Можно ли предать театр?

17 мая, 16:30 Распечатать Выпуск №18, 18 мая-24 мая

Один из старейших музыкальных театров — Харьковская Национальная опера (СХІД OPERA) — пребывает в разрозненном состоянии. 

© kh.vgorode.ua

Не так давно появилась тревожная информация о том, что театр может остаться без здания. 

Оказывается, СХІД OPERA — единственная Национальная опера в Украине (а их насчитывается всего четыре), у которой раздроблен единый имущественный комплекс. Сейчас театр находится под юрисдикцией Министерства культуры Украины — в сфере государственной собственности. Однако, несмотря на это, некоторые помещения (около 14 тыс. кв.м) с 2012-го находится в собственности коммунальной, часть из которых уже приватизированы. Естественно, еще тогда это повлекло за собой множество разных проблем, в том числе и творческого характера — ухудшение репетиционного процесса, показ спектаклей, поставленных для малой сцены… 

Руководство театра акцентирует внимание на том, что "театр для полноценной работы крайне нуждается в восстановлении целостного имущественного комплекса, ведь ХНАТОБ — это такой объект, содержать который сегодня под силу только государственному бюджету". 

Но какова ситуация непосредственно сейчас касательно "квартирного вопроса" театра? На данный момент профильные комиссии Харьковской облрады рекомендуют облраде полностью перевести помещение оперы в коммунальную собственность. Но подобной практики не наблюдается ни в одном национальном оперном театре Украины. Поскольку повсюду и здание, и труппа финансируются из одного источника. Словом, ситуация сложная, руководство коллектива говорит, что в данное время театр "живет как на вулкане". 

Чтобы понять все перипетии сложившихся проблем, ситуацию для ZN.UA разъясняет первый заместитель генерального директора ХНАТОБ Игорь Тулузов:

ХНАТОБ Тулузов
ХНАТОБ / СХІД OPERA

— Еще в 2010-м театр получил статус национального, но оставался на балансе областной власти, которая не могла обеспечить его содержание, не говоря уж о развитии. Наконец, в 2012 году вышло распоряжение Кабинета министров о передаче целостного имущественного комплекса театра из областной коммунальной собственности в государственную. 

Однако облрада тогда выполнила распоряжение не полностью, оставив в своем управлении значительную долю площадей (часть из них на сегодня приватизирована) и таким образом раздробив целостный имущественный комплекс театра. 

— Какого рода в связи с этим возникли проблемы для театра? 

— Это и серьезное усложнение задачи по обеспечению безопасности здания, и вопрос развития инженерных коммуникаций, и проведения ремонтных работ. 

Но самое главное — проблемы, связанные с творческим процессом, поскольку у нас отобрали малую сцену, а она изначально задумывалась как репетиционная площадка. 

Поэтому мы постоянно твердим, что нужно завершить процесс, предписанный министерством, и отдать эту, важную для театра, оставшуюся в управлении облрады часть, в собственность государства. 

И вот в феврале достаточно неожиданно облрада сделал попытку все поставить с ног на голову. На сессию был вынесен проект решения, которым предлагалось запустить обратный процесс, т.е. передачу здания из государственной собственности в областную коммунальную. 

Таким образом, возникла реальная угроза, что Национальный театр останется в ведении государства, а само здание перейдет в управление облрады, что заложило бы острейший конфликт интересов на годы вперед и однозначно привело бы к уничтожению Национальной оперы в Харькове. 

К счастью, такой проект решения не прошел.

— Кто тогда помог вам лоббировать интересы театра? 

— Здесь, безусловно, сыграла свою роль позиция нашего управляющего органа — Министерства культуры Украины. Депутаты получили письмо министра Евгения Нищука, который призвал выполнить решение Кабмина. Минкульт нас поддерживает, но чтобы решить вопрос собственности, видимо, должны включиться какие-то другие рычаги уже на уровне правительства. Сейчас ситуация подвешена, и требуется активность государственных органов власти, чтобы, наконец, решить вопрос собственности на здание.

Хочу подчеркнуть, что подобной ситуации нет ни в одном национальном оперном театре Украины. Везде и здание, и труппа финансируются из одного источника, иначе и быть не может.

— Что сегодня в себя включает целостный имущественный комплекс театра? За какие лакомые куски на данном этапе идет борьба? И кто на них претендует непосредственно? 

— Вы знаете, из-за этой чехарды с собственностью мы живем как на вулкане. Мы не знаем, откуда прилетит очередной "сюрприз". Например, недавний вопиющий случай: мы были вынуждены отменить спектакль из-за того, что школа Гришко (а это один из новых арендаторов от облрады) перекрыла пути пожарной эвакуации со сцены. 

ХНАТОБ_1
ХНАТОБ / СХІД OPERA

Ведь здание театра изначально проектировалась именно как целостный автономный комплекс с завершенным циклом производства. В нашем случае единственная цель — создание и публичное исполнение театрального продукта. Это значит, что буквально все помещения в здании имеют свое целевое назначение в обеспечении жизнедеятельности театра. Поэтому "лакомые куски" — это на самом деле миф. 

Понятно, что здание в самом центре города может показаться кому-то привлекательным для мелкого дерибана. Но на самом деле все эти помещения практически невозможно использовать вне контекста театра, не в целях театра. 

Поэтому театр для полноценной работы крайне нуждается в восстановлении целостного имущественного комплекса. Сейчас нужно сделать хотя бы то, что реально возможно, — вернуть в оборот театра ту часть, которая остается в управлении облрады.

— Существовала ли в принципе в Украине вообще подобная практика, когда местные и государственные власти таким вот образом поставили под удар работу и жизнедеятельность театра? 

— Думаю, нет. По крайней мере, я ни о чем подобном не слышал. Наоборот, для любой власти в любом городе поддержка своих театров — дело чести. А тут речь вообще идет о национальном театре оперы и балета, каких в Украине насчитывается всего четыре! В любой стране о таких театрах заботятся, их поддерживают изо всех сил, ведь это настоящее национальное достояние. Мы бы хотели верить, что все это просто временное помутнение и ошибка. Но чтобы поверить в это окончательно, нужны подтверждающие действия со стороны областной власти.

— Если говорить об общем состоянии театра — о потребности в ремонтных работах, реставрационных — как здесь обстоят дела? В какой степени помогали вам местные и столичные власти именно в этом — в обновлении, ремонте? 

— Состояние здания — особый разговор. Пока театр находился в областном управлении, он вообще никак не ремонтировался. И только после перехода большей части здания в госсобственность мы, наконец, смогли начать капитальный ремонт. 

Был утвержден большой инвестиционный проект, и Минкульт стабильно его финансирует. Благодаря чему в прошлом году началась реконструкция крыши, утепление фасадов, замена холодных оконных конструкций энергосберегающими стеклопакетами. Только на капитальный ремонт крыши и витражей государство выделило в прошлом году более 35 млн грн. И еще необходимо, как минимум, 200 млн грн на первоочередные ремонтные задачи. Заметьте, что весь бюджет на культуру в Харьковской области в прошлом году составил 98 млн. Поэтому ХНАТОБ — это такой объект, содержать который сегодня под силу только государственному бюджету!

— Допустим, если дело не сдвинется с мертвой точки, возможны ли судебные тяжбы с целью сохранить театр как единый комплекс? 

— Мы надеемся, что здравый смысл все-таки победит и единственно верное решение о передаче государству всех составных частей целостного имущественного комплекса будет принято. Что касается судебных тяжб, то у нас может не остаться другого выхода, ведь наш театр — это государственное предприятие, и мы должны использовать все возможные способы по защите его прав и законных интересов. Хочется верить, что до этого не дойдет, ведь развитие Национального театра оперы и балета имени Н.В. Лысенко должно быть общей целью и для государства в целом, и для региона.

ХНАТОБ_2
ХНАТОБ / СХІД OPERA

— Отражаются ли подобные перипетии на посещаемости театра? Как реагируют ваши почитатели на этот скандал? 

— Знаете, как раз этого мы очень опасаемся. Потому что Харьковская опера сейчас на невиданном за все годы независимости подъеме. За последние четыре года наша посещаемость выросла в 4 раза! Зритель начинает постепенно привыкать к аншлагам. Вы представляете, что такое зал на 1500 мест, в котором на балетном или оперном спектакле нет ни одного свободного места?! В этом сезоне мы уже сыграли целый ряд таких вот аншлаговых спектаклей. Но начиная с февраля мы, безусловно, чувствуем обеспокоенность зрителя теми событиями, в которые втянули наш театр. Реакция на нашей странице в Facebook говорит о том, что зрители следят за ситуацией и что они встревожены.

— Недавно в СМИ была информация о запуске оперного проекта, который посвящен известному историческому лицу Вышиваному (композитор Алла Загайкевич, режиссер — Ростислав Держипильский). Продолжается ли работа над этим проектом, и не скажется ли на нем ситуация со зданием? 

— Отлично, что мы оторвались, наконец, от проблемной части, ведь гораздо интереснее рассказывать о нашей творческой жизни. Конечно, работа над этим проектом продолжается, премьера готовится на конец календарного года, и все наши планы мы будем выполнять. Мы вообще очень активно работаем над обновлением репертуара. В прошлом сезоне у нас было 8 премьер. В этом уже выпустили три новых спектакля и готовим четвертый. А с постановкой о Вышиваном у нас связаны, безусловно, особые ожидания. Надеемся, что этот проект со столь звездной командой станет настоящей новой вехой не только для нас, но и для всей украинской культуры. 

— Руководитель Львовской оперы Василий Вовкун пытается ограничить в зале своего театра выступления артистов эстрады, рока, предполагая особую акустику, собственно говоря, сохранность здания. Как на эту тему смотрите вы? Часто ли сегодня в вашем театре выступают представители неоперного жанра? 

— У нас нет опасений за акустические качества зала. Дело в том, что наш театр намного моложе той же Львовской оперы. Он все-таки строился во второй половине ХХ века и проектировался как универсальная площадка, на которой могут проходить и спектакли, и концерты. Так что здесь мы, наверное, более гибкие. Концерты "неоперного жанра" случаются на нашей сцене не так уж часто — несколько раз в месяц, а подавляющая часть календаря все же занята нашими собственными проектами. Сейчас мы играем до 270 спектаклей в год. Это только на большой сцене, не считая событий на новых камерных и открытых площадках, которые мы начали создавать. Мы развиваем эти площадки для того, чтобы такими новыми музыкальными форматами привлекать молодежь. Но это отдельная тема для разговора. Потому что мы действительно очень активно развиваемся, и об этом рассказывать можно часами. Сейчас же мы все больше говорим о проблемах.

Из досье 

Харьковский национальный академический театр оперы и балета имени Н. В. Лысенко (ХНАТОБ) — первый украинский стационарный оперный театр. Театр был организован в 1925 году как "Украинская государственная столичная опера", на базе постоянной с 1880 года оперной антрепризы. Здание по ул. Рымарской, 21 было построено в 1829 году неизвестным архитектором. В 1855 году его приобрел предприниматель Зарудный и перестроил для показа представлений. 

Начиная с сезона 1991–1992 годов, театр работает в новом здании постмодернистской архитектуры, расположенном по улице Сумской, 25. Как известно в прошлом году у Харьковской оперы появилось новое имя — СХІД OPERA. Недавно этот театр также стал членом организации Opera Europa, которая объединяет около 200 оперных театров и фестивалей. 

В репертуаре театра — оперные спектакли на украинском, русском, французском и итальянском языках, классические и современные балетные постановки. Из последних громких премьер — балет "Мистерии Пандоры" на музыку Рихарда Вагнера (постановка Антонины Радиевской). 

В репертуаре также оперы "Аида", "Борис Годунов", "Бременские музыканты", "Дон Жуан", "Евгений Онегин", "Запорожец за Дунаем", "Иоланта", балеты — "Баядерка", "Весна священная", "Дон Кихот", "Жизель", "Золушка".  

 

P.S. Материал начал готовится еще до несчастного случая, произошедшего с одним из его авторов — Олегом Вергелисом. Он по-прежнему находится в тяжелом состоянии. Желающие помочь могут перевести деньги на карту Приватбанка 5168 7453 0215 4692 на имя Юлии Самборской.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно