Правда и "Миф": Василий Слипак глазами брата

15 декабря, 2018, 18:02 Распечатать Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря

20 декабря исполнилось бы 44 года со дня рождения Василия Слипака — всемирно известного украинского оперного певца, солиста Парижской национальной оперы. 

© Wassyl Slipak Foundation

Он погиб во время боевых действий на востоке Украины 29 июня 2016-го — от пули снайпера. Именно 20 декабря в Большом зале Национальной музыкальной академии Украины, который носит имя Героя Украины Василия Слипака, и состоится вечер памяти незабываемого мастера. О его творческих взлетах и жизненных ориентирах, о детских годах и парижском периоде в интервью рассказал брат певца Орест Слипак. 

Брат Василия Слипака — Орест Ярославович — по специальности врач-кардиолог. Почти 20 лет живет в Киеве. Долгое время работал врачом, а также на разных менеджерских должностях в фармакологическом бизнесе. Теперь говорит, что, в связи с последними событиями, больше чувствует себя культурным менеджером, ведь занимается всеми проектами, к которым был и остается причастным его родной брат. 

— Орест Ярославович, понимая сложность темы, связанной с Василием, первый вопрос, возможно, немного общий, лирический: каким он был в своей семье, каким он был в своей профессии, каким именно вы чаще всего его вспоминаете? 

— Для меня он и самый близкий человек, и самый близкий товарищ. Кроме того, что Василий — мой родной брат. Мы часто общались, очень часто виделись, я часто бывал во Франции на его оперных премьерах. 

Да и росли мы вместе. Он на шесть лет младше меня. 

О себе говорю, что я слушатель, поскольку почти всю жизнь слушаю его музыку. Сам я никогда музыкой не занимался, однако я любитель классической музыки. 

А Василий? Знаете, он всегда был не таким, как все. Это в нем проявлялось еще с детства. Он всегда как-то по-особенному и одевался, и общался. Даже делал какую-то особую прическу. 

Недавно я был во Львове, встречался с его друзьями, и все они говорили, что Василий всегда чем-то отличался от других. Хотя на самом деле был скромным, деликатным, интеллигентным. 

Никто не помнит, чтобы кто-нибудь его в школе обижал или случались какие-то скандалы, связанные с ним. Он всегда был спокойным, уравновешенным, но вместе с тем — и особенным. 

Я всегда был его менеджером, хотел, чтобы он где-то учился, пел в хоре. Потом, когда нужно было ехать за рубеж (а тогда это было довольно сложно), я помогал оформлять визу, покупать билеты, ходил по организациям, писал какие-то письма. 

Мне очень хотелось, чтобы талант брата реализовался. 

Меня, например, поразило то, что еще во время учебы в консерватории у него все было по плану: изучал языки, регулярно вел дневник, все записывал. То есть был системным. И к тому же он всегда спокойно относился к своему успеху. 

Когда приехал в столичную консерваторию, то пленил весь художественный Киев. Позже у него были концерты в больших залах, во Дворце "Украина". Был известный проект "Классик-Премьер", когда он выступал с Национальным оркестром под управлением Владимира Сиренко. 

василь слипак_4
Wassyl Slipak Foundation

Сейчас многие люди вспоминают, что молодой парень, приехавший из Львовской консерватории, сразу же вошел в контакт со всеми известными преподавателями и исполнителями. Ему доверяли свои премьерные произведения такие известные композиторы, как Игорь Щербаков. Василий также выступал с дирижером Игорем Андриевским, который его очень ценил. Не говоря уж о певцах, разбросанных по всему миру, — у него со всеми были хорошие, творческие отношения.

Когда я впервые приехал к Василию в Париж и увидел его там, то удивился... Он — молодой певец, а складывалось впечатление, что он просто родился для Франции, ему было там вполне комфортно. 

Некоторые люди десятки лет живут в эмиграции и не могут привыкнуть, а он вошел в Европу как в родительский дом. Помню, он сказал мне тогда, что, дескать, я довольно странно одет, и мы пошли в магазин, он купил мне новую одежду. То есть он легко адаптировался к западному миру. 

— Между ним и коллегами чувствовалась конкуренция? 

— Возможно, это была недостаток Василия, но, мне кажется, он вообще не думал о карьере. У него не было звездной болезни. Он пел и радовался этому. 

Я часто посещал его премьеры в Париже, в Гранд-Опера. Однажды за кулисами видел Пласидо Доминго, который выступал в одном спектакле с Василием. И брат довольно спокойно к этому относился — это была его робота.

На премьере оперы "Война и мир" Сергея Прокофьева в Париже выступал народный артист Украины Анатолий Кочерга — также вместе с Василием. И он так же, уважая выдающегося коллегу, воспринимал их сотрудничество мудро, достойно. 

То есть Василий довольно спокойно относился к успеху, даже когда побеждал в конкурсах. 

Вот я гордился им, а он был спокойным. Хотя ему очень нравилось то, что он делает. И вообще, в том, что делал, он был гениальным: например, очень быстро разучивал сложные оперные партии. И ему слишком легко все это давалось. 

— Орест Ярославович, в вашей семье кто-то профессионально занимался вокалом? 

— Наши родители пели, преимущественно дома. А вот у нашего деда, маминого отца, был уникальный голос. Об этом говорят все, кто его знал. Возможно, гены передались через поколение? 

Особенность голоса Василия еще и в том, что сначала он пел детским высоким голосом, который потом трансформировался в контратенор — самый высокий мужской голос. 

Уже позже, когда он поступал в консерваторию, оказалось, что у него есть и бас-баритон, это самый низкий голос. 

У Василия вообще большой диапазон голоса. Помню, когда-то по этому поводу было много встреч с разными специалистами, и никто не знал, что с его голосом делать! 

Первым его учителем был руководитель "Дударика", покойный Николай Кацал. А во Львовскую консерваторию его взяла Мария Байко, которая совершила просто героический поступок, сказав, что возьмется за голос Василия, поскольку в Украине утрачена школа высоких мужских голосов. 

Орест Слипак с Марией Байко
Александр Данилов

Тогда все склонялись к тому, что брату нужно ехать за границу. Но Мария Яковлевна Байко взялась за него — вела два его голоса. 

Сейчас ей под 90 лет, она часто вспоминает Василия. Она говорит, что его голос для нее — это особый творческий и жизненный опыт. 

А уже когда он поехал на конкурс во Францию и там победил, то за рубежом встретил и лучших французских педагогов. Там школа для вокалистов более развита. 

Повторяю, это очень большая редкость, когда в одном вокалисте соединяются две характеристики голоса — контратенор и бас-баритон. Это уникальный случай! 

Но высокий мужской голос коммерчески не является интересным, для него нужен весьма специфический репертуар. Хотя теперь он звучит чаще, даже в классических постановках. Поэтому Василий больше пел как бас-баритон. Тем не менее сохранились отдельные записи, где в концертах он поет одновременно и высоким, и низким голосом.

— Итак, если вернуться к предыдущему вопросу: ваши родители, очевидно, прямо не влияли на профессиональный выбор вашего брата? 

— Наши родители — инженерная прослойка социума, они работали на производстве. Причем почти вся наша семья работала на стеклопроизводстве. Наш дядя создавал во Львове первую лабораторию художественного стекла. Отец работал на изоляторном заводе, а мама — на заводе, изготовлявшем промышленное стекло. Тогда это было мощное производство. Теперь все разрушено. 

Я удивляюсь, почему, имея такие мощности, за довольно короткое время все уничтожили, и такое же стекло мы теперь завозим из-за рубежа...

— Где сейчас живут родители? 

— Родители живут в Италии. Они переехали туда 15 лет назад. Но часто приезжают во Львов. Они в свое время поехали в Европу как заробитчане. И была версия, что Василий купил им там жилье. 

Но он ничего не покупал... Все деньги, которые у него были, Василий потратил на фронт... Все его счета вычищены до нуля... Ничего не осталось. За три года брат отдал фронту все свои сбережения. Об этом мы узнали уже после его смерти.

Я лично заинтересован в том, чтобы родители оставались в Италии, поскольку там высокий уровень медицины, там хороший климат, качественные продукты. У них есть своя община. 

А здесь, у нас, им было бы довольно трудно, поскольку наши люди не совсем понимают их боль, когда начинают общаться на тему Василия. Как только родители пойдут на кладбище, это заканчивается больницей... Поэтому, наверное, мне и лучше, когда они там, в Италии. 

Для них гибель сына — трагедия. Но им было важно, что их сына наградили Звездой Героя посмертно. Это официальное признание. А я не ходил на эту церемонию... Не мог... 

— Все-таки кто больше всего способствовал формированию гражданских и творческих приоритетов Василия Слипака?

— Семья. Еще во времена СССР всегда было две правды. Одна — на улице и в школе, а другая — дома. Мы знали, о чем можно говорить на улице, а о чем — дома. В нашем доме культивировались вещи, тесно связанные с историей Украины. Нас воспитывали в проукраинском духе. 

Василий с детства был очарован музыкой. Он этим миром жил, был очень активен, когда началось возрождение украинского государства — принимал участие в разных акциях. 

Школьником он пел в "Дударике", а это постоянные гастроли. В школе его видели довольно редко. Я даже не знаю, как он эти оценки получал. 

А позже — большие туры по городам Украины, а также — Канада, Америка, Европа... 

В "Дударике" он исполнял сольные партии. Сохранились фото, где он выступает с Дмитрием Гнатюком, Ниной Матвиенко, другими выдающимися исполнителями. То есть даже во времена СССР он был в прогрессивной украинской художественной среде. 

Он пришел в "Дударик" довольно поздно — девятилетним. Руководитель коллектива Николай Кацал тогда сказал: "Хорошо, я тебя беру. Но у тебя мало времени — ты должен за месяц включиться в работу". 

И он включился! Очень много работал. Начал исполнять сольные номера. Тогда для школьника то была очень напряженная концертная жизнь. А во Львове группа "Дударик" считалась суперэлитарным, закрытым кругом, чем-то чрезвычайным. Поэтому на Василия еще в детстве все смотрели с большим уважением. 

василь слипак_2
Wassyl Slipak Foundation

— Вы часто посещали его концерты, оперные спектакли — в Украине, в Европе?

— Да, часто. Я бывал на многих его концертах, причем с разной аудиторией — от 300 человек до нескольких тысяч.

И при любом количестве людей ему всегда удавалось держать зал своей энергетикой. Где бы он ни появлялся, всегда оказывался в центре внимания.

Он был энергичным, у него была особая артистическая харизма.

Даже если пел не главную партию, все равно оставался в центре сценического действия.

Вот сейчас я часто общаюсь с французскими певцами, которые с ним выступали, и они говорят: "Если Василий участвовал в постановке, его всегда было "много" на сцене. И для партнеров это всегда вызов — нелегко держать уровень Василия".

— Его любимые оперы?

— "Кармен", "Фауст"... В общем, очень много всемирно известных опер.

— Все ли записи Василия опубликованы? Возможно, существует неизвестный музыкальный архив Василия Слипака?

— У нас много его записей. Но все они на разных носителях. Сейчас пытаемся их упорядочить. Эти записи требуют редактирования, оцифровки. Вскоре люди смогут услышать еще больше выступлений Василия Слипака.

Один диск с его основными ариями мы уже выпустили. Во Львове, в Историческом музее есть архив, где мы все собираем: уже перевезли туда многие вещи из его дома.

Хотим, чтобы это было научно-исследовательской работой.

Сейчас встречаюсь со многими учеными. Хочу, чтобы у них была возможность поехать во Францию, поработать в архивах. Чтобы это были люди, заинтересованные именно в исследовательской работе, связанной с его творчеством. Потому что все это требует системного изучения. Ведь Василий и в операх пел, и исполнял многие ораторные произведения. Были как классические проекты, так и современные. То есть он чувствовал себя органично в разных творческих ипостасях, был артистичным. Занимался танцами. Был крепким. Все ему давалось легко. И я никогда не слышал, чтобы он уставал или страдал от длительных репетиций.

василь слипак_6
Wassyl Slipak Foundation

— А какие у вас ощущения возникали уже в зале, когда на сцене появлялся родной брат?

— Когда, например, был в Опере Бастилии, а на сцене — брат, прежде всего ощущал гордость за него, за Украину.

Наверное, были у него и критики. Но я таких не знаю... Все его выступления были аншлаговыми, а многие международные конкурсы, в которых он побеждал, свидетельствуют о его профессионализме и одаренности.

Люди говорили, что мой брат — счастливчик...

Знаете, если люди идут к чему-то высокому и значительному, прилагая большие усилия, строят карьеру, то они очень трепетно ​​относятся к своему успеху. Василий же все принимал легко, спокойно, естественно и с достоинством. Даже когда начал активно заниматься волонтерской работой и ездить на фронт, все равно с его карьерой все было в порядке. Даже наблюдать за этим было странно — фронт, опера, европейская сцена ...

— Когда вам стало известно о решении Василия ехать на Восток, защищать родину? Советовался он с вами?

— Он не говорил — ни родителям, ни мне, — что на самом деле делает на фронте. Мы вообще не знали, что он воюет по-настоящему. Говорил, что едет помогать.

Он всегда останавливался в Киеве перед очередной поездкой на Восток. Не признавался, что берет в руки оружие. Говорил, что организовывает концерты, помогает по волонтерской линии. Но о том, что он трижды бывал на фронте и воевал, — этого мы не знали.

Он вообще был таким человеком, который находил общий язык с каждым, с кем сводила судьба. Умел чувствовать людей. Об этом свидетельствует и круг его общения.

Я, например, думал, что во Франции он общался только в музыкальной среде. А оказалось, что брат был знаком с разными людьми — с научной элитой, профессурой, дипломатами, членами украинских организаций.

Василий знал, какую тему надо обсуждать с тем или иным человеком.

Поэтому он и решил, что проблема войны — только его проблема. Знали об этом только те люди, с которыми он воевал.

— Какие мечты — творческие, жизненные — лелеял ваш брат? На эту тему у вас были разговоры?

— Его мечты довольно обычные, понятные — жениться, иметь собственную семью. Мечтал сыграть свадьбу в Карпатах.

Потом все это трансформировалось, когда уже начались боевые действия: им полностью овладели темы войны, защиты Украины. Он весь был в этом. И это была единственная тема, на которую он говорил в последнее время.

Еще раньше, когда он постоянно жил в Европе, общался по телефону с разными людьми, в основном по-французски. Но уже в последний год его жизни я замечал, что и по телефону он почти всегда говорит по-украински.

василь слипак_3
Wassyl Slipak Foundation

— Как вы думаете, насколько идеалистично воспринимал Василий все то, что происходило в Украине сразу после Евромайдана?

— Его трудно назвать идеалистом. Но он был романтиком. Даже не знаю, что бы он сказал, если бы сейчас посмотрел на Украину — через два года после своего ухода в мир иной...

Был бы он идеалистом или нет? Наверное, оценка Василия не всегда была точной, хотя его трудно назвать наивным, поскольку он хорошо разбирался в людях. Просто у него было обостренное чувство справедливости.

Когда он видел несправедливость или какие-то нечистые вещи, то старался не иметь с этим ничего общего. Во время своих поездок на фронт Василий каждый раз был в разных подразделениях... В силу обстоятельств, до сих пор мне не известных.

Между поездками на фронт он пел на сцене. И с 2014 года жил на две страны. Погиб в июне 2016-го... А еще в мае того же года у него был большой концерт в Париже...

— Он, человек культуры, быстро находил общий язык с военными на Востоке?

— Он вообще-то не очень хотел об этом рассказывать. Но знаю, что на фронте было не все просто. Думаю, оценить эту войну с исторической перспективы можно будет только лет через пятьдесят. Делать это сейчас — неблагодарное занятие. Для меня военная часть жизни Василия очень болезненная...

Мы сейчас создаем исследовательскую группу, которая планово изучала бы именно эти вещи. Вначале хотим изучить его творческое наследие, а затем — вопрос его участия в военных операциях.

Василий был бескомпромиссным. Наверное, потому и возникали некоторые вопросы. Он не терпел лжи, очень остро к этому относился.

Музыкальная среда также довольно непростая, особенно в Европе. И в карьере Василия бывали разные периоды: то меньше контрактов, тем больше. Но 40–45 лет — это расцвет оперного исполнителя. И у него все очень хорошо шло.

Но так сложилось, что в жизни моего брата вначале была только музыка, а затем он встал на защиту Украины.

Хотя он не терпел пафоса. На него сильно повлияли уже первые поездки на фронт, знакомство с разными людьми. Многие из его побратимов тогда и погибли...

И вот сам факт гибели близких людей, которых он лично знал, и был каким-то ключевым стимулом для того, чтобы посвятить свое время боевой миссии.

И в Париже он постоянно проводил акции в поддержку Украины, собирал вокруг себя людей.

Я и сам сейчас часто езжу с фильмом "Миф" по разным странам — и почти в каждом городе встречаю людей, которые общались с Василием, делали с ним проекты, акции в поддержку Украины.

— Кстати, как вы восприняли фильм "Миф" режиссеров Леонида Кантера и Ивана Ясния?

— Мы работали над фильмом почти полтора года. Это мастерская работа. Как сценарный ход использована основа произведения Джанни Родари о волшебном голосе Джельсомино. Считаю, что благодаря авторам фильма — Ивану Яснию и Леониду Кантеру — за час можно узнать, кто такой Василий, можно принять его образ, можно услышать его пение. Фильм был в прокате. Были успешные фестивали, премьеры во многих странах — в США, Канаде, Франции, Италии, Польше, Германии, Бельгии. В Украине 20 декабря состоится телепремьера "Мифа" на IСТV.

— Орест, ваше мнение, а возможно и версии, о трагедии режиссера "Мифа" Леонида Кантера, который покончил с собой, — и это стало шоком для всех...

— Это очень тяжелый вопрос. Мы работали с ним над фильмом довольно тесно, часто встречались. Леонид был захвачен этим проектом. Вместе ездили на показы в США, Канаду. Затем должны были встретиться на премьере в Париже. И буквально за день до этого узнаем, что Леонида больше нет...

Я не понимаю, почему так произошло. Во время общения он всегда излучал оптимизм, не было даже намека на депрессию. В нем пульсировали новые идеи, планы на будущее, он всегда об этом говорил. Он был человеком, который смотрел вперед, а не назад.

Поэтому его смерть — неожиданность и шок. Поэтому мне трудно все это объяснить. Хотя никого не надо судить, каждый выбирает свою судьбу...

— Где и при каких обстоятельствах вас застала страшная весть о гибели брата?

— За день до трагедии я был в командировке в Одессе. Поздно прилетел в Киев. А уже утром открыл FB — и увидел тот пост... Потом об этом посте сообщили маме... И она тут же попала в больницу...

Это же неправильно — вот так "постить" в FB информацию о гибели сына или отца. Знаю, что в Израиле есть специальная служба: три человека приходят домой, сообщают родственникам о трагедии и сразу оказывают им психологическую помощь.

Я бы никому не пожелал узнать из FB о гибели близкого человека.

В той ситуации нам очень помогла Яна Зинкевич, которая занималась Василием. Потом она же улаживала формальности с документами. Она постоянно мне звонила, говорила, что надо делать.

Уже прошло два с половиной года...

И только сейчас глаза начинают открываться...

Но сказать, что становится "легче", — я не могу.

Не могу также сказать, что принял смерть Василия — для меня это очень тяжелая история. И в голове возникает множество вопросов, на которые до сих пор не находятся ответы.

Прежде всего вопрос: можно ли было избежать трагедии? И есть две правды. Теперь я это понимаю. Василий — герой для людей, знавших его. Для меня он тоже герой. Но есть и личная утрата — брата, сына. И эти две правды иногда трудно свести вместе. Некоторые люди это понимают, а некоторые — нет.

василь слипак_5
Wassyl Slipak Foundation

— С кем из мировых оперных исполнителей Василий дружил, был единомышленником?

— У Василия в оперном мире было много друзей. Он был современным, открытым для общения. Имел склонность и способности к изучению языков. Свободно владел английским, французским, испанским, итальянским, немецким, польским. У него слух уникальный. Я сам овладел английским и французским с большими усилиями. А он в любой компании, особенно за рубежом, со всеми мог общаться. Это какой-то особый талант к языкам. Свободно говорил, свободно писал. Из украинских оперных исполнителей, точно знаю, дружил с Сергеем Магерой, с Зоряной Кушплер учились вместе. С Ольгой Пасечник было творческое общение.

— Понимаю, что это довольно щекотливый вопрос — о его любимой...

— Официальной жены у него не было. Но каждый раз он влюблялся "на всю жизнь". Знаю многих женщин и девушек, в которых Василий был влюблен. Об этом можно написать книгу! В любви он был суперромантиком.

Вот и на премьере фильма "Миф" во Флориде ко мне подошла девушка с большим букетом и говорит: "Я Полина Войневич..." А я помню ее еще из консерватории, у них с Василием был роман.

Все девушки о нем очень тепло отзываются. Он и в этом был особенным, отдавал любимой женщине все: у него была полная идеализация образа.

Когда он три года жил во Франции, у него там была любимая француженка, оперная певица. Однажды он на несколько недель приехал во Львов. Тогда еще не был активно развит Интернет, практиковались больше факсы. И Василий купил факс-машину и три недели писал по-французски письма своей возлюбленной. Эти "переговоры" с Францией потом довольно дорого обошлись родителям. Это была гора факсов!

— Как-то раз вы сказали, что настоящего Василия никто не знал…

— Я говорил, что в разной среде он, соответственно, и вел себя по-разному. Волонтеры — это одна группа людей. С ними у него были проекты — "Украинское братство", "Пересекая Европу". Эти организации профессионально помогают фронту и детям погибших, приглашают их на оздоровление в Париж.

Плюс еще одна организация — "Оперные певцы для детей", она также заботится о детях погибших воинов.

Василий и его друзья организовали много концертов в поддержку детей погибших бойцов. Эта организация действует и по сей день, передает крупные суммы детям-сиротам.

Ему удавалось начинать разные проекты на интуитивном уровне, он даже не все до конца осознавал.

В 2019-м будет 20 лет с тех пор, как в Европе записали оперу Дмитрия Бортнянского "Алкид". И я знал, что Василий причастен к этому. Василий рассказал о Бортнянском директору одного фестиваля. Затем дал ему партитуру, переписанную от руки. Нашли финансы, привезли во Львов в студию звукозаписи оркестр, хор. И впервые выпустили диск во Франции для европейской публики. Василий мотивировал это делать.

Вот так легко Василий все организовал.

И, что интересно, о выпуске этого диска была публикация в The New York Times, в июльском номере за 1999 год. Думаю, Василий об этом не знал. Ему удавалось запускать процессы, возможно, не всегда осознавая, что он делает. Посеял много вещей, которые сегодня дают плоды.

— Орест, ваше мнение по поводу войны на востоке Украины, — как долго все это будет продолжаться?

— А давайте встретимся через двадцать лет и об этом поговорим. Мнение есть, но, думаю, лишь со временем можно будет проверить, верное оно или ошибочное.

На каждом уровне есть люди более информированные. На уровне обывателя — одно, на уровне принятия каких-либо решений — совсем другое.

У меня есть только ощущение, что беда с коррупцией съедает Украину со всех сторон.

Раньше думали, что коррупция процветает только на высоком уровне, но в Украине 90% людей имеют дело с коррупцией. Это такой образ жизни.

Вот и имя Василия сейчас хотят перетянуть к себе то одни, то другие силы. Но мне это неинтересно. Поэтому стараюсь сохранять политический нейтралитет и не впадать в общественный психоз.

* * *

20 декабря, в день рождения Василия Слипака, в Большом зале Национальной музыкальной академии Украины, которая носит имя Героя Украины, состоится мероприятие "Миф. Вечер памяти Василия Слипака". Звезды французской, польской и украинской опер, лауреаты всеукраинского конкурса молодых вокалистов имени В. Слипака, хор Киевского муниципального академического театра оперы и балета для детей и юношества, другие коллективы и исполнители станут участниками этого вечера. Идея мероприятия принадлежит волонтерам ОС "Музыкальный батальон" и БФ The Wassyl Slipak Foundation. Среди солистов — Мария Березовская, Юрий Шевчук, Александр Дяченко, Руслана Лоцман, Василий Нечепа, Андрей Романенко. Из Франции на концерт прилетит Гийом Дюссо, а из Польши — Гоша Ковалинская, дружившие с украинским певцом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №2, 19 января-25 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно