Я только ответила: "Прошу". 

Поэтому у нас все началось с музыки, а не с самой пьесы. И в самой постановке мы стараемся сохранить курбасовское "превращение"… Сначала актеры — это рабочие, потом они становятся машинами, в которых взрывается газ. Считаю это очень интересным превращением действующего лица. 

вирлана Газ_3
Евгений Малолетка

— А как насчет движений, пластики? Актеры формации Nova Opera справляются с этим превращением? 

— К нам приезжает очень известный хореограф из Вены — Симон Майер, который будет работать с нашими оперными артистами. Они открыты для этой новой для себя практики. 

Знаете, я за это не волнуюсь, ведь очень давно работаю в экспериментальном театре, поэтому привыкла начинать работать над постановкой не с самой пьесы, а с другого материала — с музыки, поэзии... Именно так мы лепим наше драматическое действо на сцене. 

— Какой хронометраж будущего спектакля? 

— Сама постановка будет длиться почти час и пятнадцать минут. Но она разбита на три условные части — запуск газа, затем открытие личностей, которые задействованы в спектакле, и третья часть — сама драма, то есть взрыв. 

На сцене задействованы шесть вокалистов, а также действующие лица — Илья и Роман. Сейчас у нас активно идут репетиции спектакли, создаются декорации, где центральным образом художественной реальности является препарированное пианино — как бывший пульт индустриального гиганта, который объединял живое и техногенное в одной системе. 

— То есть сценический инструмент и другие декорации будут в театре Франко уже накануне самого спектакля? 

— Именно так. Большинство репетиций у нас не на сцене театра, а в разных местах, где есть качественный музыкальный инструмент — фортепиано. Артисты формации Nova Opera привыкли к такому режиму — работать на разных сценах. Ведь прежде всего у них музыка, а это совсем иное бытие. 

То есть главный сценический образ — пианино, обитое металлом, — выступает у нас одновременно и музыкальным инструментом, на котором создается музыка, и… газ-пультом… Тем агрегатом, который и создает газ. 

Именно Илья Разумейко в роли Инженера будет играть на этом агрегате. А вот Роман Григорив — не только дирижер с палочкой, он также играет роль Сына Миллиардера, то есть владельца завода, главного менеджера. 

Так что у каждого из создателей нашей оперы есть своя миссия, и это очень органически объединяется — дирижер и руководитель завода, пианист и инженер. 

вирлана Газ
Валерия Ландарь

— Проект "Газ" международный. Какой язык этой оперной постановки? 

— Мы взяли только несколько фраз из самой пьесы Георга Кайзера. Но пьеса, которой уже 100 лет, вдохновила нас, а это главное. Вообще, у нас будет многоязычная постановка — три-четыре языка. В опере есть ранняя поэзия Тычины, которая нам подходит. Это очень важно, чтобы в нашем спектакле был украинский язык. Я много переводила этого поэта. Но это опера, а в ней главное — музыка, которая не требует много текста. Как режиссер, я иду сначала от музыки, а уже потом ищу текст. 

Поэтому мы смотрим вокруг, мы открыты и видим именно наше время, нашу ситуацию. Так, в своей пьесе немецкий драматург Кайзер ставит очень важный вопрос — к чему может привести человечество вся эта техника? Это главный вопрос. И мы должны дать собственные ответы на этот посыл драматурга. Ибо должны говорить одним языком. 

— И каков ваш ответ? К чему может привести вся эта техника? 

— Зритель должен сам найти ответ. Поэтому мы говорим образами, музыкой, светом и сценографией. И благодаря этим средствам наш посыл доходит до зрителя. Наша будущая опера "Газ" — не та, которой надо бояться или как-то к ней готовиться. Ее надо видеть и слушать... То есть быть полностью открытым к нашему действу. 

— Вам комфортно сотрудничать с формацией Nova Opera? Бывают ли у вас как у режиссера споры с композиторами? 

— Скажу лишь, что наша творческая группа все делает вместе. Мы все очень восхищены и материалом, и тем, как он выстраивается в творческом процессе. А я восхищена музыкальной фантазией композиторов, полностью их поддерживаю. Мы все обсуждаем, ведь сама концепция спектакля идет от меня, а музыка — от режиссеров. 

У нас замечательная команда, певцы из разных школ, но они уже долго работают в формации Nova Opera. В спектакле шесть актеров, из них никто не является главным, это люди, создающие тот "газ". 

А что мы вообще знаем о музыке Курбаса в спектакле? Только то, что ее написал Анатолий Буцкий, и там было более пятидесяти симфонических инструментов. И что это звучание было больше, чем завод, больше, чем музыка. Это были невероятные звуки. 

Собственно кульминацию спектакля, то есть минуту взрыва мы делаем также сквозь музыку — из актеров движениями. Поэтому и используем мало текста, невзирая на очень драматические минуты действа. 

вирлана Газ_2
Евгений Малолетка

— То есть в вашей опере будут сохранены новейшие маркеры национального искусства, которые утверждал сам Курбас? 

     — Я не хочу кому-то что-то показывать на пальцах. Думаю, что курбасовские вещи почувствует тот зритель, который что-то знает о самом режиссере. Курбас в каждой своей постановке создавал собственный мир, это совершенно другие понятия о модели действительности. Здесь абсолютно противоположный подход, чем у Станиславского, который хотел лишь воссоздать реальность. 

Поэтому сценические средства Курбаса апеллируют к тому, что зритель начинает смотреть на свою собственную жизнь иным образом. Это прослеживается во всех спектаклях режиссера — "Газ", "Джимми Хиггинс", "Макбет". 

А когда Курбас переезжает в Харьков, то чувствует, что надо делать новую урбанистическую культуру Украины. И это уже совершенно другая задача. 

— Сейчас разные театры активно используют интерактивность в своих постановках. Как в вашей будущей опере, вы будете пользоваться этими средствами? 

— Для нас это не главное. В нашей опере достаточно и музыки, и сценографии. Именно движение актеров, о котором много говорил Курбас, и будет главным визуальным рядом. Для меня главное в спектакле — чтобы оперные актеры ощутили новый образ драмы, именно оперной драмы. Все актеры этого коллектива открыты к экспериментам, они поют непростую и непривычную музыку, но я, собственно, с такой музыкой выросла. Мне она понятна и довольно родная. 

— Вы можете сравнить актеров из Нью-Йорка с певцами формации Nova Opera?

— А в нашем театре в Нью-Йорке вообще нет труппы, это главное. Мы работаем по контракту. То есть всегда новые актеры. В Yara Arts Group уже работало около трехсот актеров. Но любимые, лучшие художники ко мне всегда возвращаются, и я делаю с ними много спектаклей. 

А свой первый спектакль о Курбасе я сделала еще в начале 1990-х в Нью-Йорке, и нас пригласили с ним в Киев. Это был спектакль о мечтах молодых актеров. Постановка родилась довольно случайно, потому что у меня была группа молодых актеров, с которыми хотела что-то делать. Помню, актеры сразу увлеклись моей идеей. Я же их попросила: "А напишите что-то о ваших мечтах...". Через два дня они принесли мне свои заметки. И то было суперинтересно! Потому что писали они то же самое, что и актеры Курбаса из театра "Березиль" 100 лет назад. И главный их посыл — не создавать какого-либо стандарта в театре. Поэтому я тоже — абсолютно против стандартного театра! 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно